Организация профессиональной подготовки историков в вузах Нижнего Поволжья в 1945-1991 гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 397.

Организация профессиональной подготовки историков в вузах Нижнего Поволжья в 1945-1991 гг.

В статье, продолжающей серию публикаций автора, посвященную исследованию исторической науки и высшего исторического образования в вузах Нижнего Поволжья в советский период, рассматриваются проблемы организации профессиональной подготовки историков в вузах данного региона в 1945-1991 гг. Анализируется реформирование учебных планов и содержания учебных программ на исторических факультетах. Сделан вывод о том, что централизация управления образованием, с одной стороны, способствовала сохранению единого образовательного пространства, а с другой - существенно ограничивала самостоятельность вузов.

History education in the universities of the Lower Volga region in 1945-1991.pdf В рассматриваемый период содержание высшего образования в СССР определялось типовыми учебными планами, разрабатываемыми и утверждаемыми Министерством высшего образования. Учебный план по специальности «История» 1947 г. был рассчитан на четырехлетнее обучение. В плане выделялось несколько блоков учебных курсов: общественно-политические дисциплины, психолого-педагогические исторические курсы, спецкурсы и спецсеминары, а также факультативы [1. С. 17]. Содержание образования, представленное на уровне теоретического осмысления в учебных планах, получает свою конкретизацию в учебных курсах (дисциплинах). Блок общественных дисциплин включал в себя «Основы марксизма-ленинизма» (250 ч), «Политэкономию» (140 ч), «Диалектический и исторический материализм и историю философии» (140 ч). В преподавании общественных наук план предусматривал преемственность: «Основы марксизма-ленинизма» изучались с 1-го по 3-й семестр, а затем «Политэкономия» в 5-7-м семестрах и философские дисциплины в 6-8-м семестрах. В конце обучения студенты сдавали обязательный государственный экзамен -«Основы марксизма-ленинизма» [2. С. 77]. Таким образом, блок общественно-политических дисциплин был весьма обширен. Через обязательное изучение марксистских дисциплин власть проводила целенаправленную политику идеологизации и политизации общества. Тем самым достигались цели воспитания личности, преданной коммунистическим идеалам; становления специалистов, рассматривающих всю многомерность истории через призму всего одного научного метода - марксистско-ленинского. Блок исторических дисциплин состоял из «Истории Древнего мира» (178 ч), «Истории Средних веков» (227 ч), «Истории Нового времени» (442 ч) и «Истории СССР» (492 ч). Сравнивая учебный план 1947 г. с планами 1943 и 1957 гг., можно отметить отсутствие курса «Новая история стран Востока». Этот курс был вычеркнут из плана 1947 г., и история стран Востока стала изучаться вместе с новой историей (Запада) [Там же. С. 78]. Несмотря на это сокращение достаточно важного предмета, объем курсов по зарубежной истории почти в два раза превышал объем часов, отводимых на отечественную историю, что, в общем-то, было свойственно академической традиции высшего образования до революции. Восстановив в 1930-е гг. основные формы дореволюционного образования, сталинское правительство формально продолжало придерживаться и старой схемы периодизации истории, и соотношения часов на отечественную и зарубежную историю. Несмотря на то что история Отечества исчезла из учебных планов как предмет (была заменена историей СССР), нетрудно заметить, что в целом в периодизации истории (если судить по названию учебных дисциплин) еще мало заметен формационный подход. Сравнивая учебный план 1947 г. с учебными планами 1950-х гг., можно отметить постепенное увеличение со временем количества часов на изучение истории СССР, что соответствовало общей тенденции увеличения количества исследований по истории советского периода в советской науке. В 1955 г. были переработаны учебные планы и программы с учетом нового перечня специальностей. Это мероприятие было направлено на сокращение многопредметности, перевод части дисциплин из обязательных в факультативные, сокращение количества учебных часов на обязательные занятия и экзамены, увеличение времени для самостоятельной работы студентов. Серьезное значение придавалось созданию новых учебников. В вузах Нижнего Поволжья эволюция профессиональной подготовки историков проходила в русле вышеназванных тенденций. Исторический факультет Саратовского государственного университета пережил очередную реорганизацию в связи с принятым в 1955 г. решением о его слиянии с историческим факультетом Педагогического института. Преподаватели истфака СГУ единодушно одобрительно оценивали эту меру: С. М. Стам называет соответствующее постановление Минпроса «разумным», а Л. А. Дербов характеризует его следующим образом: «Осенью 1955 г. в состав факультета влился большой коллектив бывшего исторического факультета Саратовского пединститута. В числе нового пополнения был ряд высококвалифицированных, перспективных работников. Это значительно расширило возможности развертывания научно-исследовательской и учебной работы кафедр» [3. С. 11]. В тяжелых условиях происходило возрождение Сталинградского педагогического института. В 1946 г. Сталинградский педагогический институт был переведён из Камышина, где был восстановлен во время войны, обратно в Сталинград. В этот период на историческом факультете педагогического института обучались 111 студентов. Из них на 1-м курсе - 49, на 2-м - 28, на 3-м - 27 и на 4-м - 7 человек. В результате неукомплектованности профессорско-преподавательского состава руководство факультета отмечало недоработки учебных планов: так, на 1-м курсе не читалась «История древнего мира» (объёмом 400 ч), на 2-м курсе - «Конституция СССР» и «История СССР» (объёмом по 34 ч каждый), на 1-м курсе - «Диалектический и исторический материализм» (34 ч) и «Конституция СССР» (100 ч). 4-й курс самостоятельно изучал «Новую историю стран Востока», из-за чего учебный год был продлён [4. Оп. 23. Д. 79. Л. 38-40]. В период сессии все студенты явились на экзамены. Из 111 студентов экзамены выдержали 73 человека. В учительском институте на историко-филологическом отделении обучались 136 человек. На экзамены явились 134 студента, а выдержали экзамены - 88 [Там же. Л. 43]. Выполнение учебных планов в 1945/46 учебном году составило на историческом факультете 69%. На 1-м курсе - 76%, на 2-м - 78%, на 3-м - 76%, на 4-м -71%. По историко-филологическому отделению учительского института выполнение учебных планов составило 87% [4. Оп. 23. Д. 151. Л. 4-25]. Серьёзные проблемы вызывало состояние грамотности студентов в эти годы. В 1946/47 учебном году был проведён диктант по тексту романа Фадеева «Молодая гвардия». На историческом факультете никто из студентов не написал его на «отлично». Только один студент 2-го курса справился на «хорошо» и три студента - на «посредственно». Остальные получили «неудовлетворительно» [Там же. Оп. 23. Д. 244. Л. 38-39]. В 1946/47 учебном году на исторический факультет Сталинградского педагогического института был принят 61 человек, а на историческое отделение учительского института - 28 [4. Д. 151. Л. 62]. Достаточно активно продолжает развиваться и заочное обучение в Сталинградском педагогическом институте. Наиболее многочисленным среди факультетов Сталинградского педагогического и учительского институтов в этот период было заочное отделение исторического факультета и исторического отделения. На 1 января 1948 г. заочно на историческом факультете обучались 19 человек. Из них на 1-м курсе - 75, на 2-м - 21, на 3-м - 47, на 4-м - 27, на 5-м - 13 [Там же. Оп. 33. Д. 189. Л. 13-15]. В соответствии с учебным планом на историческом факультете изучались следующие дисциплины: «Основы марксизма-ленинизма» (на 1-м и 2-м курсах); «Иностранный язык» (с 1-го по 3-й курс); «Психология» (1-й курс); «Военная подготовка» (1-й, 2-й курсы); «История древнего мира» (1-й курс); «История СССР» (с 1-го по 3-й курс); «Всеобщая литература» (с 1-го по 3-й курс); «Русская литература» (с 1-го по 3-й курс); «Педагогика» (2-й курс); «История Средних веков» (2-й курс); «Политическая экономия» (1-й курс); «История педагогики» (1-й курс); «Школьная гигиена» (1-й курс); «История Нового времени» (1-й курс); спецсеминар по истории (1-й курс); «Методика истории» (1-й курс); «Конституция СССР» [4. Оп. 33. Д. 189. Л. 18]. В 1950 г. с 30 мая по 15 июня были проведены следующие экзамены: по новой истории на 4-м курсе исторического факультета и по истории СССР на 2-м курсе исторического отделения учительского института. По новой истории из 38 студентов, сдававших экзамен, 9 человек получили «отлично», 12 - «хорошо», 16 -«удовлетворительно» и 1 человек ответил «неудовлетворительно». По истории СССР из 50 студентов «отлично» получили 6 человек, «хорошо» - 12, «удовлетворительно» - 28 и «неудовлетворительно» - 4. Комиссия отметила, что большинство студентов показали нетвёрдые знания, допускали в ответах смещение исторических событий, фактов и дат. На 2-м курсе исторического отделения был проведён также экзамен по основам марксизма-ленинизма. Из 53 человек 8 получили «отлично», 20 - «хорошо», 23 - «удовлетворительно» и 2 человека ответили «неудовлетворительно» [Там же. Л. 44]. С 1956 г. на всех факультетах введен пятилетний срок обучения. На историческом факультете один день в неделю полностью отводился для самостоятельной работы. В послевоенный период студенты под руководством преподавателей продолжают научно-исследовательскую работу. В 1948 г. на историческом факультете и историческом отделении учительского института обучались 275 студентов. Действовали различные кружки: кружок истории Нового времени (в нём занимались 6 студентов), кружок истории СССР (объединил 2 человека), кружок истории Древнего мира (он был наиболее многочисленным - 27 человек). Тематика исследований кружковцев была достаточно широкой. Так, в рамках работы кружка истории Нового времени были подготовлены следующие доклады: «Революция 1848 г. (февральский период)» (Перфильева); «Якобинская диктатура и её крушение» (Жидков); «Международные отношения в Русско-японской войне» (Штыменко). Общей темой исследования кружка истории СССР была проблема «Речной порт Сталинграда в Великой Отечественной войне». В кружке истории Древнего мира исследовались следующие темы: «Трипольская культура» (Воронкова -Косова); «Греческие колонии» (Афиногенов - Шеина) [4. Оп. 25. Д. 343. Л. 1, 13-14]. В 1952/53 учебном году на историко-филологическом факультете Сталинградского педагогического института действовали следующие кружки: - кружок по Новой и Новейшей истории. В кружке занимались 7-8 студентов. Руководили работой кружка доцент В. А. Козюченко и кандидат исторических наук Е. А. Долгополова; - кружок по древней и средней истории. Им руководила З.М. Шарапова. В кружке работали 18 студентов; - кружок по истории Древнего мира. Его руководителем была доцент Д.И. Нудельман. В кружке занимались 25 студентов [8. Оп. 42. Д. 334. Л. 36]. Активная работа кружков, безусловно, приносила значимые для профессиональной подготовки студентов результаты. Так, в мае 1953 г. на студенческой научной конференции работала историческая секция под руководством доцента В. А. Козю-ченко. В работе этой секции приняли участие 23 человека - 9 преподавателей и 14 студентов [4. Оп. 42. Д. 334. Л. 40]. На смотре студенческих научных работ вузов г. Сталинграда в 1956 г. студент В.Н. Попов был награждён грамотой Министерства Высшего образования за работу «Влияние первой русской революции на германское рабочее движение (1905-07 гг.)». Научным руководителем был доцент В. А. Козюченко [Там же. Оп. 52. Д. 133. Л. 5]. На научно-методической конференции преподавателей вузов г. Сталинграда, которая проходила 1011 марта 1959 г., в своём докладе директор Сталинградского педагогического института тов. Дроздов отметил активную работу преподавателей по ведению научно-исследовательских кружков, в частности работу В. И. Мамонтова, который руководил кружком археологии. Работу секции общественных наук на этой конференции возглавил кандидат исторических наук, доцент М.Я. Бромберг [Там же. Оп. 32. Д. 42. Л. 223]. В этот период возникают проблемы с трудоустройством молодых учителей истории в рассматриваемом регионе. Так, в 1956 г. Сталинградский педагогический институт выпустил 46 историков. Областной отдел народного образования сообщил, что на работу они могут принять только 7 человек [Там же. Оп. 52. Д. 132. Л. 50]. В конце 1950-х гг. происходит дальнейшая корректировка учебных планов. На заседании совета Сталинградского педагогического института 9 февраля 1959 г. было решено в учебные планы 5-х курсов исторического факультета включить дисциплину «Историография» [Там же. Оп. 60. Д. 325. Л. 144-145]. Это, безусловно, способствовало расширению научного кругозора будущих историков, приобщению их к актуальным вопросам исторической науки. В 1961 г. руководство Волгоградского государственного педагогического института им. А. С. Серафимовича разрабатывает экспериментальный учебный план. Об этом свидетельствует «Отчет о работе Волгоградского педагогического института за 1961-62 учебный год». В нем, в частности, говорится: «Мы не следовали догматическому учебному плану Министерства, а продолжили экспериментировать свой вариант плана, в основе которого, конечно, был учебный план, утвержденный министерством» [5. С. 91]. Сущность нового учебного плана Волгоградского педагогического института состояла в сокращении обязательных аудиторных учебных занятий, а следовательно, в выделении времени студентам для самостоятельной работы и преподавателям - для индивидуальной работы со студентами. Имела место и некоторая перестановка порядка изучения дисциплин, сроков сдачи зачетов и экзаменов. Это, безусловно, потребовало реформаторской смелости ректора (так, в 1960-х гг. стали именоваться в СССР руководители высших учебных заведений) Волгоградского педагогического института, тем более что подобного опыта в вузах не имелось. Ведь начиная с 1930-х гг. вузам категорически запрещалось какое-либо вмешательство в учебные планы. Они обязаны были строго выполнять спущенные министерством учебные планы и программы. Скорее всего, решающим фактором стало Инструктивное письмо Министерства высшего образования СССР от 15 сентября 1956 г., которое на волне «оттепели» конца 1950-х - начала 1960-х гг. предписывало вузам сократить лекционные часы, повысить роль самостоятельной работы, переводить часть студентов на индивидуальный график, практиковать досрочную сдачу экзаменов. Идея связи школы с жизнью, определившая приоритеты государственной образовательной политики в Законе «Об организации связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР», была принята вузами Нижнего Поволжья и нашла свое непосредственное отражение в организации всего учебного процесса. Первый шаг по приближению обучения к производству отразился в трансформации системы набора в высшие учебные заведения. С 1957 г. вводилось преимущество при приеме для лиц с двухлетним производственным стажем. Эта мера была нацелена на изменение социального состава студентов, повышение среди них удельного веса рабочих и крестьян, а также усиление стимула к работе выпускников школ на заводах, фабриках, в колхозах и совхозах [16. С. 173]. В связи с отсутствием достаточных знаний у производственников потребовалась система довузовской подготовки молодежи. Выделение специальности «История» в составе историко-филологических факультетов отразилось на изменении учебного плана пединститутов. Если сравнить учебный план 1963 г. и последующие конца 70-х гг. [17. С. 132] с планом 1954 г., то можно заметить ряд изменений. Так, в 60-е гг. появилось несколько новых дисциплин: «История нового и новейшего времени» (вместо «История нового времени»), «Новая и новейшая история стран Азии и Африки» (вместо «Новая история стран Востока»). С 1963 г. в учебном плане возрождается «Историография истории СССР», а с 1978 г. -«Историография всеобщей истории». В 1970-е гг. «Основы археологии и этнографии», «Вспомогательные исторические дисциплины», а также «Логика» и «Основы научного атеизма» в пединститутах перешли из разряда факультатива в обязательный предмет, появился пропедевтический курс «Введение в специальность» [2. С. 382]. Большим преимуществом новых учебных планов было возвращение в пединституты курса историографии и начало изучения «Источниковедения истории СССР», а также спецкурсов по историографии и источниковедению всеобщей истории. Разное содержательное наполнение имел пропедевтический курс «Введение в специальность». Некоторые вузы (в частности, МГУ имени М.В. Ломоносова, Саратовский имени Н.Г. Чернышевского и др.) пошли по другому пути. В основу данного курса они положили знакомство студентов с историей как наукой, обучение первокурсников навыкам работы в вузе (правилам конспектирования лекций и документов, подготовке к семинарским занятиям, зачетам и экзаменам). Это давало свои положительные результаты: обучение будущих историков приобретало практическую направленность, быстрее вырабатывались необходимые навыки учебной и научной работы. В начале 1960-х гг. в СГУ сложилась следующая ситуация. Исторический факультет готовил «только преподавателей средних школ». На других же факультетах подготовка учителей не велась либо велась частично. В 1965 г. ректор В.Г. Лебедев и проректор по учебной работе П. А. Бугаенко предложили на историческом факультете оставить подготовку учителей обществоведения и истории «в количестве 50 человек ежегодно», а также и на других факультетах вести подготовку учительских кадров. В июне 1962 г. Учёный совет СГУ внес изменения в учебные планы исторического факультета: теперь в них предусматривалось проведение двухмесячной «пионерской» практики в течение июня - июля. Специализация студентов-историков велась по пяти кафедрам: истории Древнего мира, истории Средних веков, истории Нового и Новейшего времени, истории СССР досоветского периода и истории СССР советского периода. Кроме этого, часть студентов специализировалась по кафедре истории КПСС. В 1970 г. в СГУ завершилось создание системы учебных, производственных и педагогических практик. Студенты-историки уже после первых двух семестров отправлялись на археологические раскопки в Нижнем Поволжье либо в Причерноморье, позднее -в архивы и музеи, причём музейная практика проходила в музеях Москвы и Ленинграда. На 5-м курсе историки организовывали педагогическую практику в школах Саратова. С 31 января по 2 февраля 1974 г. проходило Всесоюзное совещание заведующих кафедрами истории, на котором присутствовал профессор ВГПИ В. А. Козюченко. В своём докладе на заседании учёного совета факультета он отметил, что это было первое всесоюзное совещание подобного рода в истории советской высшей школы. Одним из существенных недостатков исторического образования в СССР на этом совещании было названо отсутствие у 20% учителей высшего образования. Остро встал вопрос о качестве подготовки историков и учителей обществоведения. Участниками совещания было единодушно рекомендовано введение пятилетнего срока высшего профессионального обучения для историков. В 1960-е гг. в учебный план внесены музейная практика (её руководителем в ВГПИ был В. И. Мамонтов) [Там же. Д. 110. Л. 3] и археологическая практика (руководил на факультете ВГПИ этой работой А.С. Скрипкин) [15. Д. 208. Л. 13]. Ведение таких практик способствовало интеграции теоретических знаний и практических умений студентов. Данные нововведения позволили сделать процесс подготовки историков более эффективным и содержательным, расширить спектр их профессиональных возможностей, вооружить арсеналом новых методов исторического исследования. Теоретическую подготовку студентов-историков значительно обогащали и предусмотренные учебным планом спецкурсы и спецсеминары. В начале 1970-х гг. по исторической проблематике студентам-историкам ВГПИ предлагались следующие спецкурсы: «Коммунистическое и рабочее движение в развитых капиталистических странах на современном этапе»; «В.И. Ленин и проблема национально-освободительного движения народов стран Азии и Африки»; «В.И. Ленин и международное коммунистическое движение в 1917- 23 годах»; «Гражданские войны во II-I веках до нашей эры. Падение республики»; «Борьба двух тенденций в международном рабочем и социалистическом движении конца XIX - начала XX века» [15. Д. 209. Л. 82]; «Внешняя политика СССР»; «Отечественная война 1812 года»; «Общественно-политическое движение в первой четверти XIX века»; «История Земских соборов в Русском государстве»; «Культура России XIX - начала XX века»; «Великая Отечественная война 1941- 45 гг.» [Там же. Д. 252. Л. 8]. С 1973 г. на заочном отделении исторического факультета Волгоградского педагогического института был введён новый учебный план, в котором появились новые учебные дисциплины - «Методика преподавания обществоведения» и «Вспомогательные исторические дисциплины». Общее количество учебных часов увеличилось на 128, из них 60 часов лекций и 68 часов практических занятий. На дневном отделении в соответствии с новыми программами студенты-историки изучают такие дисциплины, как «Археология СССР», «Вспомогательные исторические дисциплины», «Методика преподавания обществознания» и «Историческое краеведение» [Там же. Д. 444. Л. 12]. Согласно учебному плану государственные экзамены студенты сдавали по следующим предметам: «История КПСС», «История СССР», «Новая и новейшая история», «Педагогика и методика преподавания истории и обществознания» [Там же. Д. 315. Л. 38]. Подготовка историков в Волгоградском государственном университете началась с момента открытия университета в 1980 г. Это была одна из наиболее «устоявшихся» специальностей, вызывающая постоянный интерес абитуриентов. Кафедры обеспечивали специализацию студентов по археологии, всеобщей и отечественной истории. Согласно учебному плану на 1-м курсе дневного отделения студенты-историки изучали следующие дисциплины: «Введение в специальность» (36 ч), «История первобытного общества» (36 ч), «История древнего мира» (50 ч), «Основы археологии» (20 часов), «Основы этнографии» (50 ч), «История СССР» (40 ч), «Вспомогательные исторические дисциплины» (17 ч). На 2-м курсе изучались такие дисциплины, как «История Средних веков» (52 ч), «История СССР» (40 ч), «Вспомогательные исторические дисциплины» (17 ч). На 1-м курсе студенты изучали следующие дисциплины: «История СССР» (36 ч), «История нового времени» (50 ч), «История стран Азии и Африки» (36 ч), «История края» (52 ч) [9. Д. 160. Л. 9]. Таким образом, во второй половине ХХ в. можно выделить три этапа трансформации профессиональной подготовки историков. Первый охватывает вторую половину 1940-х - 1950-е гг. Важнейшими задачами государства по реформированию высшего социально-гуманитарного образования во второй половине 1940-х гг. стали реэвакуация и восстановление вузов и восполнение профессорско-преподавательского состава и студенческого контингента. Ещё одним направлением реформирования высшего исторического образования стал выпуск и обновление содержания учебников. Необходимо было приступить к разработке и изданию учебников по новым отраслям науки, возникшим и развившимся в ходе Великой Отечественной войны. Второй этап приходится на 1960-1980-е гг. Трансформация исторического образования, предпринятая во второй половине 60-х и в 70-е гг., привела к резкому увеличению специалистов с историческим образованием, позволила поднять кадровый потенциал школ и вузов. Высшее историческое образование, сохраняя прежнюю парадигму, оставалось под постоянным партийно-государственным контролем, страдало жесткой привязанностью к государственным планам и учебным программам, количественным, но не качественным подходом к подготовке кадров, однообразием методов, слабой восприимчивостью к новейшим достижениям науки и техники. Третий этап связан с системным кризисом рубежа 80-х - 90-х гг. прошлого века. Сложная ситуация в конце 80-х - начале 90-х гг. определилась в области подготовки исторических учебников: ученые-гуманитарии, авторы учебников, учителя, лишившись традиционной идеологической системы координат, испытывали трудности при интерпретации исторического процесса. Возникла парадоксальная ситуация, когда вузы, осуществлявшие процесс непрерывного духовного производства, в ожидании новой методологии в сфере общественных наук не могли нормально функционировать. Научно-педагогическая общественность активно ставила вопросы совершенствования исторического образования в стране. Так, например, декан исторического факультета МГУ академик Ю.С. Кукушкин призывал не ограничивать совершенствование преподавания истории в вузах организационной перестройкой, а наполнять учебные планы новым содержанием. Это касалось, прежде всего, расширения преподавания истории мировой культуры на всех факультетах. Сохранение экстенсивного пути подготовки научно-педагогических кадров историков и массовое распространение в вузах страны заочного обучения, как и в предвоенные годы, негативно сказывалось на качестве подготовки специалистов. Постепенно снижается методологическое и методическое обеспечение исторических курсов. Централизация управления образованием, с одной стороны, способствовала сохранению единого образовательного пространства, поскольку органами управления образованием определялись единые для всех вузов учебные планы и программы, требования к уровню подготовки выпускников. С другой стороны, существенно ограничивалась самостоятельность вузов. Партийно-государственные директивы определяли методологию исследований, основополагающий и системообразующий принцип выделения историографических направлений преимущественно по классовому критерию, спектр исследуемых проблем и даже источнико-вую базу. Высшее историческое образование же призвано было транслировать идеологически детерминированные выводы исторических исследований и воспитывать преданную советскому режиму молодёжь. Ухудшение финансирования образования, разрыв системных связей гуманитарной и естественнонаучной подготовки, составляющих основу высшего образования, постепенно привели к изменению профессионально-нравственного облика специалистов, социальному нигилизму и снижению уровня профессиональной компетентности студентов. Все это требовало изменения всей парадигмы высшего образования, новой структуры и новых подходов к организации учебного процесса. Требовались коренные изменения в содержании подготовки выпускников высшей школы.

Ключевые слова

историческое образование, исторические дисциплины, учебные планы, исторические факультеты, history education, historical subjects, curricula, historical faculties

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Хорошенкова Анна ВалерьевнаВолгоградский государственный социально-педагогический университетканд. пед. наук, доцент кафедры теории методики преподавания истории, обществоведения и праваhorav73@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Народное образование, наука и культура СССР. М., 1977.
Ушмаева К.А. Развитие высшего исторического образования на Северном Кавказе с 1945 по 2000 г. (по материалам Дона, Кубани и Ставро полья) : дис.. канд. ист. наук. Ставрополь, 2004.
Галямичев А.Н. Медиевистика в Саратовском университете: очерки истории (1917-1977 гг.). Саратов, 2010.
ЦДНИ ВО (Центр документации новейшей истории Волгоградской области). Ф. 113.
Волгоградский государственный педагогический университет (1931-2006). Краткая история. Волгоград : Перемена, 2006.
Батурина Ю.Ю. Научно-педагогическая интеллигенция Нижнего Поволжья в 1956-1964 гг. : дис.. канд. ист. наук. Волгоград, 2011.
Дебров Л.А. Введение в изучение истории. М., 1981.
ГАВО (Государственный архив Волгоградской области). Ф. 6056. Оп. 2.
ГАВО. Ф. 603. Оп. 1.
 Организация профессиональной подготовки историков в вузах Нижнего Поволжья в 1945-1991 гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 397.

Организация профессиональной подготовки историков в вузах Нижнего Поволжья в 1945-1991 гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 397.