Краткая история савиров | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 383. DOI: 10.17223/15617793/383/18

Краткая история савиров

В многочисленных трудах имеются попутные оговорки относительно истории савиров, однако они посвящены соседним племенам - гуннам, хазарам, болгарам и т.д. В статье предпринята попытка проследить краткую историю савиров. Работа опирается на классические письменные источники I тысячелетия н.э.

A brief history of the Savirs.pdf В истории происхождения и формирования чувашского народа слишком много неясных мест. Вопрос происхождения сабиров, предполагаемых предков чувашей, как отметил еще Петер Голден, является одной из самых запущенных и раздражающих проблем (one of the largely neglected and vexing problems) [1. С. 146]. До сих пор остается за семью печатями истина, которую желает узнать читатель. Чрезмерное желание читателей быстрее узнать, - с одной стороны, и великое намерение авторов скорее доставить свои соображения до читателя - с другой, порождали третье - беллетристику, компиляцию и сумбур. Большинство работ по этногенезу чувашей на сегодняшний день выполнено не выше уровня любительского краеведения. Причина таких неудач - отсутствие прямых источников об исторических предках чувашей. В аналогичных случаях историческая наука за помощью всегда обращается к ретроспекции и сравнительно-исторической методологии. Ведь любые племена с самой загадочной историей непременно имели своих соседей, обязательно общались с другими племенами, входили в союзы. Свое можно познать только в сравнении с другими культурами. При этом «вдруг» станут заметными и общие, и особенные черты этноса. Тогда выход один - искать и изучать предков чувашей в связи с соседними общинами. Однако любая картина действий может реализовы-ваться только в контексте пространства и времени. Народ не существует сам по себе. Не поняв, кто же был соседями изучаемого народа, невозможно ответить на главный вопрос. Не зная причины, невозможно говорить о сути произошедшего события. Контекстное изучение соседей предков чувашей, естественно, не самоцель, главное - таким образом пролить луч истины на изучаемую проблему. Основной термин в работе -«племена». Как правило, племена, вовлеченные в поток Великого переселения, более цивилизованные соседи называли варварами. Этот термин ничем, по сути, не отличается от греческого eBvoq использованного в Византии по отношению к тем же «варварским» племенам, т.е. не принявшим христианство. В то же время некорректно подменять термины «племя» и «варвары» понятием «народ», что часто встречается и у вполне серьезных историков. Говоря о первом упоминании савиров, большинство исследователей берет присковскую дату - 463 г. Однако савиры под другими наименованиями были известны за несколько веков до Приска. В середине II в. они как Eaoagoi зафиксированы Птолемеем на Кавказе ниже аорсов и пагиритов [2. С. 171]. В начальный период кавказской истории предков чувашей часто путали с другими племенами, в первую очередь, с гуннами. «Гунны, как плодовитейшая поросль из всех самых сильных племен, закишели надвое разветвившейся свирепостью к народам. Ибо одни из них зовутся аль-циагирами, другие - савирами (Saviri), но места их поселений разделены», - писал Иордан о племенах, составлявших ядро гуннской конфедерации [3. С. 67]. На самом деле по численности сами гунны в своих войсках занимали малое количество. Основную массу составляли союзники и покоренные племена. Ясность увеличивается с V в., когда савиры (XaPeiQOi) как активные участники персидско-византийских войн вовлекаются во взаимодействие с персами, восточными римлянами, племенами угров, аварами, армянами, аланами и лазами [4. С. 158; 5. С. 74, 292]. Стефан Византийский, описывая события V в., упоминает сапиров / савиров (Еаладед / ЕаРадед), обитавших на реке Акампис (Чорох) между Колхидой и Персией [6. С. 166, 555]. После смерти Аттилы в 453 г. и разделения гуннского союза по автономным племенам на Кавказе начинается господство савирской конфедерации. Государство оногуров распалось, а ему на смену пришло новое военно-политическое объединение во главе с савирами. Сюда же входили остатки гуннов и булгары. «Распад на Северном Кавказе первого гунно-булгарского объединения во главе с оногурами обусловил начало параллельного процесса объединения кочевников Восточного Предкавказья и становления нового военно-политического союза во главе с сабирами» [7. С. 69]. В 463 г. савиры напали на сарагуров, урогов и оногуров. Такое действие савиров (XaP^QЮv) было продиктовано тем, что к ним вторглись авары. А самих аваров изгнали племена, жившие на побережье [4. С. 158]. Сарагуры, в свою очередь, вторглись в земли акациров. Во второй половине V в. савиры обосновались в районе р. Кума вдоль Каспийского моря. Как видим, этноним EaPeiQOi в византийских источниках вновь активно всплывает тут же после кончины Атти-лы. Вспомним: Аттила становится единоличным лидером гуннского союза после насильственного устранения им родного брата Влиды / Бледы (BX^5a / Bleda) в 445 г. Затем Аттила объединял многие племена и вовсе узурпировал власть. До кончины Аттилы фиксируются только отдельные боевые эпизоды, в которых проявляли особую храбрость савиры / сабиры. В остальных случаях они действовали как составная часть войск Аттилы и были известны как гунны или, в лучшем случае, как «гунно-савиры» и «гунны, называемые савиры». Из-за постоянных войн между Ираном и Византией, а больше всего - из-за выступления савиров то на одной, то на другой стороне, в савирском объединении образовались две группы: иранской и византийской ориентации. Савиры в эти годы представляли собой ряд самостоятельных «колен». «Но уже в начале VI в. положение в савирском обществе изменилось. Из среды племенной знати выделилась наследственная династия, претендующая на управление всеми савирами. Представители этой династии вступили в открытую борьбу с сепаратизмом племенных вождей» [8. С. 21]. Дербентское и Дарьяльское ущелья служили главными военными и торговыми проходами. Учитывая это обстоятельство, савиры в начале VI в. стали контролировать восточные и центральные районы Северного Кавказа. Они заняли районы обеих стратегических ворот. В «Летописи» Феофана Византийца под 516/517 годом (по Константинопольскому летоисчислению - 6008 г.) записано: «Гунны, именуемые савир (Ouvvoi oi Xeyo^evoi Еоф^р), переправившись через Каспийские ворота (т.е. Дербентский проход), совершили набег на Армению, разграбив Каппадокию, Галатию и Понт, чуть было не подступили к Евхаиту» [9. С. 49]. Савиры представляли собой тогда одно из сильнейших племен в регионе. Согласно Феофану и Мала-ле, в 528 г. савирские вожди могли одновременно выступить с войском более чем в 120 тыс. чел. [9. Там же. 26, 50; 10. С. 430-431]. Отсюда можно предположить и об их общей численности, плюсуя к числу воинов их жен, по 5 детей и родителей. Получается 1 млн душ. Другой такой мощной силы в то время на Кавказе практически не было. В этом году Боарикс, «женщина из гуннов, именуемых савир» (Ouvvrav xrav Xeyo^evrav Еоф"Пр), пришла к ромеям. Имя этой женщины (Вюа / Воа / Боа + q^ / рикс «царица»), видимо, сходно с названием притока реки Фасис Боа(с), что на грузинском значит «крик». Она стала править в гуннских землях после смерти своего мужа Валаха (ВаХах). Под ее властью находилось 100 тыс. воинов. Персидский царь Кавад склонил двух племенных царей, родственных Боариксу, помогать ему в войне против римлян. Когда они проходили через владения царицы Боарикс, она напала на них. Одного, Стиракса, взяла в плен и в оковах отправила в Константинополь. Другого, Глониса, убила в бою. Так она сделалась союзницей Юстиниана. Относительно этого эпизода Питер Голден пишет, что савирская княгиня Боа управляла 100 тыс. людей и могла иметь в поле сражения 20-тысячную армию [1. С. 91]. На самом деле у Малала сказано, что Воа имела «под своим началом сто тысяч» [11. С. 470]. 100 тыс. людей всего или воинов - Малала не уточняет. Дюла Немет склонен был читать 100 тыс. солдат, но в то же время полагал, что это число означает людей всего племени [12. С. 151]. Видимо, он исходил из постулата, что каждый взрослый мужчина у савиров одновременно был воином. Однако в таком случае жены, родители и дети остаются вне подсчета. Феофан утверждал, что Боарикс имела «при себе сто тысяч гуннов», т.е. гуннов, именуемых савир. Ни Малала, ни Феофан не утверждают, что у Боарикс было 20 тыс. воинов. На самом деле ни в одном источнике нет ясности, что означает 100 тыс.0 - это воины или вообще численность савирского населения. Однако известно, что два полководца из числа внутренних гуннов (по контексту можно полагать, что они тоже были «савирами, называемыми гуннами») шли в поход на выручку персам с 20 тыс. Естественно, в этом случае речь идет о воинах, а не о простом населении. О наличии у Воарикс войска из 100 тыс. человек однозначно писал Иван Стриттер [13. С. 82]. Она наголову разбила оба отряда. Должно быть, у Боарикс численность войск во много крат превосходила численность соперника. А это - дополнительный аргумент в пользу многочисленности воинов под руководством Боарикс. Поэтому Питер Голден справедливо замечает, что нет ничего удивительного в том, что Византия изыскивала пути вовлечения савиров в союзники в их постоянных схватках с Сасанидским Ираном в целях доминирования на Кавказе [14. С. 259]. В связи с подсчетом предполагаемого количества войск и населения савиров весьма полезно сообщение Иордана о численности гуннских войск. Вот эти строки: «После того как был коварно умерщвлен брат его Бледа (Bleda), повелевавший значительной частью гуннов, Аттила (Attila) соединил под своей властью все племя целиком и, собрав множество других племен, которые он держал тогда в своем подчинении, задумал покорить первенствующие народы мира - римлян и везеготов. Говорили, что войско его достигало пятисот тысяч» [2. Фрагменты 180-181]. Как видим, указанная Иорданом цифра учитывает воинов всех племен, входивших в войска гуннов. Однако Е.Ч. Скржинская считала, что Иордан преувеличивал реальную численность войск у гуннов [15. С. 310]. Тогда можно предполагать, что воинов в гуннских соединениях было менее 500 тыс. Из них 120 тыс. составляли воины-савиры, т. е. примерно четверть. Такая пропорция также идет в пользу моего подсчета, ибо савиры в составе гуннов по сравнению с другими племенами занимали подавляющую численность. В связи с описанием персо-византийских войн Про-копий, в частности, заметил: «Между тем Кавад отправил другое войско в подвластную римлянам Армению. Оно состояло из персоармян и суннитов, соседей аланов. С ними было три тысячи гуннов, так называемых сави-ров (EaPeiQOi), воинственнейшего племени» [5. С. 74]. Вычислить год, в который происходило это событие, можно на основе упоминаемых в этом действе имен. Известно, что царь государства Сасанидов Кавад умер в 531 г. - значит, событие происходило до 531 г. Упоминаемый Прокопием в этом же абзаце Сита имел должность стратига в Византии и был поставлен во главе всего войска Армении. Это 528-531 гг. А стратигом Армении состоял Дорофей. Он командовал битвой под Сата-лой в лето 530 г. [16. С. 135]. Таким образом, 3 000 савиров в 530 г. в Армении воевали в составе персидских войск против византийской армии. Вместе с хазарами савиры «составляли одно и то же военно-политическое объединение, во главе которого, однако, стояли савиры, так как в первой половине VI в. в большинстве исторических известий именно их наименование служит для обозначения варваров, обитавших севернее Дербента» [17. С. 127]. В 541 г. развернулись военные действия между Ираном и Византией в Лазике. Это был стратегический район для обеих сторон. Важным пунктом стала мощная морская цитадель Петра, построенная по приказу Юстиниана к югу от реки Фасис. Однако местное население было недовольно византийской оккупацией. Лазы обратились за помощью к персидскому шаху. Тот хорошо подготовился и взял крепость. В 545 г. было заключено перемирие между Персией и Византией. Однако лазы на этот раз обратились за помощью к византийцам. Юстиниан в 549 г. прислал сюда 7-тысячную армию. Царь лазов Гуваз наказал милитуму Армении Дагисфею послать кого-нибудь охранять ущелье, ведущее в Петру. Сам Гуваз двинулся к границам Ла-зики, чтобы охранять имеющиеся теснины. А до этого он заключил союз с аланами и савирами. «Между тем василевс Юстиниан послал племени савиров (EaPagrav) условленную сумму денег» [5. С. 300]. Как верно заметила комментатор Прокопия А.А. Чекалова, «союз с гуннами-сабирами был действительно важен, поскольку это был народ воинственный и хорошо знавший осадное дело» [18. Примеч. 189]. Сам Проко-пий не раз отмечал эти качества у савиров и в книге «Война с готами». В начале 551 г., использовав помощь гунно-савиров, византийский военачальник Бесса овладел, наконец, Петрой. При этом савиры применили тараны (xqioq) особой конструкции, что сыграло решающую роль для разрушения стен крепости. Эти тараны существенно отличались от тяжелых и неуклюжих сооружений, передвигаемых запряженными быками. Как писал Про-копий, случайно в этом войске римлян было несколько варваров из племени савиров. Прибыв к осаждающим стены Петры, савиры увидели, что римляне при сложившихся обстоятельствах не знают, что делать, и попали в безвыходное положение. Тогда савиры (Eapdgoi) «придумали такое приспособление (машину), какое ни римлянам, ни персам, никому от сотворения мира не приходило в голову, хотя и в том и в другом государстве было всегда, да и теперь есть, большое количество инженеров» [19. С. 538-540]. Прокопий дает подробное описание савирскому изобретению. На этой машине нет бревен, их заменили толстыми веревками. Только в середине разместили свободно передвигающееся бревно с заостренным концом. Савиры приготовили три такие машины. Человек сорок из римлян, одетых в панцири, легко разместили тараны к стенам Петры. По сторонам машины встали воины, снабженные шестами с железными крючками на концах. Когда удары бревна расшатывали ряды камней, они вытаскивали этими крючками рассыпающиеся камни и откидывали их. Так были разрушены стены Петры. Вскоре при осаде Археополя уже персы воспользовались услугами савирских легких таранов. Персидский военачальник Мермероес прежде всего «велел сабирам (La^goig) делать много стенобитных машин, которые можно было бы людям носить на плечах; обычные машины он никоим образом не мог пододвинуть к укреплениям Археополя, так как они были расположены на подъеме горы. Он слыхал, какие машины были сделаны союзными с римлянами савирами (EapdQOig) около стены Петры немного раньше, и, подражая тому, что ими было там изобретено, из этого опыта хотел извлечь для себя пользу. Они стали делать то, что он им приказал, и скоро сделали много стенобитных орудий, таких же, какие сделали для римлян недавно, как я рассказывал, союзные с ними савиры (Eapdgoug)... И вот персы и савиры (EapdQOig), пуская в стоящих на стенах тучу стрел и копий, которыми они, можно сказать, закрыли здесь небо, почти добились того, что под их напором римляне готовы были оставить верх укреплений» [19. С. 538-540]. В 552 г. персидские войска под командованием военачальника Мермероеса хитростью взяли лазское укрепление Уфимерей. У персов были 70 тыс. отборных воинов и большое количество савиров (EapdQOug). Таким образом, для римлян и лазов все эти плодородные земли от Мохерезиса до Иберии стали недоступны [Там же. С. 570-572]. По истечении зимы 552-553 гг. между персами и римлянами утвердилось перемирие. Но Хозров не пожелал отказаться от Лазики. Деньги, вырученные от продажи римлянам яичек шелковичных червей, он раздал в качестве подарка гунно-савирам (Ouvvrav xrav EaPagrau) и набрал их в свои войска большое число. Всех их отправил к Мермероесу. Хозров приказал вести в Лазике дела со всей энергией и послал ему еще много боевых слонов. Вместе со всем персидским и гунно-савирским войском Мермероес двинулся к крепости лазов. Римляне, будучи в крепости, в открытый бой не вступали. К ним присоединился и царь лазов Губаз. Узнав, что в одной из крепостей находится сестра Губаза, персы решили взять ее. Однако римляне защищались решительно. Им способствовал узкий горный проход к крепости. Персы повернули обратно. Римляне преследовали отступающих и в неудобном для персов месте убили многих, среди них был и начальник сабиров (Eapdgrau). Около его тела закипел сильный бой, в результате чего персы одолели противника и обратили их в бегство [Там же. С. 578-579]. В кампании 554-555 гг. тяжеловооруженные савиры под предводительством «знаменитейших у них людей» Балмаха (Во&дах), Кутилзиса (КошЛ^?) и Илигера ("Шуед) приняли активное участие в войне на стороне Византии и разгромили сильный отряд воинственных дилимнитов - союзников персов. Однако в следующем бою в Иверии войска из гунно-савиров (Owvoi EaPeiQOi) в количестве 500 человек выступали уже на стороне персов [20. Кн. III. 17-18; Кн. IV. 13-14]. По состоянию на 555 г. непосредственными соседями савиров были аугар, бургар, куртаргар, авар, хазар, дирмар и другие племена. Живут они все «в палатках, существуют мясом скота и рыб, дикими зверями и оружием», - сообщал о них Захария Ритор [21. С. 593]. «К середине VI в. савиры, являвшиеся наиболее сильным и многочисленным народом на Кавказе, захватили всю Северную Албанию (Ширан и Аран) в зоне Дербенд-Кабала, бывшую центром савирских поселений, и пробыли там более 100 лет» [22. С. 62]. В середине VI в. савиры владели Прикаспийским проходом, который армянские историки называют Чора и где несколько позднее возник Дербент [23. С. 565-566]. В 552-558 гг. савиры упоминаются на реке Техури в Западной Грузии. Агафий, в частности, писал: «Наемники же из гуннов, которых называют савирами (EaPagrav)... расположились лагерем у Археополя и прилегающих местностей» [24. С. 177], т.е. в княжестве лазов. Как писал Менандр в 558 г., «авары вскоре завели войну с утигурами, потом с залами, которые унн-ского племени, и сокрушили силы савиров (EaPaQOix;)» [25. С. 236], т.е. нанесли тяжелый урон их воинским подразделениям. В 559 г. во время осады Херсонеса савиры изготовили небольшие шлюпки из длинных и крепких тростников, а также изобрели импровизированное устройство для укрепления весел на борту лодки и шлюпки с выносными уключинами в обе стороны [1. С. 113]. 572 г. знаменателен началом глубоких разногласий между Персией и Византией по кавказскому вопросу. Узнав, что гунны направили посольство к Юстину II, Хосров забеспокоился. Дело в том, что василевс платил персам ежегодно золотом, чтобы вторгающиеся племена не беспокоили оба государства. Тут Юстин расторг мир, сказав, что ему позорно платить дань персам. «Из-за этого имела место та самая великая война персов и ромеев» [9. С. 54]. Как полагал И.С. Чичуров, под «вторгающимися племенами», о которых конкретно не говорил Феофан, следует полагать, прежде всего, кавказских гуннов, в частности гунно-савиров [26. С. 89]. Действительно, в это время гунны, под которыми имелись в виду савиры, владели Дербентом и были восточными соседями аланов. Савиры беспокоили византийцев и тем, что совершали дерзкие походы на их ма-лоазийские провинции. В 576 г. шли военно-тактические передвижения персидских и римских войск в борьбе за превосходство в Алвании. Кесарь гневался на своих полководцев Курса и Феодора, упрекал их за то, что по вступлении в Алванию они не перевели на другое место савиров (EapriQrav) и алванов. Военачальники же ограничились взятием у этих племен заложников. Действительно, савиры немедленно свергли с себя господство римлян. Тогда римские военачальники опять вступили в Алва-нию и заставили савиров (EapdQoug) и алванов перелиться на западную сторону р. Кир (Кура) [25. С. 294295]. Таким образом византийцы хотели удержать эти племена на своей стороне. В 578 г. Хозрой отправил из Кавказа в Месопотамию конницы, щитоносцев и стрельцов общим количеством около 20 тыс. воинов. Из этого числа 12 тыс. были персы, остальные - сара-кины и савиры [25. С. 311]. В армянском источнике, описывающем события 579-590 гг., повествуется о вступлении многочисленных персидских войск на васпураканские земли. Были захвачены и преданы огню многие крепости, уведены в плен жители. Пострадали тогда многие области, в том числе и область Чуаш. И были отданы захваченные земли ишханам [Там же. С. 94]. Примерно в 613 г. в Верхней Месопотамии (современный юго-восток Турции) завязался бой за крепость Беиудаес между местными жителями, персами и римскими войсками. Ромеи с необыкновенной силой осаждали крепость. У них в отряде был воин по имени Сапеир / Сапир (Eaneip). Феофилакт Симокатта дает ему самую возвышенную характеристику: Сапир физической силой был похож на воспетого Гомером Тидея, разумом превосходил Тидея, духом он был Геракл, а по доблести даже выше Геракла. Этот Сапир захватил с собой заостренные колья и, вставляя их в стену, таким образом забрался на крепость. Однако на башне крепости появился некто из персидского войска и столкнул на Сапира большой камень. Сапир покатился вместе с этим камнем вниз. При этом он рухнул вниз головой. Но раненый Сапир с упорством опять быстро стал подниматься по стене. И вот он схватился за зубцы стены. Но противник столкнул его вместе с расшатавшимся зубцом стены. Смельчак скатился вниз, «держа в своих объятиях эту бойницу, как дорогую любовницу». Но Сапир в третий раз пошел на подвиг. На этот раз ему удалось забраться на стену и срубить персу голову. Один из братьев Сапира, став свидетелем доблести брата, повторил подвиг. За ним пошли и другие воины. Ворота были открыты, крепость взята [28. С. 107-109]. Комментатор Феофилакта Симокатты К.А. Осипова считала, что Сапир не есть собственное имя, в данном случае речь идет о человеке из гуннского племени сабиров. Кроме того, из контекста узнаем, что у этого Сапира в отряде было несколько братьев. Действительно, Феофан уточнял: «Один из братьев этого Сапира (он был из них по возрасту старший)». Скорее всего, под именем в этом случае обозначены воины одного племени, а именно - савиров / сапиров. В 657-659 гг. распался Западно-тюркский каганат. Одновременно в северо-восточных предгорьях Дагестана на основе раннефеодальных отношений образуется государство Сувар со столицей Варачан. По инерции армянские источники продолжают называть его Царством гуннов, а арабские хронисты - Джиданом. Сразу же после вступления Вараз-Трдата на княжеский престол Кавказской Албании (670-706 гг.) многочисленные войска гунно-савиров во главе с князем Алп-Илитуером (правильная форма - Алп-Илутуэр) вторглись в страну Алуанк и стали опустошать области у подножия Кавказских гор и поселения гавара Капа-лак. Сам Алп-Илитуер переправился через реку Куру и перешел в гавар Ути, стал угонять скот, грабить и угонять всех в плен. Затем гунно-савиры расположились лагерем в долине у пределов Лпинка. Узнав об этом, Вараз-Трдат отправил своего доверенного к Алп-Илитуеру с мирными предложениями. Послу удалось склонить Алп-Илитуера к миру и дружбе. Тогда гунно-савиры вернулись в свою страну [29. Кн. II. 26]. В 723 г. арабский полководец ал-Джаррах прибывает на территорию Вабандара, т.е. Варачана. В городе в то время было 40 тыс. домов [30. С. 20]. В 737 г. арабский полководец Мерван при поддержке армянского князя Ашота предпринял поход на землю гуннов. Он овладел городом Варачан и вернулся оттуда победителем, захватив огромную добычу [31. С. 81-82; 32. С. 96]. Конечно, под «дагестанскими гуннами» в данном случае подразумеваются савиры. К этому времени гунны не представляли ни единый этнос, ни единый военно-политический союз. Гуннами по инерции называли савиров. Полагают, что их столица Баланджар-Варачан прекратила свое существование после 737 г. [33. С. 192]. Действительно, савиры покинули эти места. Но ушли, как преподносят некоторые историки, не на Волгу, а на Дон, где вместе с другими племенами образовали салтово-маяцкую археологическую культуру. А вот часть булгар после 737 г. действительно ушла на Волгу и образовала ядро Волжскую Булгарию. К ним же перешла функция политического контроля над соседними племенами. Но в то же время большая группа булгар в самом конце VIII в. пребывала в степном Подонье. В конце IX - начале X в. эльтебер волжских булгар начинает контролировать также барсилов и савиров [33. С. 193]. В VIII в. военно-политическая ситуация меняется еще больше в пользу Хазарии. Хазары возлагают дань и на сувар, и на булгар. Страна Сувар становится хазарским федератом со столицей Хазарии Семендер в низовьях реки Терек. Однако по состоянию на середину VIII в. Дербент был в руках арабов. Хазары не могли с этим мириться, они делали в это время несколько попыток одолеть крепостные стены. Однако безуспешно. Халиф дал приказ правителю Дербента Езиду восстановить старые укрепления. Были возобновлены и населены несколько разрушенных ранее крепостей, в том числе и Сувари. Кроме того, Езид поставил на границах, особенно в крепости Сувари, по 1 тыс. караульных. Таким образом, все укрепления вокруг Дербента были переполнены войсками, а город огражден от хазар [34. С. 83-84]. Как видим, задолго до VIII в. рядом с городом Дербент была крепость Сувари, первоначально построенная, несомненно, суварами. Во второй половине IX в. Ибн-Хордадбех фиксирует царство Сувар на северной стороне от Баба [35. С. 110]. В 863 г. сувары, обитавшие в пределах Северный Кавказ - Дон, двигаются вверх по Итилю. Таким образом, савары / савиры / сувары обитали на Кавказе и побережьях Понта восемь веков (II-IX вв.). Из них два века (от смерти Аттилы до вхождения в Хазарское царство: 453 - ок. 650 гг.) савиры занимали на Восточном Предкавказье главенствующее положение. Таким образом, савиры выступали то на стороне Персии, то на стороне Византии, входили то в гуннскую, то в булгарскую конфедерацию, то вели автономную кочевническую и оседлую жизнь. У них на Кавказе была и своя государственность со столицей Варачан. Во всех случаях савиры сохраняли свою целостность, укрепляли свой племенной союз, выторговывали богатство у своих временных союзников. Источники по инерции продолжают называть страну савиров со столицей Варачан «страной гуннов». Как справедливо отмечает Л. Б. Гмыря, по уровню социально-экономического развития «страна гуннов» (т.е. савиры) была «на пути формирования государственности раннефеодального типа» [36. С. 111]. Разумеется, г. Сувар на Волге отстроен после 922 г., а каменный город возник реально не ранее середины XIII в. Поэтому ал-Гарнати в 1135-1136 гг. писал просто «жители Сувара» [37. С. 27], т.е. жители страны (или местности) Сувар. Во всяком случае, г. Сувар, возникший на левобережье, «в золотоордынскую эпоху... экономической и политической роли уже не играл» [38. С. 96]. Вследствие монголо-татарского нашествия происходит переселение части населения Булгарии на более северные земли. «В восточной части Закамья, в бассейне р. Омарки, возникает целая группа новых городов во главе с Керменчуком (в переводе с чуваш. Кермен чук -"Дворец жертвоприношений"), известным летописным городом» [39. С. 117]. Любопытно отметить, что савиры / сувары в своей длинной истории не терпели судьбоносных поражений в боевых действиях. В экстремальных обстоятельствах они меняли место дислокации.

Ключевые слова

first millennium A.D, history, the Savirs, I тысячелетие н.э, история, савиры

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Салмин Антон КирилловичМузей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАНд-р ист. наук, вед. науч. сотр. отдела этнографии восточных славян и народов европейской части России Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера)ntsalmin@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Фахрутдинов Р.Г. Очерки по истории Волжской Булгарии. М. : Наука, 1984. 216 с.
Ал-Гарнати А.Х. Путешествие Восточную и Центральную Европу (1131-1153 гг.). М. : Наука, 1971. 136 с.
Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. М. : Наука, 1985. 246 с.
[Мухаммед-Аваби Акташи.] Тарихи Дербенд-наме (с 9 приложениями) / пер. и ред. М. Алиханова-Аварского. Тифлис : Тип. Я.И. Либерма-на, 1898. 192 с.
Гмыря Л.Б. Обретенная родина в представлениях номадов Прикаспийского Дагестана (IV-VII вв.) // Вестник Челябинского государственно го университета. 2007. № 18. С. 111-118.
Ибн Хордадбех. Книга путей и стран / пер., коммент., исслед., указатели и карты Н.М. Велихановой. М. : Наука, 1986. 527 с., карты.
ВарданВеликий. Всеобщая история / пер. Н. Эмин. М. : Лазарев. ин-т восточ. яз., 1861. 218 с.
Комар А.В. К дискуссии о хронологии раннесредневековых кочевнических памятников Среднего Поволжья // Культуры евразийских степей второй половины I тысячелетия н.э. (вопросы межэтнических контактов межкультурного взаимодействия). Самара : Офорт, 2010. С. 169199.
Ал-Куфи Абу Мухаммад. Книга завоеваний (Извлечения по истории Азербайджана VII-IX вв.) / пер. с араб. З.М. Буниятова. Баку : Элм, 1981. 84 с.
Гевонд Вардапет. История халифов / пер. с армян. К. Патканьян. СПб. : Тип. Имп. АН, 1862. [2], XII, 165, [3] с.
Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения. М. : Наука, 1980. 215 с.
Багратуни Псевдо-Шапух. История анонимного повествования / пер., сост. и ред. М.О. Дарбинян-Меликян, М.О. Мелик-Оганджанян. Баку : Изд-во АН АрмССР, 1971. 238 с.
Theophylacti Simocattae Historiae / ed. Carolvs de Boor. Lipsiae: I Aedibvs B.G Tevbneri, 1887. XIV, 438 p.
Каланкатуаци Мовсэс. История страны Алуанк (в 3 книгах) / пер. с древнеармян., предисл. и ком. Ш.В. Смбатяна. Ереван : Матенадаран, 1984. 257 с.
Мерперт Н.Я. Кочевые племена в степной полосе Восточной Европы // Очерки истории СССР: Кризис рабовладельческой системы и зарождение феодализма на территории СССР. III-IX вв. М. : Изд-во АН СССР, 1958. С. 551-569.
AgathiaeMyrinaei. Historiarum libri quinque. Ioxopirav. Bonnae: Impensis Ed. Weberi, 1828. XXXVII, 420 p.
Менандр Византиец // Византийские историки / пер. с греч. Спиридона Дестуниса ; прим. Гавриила Дестуниса. Рязань : Александрия, 2003. С. 229-335.
Захария Ритор. Хроника // Пигулевская Н.В. Сирийская средневековая историография. Исследования и переводы / сост. Е.Н. Мещерская. СПб. : Дмитрий Буланин, 2011. С. 570-597.
Ашурбейли Сара. Государство Ширваншахов (VI-XVI вв.). Баку : Элм, 1983. 344 с.
Агафий Миринейский. О царствовании Юстиниана / пер., ст. и прим. М.В. Левченко. М. : Арктос, 1996. 256 с.
Golden Peter B. The peoples of the south Russian steppes // The Cambridge History of Early Inner Asia. Cambridge Univ. Press, 2008. P. 256-284.
Скржинская Е. Ч. Вступ. ст., пер., коммент. // Иордан. О происхождении и деяниях гетов. Getica. СПб. : Алетейя, 2001. 512 с.
Адонц Николай. Армения в эпоху Юстиниана. Ереван : ЕГУ, 1971. 528 с.
Артамонов М.И. История хазар. Л. : Гос. Эрмитаж, 1962. 524 с.
Чекалова А.А. Примечания // Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. М. : Алетейя, 1998. С. 504-511.
Procopii Caesariensis Opera omnia. Recognovit Jaecobus Haury. Vol. II: De bellis libri V-VIII. Lipsiae: In aedibus B.G. Teubneri, 1905a. II, 678 p.
Стриттер Иван. Известия византийских историков, объясняющие российскую историю древних времен и переселения народов. Ч. 2 : О тотфах, вандалах, гепидах, ерулах, уннах и о аварах. СПб. : Имп. АН, 1771. 166 с.
Malalas Joannes Chronographia. Bonnae: Impensis E.D. Weberi, 1831. LXXVIII, 798 p.
Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. М. : Алетейя, 1998. 544 с.
Феофан Исповедник. Хронография. Текст на древне-греческом и русском языках / пер. и ком. И.С. Чичурова // Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения. М. : Наука, 1980. С. 24-144.
Nemeth Gyula. A honfoglalo magyarsag kialakulasa. Kozzeteszi Berta Arpad. Budapest: Akademiai Kiado, 1991. 399 p.
Stephani Byzantii. Ethnicorvm. T. I. Berolini: Impensis G. Reimeri, 1849. VI, 818 p.
Джафаров Ю.Р. Гунны и Азербайджан. Баку : Элм, 1985. 124 с.
Фёдоров Я.А. Хазария и Дагестан // Кавказский этнографический сборник. V. М. : Наука, 1972. С. 18-40.
Golden Peter B. Studies on the Peoples and Cultures of the Eurasian Steppes / еd. by Catalin Hriban. Bucure^ti : Editura Academiei Romane, 2011. 424 p.
Ptolemaei Claudii Geographia. T. I. Lipsiae: Simptibus et typis Caroli Tauchnitii, 1843. XXIV, 284 p.
Иордан. О происхождении и деяниях геттов. Getica / вступ. ст., пер., ком. Е.Ч. Скржинской. СПб. : Алетейя, 2013. 512 с.
Prisci Panitae Fragmenta. A cura di Fritz Bormann. Firenze : Le Monnier, 1979. LVI, 207 p.
Procopii Caesariensis Opera omnia. Recognovit Jaecobus Haury. Vol. I: De bellis libri I-IV. Lipsiae: In aedibus B.G. Teubneri, 1905. LXIV, 552 p.
 Краткая история савиров | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 383. DOI: 10.17223/15617793/383/18

Краткая история савиров | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 383. DOI: 10.17223/15617793/383/18