Особенности функционирования скрепы «между прочим» в диалогическом тексте | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 390.

Особенности функционирования скрепы «между прочим» в диалогическом тексте

Рассматриваются особенности функционирования скрепы «между прочим» в диалогическом (художественном и естественном) тексте. Выделяются и подробно изучаются четыре контекстуально обусловленных варианта употребления данной скрепы. Анализируются особенности ее семантики и функционирования в зависимости от прагматической установки говорящего, а также закономерности лексического и синтаксического наполнения структур комментирующих высказываний.

The peculiarities of the functioning of the text connector "mezhdu prochim" in the dialogical text.pdf Скрепа между прочим входит в группу скреп, присоединяющих так называемый факультативный комментарий [1. С. 55]. В эту же группу входят такие слова, как кстати, к слову, впрочем и т.п. В ходе исследования, посвященного особенностям функционирования этой скрепы в тексте, мы заметили, что между прочим в монологическом и диалогическом тексте функционирует совершенно по-разному. Это закономерно, так как диалог в корне отличается от монолога по многим параметрам, о которых речь пойдет ниже. Оговоримся вначале, что в нашей работе мы не делаем различий между художественным и естественным диалогом, хотя и признаем, что «они обслуживают принципиально различные сферы речевой деятельности. Естественный речевой диалог ориентирован на преобразование действительности в ходе осуществления речевого поведения коммуникантов. Художественный диалог направлен на вербализацию некоторого неразрешимого ценностного конфликта, значимого для данного языкового коллектива» [2. С. 3]. Для данной работы это различие нерелевантно, так как в фокусе нашего исследования находится, прежде всего, сама структура высказывания и его контекстов, и нам достаточно знать, что конкретное употребление исследуемой скрепы действительно было сделано носителем литературного языка и было закреплено письменно. Основной особенностью диалогического текста является его ярко выраженная коммуникативная направленность: реплики, образующие его структуру, всегда направлены на адресата. Причем адресован-ность диалога имеет прагматическую основу: она «связана с ожиданием немедленной реакции» [3. C. 43] (в отличие от адресованности монолога, которая связана «с ожиданием понимания или эстетического эффекта» [Там же]. Т.Н. Колокольцева отмечает, что помимо прагматической целеустановки диалоговые формы характеризуются высоким экспрессивным потенциалом [4. C. 14], а также структурной неполнотой, сжатостью [Там же. C. 31]. Хотя многие исследователи пишут о «композиционной простоте» диалога [5. C. 36; 6. C 202, 203], мы считаем необходимым отметить, что синтаксическая «канва» диалога все же осложнена экстралингвисти-ческим фактором, который является ключевым (конституирующим, неотъемлемым) для существования диалога в принципе: это наличие как минимум двух коммуникантов (интерперсональной направленности [7. С. 9]); «Самой природой слова обусловлено соединение двух сознаний - творящего и воспринимающего [Там же. С. 7]), т.е. текст конструируется одновременно несколькими сознаниями. Итак, диалог и монолог обладают совершенно различными синтаксическими механизмами текстообра-зования и построения, прагматикой, а также набором обусловливающих их существование экстралингви-стических факторов. Следовательно, функционирование элементов, отвечающих за построение и связность текста (коими, в частности, являются скрепы), необходимо рассматривать также отдельно в монологическом и диалогическом тексте. Стоит заметить, что тема функционирования текстовых скреп в диалоге принадлежит к числу новых и не вполне изученных. С одной стороны, в современном корпусе научных исследований относительно широко представлены работы, посвященные особенностям диалогического текста как особого коммуникативного построения (уже упомянутые нами Л.П. Якубинский, М.Н. Кожина, Т.Н. Колокольецва), а также работы, затрагивающие конструктивные и коммуникативные аспекты функционирования некоторых элементов диалогического текста: частиц (И.М. Кобозева, А.М. Баранов, А.А. Романов, Е.А. Стародумова), дискурсивных слов [8]. Последние нуждаются в отдельном комментарии: дискурсивные слова представляют собой достаточно разнородную совокупность единиц, служащих для организации дискурса (в их состав также включаются некоторые скрепы, например, кстати, впрочем и т.д.). Для их описания предлагается контекстно-семантический подход, опирающийся на возможности контекста усиливать или ослаблять те или иные компоненты семантики слова. Одним из ключевых понятий в рамках данного подхода является понятие варьирования. Условия и особенности взаимодействия слова с контекстом отражаются в его сценарии-схеме. В ней фиксируются «законы» и закономерности того, как то или иное слово существует в том или ином контексте, и того, каким образом слово и контекст влияют друг на друга. Однако, как можно увидеть, диалог в данном случае рассматривается только как дискурсивное, коммуникативное образование, а не как структура. С другой стороны, существуют работы, рассматривающие текстовые скрепы как особый класс слов, служащих для реализации категории связности в тексте (А.Ф. Прияткина, Е.А. Стародумова, М.И. Чере-мисина, М.В. Ляпон, О.И. Филимонов и др.), а также работы, описывающие функционирование конкретных скреп в тексте (в основном монологическом). Данная статья посвящена именно уже упомянутому «пограничному» аспекту: функционированию скрепы между прочим в диалогическом тексте. Материалом для исследования послужили тексты современных газет и журналов различной тематической направленности, современная художественная литература, а также Национальный корпус русского языка. Всего было проанализировано более 300 примеров словоупотребления. Мы выделили четыре группы употреблений скрепы между прочим в диалогах: 1) присоединение «неважной» информации; 2) присоединение «важной» информации; 3) сигнальная функция; 4) назидательный комментарий. 1. Присоединение «неважной» информации («неожиданного» высказывания, слабо связанного с предтекстом). Между прочим в диалогическом тексте может присоединять высказывания, имеющие оттенок «неожиданности». При этом само комментирующее высказывание по смыслу слабо связано с предтек-стом: оно вводит информацию, либо опирающуюся на факты, описанные в «дальнем» левом контексте, либо лишь условно, ассоциативно связанную с предтек-стом. Комментарий вводится как будто просто для поддержания разговора и мыслится говорящим как сообщение субъективно неважной информации. Обратимся к примеру 1. 1) Вдруг Борис заметил: - Между прочим, знаешь ли ты, что еще совсем недавно, в XVIII веке, жители Корнуолла промышляли таким вот способом: в особо сильный шторм выносили на берег большие фонари и расставляли рядами там, где громоздились самые страшные скалы. - И разбивались на скалах?! - воскликнула я. - Само собой. А когда шторм стихал, на берег выносило много полезных предметов. Вообще, в образе окна, - продолжал он задумчиво, - есть что-то трагическое [Дина Рубина. Окна (2011)]. В данном примере, на первый взгляд, комментарий сделан просто для расширения смыслового поля текста, для поддержания разговора героев, однако, если прочитать продолжение диалога, можно увидеть, что он связан с концептом всего произведения в целом с помощью тонкой ассоциативной связи: Заголовок «Окна» - описание переезда в новую мастерскую, рассуждения об окнах - описание переезда - между прочим, жители промышляли - моряки принимали свет фонарей за свет окон - есть в окнах что-то трагическое. Как ни парадоксально, но в данном случае факультативный комментарий, который обычно является «отклонением» от главной темы в сторону, наоборот, выступает в качестве способа вернуть авторское рассуждение к основному концепту. Или пример 2: 2) - Да... - сказал я после молчания. - Между прочим, знаете что, Валя? Я видел вашего кавалера. - Какого это кавалера? - Ну, этого маленького. Который ночью приходил с конфетами [Юрий Трифонов. Предварительные итоги (1970) // НКРЯ]. Факультативный комментарий с между прочим вводится для возобновления достаточно натянутого диалога между героями, при этом комментарий опирается на информацию, упоминавшуюся в тексте достаточно «далеко» в левом контексте. В целом скрепа между прочим, употребленная в подобных контекстах, по смыслу сближается со скрепой кстати, однако полнозначная функциональносемантическая замена в подобных случаях все же невозможна: между прочим придаёт попутному комментарию оценку, больший «вес» с субъективной точки зрения автора, нежели кстати. 2. Сообщение «важной» информации. Собранный нами материал позволил выделить еще одну группу употреблений скрепы между прочим в диалоге. Исследуемая скрепа способна присоединять комментарий, содержащий важную (с точки зрения говорящего) информацию. При этом субъективная важность информации подчёркивается следующими средствами: именем или названием авторитетного лица или организации, указанием на особый статус, принадлежность к особому классу, экспрессивно окрашенным словом и т.п. Рассмотрим пример 3. 3) Над Атлантикой Супер предложил партию в шахматы. Фигуры крепились к доске магнитиками, и, держа коня за голову, можно было приподнять все поле битвы. Супер корректно предупредил: - Между прочим, я чемпион континента по магнитным шахматам. А ты? - А я - по бесконтактному дзюдо. Он прозевывал фигуры одну за другой, но я старался брать не каждую. [Игорь Сахновский. Ревнивый бог случайностей // Октябрь. 2003]. Опорное слово шахматы находится в ближайшем к комментарию левом контексте, а рема комментария (чемпион) развивается сразу же, в следующей реплике. «Длина» правых и левых связей комментария с текстом (по сравнению с описанным выше типом употребления) оказывается небольшой: комментарий не отсылает читателя далеко влево, в дальний предтекст. В качестве информации, придающей особый вес комментарию, используется словосочетание чемпион континента. Чемпион - особый статус, выделяющий одного человека как лучшего из ряда подобных; континент - сверхбольшая территория (по сравнению с городом или областью, например) => Чемпион континента - это один из 6 лучших в мире. 4) - Я первая сказала! - Нет, я! Очередь снова загудела. - Между прочим, обязан предупредить вас, - сказал паренёк, - я ещё не мастер, а только стажер и вполне могу вас изуродовать. Женщины примолкли. - Нет уж, мы лучше здесь, чин чинарем, - вздохнула пожилая [И. Грекова. Дамский мастер (1963)]. В данном случае комментарий опирается не на конкретные слова из предтекста, а на всю речевую ситуацию в целом. Целесообразность информации, данной в комментарии, определяется автором и контекстом в целом. Комментарий (так же, как и в первом примере) имеет «короткие» правую и левую связи. Дополнительный «вес» комментарию придают экспрессивная окрашенность слова изуродовать, а также лексическое значение слова предупредить. Аналогичным образом происходит присоединение информации в следующих двух примерах. 5) - А ты и правда-то не похож на жулика. Нормальный мужик... даже вроде наш, деревенский. Ну, свиновод, пошли, что ли? - Между прочим, - не без фанаберии заговорил Егор, - к вашему сведению: я шофёр второго класса. - И права есть? - с недоверием спросила Люба. - Права в Магадане. Я правду говорю. [Василий Шукшин. Калина красная (1973)]. 6) - Э! - лицо Керима становится мечтательным и еще более смуглым. - Про это в Коране ничего не сказано! - Между прочим, я прочел Коран, - замечаю я. -Помню, там есть такие строки: «Нет ни одного из нас без места, предназначенного ему». Сура тридцать седьмая, стих сто шестьдесят четвертый [Андрей Рубанов. Сажайте, и вырастет (2005)]. 3. Сигнальная (начинательная) функция. Часто сопровождается словами и выражениями типа вспомнил, забыл сказать, пока не забыл, хлопнул себя по лбу, начал или чем-то подобным. Основная функция скрепы - не столько присоединение информации, сколько привлечение внимания к ней. 7) Разговор поначалу протекал вяло, все как бы поглядывали на Даппертата: что, мол, скажет? Арт уловил это настроение и без всякого смущения - к чести его надо сказать, он никогда не тушевался в присутствии сильных мира сего - слегка хлопнул себя по лбу натруженной в гольфе ладонью. - Между прочим, друзья, - при этом обращении Марджори Корбах и Норман Бламсдейл почти неуловимо, но все-таки уловимо переглянулись, - у меня есть для вас в запасе одна забавная маленькая история. Представьте, пару месяцев назад я узнал от одного странного посетителя, что моя фамилия имеет некоторое отношение к комедии дель арте, а именно к персонажу, созданному Гофманом, к Доктору Дап-пертутто [Василий Аксенов. Новый сладостный стиль (2005)]. Высказывание, присоединённое скрепой между прочим, слабо связано с предтекстом и по сути комментарием не является: в текст вводится новая информация, а скрепа служит её сигналом. 8) - А между прочим, - заговорил Данила и метко цокнул молотком по зубилу, оставившему на окружности ролика глубокий рубец: - а между прочим, на заводе давно был гудок шабашить, люди там уже свободны и, чистенько одевшись, гуляют по городу... [Н. Никандров. Проклятые зажигалки (1920-1929) // НКРЯ]. 4. Назидательный, поучающий комментарий. Последней группой употреблений скрепы между прочим в диалогах мы выделяем комментарий с оттенком назидательности, поучительности или даже упрека. Например: 9) - Приятно слышать, - ответила мама. - Но было бы ещё приятнее, если бы ты не пачкала так свои вещи. Стирать-то мне приходится. Между прочим, кто уважает других людей, тот ценит их труд. Потом Дарья заглянула к папе. Папа рисовал картинку - иллюстрацию к книге. - Пап, а я тебя уважаю, - сказала Дарья. [Наталия Ермильченко. Колыбельная // Мурзилка. 2000 // НКРЯ]. Обычно комментарий подобного типа содержит высказывание обобщающего характера, а связь комментария и предтекста строится на основе сочетания родового и конкретного понятий. В предтексте содержится информация, на основе которой говорящий делает некое поучающее обобщение в комментарии. См. пример выше: Стирать-то мне приходится. Между прочим, кто уважает других людей, тот ценит их труд. Стирать - название конкретного вида деятельности, труд - общее название любой деятельности. Похожий случай видим в примере 10. «Нет ничего такого, что бы запало в душу, запомнилось. Почему-то все молодые режиссёры делают ставку на техничность, совершенно забывая о художественной стороне. А кино, между прочим, это искусство», - считает студентка ВГИКа Ольга [Престиж золотой середины (2002) // Культура. 2002.04.08 // НКРЯ]. Здесь также видим «гипо-гиперонимическое обобщение» (кино - вид искусства), которое, как и в предыдущем случае, привносит назидательность, поучительность: неодобрение молодых режиссёров -между прочим - кино - искусство [ = ему надо уделять достаточно внимания]. 11) - Если бы пытался - стал бы. Ты просто не захотел. И сделал свой выбор. - Между прочим, это и твоя вина, что я им (Фазаном - членом особой привилегированной группы. - Е.О.) не стал! - запальчиво восклицает Курильщик. - Это ты испортил мне репутацию. [Мариам Петросян. Дом, в котором... (2009)]. В этом контексте выражен явный упрёк, обвинение (это твоя вина). Обратим внимание, что особый вес высказыванию придаёт именно скрепа между прочим. Попробуем заменить её на «ближайшего родственника» - скрепу кстати, и эмоциональность упрёка потеряется. Таким образом, скрепа между прочим может выполнять четыре специфических функции в диалогическом тексте: присоединение субъективно важной / неважной информации, сигнал новой темы и присоединение поучительного, назидательного комментария. В первом случае комментарий чаще всего соотносится с «забытой» информацией из дальнего левого контекста; во втором - с информацией из ближайшего левого контекста, и при этом опирается на дополнительные лексические средства; в третьем как такового комментирования не происходит, высказывание необходимо для привлечения внимания слушающих / читающих; в четвертом комментарий чаще всего строится на основе обобщения.

Ключевые слова

text connector, monologue, dialogue, text, syntax, текстовая скрепа, монолог, диалог, текст, синтаксис

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Откидыч Елизавета ВадимовнаДальневосточный федеральный университет (г. Владивосток)ассистент кафедры русского языка и литературыvadimovna001@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Дискурсивные слова русского языка: контекстное варьирование и семантическое единство / К.Л. Киселева, Д. Пайар. М. : Азбуковник, 2003. 207 с.
Вольвак Н.П. Фактор адресата в публичном аргументирующем дискурсе : автореф. дис.. канд. филол. наук. Владивосток, 2002. 26 с.
Кожина М.Н. Диалогичность письменной научной речи как проявления социальной сущности языка // Методика и лингвистика. М. : Наука, 1981. С. 20-45.
Якубинский Л.П. О диалогической речи. Язык и его функционирование: избранные работы. М. : Наука, 1986. С. 17-59.
Колокольцева Т.Н. Специфические коммуникативные единицы диалогической речи. Волгоград : Изд-во Волгоград. гос. ун-та, 2001. 260 с.
Стародумова Е.А. Частицы русского языка (разноаспектное описание). Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. 292 с.
Медведкина К.А. Прагматические особенности диалога в художественном тексте : автореф. дис.. канд. филол. наук. Белгород, 2008. 28 с.
ЛяпонМ.В. Смысловая структура сложного предложения и текст. К типологии внутритекстовых отношений. М. : Наука, 1986. 200 с.
 Особенности функционирования скрепы «между прочим» в диалогическом тексте | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 390.

Особенности функционирования скрепы «между прочим» в диалогическом тексте | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 390.