Литературно-критическая и научная рецепция творчества сестер Бронте в российском и англоязычном литературоведении XX в.: сопоставительный анализ | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 390.

Литературно-критическая и научная рецепция творчества сестер Бронте в российском и англоязычном литературоведении XX в.: сопоставительный анализ

English novelists the Bronte sisters left great artistic heritage. The reception of the Bronte sisters' works began in their native English culture and literature in the 19th century, and in the 20th century the research of their work continues. The subject timeliness of this scientific research is determined by problems of reception theory, by questions of dialogue of cultures and intercultural communication. The scientific novelty is that for the first time we make an attempt of special research of history and specification of literary and scientific criticism of the Bronte sisters' works in Russia in the 20th century, also for the first time we make a comparative analysis of Russian and English literary criticism of the Bronte sisters' works of this period. The aim of this research is to determine the main features of literary and scientific criticism of the Bronte sisters' works by Russian and English studies of literature in the 20th century. At that time, a lot of English specialists in literature research the Bronte sisters' works, they are: C. Shorter,V. Woolf, E.F. Benson, T.J. Wise, R. Chase, M. Willy, М. Spark, W.H. Stevenson, P. Bentley, L. Hinkley, T. Eagleton, M. Peters, E. Chitham, I. Tayler and others. In the 20th century, there are many new versions of the Bronte sisters' works and scientific researchers. The Russian researchers are: A.A. Budagyan, O.A. Naumova, V.M. Basilevich, M.S. Mihaylova, M.A. Gritchuk, D.B. Hardak, O.R. Demidova, E.A. Sokolova, M.P. Tugusheva, N.P. Mihalskaya, V.V. Ivasheva, A.A. Elistratova and others. The comparative analysis of the Russian and English literary criticism of Bronte sisters' works of the 20th century shows that there are common aspects and approaches in this reception. One of the common features in the approaches to the research of the Bronte sisters' works is that scientists pay attention to the three sisters (in the 19th century Charlotta Bronte was the most popular). At the same time, there is a whole number of special features in reception and understanding of Bronte sisters' works by the Russian and English studies of literature in the 20th century. The English studies of literature are concentrated on a detailed analysis of different aspects of the literary text. The Russian studies of literature are concentrated on a general analysis of the Bronte sisters' works, the most popular theme is connected with the problem of literary method. Also there is a difference in the thematic approach of researchers of the Bronte sisters' works. The main theme for the English studies of literature is biography, while for the Russian studies of literature this aspect is beyond the scope of research. It should be noted that in Russia in the 20th century the research of the Bronte sisters' works exists mainly in the form of dissertations and literature textbooks. The English studies of literature have a huge resource of original researchers in the form of monographs. Thus, Russian and English literary criticism of the Bronte sisters' works in the 20th century differs substantially in approaches, themes and research viewpoints and is similar in its interest in the literary heritage of all the three Bronte sisters.

Literary and scientific criticism of the Bronte sisters' works by Russian and English studies of the 20th-century liter.pdf Английские писательницы сестры Бронте оставили богатое художественное наследие, их произведения, созданные в середине XIX в., давно стали классикой мировой литературы. Творчество и личности сестер Бронте вызывают интерес литературоведов во всем мире, в России и за рубежом выходит огромное количество работ, посвященных этим замечательным романисткам. В литературоведении каждой отдельной страны и эпохи творчество сестер Бронте рассматривается исходя из собственных культурноисторических и социально-политических особенностей развития. Рецепция творчества сестер Бронте началась в родной для них английской культуре и литературе, затем оно было воспринято русской культурой XIX столетия, и в XX в. отечественное осмысление их творчества продолжилось. В ХХ в. в России произведения сестер Бронте приобрели особую популярность. В это время были впервые переведены произведения всех трех сестер, и вместе с тем появилось большое количество посвященных им литературоведческих исследований. Такой всплеск интереса российских читателей и литературоведов к творчеству сестер Бронте в ХХ в. определяет необходимость изучения рецепции их творчества в современной русской культуре и литературе, поскольку восприятие русской культурой и литературой мировой классики - до сих пор актуальный и активно осмысляемый процесс [1]. Подобное исследование, на наш взгляд, требует более широкого подхода для осмысления рецепции творчества сестер Бронте: в частности, важным представляется объединение разных национальных культурных и научных традиций в изучении наследия писательниц. Актуальность данного исследования определяется проблематикой рецептивной эстетики, вопросами диалога культур и межкультурной коммуникации. Научная новизна работы обусловлена тем, что в ней впервые предпринята попытка специального исследования истории и специфики литературно-критической и научной рецепции творчества сестер Бронте в России XX в., а также впервые осуществлен сопоставительный анализ российских и англоязычных исследований творчества сестер Бронте указанной эпохи. Цель работы - определение основных направлений литературно-критического и научного осмысления художественного наследия сестер Бронте в англоязычном и российском литературоведении XX в. Известность и популярность к сестрам Бронте в России и за рубежом пришла после выхода в свет романа Ш. Бронте «Джейн Эйр» в Англии в 1847 г., первый русскоязычный перевод которого появился уже в 1849 г. Романы младших сестер Эмили и Энн Бронте, «Грозовой перевал» и «Незнакомка из Уайлдфелл-Холла», опубликованные в Англии в том же 1847 г., не сразу стали популярными среди читателей и литературоведов как у себя на родине в Англии, так и в России. В конце XIX - начале ХХ в. в англоязычном литературоведении появляются исследования, полностью или частично посвященные творчеству двух младших Бронте (Эмили и Энн), однако при этом произведения и талант Энн Бронте остаются в тени славы старших сестер. Аналогичная ситуация относительно популярности каждой из сестер Бронте складывается и в России, но, в отличие от англоязычной рецепции творчества Бронте, русскоязычные переводы произведений Эмили и Энн появляются лишь в середине XX в. Таким образом, отправной точкой для литературоведческих исследований жизни и творчества сестер Бронте в России и Англии можно считать первую публикацию романа Ш. Бронте «Джейн Эйр» и его первый русский перевод. С этого времени статьи и заметки о сестрах Бронте выходят во многих англоязычных и российских литературных журналах. В ХХ в. к творчеству сестер Бронте обращаются многие зарубежные исследователи: К. Шортер [2], B. Вульф [3], Е. Бенсон [4], Т. Вайс [5], Р. Чейз [6], Д. Траверси [7], Д. Сесил [8], М. Ватсон [9], А. Кэттл [10], М. Визик [11], А. Харрисон [12], Дж. Хьюиш [13], Р. Хайльман [14], Дж.Ф. Гудридж [15], Ф. Дрю [16], Р.Б. Мартин [17], В. Герин [18], М. Вилли [19], М. Спарк [20], В. Крейк [21], В. Стивенсон [22], Ф. Бентли [23], Л. Хинкли [24], Т. Иглтон [25], М. Петерс [26], Э. Ленгленд [27], И. Тайлер [28], Э. Читэм [29], С. Сенджер [30. C. 7-18], Д. Лодж [30. C. 110-136] и др. Отметим, что наряду с монографиями выходят и сборники, включающие эссе и фрагменты работ многих исследователей: «A Collection of Critical Essays» под ред. Я. Грегора [30], «Critics on Charlotte and Emily Бгайе» под ред. Дж. О’Нейла [31] и др. Англоязычные литературно-критические исследования творчества сестер Бронте ХХ в. демонстрируют тематическое разнообразие в подходах, однако здесь можно выделить несколько основных направлений. Вслед за многими исследователями XIX в. в XX в. литературоведы активно обращаются к теме биографии сестер Бронте. Большинство подобных работ опираются на книгу Э. Гаскэлл «The Life of Charlotte Bronte» [32] 1857 г. («Жизнь Шарлотты Бронте». Здесь и далее перевод мой. - Ю.Д.), которая до настоящего времени является одним из основополагающих исследований жизни и творчества сестер Бронте. Э. Гаскэлл, располагая подлинными документами семьи Бронте (дневниковые записи, личная переписка и пр.), приводит подробное описание жизненных обстоятельств сестер и анализ их творчества; закономерно, что большая часть книги посвящена Шарлотте. Некоторые биографические работы о сестрах Бронте ХХ в. также содержат краткий анализ творчества писательниц. Относительно самих биографических исследований отметим, что часто в них прослеживается оттенок загадочности и мрачной меланхолии, присутствует налет мистицизма и провиденциализма в трактовках жизни и смерти сестер и единственного брата Бронте, иногда это отражено в названиях самих работ: «Holy Ghosts» («Святые призраки») [28], «Myths of Power: A Marxist Study of the Brontes» («Мифы власти: марксистское учение о сестрах Брон-те») [25], «Unquiet Soul» («Неуспокоенная душа») [26] и др. Ведущей темой подобных исследованиях являются необычайная способность всех детей Бронте к творчеству, а также ранние смерти всех сестер и единственного брата. Причину подобного подхода мы усматриваем в семейном укладе семьи Бронте. Отец сестер Бронте был пастором, и дом, в котором жили сестры, располагался рядом с кладбищем (это обычное условие жизни пасторов в Англии XVIII-XIX вв. -Ю. Д.), возможно, поэтому в трудах многих исследователей читается некий мистицизм в трактовках жизни и смерти сестер. Популярность темы биографии в англоязычном литературоведении ХХ в. можно объяснить тем, что большая часть подлинных архивных документов семьи Бронте находится в Англии, что облегчает доступ к ним зарубежных исследователей. Другим направлением англоязычных исследований является анализ творчества всех сестер Бронте в перспективе сравнения и сопоставления их произведений, отдельных элементов и образов в них. Возможно, подобные исследования, не признавая одаренности всех сестер Бронте, преследуют цель выявить и, на основании анализа их творчества, объяснить настоящую одаренность лишь одной из сестер. Например, В. Вульф, разделяя точку зрения С. Добэлл о незаурядности таланта Эмили Бронте, пишет: «“Wuthering Heights” is a more difficult book to understand than “Jane Eyre”, because Emily was a greater poet than Charlotte» [31. С. 54] (подстрочный перевод: «“Грозовой перевал” - книга гораздо более сложная для понимания, нежели “Джейн Эйр”, потому что Эмили более более крупный художник, нежели Шарлотта). Р. Чейз [6], анализируя поэтику романов Ш. Бронте «Джейн Эйр» и Э. Бронте «Грозовой перевал», сопоставляет образы героев, в частности исследователь говорит о сходстве Хитклиффа и Рочестера. Свою работу В. Стивенсон [22] выстраивает на сравнении образов Эмили и Энн Бронте на уровне стиля. В книге дан сравнительный анализ различных фрагментов текстов романов «Грозовой перевал», «Незнакомки из Уайлдфелл-Холла» и «Агнес Грей». Также в контексте сравнения с Шарлоттой и Эмили Энн Брон-те упоминается и в книге Т. Иглтон [25]. В качестве следующего значимого аспекта в англоязычной литературно-критической рецепции творчества сестер Бронте мы выделяем литературоведческий анализ отдельных художественных приемов и элементов в романах сестер (повествование, образы героев, различные концепты, хронология и пр.). Подобные исследования составляют большую часть всех англоязычных литературоведческих трудов в ХХ в. Романы сестер Бронте представляют собой необычные в плане повествования и актуальные и интригующие в плане содержания произведения, поэтому считаем закономерным, что подобные литературные произведения вызывали самый живой интерес исследователей. Так, К. Тиллотсон анализирует повествовательную структуру романа Ш. Бронте «Джейн Эйр» [31. C. 25-31]. Ч. Сенджер занимается вопросами хронологических и родословных отношений в романе Э. Бронте «Грозовой перевал», чем устанавливает принципиально новые рамки в изучении данного произведения [30. С. 7-18]. М. Шорер исследует текст «Грозового перевала», с точки зрения художественных приемов языковых средств, которыми пользуется Э. Бронте [31. C. 61-64]. По мнению исследователя, для усиления эффекта описания чувств и эмоций героев писательница использует аллегории с животными, водой, ветром, огнем: «To exalt the power of human feeling, Emily Бгайё roots her analogies in the fierce life of animals and in the relentless life of the elements fire, wind, water» [31. Р. 61] (подстрочный перевод: «Чтобы возвысить силу человеческих чувств, Эмили Брон-те проводит свои аналогии со свирепой жизнью животных и жизнью таких неукротимых стихий как огонь, ветер, вода»). Д. Ван Гент [31. C. 65-67] работает с категорией образа в тексте «Грозового перевала». В частности, исследователь выделяет «образ окна» в качестве одного из важнейших аспектов для анализа всего произведения. Окно в произведении Эмили Бронте, по мнению литературоведа, не всегда просто отделяет внутреннее пространство от наружного, но является некой гранью между двумя мирами романа - реальным и потусторонним. Р. Маккиббен пишет об особой роли книг в романе Эмили Бронте [30. C. 19-33]. Д. Лодж наряду с другими считает «образ огня» значимым для понимания всего творчества Эмили и Шарлотты Бронте [Там же. С. 110-136]. Анализируя англоязычную литературно критическую рецепцию ХХ в., необходимо специально показать популярность каждой из сестер среди исследователей. В ХХ в. в работах исследователей фигурировали все три сестры Бронте, однако Шарлотте отведено более значимое место. Фигура Эмили Бронте также пользовалась популярностью среди литературоведов. Что касается самой младшей сестры, Энн Бронте, то, в сравнении с количеством работ о Шарлотте и Эмили, исследований ее жизни и творчества значительно меньше. В основном Энн Бронте упоминается в контексте биографии сестер, а исследования о самой писательнице носят сравнительный характер ее творчества с творчеством старших сестер. В качестве одного из примеров может служить книга В. Стивенсона [22]. В названии исследования заявлены две сестры - Эмили и Энн Бронте (оригинальное название «Emily and Anne Бгайё»), однако большую часть работы литературовед отводит Эмили и анализу ее романа «Грозовой перевал». Энн Бронте и двум романам писательницы «Агнес Грей» и «Незнакомка из Уайлдфелл-Холла» принадлежит лишь незначительная часть, где литературовед производит сравнительный анализ творчества двух сестер, отдавая явное предпочтение Эмили. Такая позиция литературоведов по отношению к Энн Бронте может быть вызвана тем обстоятельством, что в XIX в. творчество писательницы еще не было изучено и оценено по достоинству, многие работы этого периода характеризуются почти полным отсутствием упоминаний об Энн Бронте как о талантливой писательнице. В целом в XX в. англоязычное литературоведение демонстрирует широкий диапазон исследовательских позиций. Одни анализируют творчество сестер Брон-те, сопоставляя и сравнивая его в определенных аспектах, пытаясь определить, кто из сестер более талантлив, другие работают непосредственно с текстами романов, занимаются вопросами формы и содержания, анализом языковых средств и пр. Наиболее популярным, на наш взгляд, для англоязычного литературоведения XX в. является подход, основанный на анализе романной поэтики, а также изучение биографии сестер Бронте. Говоря о литературно-критической рецепции творчества сестер Бронте в России, отметим, что условно процесс вхождения произведений сестер Бронте в русскую литературу можно разделить на два периода: 1) середина XIX - начало ХХ в., 2) середина ХХ в. по настоящее время. С появлением первого русскоязычного перевода романа «Джейн Эйр» в середине XIX в. интерес со стороны литературоведов и читателей к творчеству Ш. Бронте был велик, также в литературных журналах того времени выходили заметки и об Эмили и Энн Бронте (преимущественно в контексте биографии Шарлотты. - Ю. Д. ). Однако к началу XX в. интерес российской культуры и литературы к творчеству сестер Бронте идет на спад, в этот период в 1901 г. в журнале «Библиотека юного читателя» [33] появляется один перевод романа «Джейн Эйр». Середина XX в. ознаменовалась мощным всплеском нового интереса к творчеству теперь уже всех трех сестер Бронте, что, по нашему мнению, является значимым явлением в восприятии творчества сестер в России. В этот период переводятся неизвестные до настоящего времени русскому читателю произведения Эмили и Энн Бронте, издаются и переиздаются переводы Шарлотты: в 1950 г. - роман «Джейн Эйр» (перевод В. Станевич), в 1956 г. выходит роман «Грозовой перевал» (перевод Н. Вольпина), в 1963 г. - романа «Шерли» (перевод И. Грушецкой и Ф. Мендельсона), в 1983 г. Л. Орел и Е. Суриц переводят роман «Вильетт» (в России он выходит под названием «Городок»), в 1990 г. романы Энн Бронте «Агнес Грей» и «Незнакомка из Уайлдфелл-холла» (перевод И. Гуровой, где восстановлены пропуски прошлого варианта), также в 1990 г. публикуется полный перевод И. Гуровой, в 1997 г. - роман «Учитель» (перевод Н. Флейшман). В ХХ в. России наряду с многочисленными переводами и переизданиями произведений сестер Бронте появляется большое количество литературоведческих работ. С этого момента до настоящего времени творчество сестер Бронте находится на пике популярности в России. В ХХ в. исследованием творчества сестер Бронте в России занимаются А.А. Будагян [34], О.А. Наумова [35], В.М. Базилевич [36], М.С. Михайлова [37], М.А. Гритчук [38], Д.Б. Хардак [39], О.Р. Демидова [40], Е.А. Соколова [41], М.П. Тугушева [42], Г.В. Аникин и Н.П. Михальская [43], В.В. Ивашева [44] А.А. Елистра-това [45] и др. Главной темой российских литературоведческих исследований является художественный мир сестер Бронте с точки зрения их художественного метода. «Одной из важнейших проблем современного литературоведения является взаимоотношение различных художественных методов и стилей.» [39. С. 10]. Борьба романтизма и реализма становится ведущей темой многих работ. Расширяя границы изучения творчества сестер Бронте, Д.Б. Хардак [39] в своем диссертационном исследовании, наряду с анализом художественного метода, пишет о влиянии новых открытий в области науки, в частности психологии, на творчество западных писателей рубежа XIX-XX вв. По мнению Хар-дак, благодаря введению Эмили Бронте в свой роман фрагментов психологического анализа героев, произведение является ярким примером новых тенденций в литературе. М.П. Тугушева [42] рассуждает о зарождении романтизма в английской литературе, о его представителях и влиянии на культуру и литературу Англии. Характеризуя роман «Джейн Эйр», исследовательница, как и многие другие литературоведы, отмечает присутствие в произведении одновременно двух художественных методов, романтизма и реализма. Акцентируя внимание на характере произведений Ш. Бронте, М.П. Тугушева пишет: «В романах Ш. Бронте правдиво воспроизведен дух борьбы в обществе, она заставляет усомниться в справедливости, разумности и правомочности реально сложившихся отношений между теми, кто правит, и теми, кто по своему положению должен подчиняться, но отказывается это делать» [42. С. 8]. XX в. для российской научной рецепции сестер Бронте характеризуется обилием статей в учебниках по зарубежной литературе. В «Истории английской литературы» Г.В. Аникина и Н.П. Михальской [43] творчество Шарлотты и Эмили Бронте рассматривается в контексте реалистического метода как литературного явления XIX в. Авторы учебника полагают, что, делая главным героем своих произведений женщину, сестры Бронте придают романам новаторский характер. Свое литературоведческое исследование В.В. Ивашева [44] посвящает творчеству Ш. Бронте. В работе литературовед описывает биографию Ш. Бронте, анализирует ее романы. Главным направлением литературоведческого анализа творчества Ш. Бронте Ивашевой вновь становится художественный метод писательницы. Особое место, на наш взгляд, среди российских исследований творчества сестер Бронте в ХХ в. занимает книга «Эти загадочные англичанки», вышедшая в 1992 г., составителем которой была Е.Ю. Гениева [46]. Здесь исследовательница представила статьи и фрагменты трудов таких зарубежных писателей и литературоведов, как Э. Гаскелл, В. Вульф, Ф. Уэлдон, М. Спарк. В сборнике содержатся работы о Шарлотте и Эмили Бронте, Джейн Остен, Мери Шелли. В предисловии к книге Е.Ю. Гениева рассуждает о женской литературе, один из видов которой она определяет как «высокая литература», сюда исследователь относит творчество Сафо, сестер Бронте, Ж. Санд, А. Ахматовой, М. Цветаевой. «Со своих женских позиций, которые вряд ли в полную меру доступны мужчине, они вглядываются в свою женскую суть, свою женскую долю, вековую женскую боль.» [Там же. С. 6]. Значимой для российской рецепции сестер Бронте данная работа является ввиду того, что представляет взгляды зарубежных исследователей на литературное творчество сестер, что, в свою очередь, имеет большое значение для изучения творчества Бронте в России. Итак, российская научная рецепция творчества сестер Бронте в ХХ в. характеризуется большим количеством исследований. Несмотря на такое количество работ, большинство из них, так или иначе, сводятся к изучению художественного метода писательниц. Одним из важнейших аспектов изучения романного творчества сестер становится не просто проблема определения художественного метода (романтизм или реализм), но и взаимодействие этих двух направлений, их существование в границах одного произведения. Подобный подход к изучению творчества Бронте в России в ХХ в. можно объяснить тем, что проблема художественного метода была одним из ведущих направлений советского литературоведения. Помимо этого, процессы возникновения новых литературных течений и методов в ХХ в. также актуализировали активное изучение проблемы художественного метода творческого наследия сестер Бронте. Другим важным направлением для литературнокритической рецепции творчества сестер Бронте в России в ХХ в. считаем изучение творчества сестер в контексте новой «женской» литературы. Несмотря на немногочисленность исследований в этой области (точнее, одна книга «Эти загадочные англичанки»), полагаем, что подобное направление предварило дальнейшее изучение творчества сестер Бронте в России в контексте уже гендерного аспекта, который стал особенно популярен в XXI в. Сравнительный анализ англоязычной и российской литературно-критической рецепции творчества сестер Бронте в ХХ в. показал, что в рецепции творчества сестер присутствуют общие подходы и аспекты. Так, одной из общих черт в подходе к изучению наследия Бронте в ХХ в. является то, что интерес исследователей привлекают все три сестры, в отличие от культуры и литературы ХГХ в., когда в центре всеобщего интереса находилась только Шарлотта. В данной связи отметим, что фигура и творчество Энн Бронте пользуются наименьшей популярностью среди как англоязычных, так и российских литературоведов. При этом в восприятии и понимании творчества сестер Бронте англоязычное и российское литературоведение ХХ в. обладает целым рядом специфических особенностей, что представляется вполне закономерным. Англоязычное литературоведение сосредоточено на углубленном анализе художественного текста, на разных уровнях его организации (сюжет, повествование, образ героя и т.д.). Российская наука о литературе берет за основу обобщающий анализ произведений сестер, здесь больше внимания уделяется генерализирующим категориям литературоведения, произведение рассматривается как целостный объект. Так, большинство российских исследований посвящено проблеме художественного метода. Наряду с этим ярко проявляется разница в тематическом подходе литературоведов к изучению творчества сестер. Для англоязычных исследований ведущей темой оказывается биографический аспект. Для российской рецепции данная тема остается вне сферы научного внимания, в XX в. в России нет исследований, специально посвященных биографии семьи Бронте. Подтверждением этого может служить тот факт, что, несмотря на популярность творчества сестер в России в XX в., книга Э. Гаскелл «Жизнь Шарлотты Бронте» до сих пор не переведена полностью на русский язык. В ХХ в. российское литературоведение располагало лишь фрагментарным переводом данной книги: 8-я и 14-я главы 1-й части в переводе Т. Казавчинской [47], 8-я и 14-я главы 1-й части также в переводе Т. Казавчинской в книге «Эти загадочные англичанки» [46. C. 27-78]. Также необходимо отметить, что в ХХ в. в России творчество сестер Бронте в большинстве своем изучается в формате диссертационных исследований. Общее представление о творческой жизни сестер Бронте можно найти во многих учебниках по литературе, что касается отдельных книг, посвященных сестрам, то их в ХХ в. выходит незначительное количество. Англоязычное литературоведение, наоборот, располагает огромным ресурсом самостоятельных монографических исследований. Итак, российская и англоязычная литературнокритическая и научная рецепция творчества сестер Бронте в ХХ в. существенно различается в подходах, тематике и исследовательских позициях; объединяет их общий интерес к творческому наследию всех трех сестер Бронте.

Ключевые слова

English literature studies of the 20th century, Russian literature studies of the 20th century, the Brontes, reception, англоязычное литературоведение XX в, сестры Бронте, российское литературоведение XX в, рецепция

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Дьяченко Юлия ВасильевнаТомский политехнический университет; Томский государственный университетпреподаватель кафедры иностранных языков; аспирант кафедры русской и зарубежной литературыjulia2212@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Грозовой перевал : роман; стихотворения. Э. Бронте. М., 1990. С. 314-353.
Гениева Е.Ю. (сост.) Эти загадочные англичанки. М., 1992. С. 27-78.
Аникин Г.В. иМихальскаяН.П. История английской литературы : учеб. М., 1985. 431 с.
Ивашева В.В. Век нынешний и век минувший. Английский роман XIX века в его современном звучании. М., 1974. 464 с.
Елистратова А.А. Наследие английского романтизма и современность. М., 1960. 432 с.
Соколова Е.А. «Традиции романтизма в творчестве Шарлотты Бронте» : дис.. канд. филол. наук. М., 1995. 185 с.
Тугушева М.П. Шарлотта Бронте, очерк жизни и творчества. М., 1982. 191 с.
Демидова О.Р. Шарлотта Бронте, Элизабет Гаскелл, Джордж Элиот в России (1850-1870-е гг.) : дис.. канд. филол. наук. Л., 1990. 242 с.
Хардак Д.Б. Творчество Эмили Бронте (из истории английского реализма XIX века) : автореф. дис.. канд. филол. наук. М., 1972. 26 c.
Михайлова М.С. Демократическая направленность и реализм романов Ш. Бронте : дис.. канд. филол. наук. М., 1954. 307 c.
Гритчук М.А. Реализм Ш. Бронте («Джейн Эйр» и «Шерли») : автореф. дис.. канд. филол. наук. М., 1957. 15 c.
Базилевич В.М. Обличительный характер произведений Ш. Бронте : автореф. дис.. канд. филол. наук. Львов, 1954. 15 с.
Будагян А.А. Творческий путь Ш. Бронте : дис.. канд. филол. наук. Ереван, 1950. 183 с.
Наумова О.А. Автобиографический роман воспитания в творчестве Ч. Диккенса и Ш. Бронте : дис.. канд. филол. наук. М., 1990. 204 c.
Critics on Charlotte and Emily Brc^ / ed. by Judith O’Neill. London, 1968. 115 p.
A Collection of Critical Essays / ed. by Ian Gregor. New York, 1970. 179 p.
GaskellE.C. The Life of Charlotte Bronte. London, 1857. 2 vol.
Джэни Эйр история моей жизни. Шарлоты Бронте сокращенный перевод с английского // Юный читатель журнал для детей старшего возраста. СПб., 1901. № 3. 1 февраля, № 5. 1 марта.
LanglandE. Anne Bronte: The Other One. London, 1989. 172 p.
TaylerI. Holy ghosts. The male muses of Emily and Charlotte Bronte. New York, 1990. 342 p.
Chitham E. The birth of Wuthering heights. Emily Bronte at work. London, 1998. 217 p.
Bentley P. The Brc^s and their world. New York, 1969. 144 p.
Hinkley L The Brontes, Charlotta and Emily. New York, 1970. 376 p.
Eagleton T. Myths of Power: A Marxist Study of the Brontes. London, 1975. 148 p.
Peters M. Unquiet Soul: A Biography of Charlotte Bronte. New York, 1975. 460 p.
Willy М. Bronte: Wuthering heights. London, 1966. 79 p.
Spark M. The Bronte letters. London, 1966. 208 p.
Craik W.A. The Brc^ novels. London, 1968. 266 p.
Stevenson W.H. Emily and Ann Bronte. London, 1968. 116 p.
Gerin W. Charlotte Bronte. The evolution of genius. London, 1967. 617 p.
Goodridge F. Emily Brontё: Wuthering heights. London, 1964. 314 p.
Drew P. Charlotte Bronte as a critic of Wuthering heights // Nineteenth Century Fiction. 1964. Vol. XVIII, № 4. Р. 365-381.
Martin R.B. The accents of persuasion: Charlotte Bronte’s novels. London, 1966. 188 p.
Harrison А., StanfordD. Anne Bronte Her Life and Work. London, 1959. 252 p.
Hewish J. Emily Brontё. A critical and biographical study. New York, 1969. 204 p.
Heilman R.B. Charlotte Brc^, reason and the moon // Nineteenth Century Fiction. 1960. Vol. XIV, № 4. Р. 283-302.
Visick M. The genesis of Wuthering heights. Hong Kong and London, 1958. 88 p.
Kettle A. Wuthering heights. In introduction to the English novel. Vol. 1. Chapter V. London, 1951. Р. 139-55.
Cecil D. Early Victorian novelists. London, 1934. 332. p.
Watson M.R. Form and substance in the Brc»^ novels // From Austen to Conrad / еd. by R.C. Rathburn and M. Steinmann Jr. Minneapolis, 1958. Р. 106-117.
Benson E.F. Charlotte Bronte. New York, 1932. 313 p.
Wise T.J., Symington J.A. The Brontes: their lives, friendship and correspondence. London, 1932. 4 vols.
Chase R. The Brontёs: A centennial observance // Kenyon Review. 1947. Vol. IX, № 4. Р. 487-506.
Traversi D. Wuthering heights after a hundred years // Dublin review. 1949. Vol. 222, № 445. Р. 154-168.
Shorter C. The Brontes and their circle. London, 1917. 475 p.
Woolf V. Jane Eyre and Wuthering heights. The Common Reader. London, 1925. Р. 196-204.
Новикова Е.Г. Садовая беседка Ф.М. Достоевского и В.В. Набокова // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2008. № 3 (4). С. 82-88.
 Литературно-критическая и научная рецепция творчества сестер Бронте в российском и англоязычном литературоведении XX в.: сопоставительный анализ | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 390.

Литературно-критическая и научная рецепция творчества сестер Бронте в российском и англоязычном литературоведении XX в.: сопоставительный анализ | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 390.