Государственно-частное партнерство как инструмент финансирования стратегии инновационного развития России | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 387. DOI: 10.17223/15617793/387/28

Государственно-частное партнерство как инструмент финансирования стратегии инновационного развития России

Эффективность современных экономических систем определяется способностью создавать, хранить, внедрять новшества. Прирост ВВП и увеличение производительности труда в развитых странах обеспечиваются в основном за счет выпуска и реализации наукоемкой продукции и услуг. Россия, несмотря на наличие очевидных преимуществ (научно-технический потенциал, квалифицированные кадры, значительная научная база), находится лишь на начальных этапах перехода к новой парадигме развития, что объясняется, прежде всего, внутренними проблемами функционирования инновационной среды. В целях реализации стратегии инновационного развития России необходимо повысить качество работы национальных финансовых институтов и обеспечить эффективность целевого перераспределения денежных капиталов посредством разработки новых финансовых механизмов. Как показывает мировой опыт, одним из эффективных методов экономического стимулирования инновационной деятельности является государственно-частное партнерство в сфере науки и инновационной деятельности. В статье рассматриваются формы государственно-частного партнерства и его особенности как инструмента финансирования стратегии инновационного развития России.

Public-private partnership as a tool for funding for the strategy of innovative development of Russia.pdf В настоящее время, когда в России формируется экономика, основанная на генерации, распространении и использовании знаний, динамику экономического роста, уровень конкурентоспособности территорий в национальном и мировом масштабе, степень обеспечения национальной безопасности стали определять достижения в области науки и технологий. В последние годы в развитых странах мира до 75% прироста ВВП образуется именно благодаря инновациям. За последние 15 лет численность работников инновационной сферы в США и Западной Европе увеличилась в 2 раза, в Юго-Восточной Азии - в 4 раза. В Европейском союзе доля инновационно-активных промышленных предприятий составляет более 50%. Генерация новых идей, воплощаемых в высоких технологиях, инновациях, сегодня во многом определяет качество социально-экономического развития стран и уровень благосостояния их граждан. От уровня инновационной активности, положения страны на мировом рынке наукоемкой продукции непосредственно зависит и её национальная безопасность. Всемерное развитие инноваций в последние десятилетия стало для ведущих западных стран одним из главных национальных приоритетов. Об этом свидетельствует, прежде всего, быстрый рост объемов их инвестиций в инновационную сферу (рис. 1) [1]. Большая часть (65-70%) всех затрат на инновации в предпринимательском секторе приходилась в последние годы в развитых странах на шесть отраслей: производство машин и оборудования, электронную промышленность, фармацевтику и биотехнологии, автомобилестроение, производство программного обеспечения и IT-услуг, выпуск медицинского оборудования [2]. При этом среди крупнейших государств лишь в США, Франции и, в меньшей степени, Японии инвестиции в исследования и разработки носили диверсифицированный характер, направляясь в широкий круг отраслей. В других ведущих странах расходы на инновации концентрировались в 2-3 приоритетных секторах, например, в Германии - в автомобилестроении, а также производстве машин и оборудования, в Великобритании - в фармацевтике и биотехнологиях [3]. Россия, несмотря на наличие очевидных преимуществ (научно-технический потенциал, квалифицированные кадры, значительная научная база), находится лишь на начальных этапах перехода к новой парадигме развития, что объясняется прежде всего внутренними проблемами функционирования инновационной среды. Рис. 1. Внутренние затраты на исследования и разработки в России и некоторых развитых странах (в расчете по паритету покупательной способности национальных валют; млрд долл. США) Анализ официальной статистики показывает, что уровень инновационности отечественной экономики отстает от показателей развитых стран: доля затрат на исследования и разработки ВВП мала; у предприятий отсутствуют возможности для полноценного финансирования исследований и инвестиций; инновационные товары составляют небольшую долю в объемах экспорта и внутренних продаж; низкими темпами обновляется оборудование; ограничено применение информационных технологий в проектировании и управлении производственными процессами, недостаточно развиты механизмы коммерциализации НИОКР [4]. В отличие от ряда стран (в том числе БРИК), конкурентоспособность России в кризисный период снизилась. Основная проблема, как показывают исследования, - серьезные дисбалансы в финансовой системе, вызванные глобальными потрясениями. В частности, в стране слабо развиты законодательная, финансовая, научно-техническая, кадровая и институциональная базы инновационного роста (табл. 1) [5]. Т а б л и ц а 1 Рейтинговые оценки конкурентоспособности отдельных стран и России (методика ВЭФ) Страна Рейтинг страны по индексу GCI (всего исследуются 134 страны) Балльная оценка GCI* (максимальный показатель - 7 баллов) Рейтинг страны по субиндексу «инновационные факторы» Балльная оценка субиндекса «инновационные факторы» Швейцария 1 5,60 3 5,68 США 2 5,59 1 5,71 Сингапур 3 5,55 10 5,15 Швеция 4 5,51 4 5,53 Дания 5 5,46 7 5,28 Финляндия 6 5,43 6 5,47 Германия 7 5,37 5 5,47 Япония 8 5,37 2 5,70 Канада 9 5,33 12 4,96 Нидерланды 10 5,32 9 5,17 Россия 63 4,15 73 3,47 * GCI - глобальный индекс конкурентоспособности. Безусловно, продолжение такого курса крайне опасно для страны с позиций дальнейшего экономического и технологического отставания России от зоны развитого мира, активно вступающего в стадию постиндустриального развития. Инновационная деятельность в развитых странах опирается на мощную ресурсную базу, характеризующуюся многообразием источников, механизмов и инструментов инвестирования. Ключевая роль в финансировании исследований и разработок на Западе в настоящее время принадлежит частному бизнесу (рис. 2) [3]. В финансировании инноваций в развитых странах активное участие принимают как крупные корпорации, так и малый и средний бизнес. При этом наиболее высока доля малых предприятий в совокупных расходах бизнеса на исследования и разработки, как правило, в небольших государствах. Так, на компании с числом сотрудников менее 250 человек во второй половине 2000-х гг. в Греции приходилось 53% инвестиций в инновации, в Норвегии - 52%, Ирландии -47%. В то же время в крупных странах вклад малых предприятий в финансирование новых разработок не столь велик. ■ Бизнес" и Государство Прочие источники Рис. 2. Структура внутренних затрат на исследования и разработки по источникам финансирования в развитых странах во второй половине 2000-х гг., %. Составлено по данным ОЭСР В частности, в США он составлял около 15%, в Германии - 9%, Японии - 8%. В этих государствах основными инвесторами в исследования и разработки выступают ведущие национальные концерны, в первую очередь автомобилестроительные и фармацевтические, ежегодные вложения которых в инновации могут достигать сегодня 8-10 млрд долл. (табл. 2) [3]. Т а б л и ц а 2 Компании - мировые лидеры по объему финансирования исследований и разработок в 2009 г., млрд долл. Компания Сектор Страна Инвестиции Toyota Motor Автомобилестроение Япония 9 703 Roche Фармацевтика Швейцария 9 177 Microsoft Программное обеспечение США 8 706 Volkswagen Автомобилестроение Германия 8 300 Pfizer Фармацевтика США 7 747 Novartis Фармацевтика Швейцария 7 391 Nokia Телекоммуникации Финляндия 7 163 Johnson&Johnson Фармацевтика США 6 980 Samsung Electronics Электроника Республика Корея 6 465 Sanofi-Aventis Фармацевтика Франция 6 550 Siemens Оборудование и электроника Германия 6 138 General Motors Автомобилестроение США 6 062 Honda Motor Автомобилестроение Япония 6 044 Daimler Автомобилестроение Германия 5 969 GlaxoSmithKline Фармацевтика Великобритания 5 855 Наряду с бизнесом важное значение в финансировании инноваций на Западе традиционно принадлежит государству. Его относительный вклад в финансирование внутренних затрат на исследования и разработки, хотя и заметно сократился в большинстве развитых стран в последние годы (рис. 3), остается еще достаточно высоким, составляя в 2008 г. в среднем около 28% их общих расходов на инновации (для сравнения, в 1990 г. он превышал 35%) [6]. 1,2 0,4-- 1990 1992 1994 1996 1998 2000 2002 2004 2006 2006 -США -Япония --Германия ---- Развитые страны Рис. 3. Расходы государства на финансирование исследований и разработок в развитых странах в 1990-2008 гг., % ВВП. Составлено по данным ОЭСР В структуре источников финансирования затрат на исследования и разработки во многих развитых странах в последние годы все большее значение приобретают иностранные инвестиции, что отражает происходящую глобализацию этой сферы. Так, в Великобритании в 2007 г. за счет внешних вложений было профинансировано почти 18% общего объема национальных расходов на науку, в странах ЕС - в среднем 9%. Исключение составляют США и Япония, где зарубежный капитал в инновационном секторе практически не присутствует [7]. В настоящее время в большинстве ведущих развитых стран сформированы эффективные национальные системы финансирования инноваций, обеспечивающие высокую доступность инвестиционных ресурсов для всех субъектов инновационной деятельности, включая компании, исследовательские организации, университеты. Благодаря масштабным инвестициям в фундаментальные и прикладные исследования и разработки в развитых странах сегодня формируется принципиально новый, нередко называемый постиндустриальным, тип «экономики знаний», основанный на широкой интеллектуализации производственных процессов и непрерывном совершенствовании подходов в области управления. В условиях перехода экономики на инновационный путь развития инновационная стратегия должна занять принципиально новое место во всей системе государственного регулирования. Она уже не может представлять собой некий обособленный фрагмент в стратегии социально-экономического развития, а становится в центр системы государственного регулирования и пронизывает собой все ее аспекты. Она должна быть акцентирована на стимулировании трансфера знаний, в частности приобретающего форму трансфера технологий. В целях реализации стратегии инновационного развития России необходимо повысить качество работы национальных финансовых институтов и обеспечить эффективность целевого перераспределения денежных капиталов посредством разработки новых финансовых механизмов. Под финансовым механизмом можно понимать систему управления финансовыми отношениями хозяйствующих субъектов через финансовые рычаги с помощью финансовых методов и к его элементам относить: финансовые отношения; финансовые рычаги; финансовые методы; правовое, информационное и методическое обеспечение процесса управления [8]. Финансовые методы и финансовые рычаги представляют собой функциональную управляющую подсистему, или научно-практический инструментарий механизма, а организационно-технологическое, нормативно-правовое, информационно-аналитическое обеспечение представляет собой обеспечивающую подсистему механизма. В настоящее время основными источниками финансирования инновационной деятельности в РФ являются: - бюджетные средства - финансирование фундаментальных исследований, прикладных разработок в приоритетных направлениях и организации производства для выполнения государственных функций; - внебюджетные средства - финансирование опытно-конструкторских разработок, высокотехнологичных проектов, организация массового производства; - собственные средства предприятий - финансирование собственных НИОКР, закупки технологий, организация производства; - средства иностранных инвесторов и международных финансовых организаций - финансирование международных проектов в научно-технологической сфере [9]. В консолидированном бюджете России затраты на научные исследования и научно-технический прогресс составляют всего 1,3% от общих расходов. Объем внутренних затрат на исследования и разработки в РФ в 20,5 раза ниже, чем в США, и в 7,3 раза меньше, чем в Японии. В расчете на душу населения величина расходов на науку в РФ на порядок уступает США и в 11,3 раза - Швеции. И это при том, что в развитых странах в общем объеме расходов на науку доля бюджетных средств составляет не более 25-50%, а в России бюджетные средства до сих пор являются основным источником финансирования научной сферы. Важную роль в развитии инновационных процессов играют финансовые институты, которые формируются как с участием государства, так и с участием частного бизнеса. Термин «государственно-частное партнерство» (ГЧП; Public-Private Partnership, РРР) появился в начале 1980-х гг. для характеристики особых отношений между государством и частным сектором. Как правило, эти отношения складывались и развивались в сфере производственной и социальной инфраструктуры. Это касалось автомобильных и железных дорог, аэропортов, морских портов, энергетических сетей, коммунального хозяйства, телекоммуникаций, объектов образования, здравоохранения и культуры. Характерно, что возникновение такого рода отношений стало следствием общего курса на либерализацию и сокращение государственного участия в экономике. За рубежом, несмотря на общую точку зрения по поводу предмета ГЧП, также нет общепринятого толкования этого явления хозяйственной жизни. В разных странах даются свои определения. В США, например, ГЧП понимается как закрепленное в договорной форме соглашение между государством и частной компанией, позволяющее последней определенным образом участвовать в государственной собственности в большей степени по сравнению с существующей практикой. Такое соглашение обычно предполагает наличие контракта соответствующего правительственного агентства с частной компанией, предметом которого выступает реконструкция, строительство объекта государственной собственности и / или его эксплуатация, управление и т.п. Основные права собственности в отношении данного объекта не изменяются, государство даже после передачи объекта частной компании остается его собственником. Термин ГЧП определяет широкий спектр отношений в диапазоне от относительно простых контрактов, по которым частная компания принимает на себя определенные риски и соглашается на систему штрафных санкций, до комплексных, технически сложных проектов, включающих строительство, модернизацию, эксплуатацию объектов и управление ими [10]. В ЕС в последние годы вышло довольно много документов, которые затрагивают вопросы ГЧП [11]. В Зеленой книге «Государственно-частное партнерство и законодательство Сообщества по государственным контрактам и концессиям» говорится, что «термин «государственно-частное партнерство» не определен на уровне Сообщества. В общем плане под ним понимаются формы кооперации между общественными властями и бизнесом, которые служат цели обеспечения финансирования, строительства, модернизации, управления, эксплуатации инфраструктуры или оказания услуг [12]. В настоящее время государственно-частное партнерство понимается, как правило, в двух смыслах [13]. В теоретическом контексте это система отношений государства и бизнеса в договорной (контрактной) форме, которая широко используется в качестве инструмента национального, международного, регионального, городского, муниципального экономического и социального развития и планирования. С практической точки зрения, это конкретные проекты, реализуемые различными государственными органами и бизнесом совместно или только частными компаниями на объектах государственной и муниципальной собственности. В научной литературе выделяют ряд родовых признаков ГЧП, наличие которых обязательно в каждом реализуемом проекте и позволяет отличать этот механизм от других форм взаимодействия государства и бизнеса [13]. Прежде всего, предметом ГЧП выступает государственная и муниципальная собственность, а также услуги, оказываемые государством, муниципальными органами власти и бюджетными организациями. Далее партнерство оформляется специальным договором (соглашением, контрактом) между государством и участниками со стороны частного сектора. Кроме того, можно выделить обязательное условие ГЧП - соинвестирование государством и частными компаниями и разделение рисков между всеми участниками проекта. В отдельных случаях проект может финансироваться исключительно частным сектором. Наконец, проект ГЧП действует в течение фиксированного, закрепленного договором срока. По его завершении объект либо передается государству, либо партнерство может быть продолжено на основе нового договора. Таким образом, проекты государственно-частного партнерства - это особый вид сотрудничества государственного и частного секторов в рамках реализации экономических проектов, направленных на достижение целей государственного управления. Формы ГЧП могут быть самыми разнообразными. В зарубежной и отечественной экономической литературе можно найти множество классификаций разновидностей, форм, типов и видов партнерства государства и бизнеса в хозяйственной сфере. В качестве критериев обычно используются правоотношения собственности (владение, пользование, распоряжение), степень зависимости от государства, в первую очередь в вопросах финансирования и разделения рисков, и другие параметры. Наиболее обоснованной и широко используемой в мировой практике стала классификация проектов ГЧП, разработанная Всемирным банком. Согласно ей выделяются четыре категории ГЧП: 1) контракты на управление и арендные договоры (management and lease contracts); 2) концессии (concession); 3) проекты, предполагающие новое строительство «под ключ» (greenfield projects); 4) частичная приватизация активов (divestiture) [14]. Из рассмотренных типов ГЧП в Российском законодательстве пока закреплены лишь три (BOT, BTO, BOO) [15]. Тем не менее, по данным на 2013 г., 64 региона страны (77% от всех субъектов РФ) участвуют в 322 проектах ГЧП [16]. При этом регионы областью применения механизмов ГЧП считают не только инфраструктурные проекты, но и проекты любой отрасли, так как их реализация способна обеспечить рост экономики, создать дополнительные рабочие места, увеличить налоговые поступления в бюджет. Самыми масштабными по объемам капитальных вложений являются проекты ГЧП в области транспортной инфраструктуры. В основном они реализуются при строительстве автомобильных дорог. Тем не менее есть редкие примеры сотрудничества государства и бизнеса в сфере железнодорожного строительства. Уникальным проектом ГЧП стала станция метро «Мякинино», построенная по инициативе ЗАО «Крокус», вложившего в проект 600 млн руб. Это оказалось выгодно всем сторонам сделки: и Московскому метрополитену, и инвестору, обеспечившему приток клиентов в торговый центр, расположенный рядом с метро, и Московской области, на территории которой расположилась станция (в шаговой доступности от метро расположены Дом правительства Московской области, Московский областной суд и другие административные здания). По программе развития транспортной системы Москвы до 2020 г. планируется построить почти 150 км новых линий метро. Возможно, при реализации этих планов будет использован частный капитал, как в случае с метро «Мякинино». Однако следует отметить, что участие бизнеса в таких проектах - скорее исключение, чем правило. И вряд ли ситуация изменится: необходимо слишком уникальное сочетание условий, чтобы подобный проект был реализован. К примеру, только лишь увеличением стоимости квартир в девелоперских проектах частных инвесторов не привлечь, а возможность дать им право взимать плату за проезд представляется делом очень отдаленной перспективы. Примером ГЧП по строительству железной дороги является создание ветки Кызыл-Курагино в Туве. «Тувинская инвестиционная корпорация» построит за свой счет дорогу, соединяющую Элегестское месторождение коксующегося каменного угля. Государство же будет гарантировать кредиты или облигационные займы. Как и в случае с метро «Мякинино», в этом проекте совпали уникальные условия: разработка угольного месторождения окупит затраты на строительство дороги. Если бы не близость Транссибирской магистрали и не величина разведанных запасов угля (более 800 млрд т), вряд ли бы нашелся частный инвестор, готовый вложиться в проект. К тому же строительство железной дороги - это огромные капитальные вложения, длинный период окупаемости и далеко не всегда возможность чисто коммерческого использования. Стоит отдельно сказать о перспективах ГЧП в сфере авиаперевозок. Успешно реализованный проект реконструкции аэропорта «Пулково» в Санкт-Петербурге стал пилотным в данной сфере. Учитывая, что износ основных фондов большинства аэропортов составляет от 40 до 80%, в ближайшие годы можно ожидать новых проектов ГЧП по их реконструкции. Этот вывод подтверждается и готовностью государства софинансировать такие проекты: в 2013-2015 гг. на реконструкцию аэропортов планируется потратить 172,5 млрд руб. (немногим меньше, чем за предыдущие 13 лет). Однако перспективы ГЧП куда более масштабны в автомобильном транспорте. У всех на слуху проекты строительства новых и реконструкции старых федеральных дорог, расходящихся от Москвы. На присоединенных к столице территориях планируется проложить транспортную хорду «Солнцево-Бутово-Видное», строительство которой намеревается профинансировать девелопер MD Group. Внутри МКАД правительство Москвы предлагает бизнесу поучаствовать в строительстве платных дублеров Кутузовского проспекта. Ни один проект ГЧП не может быть реализован без понятной для частного инвестора выгоды. В случае с хордой в Новой Москве улучшение транспортной доступности возводимого девелопером микрорайона приведет к повышению стоимости недвижимости. Внутри МКАД, где крупных площадок осталось мало и где плотность транспортной инфраструктуры выше, подобный проект вряд ли будет возможен. В «старой» Москве далеко не всегда возможно введение платы за проезд на автомобильной дороге. Поэтому платные дублеры Кутузовского проспекта, вероятно, останутся одними из немногих подобных проектов. На территории Новой Москвы дорога к девелоперскому проекту вполне сможет привлечь частное финансирование. Представляется также, что такой формат развития сети автомобильных дорог на присоединенных территориях будет основным. Один из интересных проектов уже в сфере социального обеспечения - строительство сети частных домов престарелых, развиваемой Senior Group. К 2015 г. планируется довести количество заведений с 5 до 25, часть из них будут открыты по программе государственно-частного партнерства. Главными регионами реализации проекта станут Московская область и Бурятия. В настоящее время уже есть определенные договоренности с инвесторами по московскому региону, и ожидается только решение конкурсной комиссии. В Бурятии вопрос с инвесторами еще не решен, но есть поддержка местных чиновников. Инвестиции в строительство домов престарелых в Московской области оцениваются в 1 млрд руб., а сроки сдачи первого объекта, обустроенного в рамках ГЧП, намечены на 2014 г. Пожалуй, наиболее известный проект ГЧП в системе здравоохранения - сделка сети клиник «Медси», подконтрольной АФК «Система», с правительством Москвы. В 2012 г. в обмен на 25% акций объединенной компании правительство Москвы передало «Медси» 5 поликлиник, 3 стационара и 3 санатория (активы ГУП «Медицинский центр управления делами мэра и правительства Москвы»). К участию в сделке был приглашен также американский инвестиционный фонд ApaxPartners, специализирующийся на медицинских активах, и РФПИ, которые совместными усилиями вложат порядка 6 млрд долл. в развитие сети. Доли участников распределятся следующим образом: половину получит АФК «Система», четверть - правительство Москвы, по одной восьмой -ApaxPartners и РФПИ. Другим примером сотрудничества бизнеса и власти в области медицины также является частный перинатальный центр в Казани, который в 2012 г. по соглашению с мэрией города открыла российско-финская компания ОАО «АВА-Петер» (SPV - «АВА-Казань»). Со стороны города в проект была передана больница (стоимость - около 100 млн руб.), а частный партнер вкладывался деньгами (41,2 млн руб.) и опытом [15]. На основе ГЧП сейчас развивается несколько сетей гемодиализных центров в регионах РФ. Эта сфера здравоохранения наряду с перинатальной медициной особо привлекательна для частных инвесторов. Объясняется это относительной простотой организации таких центров и их сервисным уклоном по сравнению с полноценными больницами: частный сервис всегда был лучше государственного. В настоящее время правительство Москвы проводит road show по крупнейшим городам мира с целью привлечь внимание к проектам ГЧП. Помимо платного дублера Кутузовского проспекта, презентуется проект реконструкции 63-й городской клинической больницы. Высокий уровень жизни и платежеспособный спрос на качественное медицинское обслуживание делают проекты ГЧП в московском здравоохранении привлекательными для частных инвесторов. Московская медицина, безусловно, будет показательной сферой развития ГЧП. Основные направления ГЧП в инновационной сфере - участие государства в развитии системы венчурного финансирования; государственно-частное финансирование различных программ инновационной направленности, государственный заказ на исследования и разработки; государственное содействие становлению институтов современного рынка инноваций, центров трансфера технологий, патентования и защиты прав собственников интеллектуального продукта. Это направление ГЧП также опирается на богатый международный опыт, который должен быть востребован в России в связи с неудовлетворительными темпами и масштабами инновационных процессов в ее экономике. Для реализации проектов государственно-частного партнерства требуется использование разнообразных форм и методов частного и государственного финансирования. С одной стороны, государство должно предоставлять целевое финансирование на создание отдельных наиболее важных объектов инфраструктурного хозяйства. С другой стороны, ему необходимо максимально стимулировать частные инвестиции посредством предоставления финансовых гарантий. Для частного капитала существуют различные финансовые инструменты, включая банковское кредитование и синдикацию (в случае предоставления крупных кредитов), прямое инвестирование и выпуск ценных бумаг. Наконец, для проектов рекомендуется привлечение международных финансовых институтов, обладающих значительными ресурсами и имеющих опыт реализации подобного рода проектов, а также способных повысить привлекательность проекта и тем самым привлечь новых инвесторов, в том числе зарубежных. Отметим, что в России в настоящее время уже активно создаются так называемые институты развития - Инвестиционный и Венчурный фонды и Банк (Корпорация) развития РФ. Их цель - поддержка, стимулирование и непосредственное инвестирование государственных средств в важнейшие инвестиционные проекты России, в том числе на принципах государственно-частного финансирования. Инвестиционный фонд, наполняемый и за счет средств Стабилизационного фонда РФ, начал функционировать в 2006 г., обеспечивая вложение государственных инвестиций в наиболее важные экономические сферы. Инвестиционный фонд в настоящее время отбирает проекты двух типов: транспортные и проекты промышленного развития территорий и освоения новых месторождений полезных ископаемых. Доля федерального финансирования в них составляет от 13 до 60% [17]. Работа подобных государственных инвестиционных фондов способна приносить существенную экономическую и политическую выгоду только в случае финансирования проектов, направленных на повышение производительности труда, создание благоприятных условий для дальнейших частных инвестиций в экономику и промышленность, развития в первую очередь базовых отраслей экономики - транспортной инфраструктуры, жилищно-коммунального хозяйства, некоторых сфер энергетики и т.д. [18]. Для кардинального улучшения ситуации с развитием в нашей стране ГЧП в инновационной сфере предстоит большая работа, которая должна выполняться органами государственной власти. Учитывая мировую практику и недостаточный опыт российских органов государственного и местного управления в использовании форм и механизмов ГЧП, в России в ближайшее время потребуется усовершенствование концессионного законодательства и устранения имеющихся бюджетных ограничений по финансовым схемам ГЧП.

Ключевые слова

стратегия инновационного развития России, финансирование, государственно-частное партнерство, strategy of innovative development of Russia, financing, public-private partnership

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Никонова Яна ИгоревнаСибирский государственный университет путей сообщенияканд. экон. наук, доцент кафедры мировой экономики и туризмаya_shka@ngs.ru
Всего: 1

Ссылки

Бадалов А.Л. Частно-государственное партнерство в реализации инвестиционных проектов // ЭКО. 2008. № 6. С. 129-141.
Ивасенко А.Г., Никонова Я.И. Мировая экономика : учеб. пособие. М. : КНОРУС, 2010. 640 с.
Инфраструктура и ГЧП в России. URL: http://www.pppi.ru (дата обращения: 13.03.2014).
Гагарин П.А., Двинянин Е.А. Государственно-частное партнерство как инструмент реализации масштабных проектов. Аналитическое исследование. 14 марта 2013 г. URL: http://www.webcitation.org/6FclsScjo (дата обращения: 13.03.2014).
URL: http://ppi.worldbank.org/resources/ppi_methodology.aspx
Green Paper on Public-Private Partnerships and Community Law on Public Contracts and Concessions. Brussels, 30.04.2004. P. 3.
Варнавский В. Государственно-частное партнерство: некоторые вопросы теории и практики // Мировая экономика и международные отношения. 2011. № 9. С. 41-50.
Green Paper on Services of General Interest. Brussels, COM(2003) 270. 21.05.2003: European Parliament Resolution on the Green Paper on Services of General Interest. Brussels. 14.01.2004 (T5-0018/2004).
Report to Congress on Public-Private Partnerships. Wash., 2004. P. 10.
Казаков В. В. Организационно-финансовый механизм формирования и реализации инновационной политики экономических систем // Вестник Томского государственного университета. 2012. № 363. С. 157-164.
Никонова Я.И., Казаков В.В. Механизм финансового обеспечения инновационной деятельности экономических систем // Вестник Том ского государственного университета. 2012. № 364. С. 127-133.
OECD Science, Technology and Industry Outlook 2010. Paris : OECD, 2010. Р. 31, 32.
Финансирование инновационного развития. Сравнительный обзор опыта стран ЕЭК ООН в области финансирования предприятий на ранних этапах развития. Женева : ЕЭК ООН, 2007. С. 8.
Данные ВЭФ: Global Competitiveness Report 2009-2010. World Economic Forum, 2009. URL : http://www.gcr.weforum.org
Никонова Я.И. Современные тенденции формирования стратегии инновационного развития экономических систем // Вестник Томского государственного университета. 2013. № 367. С. 117-122.
Никонова Я.И. Мировой опыт финансирования государственной инновационной стратегии // Вестник Томского государственного уни верситета. 2013. № 373. С. 151-157.
Business enterprise intramural expenditure on R&D by industry // SourceOECD Science and Technology Statistics. Vol. 2009/1. Paris : OECD, 2010.
Россия и страны мира. 2012 : стат. сб. М., 2012.
 Государственно-частное партнерство как инструмент финансирования стратегии инновационного развития России | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 387. DOI: 10.17223/15617793/387/28

Государственно-частное партнерство как инструмент финансирования стратегии инновационного развития России | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 387. DOI: 10.17223/15617793/387/28