Фисгармония в истории органной культуры Сибири XIX - первой четверти ХХ в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 383. DOI: 10.17223/15617793/383/13

Фисгармония в истории органной культуры Сибири XIX - первой четверти ХХ в.

Автор обращается к проблеме формирования органной культуры Сибири XIX - первой четверти ХХ в. как многокомпонентного явления. К инструментальному компоненту этой культуры, наряду с духовым органом, следует отнести язычковый орган, более известный в России как фисгармония. В силу уникального набора характеристик этот инструмент стал неотъемлемой частью органного инструментария. Благодаря широкому распространению фисгармонии, компенсировавшему недостаток в регионе духовых органов, такие составляющие органной культуры, как исполнительство, образование и композиторское творчество в их конфессиональном и светском преломлении, получили возможность развития и в дореволюционной Сибири.

Harmonium in the history of Siberian organ culture of the 19th - first quarter of the 20th centuries.pdf «Господь - это органист, мы - лишь произведение для органа», - говорил И. Шефлер в «Небесном Страннике». Орган и его звучание во все времена наделялись глубочайшими смыслами. Начиная с VII в., когда указом папы Виталиана этот инструмент стал неотъемлемой составляющей храмового пространства и католической литургии, орган и по сей день не утратил своего величия, символичности и ореола таинственности. Исторически органная культура складывалась из множества компонентов, связанных с материальной, социальной и художественной сторонами бытования и функционирования инструмента. Её сущность раскрывается в координатах взаимодействия традиций материального производства, композиторской, исполнительской, образовательной, публицистической и научной видов деятельности, а также их потребления в светской и сакральной областях жизни общества. С позиции структуры органная культура представляет собой комплекс взаимодействующих между собой материальных и духовных факторов. Предметная её составляющая включает инструментарий, а также помещение, где он располагается (церковь, концертный зал). С этой областью связана деятельность архитекторов, органострои-тельных компаний, специалистов, обслуживающих инструменты. К духовным ценностям относятся продукты творчества композиторов и исполнителей, образование, публицистическая и научная деятельность, посредством которой отражаются процессы, происходящие в данной сфере, а также коммуникативный аспект, связанный с воспринимающей стороной, аудиторией, на которую направлена эта культура. Говоря об инструментальном компоненте органной культуры, стоит отметить, что начиная с XIX в. важной его составляющей, наряду с духовым органом, стала фисгармония - язычковый клавишно-пневматический инструмент, как и орган, относящийся к классу свободных аэрофонов. В отличие от трубного органа, фисгармония звучит благодаря колебаниям свободно проскальзывающих металлических язычков, приводимых в действие нагнетаемой мехами воздушной струёй. Отсюда по отношению к фисгармонии часто употребляется ещё один термин - «язычковый орган»1. Фисгармония, некогда названная Папой Пием Х «младшей сестрой органа» [1. С. 58], в действительности имела много общего с духовым органом. Начиная с Ф. Дебена, в 1842 г. запатентовавшего классический тип фисгармонии, производители этих инструментов стремились максимально приблизить их к органу2. «Король инструментов» являлся эталоном как внешнего облика фисгармонии, так и её звуковых качеств. Она восприняла основные атрибуты органа: корпус с регистровой панелью, мануалы (от одного до трех), нередко ножную клавиатуру. Также некоторые фисгармонии имели большой фасад, который мог быть украшен декоративными органными трубами. Благодаря тембровому сходству и такому свойству, как неограниченное время удержания звука, что давало возможность исполнения органного репертуара, фисгармония стала частью органного искусства. Совпадала и сфера функционирования этих инструментов. Общей была их принадлежность к конфессиональной области, связанной с применением в западно-христианской литургии. Впоследствии в начале ХХ в. вышеназванный понтифик дал официальное разрешение на использование фисгармонии в католических богослужениях наряду с органом, отметив, что она оказалась "с душой", церковным по своей природе инструментом - её гармонии сладкие и долгие, непрерывные, полные и богатые, что делает её, в первую очередь, литургическим инструментом» [1. С. 61]. Это свойство фисгармонии отметил Г. Берлиоз в своём известном трактате. По его словам, звучание фисгармонии обладает мечтательным и религиозным характером, способно воспроизводить интонации человеческого голоса, как никакой другой инструмент, она подходит для легатного стиля, мягких нежных мелодий в медленном темпе и в особенности для церковной музыки [3. Ч. 2. С. 501]. По замечанию Берлиоза, в определённых условиях фисгармония считалась практичнее духового органа. Во-первых, стоимость фисгармонии была в десятки раз ниже органа. Во-вторых, она отличалась неприхотливостью в эксплуатации и не требовала специфического ухода. В-третьих, для неё характерно отсутствие шумовых эффектов и фальши даже при колебаниях температуры и влажности воздуха. Наконец, при вероятных пожарах церковного здания, габариты фисгармонии, в отличие от органа, не вызывали его обрушения [Там же]. Соотношение органа и фисгармонии, в зависимости от социально-исторического, географического и климатического контекста, было различным. Если в условиях крупных столичных городов фисгармония была периферийным инструментом, уступая место духовому органу, то в провинции, напротив, она имела громадное значение. Так складывалась ситуация в дореволюционной Сибири, где наряду с органом существенную роль в становлении в регионе органной культуры сыграла фисгармония, в полной мере взявшая на себя функции «короля инструментов». Это обусловливалось такими причинами, как территориальная удаленность региона от европейской части страны, где имелись единичные специалисты, изготавливающие и обслуживающие органы (тем более от европейских городов, в которых находились органостроительные фирмы), неразвитость транспортных путей и инфраструктуры, а также трудное материальное положение сибирских западно-христианских общин, большинство которых не имели возможности покупки дорогостоящего органа. Одно из ранних упоминаний фисгармонии датируется 1846 г., когда инструмент появился в католической часовне Нерчинского завода (Восточная Сибирь). До наших дней дошло письмо, в котором описывается интерьер этой часовни: «Белые стены деревянные, украшенные несколькими образами, дарами набожных лиц, несколько простых скамеек вокруг, и это все. Целиком это должно представлять прекрасный характер набожности, и в то же время простоты, если не скажу бедности. Настоящая часовня изгнанников! музыкой и пением при фисгармонии изгнанники сопровождают молитвы священника и горстки собратьев» [4. С. 212]. В воспоминаниях о жизни в ссылке в Забайкалье Агатона Гиллера - польского писателя, историка, в 1854 г. сосланного в Сибирь, в описании этой же католической часовни, в которой он побывал в 1856 г., также упоминается фисгармония: «На улице, тянущейся за зданием Горного правления, находится католический приход и часовня. Маленькая эта часовенька достаточна для верных, находящихся в Заводе. В алтаре имеется несколько неплохих образов Образ Христа на кресте напоминает изгнанникам святость и муки, которые они должны наследовать. В часовне имеется маленькая фисгармония, на котором в праздники исполняется католическая музыка и национально-религиозные песни. 13 июля я был в часовне на богослужении, на котором давно не виданные образы наполнили душу мою теплом и горячей молитвой. Группа верных, составляющая около 30 человек, заполнила святыню» [5. С. 255-257]. Одни из ранних документально подтвержденных сведений о фисгармониях французской компании «А.-Ф. Дебен» относятся к 1850-м гг. В частности, в двух сметах на строительство Томской лютеранской церкви, датированных 1855 и 1857 гг., среди описания необходимых строительных работ, затрат на строительные материалы, рабочую силу и прочее, присутствует пункт расходов «на покупку из С. Петербургского магазина С. Дюфура3 органа-мелодиума (фисгармонии. - А.П.) работы Дебена в Париже о 8-им регистрах с доставкой на сумму 350 рублей» [6. Ф. 170. Оп. 1. Д. 102. Л. 18] (рис. 1). В 1856 г. в Иркутской католической церкви во время капитального ремонта храма было принято решение заменить орган, эксплуатируемый в течение тридцати лет, на новую фисгармонию. В том же году выписан «орган-Мелодиум Парижской фабрики Дебена», средства на приобретение и доставку которого собирались с пожертвований прихожан: «.в 1857 году "Комитет" затеял основательную перестройку Иркутского костела по плану Валерия Куликовского. Новый орган привезли из Петербурга, на фасаде поместили большое чугунное распятие, подарок декабриста М. Лунина, 4 которое ему на каторгу прислал сам римский папа.» . В описи имущества Иркутского костела за 1874 г. эта фисгармония значится как «орган-меледикон» [8. Д. 1479. Л. 40 об.]. Ни в одном из доступных описаний инструмента нет информации о его внешнем виде, количестве ману-алов и регистров. Не обнаружено стоимости инструмента, по которой можно определить его модификацию. Однако упоминание о «большом чугунном распятии на фасаде органа» косвенно указывает на то, что в Иркутской католической церкви могла находиться одна из габаритных разновидностей фисгармоний «Дебен» -12-тирегистровая одномануальная Grand model с педальной клавиатурой, большим фасадом с декоративными органными трубами (рис. 2). Рис. 1. Евангелическо-лютеранская церковь. Томск HARMONIUM CltJW Et cnfctl Onad Ue&li iiiorf da ft» l»xi«t

Ключевые слова

Siberia, harmonium, organ, орган, фисгармония, Сибирь, organ culture, органная культура

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Пронина Анна НиколаевнаНовосибирская государственная консерватория (академия) им. М.И. Глинкиаспирант кафедры истории музыкиanuta227@ya.ru
Всего: 1

Ссылки

Ройзман Л.И. Орган в истории русской музыкальной культуры. М. : Музыка, 1979. 376 с.
Шебалина А.М. В.Я. Шебалин: Годы жизни и творчества. М. : Сов. композитор, 1990. 302 с.
Ройзман Л.И. Глинка и органная культура России первой половины XIX столетия // Памяти Глинки, 1857-1957: исследования и материалы. М. : Изд-во Академии наук СССР, 1958. С. 296-328.
Ендрыховская Б. Музыкальная жизнь польских ссыльных в Сибири в XIX веке // Сибирь в истории культуры польского народа. М. : Ладомир, 2002. С. 206-216.
Бернандт Г.Б. Кто писал о музыке: биобиблиогр. словарь муз. критиков и лиц, писавших о музыке в дорев. России и СССР : в 4 т. М. : Сов. композитор, 1971. Т. 1. 356 с.
16. Сибирский вестник.
Стасов В.В. Два слова об органе в России // В.В. Стасов. Статьи о музыке. М. : Музыка, 1974. Вып. 1. С. 81-89.
Томские губернские ведомости. 1899. 22 июля.
12. Сибирская жизнь.
Gellerman R.F. The American Reed Organ and the Harmonium: A Treatise on its History, Restoration and Tuning, with descriptions of some outstanding Collections, including a Stop dictionary and a directory of Reed Organs. 2nd ed. Vestal NY [USA] : The Vestal Press, 1996. 303 p.
Адрианов А.В. Костёл в Томске // Город Томск. Томск : Изд. Сиб. т-ва Печатного Дела в Томске, 1912. 135 с.
Окунь С. Б. Декабрист М.С. Лунин. Л. : Изд-во Ленинградского университета, 1985. 278 с.
Государственное учреждение «Национальный исторический архив Беларуси» (ГУ НИАБ). Ф. 1781. Оп. 26.
Федеральное государственное учреждение «Российский государственный исторический архив» (ФГУ РГИА).
Giller А. Opisanie Zabajkalskiej krajny w Syberii. Lipsk, 1867. URL: http://www.wspolnota-polska.org.pl/index.php?id=od_gill_t1# (дата обраще ния: 10.11.2010).
Областное государственное учреждение «Государственный архив Томской области» (ОГУ ГАТО).
Гапоненко В.В., Семенов Е.В. Польские политические ссыльные в хозяйственной и культурной жизни Забайкалья первой половины XIX в. Улан-Удэ : ВСГАКИ, 2006. 239 с.
Берлиоз Г. Большой трактат о современной инструментовке и оркестровке. М. : Музыка, 1972. 532 с.
Bouvilliers D.A. The Harmonium. Its History, Its Literature // The Caecila. Magazine of Catholic Church and School Music. Boston : Mclaughlin Reilly Company, 1934. P. 58-61.
Gellerman R.F. Gellerman's International Reed Organ Atlas. Vestal NY [USA] : The Vestal Press, 1998. 316 p.
 Фисгармония в истории органной культуры Сибири XIX - первой четверти ХХ в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 383. DOI: 10.17223/15617793/383/13

Фисгармония в истории органной культуры Сибири XIX - первой четверти ХХ в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 383. DOI: 10.17223/15617793/383/13