Вариативность произношения гласных фонем в речи молодежи г. Глазго (гендерный и ситуативный аспекты) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 398.

Вариативность произношения гласных фонем в речи молодежи г. Глазго (гендерный и ситуативный аспекты)

На примере речи молодёжи г. Глазго рассматривается вариативность монофтонгов, дифтонгов, безударных и эрных гласных шотландского языкового континуума, включающего шотландский вариант английского языка и идиом скотс; устанавливается связь произносительных единиц с факторами ситуативного и стратификационного порядка; формируется представление о качественных и количественных изменениях реализации гласных фонем полного и разговорного произносительных стилей в контексте коммуникации, реализуемой при помощи видеоблога.

Vowel variation in Glaswegian late adolescents' speech (gender and stylistic aspects).pdf Исследование вариативности речи с учётом факторов социальной принадлежности говорящего и ситуации общения входит в основной круг задач социолингвистики, призванной предоставить полное и всеобъемлющее описание отношений и корреляций между языком и обществом [1. С. 11]. Создание подобной корреляции позволяет установить частоту использования определённых языковых форм в различных социальных группах в определённый отрезок времени, фиксировать тенденции развития изменений произносительных вариантов в целом. Об изменении британских региональных вариантов произношения свидетельствуют исследования П. Керсвилла и Л. Милроя [2, 3]. С одной стороны, различия региональных вариантов произношения крупных городов Британии «сглаживаются» (dialect levelling) в результате внутренней миграции, социальной мобильности, влияния СМИ и других факторов. С другой стороны, уникальные региональные акценты, сформированные в ходе длительного контакта английского, ирландского, гэльского языков, и идиома скотс могут по-прежнему пользоваться в своей области большим престижем, чем стандартный британский вариант [4]. Исследуя речь жителей крупных городов Шотландии, Глазго и Эдинбурга, исследователи отмечают тенденцию изменения традиционного шотландского акцента [5]. Наблюдение за речью молодёжи становится особенно актуальным, поскольку данная социальная группа в силу своего возраста активно воспринимает и передает всё новое, что отражается и на произносительном уровне языка [6]. Вариативность произношения непосредственно связана с факторами пола, возраста, социального положения и ситуации общения, о чем свидетельствуют многочисленные исследования в области социолингвистики [7-9]. Проблема социальной обусловленности языка в г. Глазго рассматривается в работах Р. Маколей, К. Макейфи, Дж. Стюарт-Смит, Дж. Скобби, Р. Лоусен. Благодаря усилиям исследователей разработаны модели произношения различных социально-экономических групп, установлены основные фоностилистические переменные. Текущее исследование направлено на изучение вариативности гласных фонем в речи молодёжи г. Глазго, реализуемой в формате видеоблога, т.е. серии видеозаписей, которые создаются автором при помощи веб-камеры в привычной для себя атмосфере и ориентированы на широкий круг коммуникантов по всему миру. Таким образом, впервые проводится анализ реализации фо-ностилистических переменных в полном и разговорном стилях речи молодёжи г. Глазго в ситуации виртуального общения в мультикультурной среде. Методика исследований. На первом этапе исследования (2011-2014 гг.) осуществлялись сбор языкового материала и его первичная систематизация. Основу корпуса данных составили видеозаписи участников онлайн-опроса «Scottish Accent Tag». На втором этапе сформирована группа информантов, состоящая из 40 человек: 21 девушки и 19 юношей 1624 лет преимущественно среднего класса, родившихся и проживающих в городе и окрестностях Глазго. На третьем этапе исследования в 2014 г. осуществлялся аудиторско-акустический анализ образцов чтения и спонтанной речи общей длительностью 137 минут. Процедура анализа гласных в образцах чтения и спонтанной речи состояла из аудитивного и аудиторского анализа, извлечения и группировки целевых сегментов, сбора показателей частоты и долготы гласных, а также соотнесения данных фонетической вариативности с экстралингвистическими факторами пола и ситуации (формальности / непринуждённости) общения. Для определения положения реализованных гласных в системе шотландского языкового континуума сопоставлены средние значения первой и второй формант гласных в с аналогичными значениями гласных стандартного английского (RP) и шотландского (SSE) вариантов английского языка. Процедура анализа несколько менялась в зависимости от категории гласных. Исследование монофтонгов осуществлялось с использованием сценария Praat для автоматического логирования формант (formant-logger). Данный сценарий определял частоту формант в центре интервала гласной, где влияние соседних фонем сведено к минимуму и гласная считается стабильной. При анализе дифтонгов значение формант фиксировалось в начальной и конечной точках. Данный подход необходим для определения качественных характеристик ядра и глайда дифтонга, а также для различения дифтонгов и долгих монофтонгов. При исследовании количественных характеристик гласных кроме положения фонемы в слоге учитывался характер её фонетического окружения, а именно влияние Правила долготы шотландских гласных. Особое внимание также уделялось исследованию влияния поствокального /г/ на качество и длительность гласной. Лексемы, содержащие целевые гласные, были распределены согласно 38 стандартным лексическим наборам Дж. Уэлса [Wells: 1982] с учётом особенностей произношения в шотландском регионе, описанных Дж. Стюарт-Смит [Stuart-Smith: 2008]. Аннотация и сегментация данных выполнены в программе Praat группой аудиторов, среди которых - носители шотландского варианта английского языка, а также специалисты в области фонетики. Сопоставительный анализ реализаций переменных монофтонгов проводился с учётом ситуативно-стратификационного метода [Labov: 1962]. Результаты исследований: монофтонги. Переменная (i) характеризуется понижением до средне-нижнего подъёма и продвижением до среднего ряда. При чтении анкеты зафиксированы следующие варианты реализации переменной (i) категорий KIT, FLEECE: неогубленный гласный переднего ряда верхнего подъёма [i], ненапряжённый гласный переднего ряда верхнего подъёма [i], ненапряжённый гласный переднего ряда верхнего подъёма пониженной разновидности [i], неогубленный гласный среднего ряда верхнего подъёма [i], ненапряжённый гласный среднего ряда верхнего подъёма [i], неогубленный гласный переднего ряда средне-верхнего подъёма [e], гласный переднего ряда средне-верхнего подъёма повышенной разновидности [e], неогубленный гласный переднего ряда средне-верхнего подъёма пониженной разновидности [e], гласный переднего ряда средне-нижнего подъёма [б], а также гласный заднего ряда средне-верхнего подъёма [о]. При сопоставлении средних значений частот фонем [i] и [i] информантов мужского пола со средними показателями частот стандартного английского (RP) и шотландского (SSE) вариантов выявляются отклонение от RP, а также незначительное отклонение от SSE: в речи информантов при чтении варианты фонемы [i] и [i] немного ниже по подъёму и более продвинуты назад к среднему ряду, чем зафиксированные в Глазго Э. Ферран и Ф. Пеллегрино [Ferragne, Pellegrino: 2010]. Показатели частот у информантов женского пола выше, однако пропорциональны показателям мужского пола. В полном стиле речи наиболее часто информанты использовали ненапряжённый [i], а также более низкий по подъёму вариант [i], соответствующий шотландскому произносительному стандарту. Доля реализации стандартных вариантов переменной (i) среди информантов мужского пола составляет 75%, женского - 67%. В разговорном стиле наблюдается тенденция увеличения числа реализаций нестандартных вариантов: доля использования вариантов средне-верхнего и средне-нижнего подъёма [e], [e], [б], [б] возрастает у юношей с 15 до 30%, у девушек - с 25 до 56%. Увеличение числа реализаций вариантов среднего ряда [i], [i] наблюдается в основном в спонтанной речи информантов женского пола. В результате анализа образцов чтения выявлено, что для лексических наборов KIT и FLEECE характерен отдельный набор реализаций. Социофонетическая вариативность в стандартном наборе FLEECE крайне незначительна: варианты отличаются преимущественно по длительности, в речи информантов преобладает гласный переднего ряда верхнего подъёма [i]. Вариативность лексического набора KIT более разнообразна; варианты значительно отличаются по качественным характеристикам и незначительно - по количественному параметру [10]. Реализация переменной (e) исследовалась в группе слов стандартного лексического набора DRESS, а также в лексических наборах NEVER и HEAD, введённых Дж. Стюарт-Смит для описания особенностей шотландского произношения. В лексическом наборе NEVER может реализовываться вариант [б] - неогубленный гласный переднего ряда средне-нижнего подъёма, смещённый к центральному ряду [11. С. 34]. В данном исследовании зафиксировано менее двадцати случаев реализации варианта [б] преимущественно в словах envelope, when. Менее десяти случаев использования гласного переднего ряда верхнего подъёма [i], характерного для идиома скотс, зафиксировано в лексическом наборе HEAD. Маркером фоностилистической вариативности переменной (б) полного и разговорного стиля речи молодёжи г. Глазго служит открытость-закрытость вариантов; более закрытый вариант чаще используется в разговорном стиле, более открытый - в полном стиле. Наибольшее количество реализаций в полном стиле речи приходится на вариант [e] - неогубленный гласный переднего ряда средне-верхнего подъёма низкой разновидности; стандартный шотландский вариант [б] является вторым по частоте использования; наиболее высокий по подъёму вариант [e] в незначительной степени преобладает в речи представителей женского пола. Формантный анализ свидетельствует о тенденции использования информантами более закрытых вариантов реализации неогубленного гласного переднего ряда средне-нижнего подъёма [б] по сравнению с RP. Частотные показатели вариантов реализации переменной (б) информантов обнаруживают сходство со значениями реализации фонемы [б] в речи представителей среднего класса. В полном и разговорном стилях речи молодёжи г. Глазго основными вариантами реализации переменной (а) являются стандартный шотландский неогубленный гласный переднего ряда нижнего подъёма [a], а также варианты более высокого подъёма [si], [ж], [б], [e]. В связи с отсутствием противопоставления фонем [ж]-[а:] в шотландском варианте английского языка, слова, содержащие варианты данных фонем, были сгруппированы в категорию, объединяющую стандартные лексические наборы TRAP, BATH и PALM. К данной категории были присоединены лексические наборы AFTER, STAND, описывающие различия произношения переменной (a) стандартного шотландского варианта английского языка и идиома скотс как противопоставление фонем [a] - [Б-a] и [a] - [э-a]. Всего зафиксировано менее десяти случаев реализации варианта [б] в начальной позиции в слове after и реализации варианта [э] в словах hand, stand, half. Доля использования информантами мужского пола стандартных вариантов переменной (а) в полном стиле составляет 57%; среди информантов женского пола - 63%. Фоностилистическая вариативность переменной (а) проявляется в использовании более закрытых вариантов в спонтанной речи. В речи информантов женского пола обнаружена тенденция реализации вариантов, близких к произносительному стандарту RP. Реализация переменной (а) в речи представителей мужского пола соответствовала стандартному шотландскому варианту произношения, характерному для среднего социального класса, с незначительным отклонением в направлении идиома скотс. Наиболее распространёнными вариантами реализации переменной (о) в полном и разговорном стилях речи информантов являются гласный заднего ряда средне-нижнего подъёма [э] и лабиализованный гласный заднего ряда средне-верхнего подъёма [о]. В корпусе данных содержались слова, относящиеся к стандартным лексическим наборам LOT, CLOTH, THOUGHT и шотландскому лексическому набору OFF, описывающему фонетико-фонологические различия между шотландским вариантом английского языка и идиомом скотс. Лексические наборы LOT, CLOTH, THOUGHT были объединены, поскольку в стандартном шотландском варианте английского языка отсутствует противопоставление по количественному признаку между фонемами [ю] и [э:] и слова, подобные lot, cloth, thought, реализуются при помощи краткого монофтонга [э]. Слова, входящие в состав лексической категории OFF, в идиоме скотс могут быть реализованы при помощи вариантов [а] и [э]. В текущем исследовании гласный [а] переднего ряда нижнего подъёма заднеязычной разновидности зафиксирован в словах off, top, water, wasp, want, swally (swallow). Исходя из данных формантного анализа, гласный заднего ряда средне-нижнего подъёма [э], используемый представителями мужского пола, проявляет значительное сходство с вариантом, характерным для речи представителей среднего класса г. Глазго, а также лишь незначительно отличается от английского произносительного стандарта RP. Вариант [о], лабиализованный гласный заднего ряда средне-верхнего подъёма, в речи информантов мужского пола незначительно выше по подъёму и располагается в наиболее дальней точке заднего ряда. В речи информантов мужского пола данный вариант реализуется в более заднеязычной форме, чем в речи информантов женского пола. Вариант [э ], гласный заднего ряда средне-нижнего подъёма нижней разновидности, обнаруживает сходство с гласным заднего ряда нижнего подъёма [ю], характерным для RP, однако располагается дальше по ряду. Наиболее низким вариантом по подъёму среди представителей мужского пола является гласный переднего ряда нижнего подъёма заднеязычной разновидности [а], но данный вариант зафиксирован в речи только одного информанта. В речи данного информанта в словах told, from, clothes и alone встречается также вариант переднего ряда средне-нижнего подъёма [б], типичный для идиома скотс. Для описания вариативности переменной (о) подобного рода Дж. Стюарт-Смит использует лексическую группу STONE [Stuart-Smith: 2008]. В спонтанной речи информантов возрастает количество случаев реализации варианта [э ] более низкого подъёма. Доля реализации варианта [э] в полном и разговорном стиле выше среди информантов женского пола [12, 13]. Переменная (u) реализуется, главным образом, при помощи стандартного шотландского лабиализованного гласного среднего ряда верхнего подъёма [«], а также, в значительно меньшем количестве, при помощи ненапряженного лабиализованного гласного переднего ряда верхнего подъёма [y]. Стандартные лексические наборы GOOSE [u:] и FOOT [и] были объединены, поскольку в исследуемом языковом материале данные группы слов не отличаются по длительности, что является типичным признаком стандартного шотландского произношения. В отдельный набор DO Дж. Стюарт-Смит определяет слова, которые в идиоме скотс могут быть произнесены с использованием неогубленного гласного переднего ряда средне-верхнего подъёма [е]. Вариант [e] насчитывает менее десяти реализаций, обнаружен в речи информантов в словах doing, shoes. Кроме варианта [е] в слове do было зафиксировано менее десяти реализаций переменной (u) как ненапряжённого неогубленного гласного [i]. При чтении слов foot, wood, wooden в регистре идиома скотс реализован вариант [л]: шотл. fit ft], wid [wлd], widen ['wлdэn]. В целом переменная (u) не проявила признаков системной фоно-стилистической вариативности. По сравнению со стандартным английским вариантом [u:] варианты переменной (u), встречающиеся среди информантов мужского пола, имеют более высокие значения форманты F2, что свидетельствует об артикуляции более низкой по подъёму. Основная часть реализаций имеет сходство со значениями, описывающими типичное произношение представителей среднего класса г. Глазго. Реализация переменной (u) среди информантов женского пола отличается фрон-тированностью. Переменная (л) отличается стабильностью артикуляции и незначительной вариативностью. В образцах полного и разговорного стилей информантов переменная реализуется преимущественно как стандартный ненапряженный нелабиализованный краткий гласный среднего подъёма широкой разновидности [л]. В целом в ходе исследования не было обнаружено признаков системной фоностилистической вариативности переменной (л). Показатели частот вариантов переменной (л) в речи информантов мужского пола не полностью совпадают с данными, характеризующими типичную речь представителей среднего и рабочего классов: значения форманты F2 незначительно выше, однако в целом значения данных вариантов более схожи с данными категории среднего класса, чем рабочего класса или RP. Дифтонги. Реализация дифтонгов и их аллофонов в речи молодёжи г. Глазго может сопровождаться редукцией и качественным изменением глайда, а также качественным и количественным изменением ядра. Характерной чертой реализации дифтонгов [ei], [э«], [ia] в чтении и спонтанной речи молодёжи г. Глазго является монофтонгизация: дифтонг [ei] реализуется как монофтонг в 26-44% случаев, дифтонг [э«] - в 59-77%, дифтонг [ia] - в 38-66% случаев. Степень реализации монофтонгов в речи молодёжи является сравнительно низкой; отклонение от стандартного шотландского варианта английского языка в чтении в среднем составляет 53%, в спонтанной речи - 57%, среди информантов мужского пола - 54%, женского - 55%. Качественные изменения ядра дифтонгов [Ai], [л«] характеризуются повышением подъёма и смещением к среднему ряду. Наиболее многочисленными нестандартными вариантами реализации переменных являются варианты [ai], [э«]. Переменные (Ai), (ли) проявляют признаки фоностилистической вариативности: в спонтанной речи информантов обеих групп возрастает число реализации нестандартных вариантов. Доля реализации варианта [ai] возрастает в образцах разговорного стиля информантов мужского пола на 4%, женского - на 7%. Реализация варианта [a«] в спонтанной речи информантов мужского пола возрастает на 21%, в речи информантов женского пола - на 36%. Качественные изменения глайдов дифтонгов [ai], [Ai] связаны с реализацией аллофонов [эе], [ae] более низкого подъёма. Эрные гласные. В полном и разговорном стилях речи молодёжи г. Глазго преобладают стандартные шотландские формы реализации ударных гласных, стоящих перед сонантом «г». Фоностилистическая вариативность эрных гласных слабо выражена во всех исследованных группах слов: тенденция использования стандартных английских и шотландских вариантов произношения является общей для полного и разговорного стилей речи информантов мужского и женского пола. Монофтонги [э], [o], [a], [e] являются основными формами реализации переменных (or), (ar) и (ear). Фоностилистическая вариативность переменной (or) лексической категории NORTH проявляется в увеличении доли реализации варианта [о] и сокращении количества стандартной формы реализации [э] в спонтанной речи информантов мужского и женского пола. Переменная (ea) характеризуется возрастанием доли реализации варианта [e] более низкого подъёма в образцах разговорного стиля. Гендерная вариативность переменной (ea) проявляется в более частой реализации открытых вариантов в полном и разговорном стилях речи информантов женского пола. Отличительной особенностью реализации переменных (ur), (ir) лексической категории NURSE является доминирование долгого монофтонга [з:], характерного для стандартного английского произносительного варианта. Доля использования монофтонга [з:] переменной (ur) в чтении и спонтанной речи информантов обеих групп превышает 85%. Вариант [з:] также преобладает в речи информантов при реализации переменной (ir), однако доля использования данного варианта в полном и разговорном стиле составляет 67-73%. Реализация варианта [з:] осуществляется преимущественно на фоне частичной или полной вокализации соседнего согласного «г». Доля вокализации «г» в полном и разговорном стилях составляет 69%. Доля реализации монофтонга [з:] переменных (er), (or) не превышает 10%. Вокализация «г» в данных переменных составляет около 35%. Безударные гласные. В образцах полного стиля речи информантов выделено три варианта произношении безударной гласной happY: стандартный английский [i], вариант [i] более низкий по подъёму и приближённый к стандартному шотландскому варианту [e], а также вариант [i] среднего ряда. Анализ проводился в словах, подобных probably, bubbly, naturally, carry. Фонема [i] реализована в 63% случаев среди информантов мужского пола и в 40% случаев среди женского. Ненапряжённый гласный [i] отмечен в 60% случаев среди информантов женского пола и отсутствовал в речи информантов мужского пола. Гласный среднего ряда [i] являлся более характерным для речи представителей мужского пола. В спонтанной речи информантов мужского и женского пола наблюдается незначительное увеличение числа реализации среднеязычного варианта [i] переменной happY. Сохраняется тенденция преобладания открытого варианта [i] среди информантов мужского пола и стандартного английского варианта [i] среди информантов женского пола. В состав лексической категории lettER вошли слова theater, water, lawyer. При отсутствии вокализации поствокальный «г» реализовался как альвеолярный одноударный согласный [лг], [ar]. При частичной вокализации происходила эризация впереди стоящего гласного, реализованы варианты [a], [л]. При наличии гортанной смычки переменная lettER реализовы-валась как [л] в словах theater, water. Данный вариант является основным вариантом реализации lettER в речи информантов мужского пола (62%). В разговорном стиле информантов обеих гендер-ных групп увеличивается число реализаций стандартного шотландского варианта [л] переменной lettER. Несмотря на незначительное сокращение реализации варианта [a] в спонтанной речи, данный вариант отличается высокой частотой использования среди информантов женского пола. Лексический набор commA состоял из слов data, Alabama. В результате анализа данных слов не обнаружено фонетической вариативности. Все представители мужского и женского пола использовали при чтении стандартный шотландский вариант [л]. В разговорном стиле речи информантов переменная commA представлена единственным вариантом [л]. Вывод. В речи молодёжи г. Глазго, участвовавшей в онлайн-опросе «Scottish Accent Tag», доминируют стандартные шотландские и стандартные английские варианты реализации гласных фонем, в незначительном количестве присутствуют элементы произношения городской формы идиома скотс. Стандартные шотландские варианты по-прежнему преобладают в реализации многих гласных фонем, однако влияние английских форм произношения становится всё более заметным. Так, в спонтанной речи возрастает количество реализаций дифтонгов [ei], [эи], [is], увеличивается число реализаций нейтрального [э] в ядре дифтонгов [Ai], [ли]. Высокий уровень вокализации «г» и преобладание стандартного английского варианта [з:] отмечены при реализации переменных (ur), (ir). Соотношение стандартных английских и шотландских форм произношения гласных фонем неодинаково в различных гендерных группах и произносительных стилях. Примером влияния экстралингвистических факторов служит реализация варианта [ж] в речи молодёжи г. Глазго: доля реализации [ж] в чтении и спонтанной речи выше среди информантов женского пола, в спонтанной речи доля реализации [ж] возрастает в обеих гендерных группах. В спонтанной речи также возрастает количество нестандартных форм, отличных от шотландской и английской норм произношения. Наибольшее отклонение обнаружено при реализации монофтонгов [i], [a] и дифтонга [ли].

Ключевые слова

Glaswegian late adolescents' speech, Scots, Scottish English, vowel variation, contextual style, gender, speech variation, молодёжь г. Глазго, фоно-стили, гендер, гласные фонемы, вариативность произношения, скотс, шотландский вариант английского языка

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Евстафьева Нина МихайловнаКрымский федеральный университет им. В.И. Вернадского (г. Симферополь)аспирант кафедры теории языка, литературы и социолингвистики Таврической академииnina.krupka@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Scobbie J., Gordeeva O., Mathews B. Acquisition of Scottish English Phonology: Working paper WP-7. 2006. URL: http://www.qmu.ac.uk/casl/pubs/Scobbie_et_al%202006%20WP7.pdf (accessed: 31.03.2015).
Lawson R. What Can Ethnography Tell Us about Sociolinguistic Variation over Time? Some Insights from Glasgow// Sociolinguistics in Scotland / ed. by R. Lawson. Palgrave Macmillan, 2014. Р. 197-220.
Macafee C. Glasgow // Varieties of English around the World. Amsterdam/Philadelphia : John Benjamins Publishing, 1983. 167 p.
Macaulay R.K.S. The Language, Social Class and Education, a Glasgow Study. Edinburgh : Edinburgh University Press, 1977. 179 p.
Федотова Ю.Б. Фоностилктична варiативнiсть соцюлекту лондонських студенпв : дис.. канд. филол. наук. Симферополь, 2013. 279 с.
Петренко А.Д. Тенденции развития немецкого произношения в студенческой среде ГДР : дис.. канд. филол. наук. Киев, 1985. 203 с.
Устинович Е.А. Соцюфонетична варiативнiсть сегментного складу англшсько! мови бурсько-англшських бшшгав : дис.. канд. филол. наук. Донецк, 2008. 223 с.
Eckert P. Adolescent Social Structure and the Spread of Linguistic Change // Language in Society. Cambridge University Press, 1988. Vol. 17 (2). Р. 183-207. URL: http://www.jstor.org/discover/10.2307/4167922?sid=21105837146221&uid=3738936&uid=4&uid=2 (accessed: 31.03.2015).
Stuart-Smith J. A Sociophonetic Investigation of Postvocalic /r/ in Glaswegian Adolescents // Proc. XVIth ICPhS. Saarbmcken, 2007. Р. 1449 1452. URL: http://www.icphs2007.de/conference/Papers/1307/1307.pdf (accessed: 31.03.2015).
Stuart-Smith J., Tweedie F. Accent change in Glaswegian: A sociophonetic investigation // Final Report to the Leverhulme Trust (Grant no. F/179/AX), 2000. URL: http://www.arts.gla.ac.uk/STELLA/Glasgow%20accent/results_070904.pdf (accessed: 31.03.2015).
Kerswill P. Dialect levelling and geographical diffusion in British English // Social Dialectology / eds. by D. Britain, J. Cheshire. Amsterdam : Benjamins, 2003. Р. 223-243.
Milroy L. Introduction: Mobility, contact and language change working with contemporary speech communities // Journal of Sociolinguistics. 2002. Vol. 6. Р. 3-15.
Петренко А.Д., Храбскова Д.М., Петренко ДА. Актуальные проблемы языковой вариативности в аспекте мировой интеграции и глобализаци. Симферополь : Таврический национальный университет имени В.И. Вернадского, 2011.
 Вариативность произношения гласных фонем в речи молодежи г. Глазго (гендерный и ситуативный аспекты) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 398.

Вариативность произношения гласных фонем в речи молодежи г. Глазго (гендерный и ситуативный аспекты) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 398.