Административно-правовой статус лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении: содержание и особенности | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 388. DOI: 10.17223/15617793/388/28

Административно-правовой статус лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении: содержание и особенности

Статья посвящена исследованию вопросов сущности и содержания административно-правового статуса лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Данное лицо выступает центральным участником этого производства, правовой статус которого требует не только тщательного закрепления в законе, но и должного теоретического осмысления. Приведен анализ отдельных элементов, составляющих содержание административно-правового статуса такого лица.

Administrative legal status of the subject of administrative proceedings: content and features.pdf Статья 1 Конституции РФ провозглашает Российскую Федерацию правовым государством. Современная политико-правовая доктрина под правовым государством понимает демократическое государство, в котором обеспечивается верховенство закона, последовательно проводится принцип разделения властей, а также признаются и гарантируются права и свободы каждого человека. Законодатель и правоприменитель в первую очередь должны исходить из приоритета прав и свобод человека и гражданина, провозглашенных в Международном пакте о гражданских политических правах [1], Всеобщей декларации прав человека [2], Конституции РФ. В условиях правового государства защита прав и свобод человека приобретает характер особо значимой функции государства, которое берет на себя обязанности перед личностью не только наиболее полно закрепить ее права в нормативно-правовых актах, но и обеспечить реальность этих прав и их защиту. Конституционное положение, провозгласившее Россию правовым государством, может приобрести оболочку реальности только в том случае, если защита прав граждан и юридических лиц станет главной обязанностью государства. Статьей 2 Конституции РФ установлено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Согласно ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Следовательно, государство обязано реально обеспечить защиту прав и охраняемых законом интересов в случае их оспаривания или нарушения. В условиях правового государства защита прав и свобод из идеальной модели правопорядка превращается в реальную [3. С. 16]. На исключительную важность защиты прав человека в условиях правового государства неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, отмечая, что конституционный принцип правового государства, возлагающий на Российскую Федерацию обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшую ценность, предполагает установление такого правопорядка, который должен гарантировать каждому государственную защиту его прав и свобод [2]. В то же время Конституционный Суд РФ неоднократно подчеркивал необходимость повышенного уровня защиты прав и свобод граждан в сфере правоотношений, связанных с публичной, в том числе административной, ответственностью, указывая на то, что законодательные механизмы, действующие в этой сфере, должны соответствовать вытекающим из Конституции РФ и общих принципов права критериям справедливости, соразмерности и правовой безопасности [4-7]. При этом личность в ее взаимоотношениях с государством должна рассматриваться как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов [8, 9]. Таким образом, Конституция РФ во главу угла становления и развития правового государства ставит именно защиту прав и свобод личности. Особое значение эта защита приобретает при вступлении человека в отношения с государством, связанные с применением уголовно- или административно-правовых санкций. Поскольку подобного рода отношения изначально построены на неравенстве сторон и безусловном подчинении, в данной сфере присутствуют большая вероятность произвола и, как следствие, нарушение прав и законных интересов человека и гражданина. Незаконные действия государственных органов и их должностных лиц не могут не затрагивать субъективных конституционных прав личности. Как отмечал В.П. Грибанов [10. С. 96], субъективное право, предоставленное лицу, но не обеспеченное от его нарушения необходимыми средствами защиты, является лишь декларативным правом. Исследование вопросов сущности и содержания административно-правового статуса лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в условиях построения правового государства, проводимой в стране судебной и административной реформы, с которой связаны кардинальный пересмотр, кодификация и систематизация законодательства, несомненно, является своевременным и отвечающим задачам российского государства на современном этапе его развития. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, выступает центральным участником этого производства, правовой статус которого требует не только тщательного закрепления в законе, но и должного теоретического осмысления. Под общим правовым статусом в юридической литературе традиционно понимается закрепленная законами и иными нормативно-правовыми актами система прав и обязанностей субъекта правоотношений. Вместе с тем большинство исследователей добавляют в содержание правового статуса в дополнение к правам и обязанностям также и другие элементы в отдельности либо в их совокупности: гарантии и принципы их реализации, гражданство, правосубъектность, ответственность [11. С. 23; 12. С. 42-50; 13. С. 3-11; 14. С. 189-205; 15. С. 33-35; 16. С. 4]. Административно-правовой статус является органической частью общего правового статуса и потому характеризуется той же совокупностью структурных элементов, составляющих его содержание, однако ограничивается лишь сферой административных правоотношений. Единство мнений относительно содержания административно-правового статуса среди ученых-административистов отсутствует. Вместе с тем все они признают в качестве его стержневой основы права и обязанности субъекта в сфере государственного управления, дополняя его теми или иными структурными элементами по аналогии с общим правовым статусом [17. С. 12; 18. С. 40; 19. С. 230]. Множественность административных правоотношений в реальной жизни предопределяет то обстоятельство, что вступление лица в такие правоотношения зачастую влечет изменение его административно-правового статуса. Поэтому наряду с общим административно-правовым статусом выделяют более конкретизированные (специальные) статусы. Так, содержание общего административно-правового статуса раскрывается через общие права и обязанности, присущие всем субъектам, независимо от каких-либо групповых особенностей. Специальные же административно-правовые статусы более конкретизированы в зависимости от принадлежности к конкретной группе, объединенной специфическими признаками. Так, например, Д.Н. Бахрах [20. С. 40-47] выделяет специальные административно-правовые статусы индивидуальных субъектов, исходя из их социальной роли: статус членов административных коллективов; статус субъектов административной опеки; статус жителей территорий с особым административно-правовым режимом; статус субъектов разрешительной системы; статус лиц, совершивших преступления и административные проступки. Безусловно, правовое положение последней группы субъектов обладает значительной спецификой по сравнению с общим административно-правовым статусом и, в первую очередь, это выражается в возможности применения к данным лицам принудительных мер. В общем, соглашаясь с утверждением, что статус лиц, совершивших административные правонарушения, по существу является специальным административно-правовым статусом, вместе с тем следует уточнить, что аналогичным правовым статусом будут обладать и лица, не совершавшие правонарушений, однако в отношении которых возбуждено производство по делу об административном правонарушении. В то же время вряд ли изменится общий административно-правовой статус лиц, хоть и совершивших противоправные деяния, однако не вовлеченных в админи-стративно-юрисдикционный процесс. Как замечает сам профессор Д.Н. Бахрах, «число физических и юридических лиц, способных претерпевать неблагоприятные последствия неправомерного поведения, намного больше числа субъектов права, несущих ответственность, потому, что многие правонарушения не обнаружены, или их субъекты не установлены, или прошли сроки давности привлечения к ответственности и т.д.» [21. С. 2-5]. В связи с чем, по-нашему мнению, более точно следует говорить о наличии такого специального административно-правового статуса, как статус лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В то же время административно-правовой статус отдельных лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, отличен от общего административно-правового статуса иных лиц, привлекаемых к административной ответственности. Так, специфическим содержанием обладает административно-правовой статус лиц, привлекаемых к административной ответственности в особом порядке (депутаты, судьи, прокуроры и др.), а также лиц, к которым не применимы отдельные виды административных наказаний (беременные женщины, женщины, имеющие детей в возрасте до четырнадцати лет, несовершеннолетние, инвалиды I и II групп, военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, имеющие специальные звания сотрудники органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов). Административно-правовые статусы лиц, отличные от общего статуса лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, можно отнести к специальным. По общему правилу субъектами административной ответственности являются физические и юридические лица, совершившие административные правонарушения. Как верно замечает Н.И. Матузов [22. С. 45], правовой статус - это категория, затрагивающая интересы как отдельного человека, так и коллектива, организации. В общем виде содержание административно-правового статуса лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не зависит от того, является данное лицо индивидуальным или коллективным субъектом. В то же время отдельные структурные элементы административно-правового статуса юридического лица, безусловно, обладают определенной спецификой. Речь идет о таких его элементах, как гражданство и правосубъектность. Институт гражданства опосредует отношения государства и личности, в силу чего применим исключительно к индивидуальным субъектам. Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации» определяет гражданство как устойчивую правовую связь лица с Российской Федерацией, выражающуюся в совокупности их взаимных прав и обязанностей (ст. 3). И содержание правового статуса во многом зависит от того, является ли лицо гражданином Российской Федерации, иностранным гражданином либо лицом без гражданства. В отношении же юридических лиц определяющим является их государственная принадлежность. В соответствии с ч. 1 и 3 ст. 2.6 КоАП РФ иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица, совершившие административные правонарушения на территории Российской Федерации, административные правонарушения, предусмотренные ч. 2 ст. 8.16, ст. 8.17-8.20, ч. 2 ст. 19.4 КоАП РФ, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации подлежат административной ответственности на общих основаниях. Данное правило согласуется с установленным ст. 62 Конституции РФ принципом национального режима, выражающегося в том, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами России, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором РФ. В то же время специфика правового статуса иностранных граждан и лиц без гражданства проявляется в административных правоотношениях, в которых, предоставляя иностранным гражданам и апатридам широкие возможности для реализации предоставленных прав, государство требует от них соблюдения соответствующих правил, за невыполнение которых они подлежат административной ответственности [23. С. 40]. В частности, в целях обеспечения достаточного уровня личной, общественной и государственной безопасности, необходимого для защиты собственных национальных интересов от любых посягательств со стороны других государств, установлены режимы охраны государственной границы, пограничный режим, режим в пунктах пропуска через государственную границу, режим пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Российской Федерации, главной основой введения которых является суверенная концепция собственной национальной безопасности России, опирающаяся на внутренние экономические и политические факторы и принимающая во внимание соответствующие международно-правовые условия сосуществования мирового сообщества [24. С. 37]. В результате установления в Российской Федерации названных режимов в КоАП РФ сформирована группа составов административных правонарушений, к административной ответственности за совершение которых могут быть привлечены только иностранные граждане и лица без гражданства (ч. 2 ст. 18.4, ст. 18.8, 18.11 КоАП РФ). Иностранные граждане, апатриды и иностранные юридические лица не привлекаются к административной ответственности за действия, совершенные ими за пределами государства пребывания, если эти действия не затрагивают интересы данного государства или его граждан [25. С. 140]. Учитывая, что континентальный шельф, как и исключительная экономическая зона, являются территориями со смешанным правовым режимом (не относятся ни к государственной территории, ни к территории с международным режимом) и Российская Федерация осуществляет на указанных территориях целевую юрисдикцию, иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица могут быть привлечены к административной ответственности за совершение на указанных территориях только таких административных правонарушений, которые нарушают исключительные права Российской Федерации, закрепленные Федеральными законами «О континентальном шельфе Российской Федерации» и «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации». К иностранным гражданам и лицам без гражданства может быть применен специфический вид административного наказания - административное выдворение за пределы Российской Федерации. Данный вид административного наказания заключается в принудительном и контролируемом перемещении указанных граждан и лиц через государственную границу Российской Федерации за ее пределы, а в случаях, предусмотренных законодательством РФ, - в контролируемом самостоятельном выезде их из Российской Федерации (ст. 3.10 КоАП РФ). Иностранные юридические лица в производстве по делам об административных правонарушениях обладают практически тождественным с российскими организациями административно-правовым статусом. Между тем практика показывает, что зачастую привлечь виновное иностранное юридическое лицо к административной ответственности не представляется возможным ввиду необходимости уведомления юридического лица, находящегося заграницей, и небольшой длительности сроков давности привлечения к административной ответственности. Учитывая, что иностранные организации беспрепятственно осуществляют деятельность на территории Российской Федерации через обособленные подразделения и совершают административные правонарушения также опосредованно через свои филиалы и представительства, представляется целесообразным признать надлежащим уведомлением иностранного юридического лица извещение его обособленного подразделения, находящегося на территории Российской Федерации. Другие варианты решения данной проблемы: включение в аккредитационные требования для филиалов и представительств иностранных юридических лиц на территории Российской Федерации наличия у руководителя соответствующего обособленного подразделения полномочий по представлению его интересов в производстве по делам об административных правонарушениях либо приостановление течения срока давности привлечения к административной ответственности на период, необходимый для извещения иностранного юридического лица. Таким образом, гражданство физического лица и государственная принадлежность юридического лица являются важным составляющим элементом административно-правового статуса лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Не менее важную роль в содержании общего административно-правового статуса играет правосубъектность. Правосубъектность можно определить как закрепленную правом способность быть носителем правового статуса, т. е. прав, свобод, обязанностей и законных интересов, способность осуществлять его и отвечать за неправомерную реализацию [11. С. 30]. Соответственно, правосубъектность выражается в таких ее структурных элементах, как правоспособность, дееспособность и деликтоспособность. Для уяснения содержания административно-правового статуса лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, значение имеет лишь категория «административная деликтоспособность», поскольку деликтоспо-собное лицо в любом случае наделено административно-процессуальной право- и дееспособностью, позволяющей эффективно защищать свои права и законные интересы в административно-юрисдикцион-ном процессе. Согласимся с О.А. Рябус [26. С. 40], что необходимой предпосылкой административно-процессуальной правоспособности лица, привлекаемого к административной ответственности, является наличие у него административной деликтоспособности. Административная деликтоспособность представляет собой признанную законом способность лица нести административную ответственность за совершение административных правонарушений. Административная деликтоспособность иллюстрирует необходимость выделения данного элемента в качестве самостоятельного в структуре административной правосубъектности. Объединение административной де-ликтоспособности с административной дееспособностью нецелесообразно ввиду несовпадения во времени момента их возникновения. Одновременно административная дееспособность (как впрочем, и правоспособность) и административная деликтоспособность возникают только у юридических лиц. Момент их возникновения определяется моментом создания юридического лица. Что касается физических лиц, то у них административная деликто-способность возникает ранее, нежели наступает полная административная дееспособность. Последняя, по общему правилу, возникает по достижении восемнадцатилетнего возраста (ст. 60 Конституции РФ). Возможность же привлечения к административной ответственности физического лица имеется в том случае, если к моменту совершения административного правонарушения оно достигло возраста шестнадцати лет (ч. 1 ст. 2.3 КоАП РФ). Отдельными авторами предлагается снизить возраст наступления административной деликтоспособности до четырнадцати лет [27. С. 18; 28. С. 15, 16; 29. С. 64; 30. С. 20; 31. С. 45-47; 32. С. 171]. Наряду с возрастом еще одним признаком административной деликтоспособности физического лица выступает волевой критерий - вменяемость субъекта. В соответствии со ст. 2.8 КоАП РФ не подлежит административной ответственности физическое лицо, которое во время совершения противоправных действий (бездействия) находилось в состоянии невменяемости, т. е. не могло осознавать фактический характер и противоправность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики. Невменяемость характеризуется юридическим и медицинским критериями. Юридический критерий невменяемости подразумевает отсутствие у физического лица способности осознавать фактический характер и противоправность своих действий или бездействия или руководить ими. Медицинский критерий складывается из хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия, иного болезненного состояния психики. Вопрос о реальности тех возможностей, которые составляют субъективные права лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, на защиту, неизбежно связан с проблемой его гарантирования. В юридической литературе предлагаются различные классификации гарантий прав личности [33. С. 154]. Однако, как правило, под системой гарантирования прав понимается совокупность общих (социально-экономических, политических, идеологических) и юридических гарантий, обеспечивающих фактическую реализацию и охрану (защиту) прав и свобод человека и гражданина [33. С. 121; 34. С. 190-192; 35. С. 223]. Юридические гарантии в производстве по делам об административных правонарушениях можно определить как установленные законом средства, обеспечивающие и охраняющие реализацию лицом, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении, права на защиту. Среди всех юридических гарантий выделяются средства, обеспечивающие реализацию (осуществление) прав и средства, обеспечивающие их охрану. К средствам охраны относятся меры контрольно-надзорного характера; юридические меры защиты управомоченного; меры юридической ответственности обязанных лиц и органов, процессуальные формы охраны субъективных прав [36. С. 35]. Кроме того, отдельные авторы к мерам охраны относят также меры профилактики и предупреждения нарушений, рассмотрение жалоб и заявлений [37. С. 28, 29; 38] и др. К средствам реализации прав, обязанностей и законных интересов относят установление пределов прав, обязанностей и законных интересов; юридические факты, с которыми связывается их реализация; процессуальные формы реализации; меры поощрения и льготы для стимулирования правомерной инициативной их реализации [39. С. 203-226]. При исследовании средств реализации прав, обязанностей и законных интересов лица, в отношении которого ведется производство, особое внимание следует уделить процессуальным гарантиям в производстве по делам об административных правонарушениях, под которыми понимаются установленные законом полномочия, права и обязанности должностного лица, государственного органа, прокурора, суда (судьи), в производстве которых находится дело об административном правонарушении, обеспечивающие возможность лицу, в отношении которого ведется дело, осуществлять право на защиту. Одним из важнейших правомочий лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, является право требовать от государственных органов, должностных лиц, суда осуществления возложенных на них юридических обязанностей, корреспондирующих процессуальным правам данного лица. Как указывает И.И. Ве-ремеенко, нельзя «представить права субъекта, без корреспондирующих обязанностей на другом, образно выражаясь, полюсе правоотношения» [40. С. 34]. Таким образом, важнейшей гарантией права лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, является конкретизация обязанностей правоприменителей и установление порядка их реализации. От качества и полноты нормативного закрепления корреспондирующих обязанностей лиц, ведущих производство по делу об административном правонарушении, зависит не только фактическая возможность реализации прав лицом, в отношении которого ведется производство, но и достижение целей и задач всего производства. Как обоснованно отмечает И.Д. Перлов, «важно тщательно и подробно закрепить в законе права обвиняемого. Но не менее важно предусмотреть в законе строго продуманную систему процессуальных гарантий, обеспечивающих это право» [41. С. 11]. В производстве по делам об административных правонарушениях эта система основана на том, что каждому из прав лица, в отношении которого осуществляется производство, соответствует обязанность органа, должностного лица, прокурора, суда (судьи) обеспечить осуществление этого права. Например, лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе заявлять ходатайства (ст. 24.4, 25.1 КоАП РФ). Этому праву соответствует обязанность судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится данное дело, рассмотреть его (ст. 24.4 КоАП РФ). Лицо, в отношении которого ведется дело, имеет право давать объяснения (ст. 25.1 КоАП РФ). На должностное лицо возлагается обязанность отразить соответствующие объяснения в протоколе об административном правонарушении (ст. 28.2 КоАП РФ). Праву лица, в отношении которого осуществляется производство, на заявление отвода корреспондирует обязанность судьи, органа, должностного лица вынести определение об удовлетворении заявления либо об отказе в его удовлетворении (ст. 25.13 КоАП РФ). Невыполнение судьями, государственными органами, должностными лицами этих и других требований закона является грубым нарушением права лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, на защиту. Анализ судебно-арбитражной практики позволяет утверждать, что именно неисполнение органом государственной власти, должностным лицом своих обязанностей по обеспечению осуществления прав лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влечет существенные нарушения права на защиту. Неисполнение административно-юрисдикционным органом лишь одной обязанности может повлечь целую цепочку негативных последствий, выражающихся в невозможности использования лицом, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении, предоставленных ему законом полномочий. Многие из обязанностей юрисдикционных органов не нашли своего прямого закрепления в КоАП РФ. Однако отсутствие указания в законе на наличие конкретной обязанности у лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, не говорит о ее фактическом отсутствии, если соответствующее право закреплено за лицом, в отношении которого ведется производство. Наличие встречной обязанности - обязательный признак любого субъективного права. Если лицу предоставлена какая-либо процессуальная возможность, судья, орган, должностное лицо обязаны обеспечить ее реализацию независимо от того, содержится ли на то прямое указание в КоАП РФ или нет. Например, лицо, в отношении которого ведется производство по делу, вправе знакомиться со всеми материалами дела (ст. 25.1 КоАП РФ), обязанности же юрисдикционно-го органа ознакомить лицо с ними КоАП РФ не предусматривает. В то же время такая обязанность объективно существует, но она не конкретизирована в законе, что может повлечь необоснованные отказы в ходатайстве об ознакомлении с материалами дела. Аналогичным образом отсутствие конкретизации корреспондирующих обязанностей в законе, отсутствие указания на процессуальную форму исполнения соответствующих обязанностей могут повлечь грубое нарушение права на защиту. В связи с чем необходимо в КоАП РФ четко регламентировать порядок исполнения той или иной обязанности юрисдикционного органа, неисполнение или ненадлежащее исполнение которой может повлечь нарушение прав и законных интересов лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении. Исходя из вышеизложенного, административно-правовой статус лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, можно определить как закрепленную в законе совокупность прав и обязанностей, а также гарантий их реализации, обеспечивающих участие лица в правоотношениях, складывающихся между органами административной юрисдикции и данным лицом по поводу совершенного административного правонарушения.

Ключевые слова

guarantees of the rights of citizen, right to protection, administrative proceedings, administrative responsibility, administrative legal status, гарантии прав граждан, право на защиту, производство по делам об административных правонарушениях, административная ответственность, административно-правовой статус

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Микулин Андрей ИвановичЮжно-Сахалинский институт (филиал) Российского экономического университетаканд. юрид. наук, зав. кафедрой конституционного и административного праваplc.mikulin@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Веремеенко И.И. Механизм административно-правового регулирования в сфере охраны общественного порядка. М., 1982. Ч. 2.
Перлов И. Д. Право на защиту : учеб. пособие. М., 1969.
Мицкевич А. В. О гарантиях прав и свобод советских граждан в общенародном социалистическом государстве // Советское государство и право. 1963. № 8.
Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979.
Стецовский Ю.И., Ларин А.М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988.
Витрук Н.В. О юридических средствах обеспечения реализации и охраны прав советских граждан // Правоведение. 1964. № 4.
Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право Российской Федерации : учеб. М., 1995.
Гулиев В.Е., Рудинский Ф.М. Социалистическая демократия и личные права. М., 1984.
Баранова С.Г. Конституционное право человека и гражданина на правовую защиту : дис. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004.
Шевченко Я.Н. Правовое регулирование ответственности несовершеннолетних. Киев, 1976.
Морозова З.П. Пределы административно-правового регулирования поведения несовершеннолетних // Правоведение. 1975. № 4.
Мелешко Н.П. Предпреступное поведение несовершеннолетних как криминологическая проблема : автореф. дис.. канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 1998.
ЛуневА.Е. Проблемы административной ответственности // Советская законность. 1972. № 5.
Лапшин А.В. Правовое регулирование деятельности подразделений милиции по предупреждению и пресечению безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних : автореф. дис.. канд. юрид. наук. Омск, 2001.
Рябус О.А. Процессуальный статус участников производства по делам об административных правонарушениях : дис.. канд. юрид. наук. Ростов н/Д., 2006.
Валуйсков Н.В. Правовые проблемы предупреждения ювенальной преступности : автореф. дис.. канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2002.
Административное право : учеб. / под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Попова. М., 2001.
Бахрах Д.Н. Юридическая ответственность по административному праву // Административное право и процесс. 2010. № 1.
Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987.
Галенская Л.Н. Правовое положение иностранцев в СССР. М., 1982.
Степенко В.Е., Степенко А.В. Особенности административной ответственности иностранных граждан и лиц без гражданства как специальных субъектов нарушения режима охраны государственной границы и режима пребывания на территории РФ // Административное право и процесс. 2006. № 3.
Бахрах Д.Н. Административное право : учеб. для вузов. М., 1996.
Патюлин В.А. Государство и личность в СССР (правовые аспекты взаимоотношений). М., 1974.
Новоселов В. И. Правовое положение граждан в советском государственном управлении. Саратов, 1976.
Иерусалимов А.И. Административно-правовая охрана субъективных прав советских граждан : автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 1972.
ЩетининБ.В. Гражданин и социалистическое государство // Советское государство и право. 1975. № 2.
Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия: Теоретические проблемы субъективного права. Саратов, 1972.
Строгович М.С. Вопросы теории прав личности // Философия и современность. М., 1976.
Лепешкин А.И. Правовое положение советских граждан. М., 1966.
Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М., 2008.
Воеводин Л.Д. Содержание правового положения личности в науке советского государственного права // Советское государство и право. 1965. № 2.
Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1992.
Постановление Конституционного Суда РФ от 02.07.1998 г. № 20-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан» // Собрание законодательства РФ. 1998. № 28. Ст. 3393.
Постановление Конституционного Суда РФ от 03.05.1995 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголов но-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 19. Ст. 1764.
Постановление Конституционного Суда РФ от 27.05.2008 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 188 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки М.А. Асламазян» // Собрание законодательства РФ. 16.06.2008. № 24. Ст. 2892.
Постановление Конституционного Суда РФ 11.05.2005 г. № 5-П «По делу о проверке конституционности статьи 405 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива "Содействие", общества с ограниченной ответственностью "Карелия" и ряда граждан» // Российская газета. 20.05.2005. № 106.
Постановление Конституционного Суда РФ от 12.05.1998 г. № 14-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений абзаца шестого статьи 6 и абзаца второго части первой статьи 7 Закона Российской Федерации от 18 июня 1993 года «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением» в связи с запросом Дмитровского районного суда Московской области и жалобами граждан» // Собрание законодательства РФ. 18.05.1998. № 20. Ст. 2173.
Фокина М.А. Принципы гражданской процессуальной политики // Обзор деятельности арбитражных судов в СМИ. М., 2002.
Постановление КС РФ от 03.07.2001 г. № 10-П «О проверке конституционности отдельных положений подпункта 3 пункта 2 статьи 13 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" и пунктов 1 и 2 статьи 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"» // Собрание законодательства РФ. 16.07.2001. № 29, ст. 3058.
Всеобщая декларация прав человека (Принята 10.12.1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН) // Российская газета. 1995. 5 апр.
Международный пакт о гражданских и политических правах (принят 16.12.1966 г. Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-м пленарном заседа нии Генеральной Ассамблеи ООН) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 12.
 Административно-правовой статус лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении: содержание и особенности | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 388. DOI: 10.17223/15617793/388/28

Административно-правовой статус лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении: содержание и особенности | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 388. DOI: 10.17223/15617793/388/28