Социокультурный аспект изображения сибирского купца в творчестве И.А. Кущевского | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 385. DOI: 10.17223/15617793/385/17

Социокультурный аспект изображения сибирского купца в творчестве И.А. Кущевского

Исследуется образ сибирского купца, сложившийся в творчестве русского писателя Ивана Афанасьевича Кущевского (1847-1876), на основе следующих произведений: роман о «новых людях» «Николай Негорев, или Благополучный россиянин», «Маленькие рассказы», путевые записки «Не столь отдаленные места Сибири». Значимость рассматриваемой темы заключается, во-первых, в том, что купеческий образ создается И.А. Кущевским непосредственно на сибирском материале; во-вторых, в его творчестве проводятся параллели между российским и сибирским купечеством; в-третьих, можно выявить степень писательской объективности, учитывая биографические предпосылки становления И.А. Кущевского как писателя, его приверженность демократическим идеалам.

The character of a Siberian merchant in the works of I.A. Kushchevsky.pdf Вопросы изучения социокультурного облика сибирского купечества интересовали многих исследователей. Его изучением занимались такие известные специалисты, как В.П. Зиновьев, Н.М. Дмитриенко, В.А. Скуб-невский, В.П. Бойко, Ю.М. Гончаров, Н.Ю. Кошено-ва и др. Цель настоящей статьи - представить сибирского купца второй половины XIX в. в изображении талантливого русского писателя Ивана Афанасьевича Ку-щевского (1847-1876), выявить основные черты сибирских купцов, замеченные автором, их отличие от российского купечества, объяснить причины авторской оценки. Писатель И. А. Кущевский имеет сибирские корни. Родился он в г. Ачинске Енисейской губернии. После смерти отца, разорившегося дворянина, служившего титулярным советником, его семья переехала в Барнаул, где он окончил Горнозаводское училище. В 1859 г. И.А. Кущевский был зачислен в Томскую гимназию. Реалии сибирской действительности, запечатленные им с детских лет, послужили основой для создания многих художественных образов. Литературная жизнь И.А. Кущевского началась в Петербурге, куда он в 1864 г. отправился с караваном золотодобытчиков для продолжения образования. Но из-за тяжелого материального положения мечту об учебе в университете пришлось оставить. Чтобы выжить, ему приходилось браться за любую работу. В конце 1864 г. будущему писателю удалось устроиться в контору «Санкт-Петербургских ведомостей», и вскоре в журнале «Искра» было напечатано его первое произведение - повесть «На постоялом дворе». В 1871 г. в «Отечественных записках» был опубликован роман И.А. Кущевского «Николай Негорев, или Благополучный россиянин», в основу которого легли моменты собственной биографии писателя и важнейшие события эпохи 50-60-х гг. XIX в. Некоторые исследователи даже сравнивают роман с «хорошей фотографией» [1. С. 54]. В нём показана жизнь обедневшей дворянской семьи в провинции в разгар движения революционеров-шестидесятников. В те годы роман о «новых людях», отражающий в целом сдвиги в русской жизни и в освободительном общественном движении, стал своего рода «жанром», в котором работали Тургенев, Лесков, Гончаров, Достоевский. Причем Кущевский соединяет две классические разновидности данного романа: показывает «историю формирования передового разночинца и его общественную борьбу» [2]. Глазами главного героя -Николая Негорева - дается панорама жизни различных сословий российской глубинки. Но автор постоянно перемежает повествование собственными наблюдениями над жизнью и людьми, ироничными комментариями. Картины, созданные на страницах романа, отличаются фактографичностью, что, по мнению исследователей, характерно для прозы И.А. Кущевского [3]. Писатель художественно воспроизводит реальные события в Томской гимназии, в которой учился Николай, впечатления учеников, портреты учителей, казарменные порядки, которые совпадают с воспоминаниями Н.М. Ядринцева. И.А. Кущевский, судя по его отметкам в Ведомостях об успехах учеников [4. Л. 52-56], не был в числе лучших гимназистов, вероятно, поэтому сумел так ярко и эмоционально передать атмосферу подготовки учащихся к сдаче экзаменов, особенно страх неудачи. Плачевное состояние многих классов и оборудования кабинетов, переполненность классов, описанные автором, подтверждаются содержанием писем директора училищ Томской губернии Главному инспектору училищ Западной Сибири, хранящихся в фондах Томского архива [Там же. Л. 190, 191]. Сцены кулачных боев, которые произвели столь сильное впечатление на главного героя, были также описаны современниками, эпизод ареста и дачи показаний Следственной комиссии - исключительно автобиографичен. Автор не называет город, в котором разворачиваются события, так как не стремится воссоздать этнографический материал, при этом удивительно точно передает атмосферу Томска 60-х гг. XIX в. Один только литературный заработок давал незначительные средства к существованию, и писателю не удавалось выбраться практически из нищеты. Несмотря на это И.А. Кущевский отличался жизнелюбием, не терял чувства юмора и сохранял теплое отношение к людям. Роман «Николай Негорев.» был написан в больнице, при свечах, которые выменивались писателем на больничные порции. В произведении герой с подобным мироощущением - брат Николая Андрей Негорев. Авторские и читательские симпатии явно на стороне этого героя и Сергея Оверинцева. В центре романа - процесс формирования человека, который определяется не столько средой, сколько нравственными установками и духовными потребностями растущей личности [1. С. 55]. Именно через эту призму даны образы представителей и других слоев русского общества. Глазами Николая описывается «войнишка», участие в которой принимали не только извозчики и мещане, но и отдельные представители купеческого сословия: «.стоило какому-нибудь не-вытерпевшему богатырю той или другой стороны вмешаться в свалку, чтобы уже кинулись все резервы обоих лагерей, и тут побоище приобретало отчаянный характер» [5. С. 85]. Подобные описания мы встречаем у Н. Щукина в «Народных увеселениях Иркутской губернии» [6. С. 14, 15]. С иронией описывает Кущевский представление дворянских детей о занятии предпринимательством, главным в котором являются не размышления о прибыльности дела (торговле рыбой), а об обустройстве каюты для отдыха, и ключевым оказывается сокровенное: «И девчонку туда.» [6]. С юмором приводит Кущевский расхожее суждение о представителях купеческого сословия, описывая сюжет повести, которую читают гимназисты: в ней «.выставлялся богач-откупщик, отъявленный мошенник, охающий и стенающий, что прошло его время. что воровать и подливать воду в водку недобросовестно. Повесть кончалась, однако, тем, что порок, при помощи разных незаконных интриг, восторжествовал над добродетелью» [5. С. 136]. При этом откупщик ничего зазорного в своих действиях не видел и называл себя почтенным, заслуженным человеком. Подобные сюжеты, печатавшиеся на страницах местных периодических изданий демократической направленности, были не редкостью в то время, да и непосредственные наблюдения за сибирской действительностью давали богатейшую пищу для подобных заключений. Так, в «Сибирской газете» в очерке «С натуры» в сатирической форме под говорящей фамилией Хомутов выведены известный томский купец Е.Н. Кухтерин и его сыновья. Обличаются его принципы ведения дел, в основе которых лежат обман, беспринципность, ненасытность, такие качества характера, как самодурство и тирания [7]. С горечью пишет Кущевский и о злоупотреблении чиновников в Министерстве (в которое поступил на службу Николай), о том, как там «надувают купцов» [5. С. 310]. В «Маленьких рассказах» очень правдиво, искренне и в то же время иронично выведены типажи простого люда Петербурга и сибиряков, описаны их жизнь и нравы. На материале рассказа «Земский деятель» иронично и в то же время лирично показано, что либеральные реформы, проводимые земством, например создание обществ трезвости, на руку кабатчикам и купцам, а положение простых мужиков только ухудшается, они спиваются, разоряются, нищают. «Зимний вечер в больнице» передает удручающую атмосферу больничной палаты, столь знакомую писателю. В ней оказываются уравнены все: «Палата в сорок человек. В этой палате есть и чиновник, и офицер. и мазурик, - кронштадский мещанин, и ремесленник, и отставной солдат, и купеческий сын.» [Там же. С. 372]. Лучшее развлечение унылыми вечерами - слушание рассказов или чтеца, который оказывается в больнице «золотым человеком», за которым все ухаживают. И если угощение предлагает купец, то непременно пузатый, и непременно рюмку водки да колбасу на закуску [Там же. С. 378]. А рассказ купеческого сына раскрывает в нем талант предпринимателя нового поколения. Он, вслед за отцами, понимает, что «в коммерции большая сноровка нужна» [Там же. С. 381], но идет дальше, реализовав блестящую идею заработка на создании имиджа дешевого магазина. Непосредственные наблюдения над сибирской действительностью и позднее над жизнью столичного Петербурга позволили Кущевскому проводить параллели, сравнивать жизнь провинции и столицы. В частности, описывая положение крестьян центральной России, он отмечает, что «людей, которых в течение тысячи лет заставляли палками ходить на четвереньках, невозможно в одну минуту выучить ходить на двух ногах» [Там же. С. 337]. В тонких иронических комментариях и экспрессивных оценках в романе, в открытой публицистической форме, в рассказах Ку-щевский выражает свое отношение к развитию капиталистических отношений в России [3. С. 387, 388]. В очерках «Не столь отдаленные места Сибири», опубликованных в журнале «Отечественные записки» 1876 г. под псевдонимом Хайдуков, И. А. Кущевский непосредственно затрагивает сибирскую тему. Повествование в очерках ведется от лица ссыльного, попадающего с партией заключенных в Томский острог, а потом с партией золота - на поселение. Очерки дают возможность получить живое и наглядное представление о Томске второй половины XIX в., Томске, увиденном самим И.А. Кущевским. Попав в купеческий Томск, житель Центральной России, глазами которого дается панорама города, его обычаев и нравов, зарисовки быта и характеров, выражает неподдельное удивление от красоты города периода «золотой лихорадки»: «Город хоть куда!» [8]. Таково первое впечатление прибывших. Перед глазами читателей по мере продвижения партии заключенных вглубь города возникают торговые лавки, прекрасно обустроенные, роскошные каменные дома, принадлежащие местным купцам и предпринимателям. Последние, по рассказу одного из заключенных, были выходцами либо из бывших дворовых, поднявших руку на барина, кто-то вовсе был дран плетьми, а кто просто вовремя проявил ловкость, а «ловкому человеку в Сибири можно найти счастье» [Там же. С. 2]. Сибирь в то же время представляется местом, где «копнешь палочкой, глядь - и золото» [Там же. С. 3]. Именно с темой золота связан образ «сибирских хищников», незаконно скупающих «крупку» (т.е. краденое золото, золотой песок), наживающихся вместе с приказчиками на приисковых рабочих. Особенно показателен в этом отношении сибирский «хозяин» - купец Исаак Соломонович, к которому отправился на работу герой-повествователь. Дом снаружи был ничем не примечателен, «низменный деревянный», зато богато меблирован изнутри, правда, без всякого вкуса. Характеристика его нелицеприятна: мошенник, не платящий жалованья. Однако не так все плохо. Являясь, по словам автора, самым бойким торговым городом, центром торговых сделок, через который товары идут в Россию, Томск дает возможность поселенцам, не боящимся работы, «через несколько лет сделаться хозяином своего дома» [Там же. С. 20]. И в качестве примера попутчик повествователя рассказывает истории известных томских миллионеров. Один - «мелкий чиновничишко-кляузник», сколотивший состояние на обмане нанявшего его купца - самым распространенным в Сибири способом, - записав найденный прииск на себя и начав его разработку. «Умер всеми уважаемым благотворителем и миллионером в своем дворце». Другой «до пятидесяти лет был горьким титулярным советником... ходил по кабакам, писал кляузы. В молодости ничего, кроме гадостей, не делал. Умер - до десяти миллионов оставил». Ещё один пример - история сибирского Креза - купца Горохова, который «явился сюда почти только с одними надеждами, без всяких других фондов. Ловкий и смелый авантюрист нашел здесь счастье, о котором и во сне ему, вероятно, не снилось» [Там же. С. 24]. Объединяющим во всех этих историях фантастического успеха является важное обстоятельство, не с лучшей стороны характеризующее купцов, которое неоднократно подчеркивает автор, - блестяще устроиться им удалось «не без некоторой охулки на руку» [Там же]. И всё-таки по сравнению с центральной Россией И.А. Кущевский в целом положительно оценивает положение дел в Сибири. Отмечает он дома с высокими комнатами, большими окнами, содержащиеся в большой опрятности. Сибиряк ни перед кем «не ежится, ни подличает, он никогда не робок», умерен в выпивке, не бывает пьяницей. Именно благодаря всем этим качествам сибиряки могут добиться баснословных богатств, подтверждением чему являются истории сибирских миллионеров. Образ сибирского купца в произведениях И.А. Кущевского в целом традиционен и многогранен. Это не обязательно коренной сибиряк, а любой, попавший тем или иным путем в Сибирь, предприимчивый, трудолюбивый человек, проявивший смекалку и ловкость. Это и разбогатевший на скупке краденого золота делец; хищник-золотопромышленник, составивший состояние на труде приисковых рабочих. Кроме того, по мнению И.А. Кущевского, купец непременно обстоятелен, запаслив, расчетлив. Умеет устроиться с выгодой для себя в любой ситуации. Имеет прекрасный дом, но в целом сохраняет народные корни. В силу биографической обусловленности симпатии писателя преимущественно на стороне простых сибиряков, которым родной край предоставляет больше возможностей для развития предпринимательских талантов, чем остальная Россия. В то же время сибиряки сами не прочь поучаствовать в делах, приносящих им «пользу», т.е. денежную и иную выгоду. Таким образом, ироничное или негативное отношение к купечеству соседствует с некоторой идеализацией простых сибиряков, что, безусловно, определено собственным жизненным путем И.А. Ку-щевского, его приверженностью к разночинно-демократическому течению русских писателей.

Ключевые слова

I.A. Kushchevsky, Russian writers, sociocultural approach, merchants, Siberia, И.А. Кущевский, русские писатели, социокультурный подход, сибирское купечество, Сибирь

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Кулешова Елена АлександровнаТомский государственный архитектурно-строительный университетаспирант кафедры истории России и политологииkuleshova.e.a@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Хайдуков. Не столь отдаленные места Сибири // Отечественные записки, 1876. Т. 221, № 7. С. 1-50.
Щукин Н. Народные увеселения в Иркутской губернии. СПб., 1869. С. 12-18.
Хомутов Е.Н. Очерк с натуры // Сибирская газета. 1885. № 28-32.
Очерки русской литературы Сибири : в 2 т. АН СССР, СО, Ин-т истории, филологии и философии; [редкол.: А.П. Окладников (гл. ред.) и др.]. Новосибирск : Наука, 1982.
ГАТО. Ф. 125. Оп. 1. Д. 149.
Кущевский И.А. Николай Негорев, или Благополучный россиянин. М. : Сов. Россия, 1984. 400 с.
Пруцков Н.И. Роман о новых людях // История русского романа : в 2 т. М. ; Л. : Наука, 1964. Т. 2. 252 с.
Доманский В.А. Первый романист-сибиряк (очерк жизни и творчества И.А. Кущевского) // Сибирь в контексте мировой культуры. Опыт самоописания. Томск : Сибирика, 2003. 216 с.
 Социокультурный аспект изображения сибирского купца в творчестве И.А. Кущевского | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 385. DOI: 10.17223/15617793/385/17

Социокультурный аспект изображения сибирского купца в творчестве И.А. Кущевского | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 385. DOI: 10.17223/15617793/385/17