Отделение железа (III) и алюминия (III) при анализе геохимических объектов на содержание редкоземельных элементов методом масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 382. DOI: 10.17223/15617793/382/39

Отделение железа (III) и алюминия (III) при анализе геохимических объектов на содержание редкоземельных элементов методом масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой

Предложены способы снижения матричного влияния Fe(III) и Al(III) при определении редкоземельных элементов в горных породах методом масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой (ИСП-МС). Удаление Fe(III) из раствора в форме ти-ронатных комплексов достигается методом ионного обмена на анионите АВ-17-8, Cl-ф. Установлены условия наибольшего поглощения Fe(III) в присутствии тирона на ионообменной колонке: рН 2; соотношение Fe : тирон = 1 : 3; скорость потока -0,15 мл/мин. При этом концентрация железа в растворе снижается почти на порядок. Отделение Al(III) от других компонентов породы проведено в щелочной среде (рН 10-12) в виде гидроксокомплексов. Предложенная схема удаления матричных элементов из раствора отработана на модельном растворе и протестирована при анализе геологических стандартных образцов: Гбпг-1, ВНУО-2, BCR-2.

On eliminating matrix influence on rare-earth elements determination in geochemical species by mass spectrometry with in.pdf Определение содержания редкоземельных (РЗЭ) и рассеянных элементов в горных породах имеет фундаментальное значение для современных петрологических исследований происхождения изверженных, метаморфических и осадочных горных пород. Редкоземельные элементы являются одними из наименее подвижных элементов, поэтому их содержания наиболее корректно отражают состав первичных магматических или осадочных пород и степень плавления мантийного вещества [1, 2]. В этой связи актуально получение достоверной информации о концентрации РЗЭ в породах, так как они являются чувствительными индикаторами геологических процессов, по распределению которых можно судить о процессах формирования Земли. Наиболее распространенными методами для определения РЗЭ долгое время являлись недеструктивные методы - рентгено-флуоресцентный (РФА) и инструментальный нейтронно-активационный анализ (ИНАА). Эти аналитические методы широко применяются и имеют свои достоинства, однако не позволяют одновременно определять весь набор РЗЭ в геологических образцах, так как у них недостаточно низкие пределы обнаружения (РФА) или есть ограничения по набору определяемых элементов (ИНАА). Появление высокочувствительного многоэлементного метода анализа - масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (ИСП-МС) обеспечило инструментальную возможность определения всех (14) РЗЭ в растворах на уровне до 10-15 г/мл [3]. Бурный прогресс в элементном анализе, связанный с применением нового метода, определил необходимость разработки новых методик химической пробоподготовки геологических образцов с целью увеличения полноты их «вскрытия» и обеспечения максимально возможного снижения уровня содержания основных компонентов, мешающих ИСП-МС определению. Для устранения их влияния чаще всего применяют разбавление, понижающее чувствительность на 2-3 порядка, и / или вводят в раствор дорогостоящие внутренние стандарты [4]. В центре коллективного пользования «Аналитический центр геохимии природных систем» Томского государственного университета разработано и внедрено несколько способов анализа горных пород разной природы, позволяющих достоверно определять высокозарядные элементы [5]. Углеродистые горные породы являются одними из сложных объектов как для кислотного разложения, поскольку содержат высокое количество кремния, алюминия, железа, магния и углеродистого вещества, так и для определения в них микроконцентраций РЗЭ. Концентрация РЗЭ в породах составляет от п-10-8 до п-10-4 г/т, поэтому стоит задача уменьшения содержания основных компонентов без потери чувствительности определения микропримесей. К породообразующим элементам углеродистых геологических объектов, искажающих аналитический сигнал РЗЭ при их определении методом ИСП-МС, относятся кремний, железо, алюминий. Влияние кремния минимизируется в процессе пробоподготовки пород обработкой фторово-дородной кислотой, в результате которой он отгоняется в виде тетрафторида. Для снижения количества железа (III) и алюминия (III) в анализируемом растворе после кислотного «вскрытия» породы предстояло выбрать метод, не усложняющий стадию пробоподготовки. Представляло интерес использовать возможности ионного обмена, позволяющего сделать данную стадию проточной посредством применения впоследствии ионообменных картриджей, что отвечает тенденциям современного анализа. Ионы Fe(III) и РЗЭ характеризуются близкими химическими свойствами, поэтому необходимо использование комплексообразующих реагентов, повышающих селективность их ионообменного разделения. Так, при определении РЗЭ в сталях и сплавах методом атомно-эмиссионной спектроскопии задача выделения лантаноидов с целью их концентрирования и отделения от железа (III) была успешно решена методом ионообменной хроматографии в работе О.В. Чащиной и Л. А. Бобковой [6] с применением карбоксильных катионитов и тирона для связывания ионов Fe(III) в анионные комплексы. Впоследствии при изучении механизма реакций комплексообразования ионов Fe(III) и РЗЭ (на примере тербия (III)) с тайро-ном (тирон) методом ЯМР-релаксации казанскими учёными было установлено [7], что в кислой среде при pH = 2-3 ионы Fe(III) образуют с тайроном (L) моноли-гандные анионные комплексы (lgKFeL = 20,8), а ионы Tb(III) находятся в растворе в виде акватированных катионов. Согласно данным [8], алюминий (III) тоже образует прочные (lgKAlL = 17,02) комплексы c тайро-ном. В этой связи в настоящей работе были исследованы возможности селективного поглощения отрицательно заряженных тиронатных комплексов железа (III) и алюминия (III) сильноосновным анионообмен-ником АВ-17-8 с целью снижения их концентрации в анализируемом растворе. Минимизация содержания железа особенно актуальна в случае предельно низких концентраций РЗЭ в образце. Поскольку большее искажение аналитического сигнала РЗЭ в методе ИСП-МС вызывает железо, с целью оптимизации условий ионообменного отделения в настоящей работе исследовано влияние ряда факторов (рН, скорость фильтрации, соотношение Fe : L) на степень поглощения Fe(III); предложена методика снижения количества породообразующих элементов (железо, алюминий) в растворе при определении РЗЭ, которая отработана на модельном растворе и протестирована на стандартных образцах. Экспериментальная часть. Для приготовления растворов тирона, FeCl3, AlCl3, Арсеназо III (ТУ-6-0904151-75) использовали реактивы марки «чда»; PrCl3, EuCl3, SmCl3, Yb(NO3)3, HClO4 - реактивы марки «хч»; HCl - марки «осч» (ГОСТ 3118-77). Концентрацию исходных растворов (~0,05 М) РЗЭ, FeCl3, AlCl3 устанавливали методом комплексонометрического титрования. Разбавленные растворы (10-4-10-6 М) готовили в день проведения эксперимента, задавая рН 2-3 с помощью раствора HCl. При разработке методики отделения Fe(III) и Al(III), оценки её правильности использовали стандартные образцы, полученные на основе реальных геохимических объектов: BHVO-2 (Basalt, Hawaiian Volcanic Observatory), BCR-2 (Basalt, Columbia River), ГБПг-1 (стандартный образец состава гранат-биотитового пла-гиогнейса). Ионообменное отделение Fe(III) изучали в динамических условиях на колонке 10*50 мм, заполненной анионитом АВ-17-8, Cl-ф. Для оптимизации условий разделения строили выходные кривые в координатах ^Fe) - f(v) в зависимости от скорости фильтрации раствора, соотношения Fe : L. Из выходных кривых по «проскоку» железа (III) в фильтрат определяли рабочую ёмкость (Ер), а по насыщению колонки - полную динамическую обменную ёмкость (ПДОЕ) по следующим формулам: Ер = с0¥Пр /т, где ¥пр - объем фильтрата до «проскока», мл ; с0 - исходная концентрация раствора Fe(III), моль/л; т -навеска сухого ионита, г. ПДОЕ = [Со Гнас -I с{уг ]/т, где Кнас - объем фильтрата при концентрации, равной с0; CjVi - количество ммоль-экв иона Fe(III), не поглощенного сорбентом, в каждой порции фильтрата. Концентрацию Fe(III) в растворе контролировали методом атомно-абсорбционной спектроскопии (ААС) на спектрометре Thermo Scientific ICE 3300. Эффективность хроматографического процесса оценивали как отношение Ер/ПДОЕ. Концентрацию Fe(III) в модельных растворах задавали 3-10-4 моль/л, Al(III) - 2-10-4 моль/л, РЗЭ - 10-6 моль/л. Величину рН 1,8-3,5 создавали растворами NaOH и HCl по рН-метру; скорость фильтрации - 0,15; 0,5; 1,5 мл/мин; тирон вводили в раствор, задавая соотношения Fe : L = 1 : 3; 1 : 5. Методика построения выходных кривых. Через колонку фильтровали непрерывно раствор Fe(III) (с = 3-10-4 М) с определённой скоростью. Фильтрат собирали в отдельные градуированные пробирки ёмкостью 10 мл и в каждой порции определяли концентрацию Fe(III) методом ААС. Фильтрование исследуемого раствора через колонку прекращали, когда концентрация иона Fe(III) в фильтрате становилась равной его исходной концентрации. Состояние Fe(III) в растворе в присутствии тирона исследовали на UV/VIS спектрофотометре Evolution-600. Концентрацию Fe(III), Al(III) и РЗЭ в модельном растворе после ионообменного отделения матричных элементов определяли методом ИСП-МС (Agilent 7500). Методика пробоподготовки стандартных образцов (СО). К сухой навеске СО массой 0,1 г добавляли HF и помещали в микроволновую систему при температуре 210°С на 30-35 мин. Раствор выпаривали на плитке досуха при температуре 175°С. К полученному остатку добавляли HCl (конц.) и снова выпаривали при температуре 175°С. Затем в сухой остаток вносили HNO3 (конц.), упаривали и остаток растворяли в HNO3 (15%). Обсуждение результатов. На рис. 1 представлена экспериментальная зависимость влияния различных концентраций железа на аналитический сигнал РЗЭ в методе ИСП-МС, при этом концентрация матричного элемента превышала концентрацию РЗЭ на 5-6 порядков. Очевидно, что при определении большинства РЗЭ в растворах, содержащих большие количества железа, наблюдается значительное снижение чувствительности масс-спектрометра к определяемым элементам. Это указывает на необходимость снижения содержания железа в анализируемом растворе. Кислотность раствора может существенно влиять на состояние комплексообразователей и лигандов, а вследствие этого - на устойчивость образующихся комплексов, если катионы металлов склонны к образованию гидроксокомплексов, а лиганды - к протони-рованию. В связи с этим было изучено влияние рН раствора в интервале 1,8-3,5 на степень поглощения ионов Fe(III), Al(III) и некоторых РЗЭ анионообмен-ником АВ-17-8, Cl-ф. в форме тиронатных комплексов. Из данных табл. 1 видно, что при рН 2 наблюдается максимальное различие в сорбции ионов Fe(III) и остальных элементов. Причём степень поглощения Fe(III) достигает ~90%, но при этом происходит незначительная (15-20%) сорбция ионов Sm(III), Eu(III) и Yb(III). Ионообменное поведение Al(III) и ионов РЗЭ аналогично: при рН 2 его сорбция не превышает 30%, поэтому снижение концентрации Al(III) в растворе методом ионного обмена не представлялось возможным. Таким образом, на колонке с анионитом АВ-17-8, Cl-ф. возможно удаление значительного количества железа из анализируемого раствора (рН ~2) в виде тиронатных комплексов. Эффективность ионообменного разделения элементов в динамических условиях в значительной мере зависит от скорости потока. Кроме того, на состояние разделяемых ионов может влиять соотношение ком-плексообразователя и лиганда. На рис. 2 и 3 представлены выходные кривые тиронатных комплексов Fe(III) на колонке с анионитом АВ-17-8, Cl-ф. в зависимости от скорости фильтрации раствора и соотношения Рис. 1. Влияние различных количеств железа на интенсивность аналитического сигнала РЗЭ в методе ИСП-МС Т а б л и ц а 1 Влияние рН раствора на степень поглощения (%) ионов Fe(III), Al(III), Sm(III), Eu(III) и Yb(III) в форме тиронатных комплексов на анионите АВ-17-8, Cl-ф. (cfe 3104 М, Ca 2-104 М, Срзэ 106 М; n = 3, Р = 0,95) Ион pH 1,8 2,0 2,5 3,0 3,5 Fe(III) 67 ± 3 87 ± 4 65 ± 3 75 ± 4 70 ± 5 Al(III) 21,2 ± 1,7 26,3 ± 2,0 41,4 ± 2,5 69 ± 3 63 ± 3 Sm(III) 15,4 ± 1,6 21,6 ± 1,6 44,1 ± 2,7 69 ± 4 72 ± 5 Eu(III) 16,1 ± 0,9 15,7 ± 1,7 51,5 ± 2,9 67 ± 4 68 ± 4 Yb(III) 18,5 ± 1,8 20,0 ± 1,8 53,2 ± 2,3 71 ± 5 70 ± 6 Рис. 2. Выходные кривые тиронатных комплексов Fe(III) на колонке с анионитом АВ-17-8, Cl-ф. в зависимости от скорости фильтрации раствора (рН 2): 1 - 1,5; 2 - 0,5; 3 - 0,15 мл/мин Т а б л и ц а 2 Результаты влияния скорости фильтрации раствора (F) на эффективность ионообменного поглощения тиронатных комплексов Fe(III) (ПДОЕ = 2,0*10~2 ммоль-экв/г) F, мл/мин Ep ммоль-экв/г Ер/ПДОЕ 1,5 ~0 ~0 0,5 3,72 x10-3 0,186 0,15 1,188x10-2 0,594 Fe : L. Из рис. 2 видно, что с уменьшением скорости потока наблюдается увеличение объёма «проскока» железа (III), т.е. увеличение рабочей ёмкости, что может быть связано с формированием в колонке более острого хроматографического фронта. Расчет степени эффективности использования колонки (Ер/ПДОЕ) также показывает (табл. 2), что при малых скоростях потока (F = 0,15 мл/мин) она достигает ~60%. Рис. 3. Выходные кривые тиронатных комплексов Fe(III) на колонке с анионитом АВ-17-8, Cl-ф. при соотношениях Fe:L (рН 2): 1 - 1 : 5; 2 - 1 : 3 При условиях наименьшей скорости потока (0,15 мл/мин) и рН 2 было изучено влияние соотношения Fe : L на полноту сорбции тиронатных комплексов Fe(III) (рис. 4). Видно, что увеличение соотношения М : L от 1 : 3 до 1 : 5 приводит к уменьшению рабочей ёмкости. Поскольку полученные нами спектры поглощения тиронатных комплексов Fe(III) при рН 2 в УФ и видимой области идентичны независимо от соотношения Fe : L (рис. 4), это может быть обусловлено конкурирующим участием в ионном обмене самого лиганда, который тоже является анионом. В спектрах поглощения преобладает одна полоса в области 660 нм, которая соответствует, согласно [7], образованию моно-тиронатного комплекса железа (III). Таким образом, для удаления железа (III) из раствора в виде тиронат-ных комплексов на колонке с анионитом АВ-17-8, Cl-ф. оптимальными условиями являются: рН 2; соотношение Fe : L = 1 : 3; скорость потока - 0,15 мл/мин. Методика ионообменного отделения Fe(III) в виде тиронатных комплексов от РЗЭ (Pr, Sm, Nd, Eu, Yb) опробована на модельном растворе. Результаты свидетельствуют (табл. 3) об уменьшении концентрации Fe(III) в растворе почти на порядок, что позволит снизить матричный эффект от его влияния и повысить чувствительность определения РЗЭ методом ИСП-МС. Данные количественной оценки содержания РЗЭ после отделения Fe(III) в пределах погрешности согласуются с их заданной концентрацией в модельном растворе, что указывает на правильность полученных результатов. Рис. 4. Спектры поглощения водных растворов тиронатных комплексов Fe(III) (рН 2) при соотношениях Fe : L: 1 - 1 : 3; 2 - 1 : 5 Т а б л и ц а 3 Результаты отделения тиронатных комплексов Fe(III) из модельного раствора на колонке с анионитом АВ-17-8, Cl-ф. и определения РЗЭ методом ИСП-МС (n = 5, Р = 0,95) Элемент Введено, М Найдено, М Fe(III) 1,5210-3 (1,89 ± 0,09)10-4 Pr(III) 1,610-5 (1,4 ± 0,3)10-5 Sm(III) 1,3-10-6 (1,1 ± 0,3)10-6 Eu(III) 4,4-10-5 (3,8 ± 0,7)10-5 Yb(III) 1,110-5 (9,4 ± 1,0)10-6 Для понижения количества алюминия (III) в растворе использовали методику [9], широко применяемую в практике систематического химического анализа для отделения в щелочной среде (рН 10-12) катионов с амфотерными свойствами в виде растворимых гидрок-сокомплексов от других многозарядных катионов металлов в виде малорастворимых гидроксидов. Была исследована возможность применения этого метода для отделения Al(III) от ионов Fe(III) и РЗЭ на стандартном образце Гбпг-1 после кислотного разложения. Результаты, приведённые в табл. 4, свидетельствуют о практически полном (~ 99%) отделении алюминия. В результате предложенная схема подготовки породы к анализу включала следующие стадии (рис. 5): удаление кремния в процессе кислотного «вскрытия» породы отгонкой в виде тетрафторида; отделение алюминия (III) действием 2М NaOH до щелочной реакции (рН 10-12) в виде гидроксокомплексов от гидроксидов катионов металлов (Fe(III), РЗЭ и др.) фильтрованием через фильтр «синяя лента»; растворение гидроксидов на фильтре в 0,01 М HCl для создания рН 2, добавление в полученный раствор тирона для переведения Fe(III) в анионную форму [FeL]-; отделение тиронатных комплексов железа [FeL]-на колонке с анионитом АВ-17-8, Cl-ф.; определение в фильтрате ионов РЗЭ методом ИСП-МС. В табл. 4 приведены результаты определения РЗЭ в стандартном образце Гбпг-1 методом ИСП-МС после отделения железа (III) и алюминия (III) по предложенной схеме. Видно, что концентрация Fe(III) также уменьшается практически в 10 раз, а Al(III) - в 100 раз. В то же время концентрация некоторых РЗЭ оказалась существенно занижена, что может быть связано с их частичным поглощением анионитом. Это в большей степени проявилось для тяжёлых РЗЭ, склонных образовывать более прочные комплексы, в частности, с тироном. По разнице заявленного содержания элементов в стандартном образце и найденного экспериментально после ионообменного отделения Fe(III) была проведена оценка степени их поглощения (R, %). Степень сорбции ионов РЗЭ составляет 10-40% (табл. 4). Для учёта этих потерь были введены поправочные коэффициенты K*, рассчитанные как отношение заявленного и найденного результатов определения (табл. 4). Рис. 5. Схема подготовки породы к анализу на содержание РЗЭ методом ИСП-МС Т а б л и ц а 4 Результаты определения РЗЭ в стандартном образце Гбпг-1 методом ИСП-МС после ионообменного отделения Fe(III) (с, мкг/г; n = 10, Р = 0,95) Элемент с* ± 2o [10] с ± 2o [11] R, % K* Fe 42 386 4 489 ± 98 89,4 - Al 82 820 655 ± 19 99,2 - La 53±8 46 ± 6 13,2 1,15 Ce 104±11 70 ± 8 32,6 1,48 Pr 11,5±1,9 9,5 ± 0,7 23,5 1,21 Nd 44 ± 7 33 ± 9 27,3 1,33 Sm 6,9 ± 0,7 5,7 ± 0,5 17,4 1,22 Eu 1,8 ± 0,3 1,4 ± 0,2 22,2 1,24 Gd 4,7 ± 0,6 3,7 ± 0,7 21,3 1,28 Tb 0,61 ± 0,10 0,42 ± 0,08 31,1 1,43 Dy 3,3 ± 0,5 2,5 ± 0,3 24,2 1,32 Ho 0,69 ± 0,10 0,51 ± 0,04 23,0 1,35 Er 2,1 ± 0,3 1,7 ± 0,2 19,0 1,23 Tm 0,33 ± 0,05 0,19 ± 0,04 42,4 1,74 Yb 2,0 ± 0,2 1,4 ± 0,3 30,5 1,45 Lu 0,31 ± 0,05 0,21 ± 0,06 32,2 1,48 * Заявленное содержание РЗЭ в стандартном образце. Т а б л и ц а 5 Результаты определения РЗЭ в стандартных образцах BHVO-2 и BCR-2 методом ИСП-МС после ионообменного отделения Fe(III) (с, мкг/г; n = 5-10, Р = 0,95) Элемент BHVO-2 BCR-2 с ± 2o с ± 2o [12] с- K* с ± 2o с ± 2o [12] с- K* Fe 9170 86300 9939 93800 La 12,1 ± 1,7 15 ± 1 13,9 20 ± 3 25 ± 1 23 Ce 26 ± 7 38±2 38,5 37 ± 7 53 ± 2 55 Pr - - 5,6 ± 0,4 6,8 ± 0,3 6,8 Nd 19 ± 8 25±1,8 26,0 22 ± 3 28 ± 2 29 Sm 5,2 ± 0,7 6,2±0,4 6,3 5,6 ± 0,12 6,7 ± 0,3 6,8 Eu - - 1,6 ± 0,1 2,0 ± 0,1 2,0 Gd 5 ± 1 6,3±0,2 6,4 5,3 ± 0,2 6,8 ± 0,3 6,8 Tb 0,54 ± 0,17 0,90±0,14 0,77 0,70 ± 0,18 1,07 ± 0,04 1,0 Ho 0,78 ± 0,22 1,04±0,04 1,05 0,98 ± 0,09 1,33 ± 0,06 1,32 Tm - - 0,31 ± 0,02 (0,54) 0,54 Yb 1,5 ± 0,4 2,1±0,2 2,2 2,3 ± 0,4 3,5 ± 0,2 3,3 Lu - 0,28±0,01 0,37 ± 0,05 0,51 ± 0,02 0,54 * В скобках для Tm представлены ориентировочные данные. При анализе стандартных образцов BHVO-2 и BCR-2, содержащих большее количество железа, для оценки концентраций РЗЭ были использованы поправочные коэффициенты, учитывающие возможные потери лантаноидов в процессе ионообменного отделения Fe(III). Из табл. 5 следует, что умножение полученного результата анализа на коэффициент K* позволяет полностью исключить систематическую погрешность и получить правильные данные. Выводы: 1. Предложена методика снижения содержания породообразующих элементов (железо, алюминий) в растворе после кислотного разложения пород с целью устранения матричного эффекта при определении РЗЭ методом ИСП-МС. 2. Установлено, что методом ионного обмена на колонке с анионитом АВ-17-8, Cl-ф. поглощается ~90% железа (III) в виде тиронатных комплексов. Установлены оптимальные условия отделения железа (III): рН 2; соотношение Fe : тирон =1:3; скорость потока -0,15 мл/мин. 3. Показано, что при действии NaOH в области рН 10-12 достигается практически полное отделение алюминия (III) в виде растворимых гидроксокомплексов от гидроксидов железа (III), РЗЭ. 4. Для учёта потерь РЗЭ вследствие их частичной сорбции на колонке с анионитом АВ-17-8, Cl-ф. при их количественном определении методом ИСП-МС введены поправочные коэффициенты (К = 1,15-1,50). 5. Правильность разработанной методики доказана методом математической статистики при анализе геологических стандартных образцов BHVO-2 (Basalt, Hawaiian Volcanic Observatory) и BCR-2 (Basalt, Columbia River).

Ключевые слова

тирон, ионный обмен, редкоземельные элементы, геологические породы, матричный эффект, пробоподго-товка, масс-спектрометрия с индуктивно-связанной плазмой, tiron, ion exchange, rare-earth elements, geological formations

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Подпругин Алексей СергеевичТомский государственный университетмагистрант кафедры аналитической химииpodprugin17@gmail.com
Скворцова Лидия НиколаевнаТомский государственный университетканд. хим. наук, доцент кафедры аналитической химииlnskvorcova@inbox.ru
Всего: 2

Ссылки

Hall G.E.M., Plant J. Analytical errors in the determination of high fi eld strength elements and their implications in tectonic interpretation studies // Chemical Geology. 1992. Vol. 95. P. 141-156.
Panteeva S. V., Gladkochoub D.P., Donskaya T.V., Markova V.V., Sandimirova G.P. Determination of 24 trace elements in felsic rocks by inductively coupled plasma mass spectrometry after lithium metaborate fusion // Spectrochim. Acta Part B. 2003. Vol. 58, № 2. P. 341-350.
Пупышев А.А. Масс-спектрометрия с индуктивно связанной плазмой. Образование ионов. Екатеринбург : УРО РАН, 2006. 340 с.
Большов М.А., Карандашев В.К., Цизин Г.И., Золотов Ю.А. Проточные методы определения элементов в растворах, основанные на сорбционном концентрировании и масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой // Журнал аналитической химии. 2011. Т. 66, № 4. С. 564-581.
Аношкина Ю.В., Никитина Е.И. Масс-спектральное (с индуктивно-связанной плазмой) определение редкоземельных элементов, циркония, гафния, ниобия и тантала в геологических образцах с применением микроволнового разложения // Петрология магматических и метаморфических комплексов : материалы Всерос. науч. конф. Томск, 2009. Вып. 7. С. 9-12.
Чащина О.В., Бобкова Л.А., Отмахова З.И. Выделение и концентрирование ионов редкоземельных элементов на макросетчатых кар боксильных катионитах // Известия СО АН СССР. Серия химических наук. 1990. Вып. 6. С. 45-49.
Амиров Р.Р., Мирсайзянова С.А., Петрова А.А., Сапрыкова З.А. Спектрофотометрическое исследование комплексообразования железа(Ш) c тироном в водных растворах солей щелочных и щелочноземельных металлов // Ученые записки КазГУ. 2007. Т. 149, кн. 4. С. 37-44.
Kiss T., Sovago I., Martin R.B. Complexes of 3,4 - dihydroxyphenyl derivatives Al3+ binding to Catecholamines and Tiron // J. Am. Chem. Soc. 1989. 111. Р. 3611-3614.
Основы аналитической химии. Практическое руководство : учеб. пособие для вузов / под ред. Ю.А. Золотова. М. : Высш. шк., 2001. 463 с.
Петров Л.Л. Каталог - Стандартные образцы химического состава природных минеральных веществ. Иркутск, 2006. 54 с.
Подпругин А.С., Аношкина Ю.В., Скворцова Л.Н. Ионообменное отделение железа (III) в форме тиронатных комплексов от ионов РЗЭ при анализе геохимических объектов методом ИСП-МС // Сборник материалов IX Научной конференции «Аналитика Сибири и Дальнего Востока», Красноярск, 8-13.10.2012.
Raczek I., Stoll B, Hofmann A.W., Jochum K.P. High-Precision Trace Element Data for the USGS Reference Materials BCR-1, BCR-2, BHVO-1, BHVO-2, AGV-1, AGV-2, DTS-1, DTS-2, GSP-1 and GSP-2 by ID-TIMS and MIS-SSMS // Geostandards Newsletter. 2001. Vol. 25. P. 77-86.
 Отделение железа (III) и алюминия (III) при анализе геохимических объектов на содержание редкоземельных элементов методом масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 382. DOI: 10.17223/15617793/382/39

Отделение железа (III) и алюминия (III) при анализе геохимических объектов на содержание редкоземельных элементов методом масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 382. DOI: 10.17223/15617793/382/39