Особенности функционирования микросоциальной системы «приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 398.

Особенности функционирования микросоциальной системы «приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»

Представлены результаты исследования особенностей функционирования микросоциальной системы «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», которое, в соответствии с точкой зрения Д.Х. Олсона, определяется параметрами семейной сплоченности и семейной адаптации. Определена стратегия нормализации функционирования такой микросоциальной системы, как «Приемная семья» (повышение уровня семейной сплоченности и снижение уровня семейной адаптации) за счет оптимизации внутрисемейных отношений (супружеских и детско-родительских) и семейных ролевых позиций.

Features of the functioning of a microsocial system "foster home for orphans and abandoned children".pdf Социальная проблема сиротства в Российской Федерации не теряет своей актуальности в связи с увеличением числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Так, по официальным данным, в настоящее время в России до 5-7 миллионов беспризорных детей. Из них так называемые социальные сироты - 90%, не ходят в школу - 3 млн детей, около 5 млн живут на улице. Почти 700 тыс. детей в настоящее время находятся в интернатах, приютах, детских домах и т.д. Ежегодно родительских прав лишаются до 60 тыс. родителей, т. е. социальными сиротами становятся 200-220 детей ежедневно [1]. Одной из современных тенденций решения проблемы воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, является увеличение количества приемных семей, в которых дети обретают свой «второй дом», получают возможность развиваться в нормальной семейной среде и чувствовать себя полноправными участниками детско-родительских отношений [2]. Следует отметить, что в России практика функционирования приемных семей пока еще не нашла своего повсеместного внедрения. Существующие в разных регионах страны единичные опыты только начинают получать методическое обоснование и экспериментальную апробацию. Социальная адаптация, формирование детско-родительских отношений, распределение ролевых позиций в таких семьях имеют свою специфику [3-8]. Приемные родители не всегда могут справиться с возникающими трудностями из-за отсутствия необходимых знаний и навыков ролевого распределения и социального взаимодействия в новых условиях семейной адаптации. В этом случае семья, изменяясь, может вернуться на раннюю модель своего функционирования (механизм «регрессии») либо остановиться в своем развитии, фиксируясь на определенном этапе (механизм «фиксации»), что вызывает семейные проблемы. Поэтому для приемных детей очень важно иметь четкие ориентиры в отношении того, что такое семья, как она функционирует, являясь микросоциальной системой, и каковы правила жизни в ней. Институт приемной семьи в настоящее время получил развитие в нескольких регионах России, в том числе в Курской области. По вопросам, связанным со здоровьем детей-сирот, их развитием, работой с потенциальными приемными родителями, по материалам Курской области опубликованы работы, где исследованы главным образом правовой и медико-социальный аспекты создания и функционирования приемных семей. Изложенное позволяет обозначить существующее противоречие между социальной значимостью института приемной семьи и недостаточной изученностью особенностей функционирования микросоциальной системы «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», что обеспечивает актуальность исследования и определяет его цель. Цель исследования состоит в изучении особенностей функционирования микросоциальной системы «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Объект исследования - микросоциальная система «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Предмет исследования - особенности функционирования микросоциальной системы «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Достижение цели реализовано в решении следующих задач: 1. Разработать концептуальную модель исследования особенностей функционирования микросоциальной системы «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». 2. Определить особенности семейной адаптации и сплоченности в условиях функционирования микросоциальной системы «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». 3. Выявить особенности внутрисемейных отношений и ролевых позиций в условиях функционирования микросоциальной системы «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Эмпирическое исследование проводилось в мае 2014 г. на базе Администрации Сеймского округа г. Курска с учетом информированного согласия его участников. Общий объем выборки составил 100 человек. Из них 40 приемных родителей вошли в экспериментальную группу (ЭГ). Также были обследованы 20 приемных детей в возрасте от 7 до 14 лет в приблизительно одинаковом процентном соотношении по полу и возрасту. Контрольную группу (КГ) составили кровные родители (40 человек), имеющие только родных детей в возрасте от 7 до 14 лет в приблизительно одинаковом процентном соотношении по полу и возрасту. Группы уравнивались по полу (мужчины и женщины), возрасту (от 29 года до 42 лет), образованию, наличию родных / приемных детей. Все супруги состояли в официально зарегистрированном браке. В эмпирическом исследовании использовались следующие методики, соответствующие исследуемым показателям: опросник «Шкала семейной адаптации и сплоченности» (FACES-3, Д.Х. Олсон, Дж. Портнер и И. Лави, в адаптации Э.Г. Эйдемиллер) [9], проективная методика «Рисунок семьи» [10], методика по изучению внутрисемейных отношений PARI Е.С. Шевер и Р.К. Белл, в адаптации Т.В. Нещерет [10]. В группу методов количественной и качественной оценки данных вошли методы сравнительного (непараметрический критерий U-критерий Манна-Уитни) и корреляционного анализа. Статистическая обработка результатов осуществлялась с использованием программного обеспечения («Statistica 6.0»). Теоретико-методологическим основанием концептуальной модели исследования особенностей функционирования микросоциальной системы «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» выступили: теоретические подходы к определению семьи как микросоциальной системы и параметров её функционирования Д.Х. Олсона [9], основные разработки по вопросам семейной адаптации Л.Н. Большаковой [3], О.К. Миневич [5], Л. А. Чернышовой [6], Д. Д. Татаренко [8], детско-родительских отношений и ролевых позиций Л.Н. Большаковой [3], О.К. Миневич [4] в условиях приемной семьи. В нашем исследовании под микросоциальной системой «Семья, пережившая воздействие кризисной ситуации, связанной с инвалидностью ребенка» мы понимаем малочисленную по составу микросоциальную группу, члены которой объединены общей деятельностью, эмоциональными отношениями и ценностями и находятся в непосредственном устойчивом общении друг с другом. Опираясь на представления Д.Х. Олсона [9], структура микросоциальной системы «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» характеризуется двумя основными параметрами (семейной сплоченностью, семейной адаптацией) и дополнительным (коммуникацией) и включает субсистему супружеской пары (муж - жена), субсистему родителей (родитель - ребенок) и субсистему детей (брат - сестра). Все отношения между субсистемами и внутри них складываются в соответствии с принципами иерархии и субординации и регулируются границами. В соответствии с точкой зрения Д.Х. Ослона, семейную сплоченность характеризует степень эмоциональной связи, близости или привязанности между членами семьи, семейную адаптацию - способность семейной системы гибко или ригидно приспосабливаться, изменяться при воздействии на нее стрессоров, коммуникацию - умение активно слушать других, способность ясно выражать свои мысли и оказывать эмоциональную поддержку собеседнику. Наша исследовательская позиция, вслед за Д.Х. Ослоном [9], состоит в том, что семейная адаптация в микросоциальной системе «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» оценивается в контексте четырехуровневой дифференциации: для семейной сплоченности это разобщенный, разделенный, связанный и сцепленный типы, а для семейной адаптации - ригидный, структурированный, гибкий и хаотичный. Члены разобщенной семьи крайне эмоционально разделены, мало привязаны друг к другу и ведут себя несогласованно, неспособны оказывать поддержку друг другу и совместно решать жизненные проблемы. Изолируясь друг от друга, подчеркивая независимость, они скрывают свою неспособность устанавливать близкие взаимоотношения. При сближении с другими у них возрастает чувство тревоги. Раздельная семья характеризуется умеренной сплоченностью. В эмоциональных отношениях в семье присутствует некоторая раздельность, однако она не является такой крайней, как в разобщенной семье. Несмотря на то что время, проводимое отдельно, для членов семьи более важно, семья способна собираться вместе, обсуждать проблемы, оказывать поддержку друг другу и принимать совместные решения. Интересы и друзья являются обычно разными, но существует и область, разделяемая с другими членами семьи. Связанный тип семьи характеризуется высокой степенью эмоциональной близости, лояльностью во взаимоотношениях и определенной зависимостью членов семьи друг от друга. Члены семьи часто проводят время вместе. Для сцепленной семьи характерны чрезмерная эмоциональная близость (слияние) и лояльность, отсутствие личного пространства, независимости у членов семьи. Такие семьи и их члены являются слабодифференцированными. Ригидная семья обладает низкой гибкостью и адаптивностью. Такая система не способна решать жизненные задачи, возникающие перед семьей при ее продвижении по стадиям жизненного цикла. Семья отказывается меняться и приспосабливаться к изменившейся ситуации (рождение, смерть членов семьи, взросление детей и отделение их от семьи, изменения в карьере, месте жительства и т.д.). Система часто становится ригидной, когда она чрезмерно иерархи-изирована, т. е. существует член семьи, который всем заведует и все контролирует. Переговоры по важным вопросам в такой семье ограничены, а большинство решений принимается лидером. В ригидной системе роли, как правило, строго распределены и правила взаимодействия остаются неизменными. Незначительность изменений в системе ведет к высокой предсказуемости и ригидности поведения ее членов. Структурированная семья характеризуется умеренной гибкостью. Здесь присутствует некоторая степень демократического руководства, предполагающая переговоры по проблемам между членами семьи, включая мнение детей. Роли и внутрисемейные правила стабильны, имеется возможность их обсуждения. Существуют определенные дисциплинарные правила. Гибкая семья характеризуется умеренной гибкостью, демократическим стилем руководства. Переговоры ведутся открыто и активно, включая детей. Роли разделяются с другими членами семьи и меняются, когда это необходимо. Правила могут быть изменены и соотнесены с возрастом членов семьи. Иногда семье может не хватать лидерства, и члены семьи затевают споры друг с другом. Хаотичная семья характеризуется высокой степенью непредсказуемости. Такое состояние система часто приобретает в момент кризиса. Проблемной оно становится, если система застревает в нем надолго. Такой тип системы имеет неустойчивое и ограниченное руководство и испытывает недостаток лидерства. Решения являются импульсивными и непродуманными. Роли неясны и часто смещаются от одного члена к другому. К функциональному типу семьи относятся: раздельная и структурированная; раздельная и гибкая; объединенная и структурированная; объединенная и гибкая. К полуфункциональному: разобщенная и структурированная; разобщенная и гибкая; запутанная и структурированная; запутанная и гибкая; ригидная и раздельная; ригидная и объединенная; хаотичная и раздельная; хаотичная и объединенная. К дисфункциональному: разобщенная и ригидная; разобщенная и хаотичная; запутанная и ригидная; запутанная и хаотичная. В соответствии с идеями онтогенетической социализации А. А. Налчаджян адаптация ребенка в семье есть процесс взаимодействия, в ходе которого, оказываясь в различных проблемных ситуациях, возникающих в сфере межличностных отношений, ребенок приобретает навыки и нормы социального поведения, установки, черты характера, а также другие подструктуры, которые в целом имеют адаптивное значение для ребенка в его семейных отношениях [12]. Адаптация ребенка в приемной семье зависит от ряда детерминирующих обстоятельств, включая прежде всего совместимость родителей и приемных детей, своевременную перестройку взаимоотношений членов семьи с приемным ребенком, смену ролевых позиций и др. [3-8]. Многообразие семейных ситуаций порождает целую гамму «оттенков» эмоционального реагирования, в которой преобладают или негативные, или позитивные эмоции. Именно позитивные эмоции скрепляют семью и являются условием успешной адаптации ребенка в приемной семье. Согласно Л.Н. Большаковой, если приемный ребенок включается в семейную систему, то о его адаптации будут свидетельствовать позитивные изменения в отношениях с окружающими [3]. По мнению Э.Г. Эйдемиллера и В. Юстицкого [11], важнейшими характеристиками семейной структуры являются ролевые позиции членов семьи, анализ которых позволяет ответить на вопрос, каким образом реализуются функции и ролевые позиции членов семьи: кто осуществляет руководство и кто исполнение, как в семье распределены обязанности и права между ее членам. Таким образом, именно на семейной адаптации строится функционирование всей системы, которое реализуется в специфике как внутрисемейных отношений (супружеских и детско-родительских), так и отношений микро- и макросоциального окружения, в распределении ролевых позиций. В связи с этим микросоциальная система «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» может быть определена как трехуровневая социальная конструкция, в составе которой имеется взятый на нормативно-договорной основе на воспитание ребенок: Первый уровень предполагает описание семейной структуры в контексте её социальных связей, выраженных в оценке и поддержке со стороны общества. Указанные связи преломляются через осознание факта взятия ребенка на воспитание. На этом уровне выявляются связи с институтами социального сопровождения семьи, осуществляющими контроль за положением приёмного ребёнка в приёмной семье и оказывающими ей различные виды поддержки, направленной на скорейшую адаптацию всех её членов (социальные учреждения, соответствующие подразделения органов государственного и муниципального управления). Второй уровень - отношения с микросоциальным окружением (родственниками, знакомыми, соседями, коллегами по работе). Третий уровень - внутрисемейные отношения членов базисной семьи друг с другом и с приёмным ребёнком. Теоретически появление такого ребёнка может осложнить ситуацию в семье, негативно повлиять на её экономическое положение, ухудшить в ней социально-психологический климат, спровоцировать конфликты. Но с другой стороны, эти отношения могут стабилизироваться и даже улучшиться, поскольку, принимая ребёнка, семья рассчитывает на разрешение таким способом внутрисемейных проблем (получить новый статус, решить экономические или материально-бытовые вопросы, укрепить супружеские связи, избежать чувства одиночества, неполноценности и т.д.). Уровень конфликтности (сплочённости) зависит от соотношения затрат на семейную адаптацию к новому члену семьи и реально её достигнутого уровня. Исследование особенностей семейной адаптации и сплоченности микросоциальной системы «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» осуществлялось с помощью опросника «Шкала семейной адаптации и сплоченности» (FACES-3, Д.Х. Олсон, Дж. Портнер и И. Лави, в адаптации Н.Ф. Михайловой) [9]. В основе создания методики лежит «циркулярная модель» («круговая модель») Д.Х. Олсона, включающая в себя три важнейших параметра семейного поведения: сплоченность, адаптацию и коммуникацию. Для диагностики семейной сплоченности используются следующие показатели: «эмоциональная связь», «семейные границы», «принятие решений», «время», «друзья», «интересы», «отдых», а для диагностики семейной адаптации - «лидерство», «контроль», «дисциплина», «правила», «роли» в семье. Уровни семейной сплоченности определяются следующими границами: «разобщенный» (10-29), «разделенный» (30-38), «связанный» (39-46), «сцепленный» (47-50), семейной адаптации - «ригидный» (10-19), «структурированный» (20-25), «гибкий» (26-30), «хаотичный» (3150). Посредством комбинирования четырех уровней сплоченности и адаптации можно определить 16 типов семейных систем. Четыре из них являются умеренными по обоим параметрам и называются сбалансированными, характеризующими успешность функционирования семейной системы. Для семейной сплоченности этими уровнями является разделенный и связанный, для семейной адаптации - структурированный и гибкий. Крайние (экстремальные) уровни семейной сплоченности и адаптации трактуются как проблемные, ведущие к нарушению функционирования семейной системы. Оставшиеся восемь типов относятся к средним: один из параметров является экстремальным, а другой - сбалансированным [9]. Средние значения показателей семейных структур в экспериментальной группе засвидетельствовали наличие разделенной и хаотичной структуры приемной семьи, что соответствует среднему или полусбалансированному типу (табл. 1). Сравнительный анализ средних значений показателей структуры приемных и кровных семей указал на достоверность различий в уровнях выраженности по следующим шкалам: в приемных семьях по шкалам «семейная адаптация» (Хср.1 = 31,35±2,62; Хср.2 = 24,95±2,16; иэмп = 12,50*; p = 0,000), «лидерство» (Хср.! = 6,70±0,98; Хср.2 = 5,60±1,05; иэмп = = 124,50*; p = 0,032), «контроль» (Хср.! = 8,00±0,73; Хср.2 = 6,10±1,02; иэмп = 55,00*; p = 0,000) и «роли» (Хср.! = 10,05±0,89; Хср.2 = 8,70±1,59; иэмп = 124,00*; p = 0,036) выявлен значимо высокий уровень, а по шкалам «семейная сплоченность» (Хср.1 = 32,00±1,41; Хср.2 = 39,25±1,68; иэмп = 00,00*; p = 0,000), «семейные границы» (Хср.! = 3,30±0,47; Хср.2 = 7,30±0,66; иэмп = 0,00 ; p = 0,000), «принятие решений» (Хср.! = 3,10±0,91; Хср.2 = 4,35±0,67; иэмп = 47,50*; p = 0,000), «друзья» (Хср.! = 3,85±0,59; Хср.2 = 4,25±0,91; иэмп = 110,00*; p = 0,009), «интересы и отдых» (Хср.! = 4,40±0,82; Хср.2 = 6,95±0,94; иэмп = 0,00 ; p = 0,000) - значимо низкий (табл. 1). Т а б л и ц а 1 Средние значения и значимость различий показателей семейной структуры в экспериментальной и контрольной группах (U-критерий Манна-Уитни, р < 0,05; и*эмп < икр) № п/п Показатель Экспериментальная группа (ЭГ) Контрольная группа (КГ) ЭГ-КГ Хср± Ox Хср± Ox иэмп p 1 Семейная сплоченность 32,00±1,41 39,25±1,68 0,00* 0,000 2 Семейная адаптация 31,35±2,62 24,95±2,16 12,50* 0,000 3 Эмоциональная связь 12,65±0,93 12,15±1,50 196,50 0,920 4 Семейные границы 3,30±0,47 7,30±0,66 0,00* 0,000 5 Принятие решений 3,10±0,91 4,35±0,67 47,50* 0,000 6 Время 4,70±0,47 4,45±0,51 180,00 0,524 7 Друзья 3,85±0,59 4,25±0,91 110,00* 0,009 8 Интересы и отдых 4,40±0,82 6,95±0,94 0,00* 0,000 9 Лидерство 6,70±0,98 5,60±1,05 124,50* 0,032 10 Контроль 8,00±0,73 6,10±1,02 55,00* 0,000 11 Дисциплина 4,15±1,14 3,35±0,88 139,50 0,084 12 Роли 10,05±0,89 8,70±1,59 124,00* 0,036 13 Правила 2,45±0,69 1,45±0,69 94,00* 0,002 Статистическая значимость. Полученные результаты свидетельствуют о том, что для семейных отношений экспериментальной группы, в сравнении с контрольной, характерны эмоциональная автономность и дистанцированность, неумение четко выстраивать границы и принимать решения, наличие затруднений в организации досуга и свободного времени, в общении с друзьями. Приемные родители в большей степени, нежели кровные, контролируют дисциплину и в целом ситуацию, связанную с появлением приемного ребенка в семье, сконцентрированы на распределении семейных ролей и реализации семейных правил и норм. В этой связи приемные родители являются мишенью для коррекционной работы, поскольку именно на семейной адаптации и семейной сплоченности строится функционирование всей системы. Исследование особенностей внутрисемейных отношений в условиях функционирования микросоциальной системы «Приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» осуществлялось с использованием проективной методики «Рисунок семьи» [10]. В большинстве случаев (90%) дети из приемных семей не включают себя в рисунок (20%) или рисуют себя дальше от семьи, чем других ее членов (70% детей). Причиной отсутствия ребенка на рисунке являются трудности самовыражения при общении с близкими людьми, отсутствие чувства общности с семьей («меня здесь не замечают», «мне трудно найти свое место») или знак протеста, считая, что его забыли («все уже распределено в этой структуре, меня мало это волнует, мне нет здесь места» или «я не стремлюсь найти здесь свое место или способ выражения»). Незначительное количество рисунков (20% детей) демонстрирует большую потребность детей в общении: в свои рисунки они добавляют животных, родственников, не проживающих с ними (дядя, тетя). На рисунках у 20% детей мама изображена вдалеке от остальных членов семьи. Это может свидетельствовать о низкой степени привязанности ребенка к матери или о наличии невидимого барьера между двумя любящими людьми. Чаще всего этот барьер -черты характера родителя, отталкивающие от себя ребенка и заставляющие его придерживаться в общении определенной дистанции. Вместе с тем 20% детей рисуют солнце, которое является символом защиты, источником энергии. Следовательно, семья ассоциируется у этих детей с приятными, нежными воспоминаниями и событиями. Особенности и нюансы эмоционального отношения детей к отдельным членам своей семьи, привязанности, тщательно скрываемая любовь, сомнения, тревоги как будто «закодированы» в цвете, которым разукрашен персонаж. Как правило, все, что нравится ребенку, рисуется им в теплых, ласковых тонах. Свою привязанность и романтические чувства к кому-то из присутствующих на рисунке дети, обычно не догадываясь, «выпячивают» ярким, сочным цветом. И даже если ребенок не использует всю гамму красок, имеющихся у него, он все равно, желая того или не желая, выделяет хотя бы одним бросающимся в глаза цветом. Об этом ярко свидетельствуют рисунки 50% детей. Холодные тона, как правило, свидетельствуют о конфликтных отношениях между ребенком и членами его семьи. Особенно информативен черный цвет, чаще всего несущий информацию об эмоциональном неприятии ребенком того или иного родственника. У 40% детей на рисунках вся семья изображена в черном цвете. Таким образом, внутрисемейные отношения в приемных семьях в основном воспринимаются детьми как разобщенные. Для самих детей характерны трудности самовыражения при общении с близкими людьми, отсутствие чувства общности с семьей, потребность в общении и защищенности. С целью изучения особенностей ролевых позиций приемных родителей была использована методика по изучению внутрисемейных отношений PARI [10]. Методика PARI предназначена для исследования отношения родителей (прежде всего матери) к разным сторонам семейной жизни (семейной роли). Авторы - американские психологи Е.С. Шевер и Р.К. Белл. В нашей стране эта методика адаптирована психологом Т.В. Нещерет. В методике выделены 23 аспекта-признака, касающихся различных сторон отношений родителей к ребенку и жизни в семье. Из них 8 признаков описывают отношения к семейной роли и 15 касаются ро-дительско-детских отношений. Эти 15 признаков делятся на следующие группы: оптимальный эмоциональный контакт, излишняя эмоциональная дистанция с ребенком, излишняя концентрация на ребенке. Каждый признак измеряется с помощью 5 суждений, уравновешенных с точки зрения измеряющей способности и смыслового содержания. Вся методика состоит из 115 суждений. Суждения расположены в определенной последовательности, и отвечающий должен выразить к ним отношение в виде согласия, частичного согласия или несогласия. Схема пересчета ответов в баллы реализуется в соответствии с ключом методики. Сумма цифровой значимости определяется выраженностью признака 20, минимальная 5; 18, 19, 20 - высокие оценки, соответственно, 8, 7, 6, 5 - низкие. Имеет смысл сначала анализировать высокие и низкие оценки. Особый интерес представляет анализ отдельных шкал, что часто является ключом к пониманию неудавшихся отношений родителей и ребенка, зоны напряжения в этих отношениях. Средние значения показателей ролевых позиций и детско-родительских отношений в контрольной и экспериментальной группах представлены в табл. 2. Характеризуя ролевые позиции мам экспериментальной группы (приемные родители), следует отметить, что хозяйственно-бытовые отношения не являются проблемой (шкалы 3, 13, 19, 23). Супружеские отношения, связанные с моральной, эмоциональной поддержкой и организацией досуга, развиты не очень хорошо (шкала 12). Отношения, обеспечивающие воспитание детей, сформированы недостаточно (шкалы 5, 11). Иногда случаются семейные конфликты. Сравнительный анализ средних значений показателей ролевых позиций и детско-родительских отношений в контрольной и экспериментальной группах обнаружил достоверность различий в уровнях выраженности по следующим шкалам: в приемных семьях по шкалам «ощущение самопожертвования» (Хср.1 = 18,00±2,19; Хср.2 = 12,91±1,53; иэмп = 94,00*; p = 0,000), «доминирование матери» (Хср.1=20±2,71; Хср.2 = 12,09±1,88; иэмп = 84,00*; p = 0,000), «несамостоятельность матери» (Хср.1 = 17±2,41; Хср.2 = = 12,39±2,52; иэмп = 74,50*; p = 0,000) выявлен значимо высокий уровень (табл. 2). Таким образом, в приемных семьях доминируют мамы. Им в большей степени свойственны ощущение самопожертвования и зависимость от семьи. Они стараются развивать активность детей и приучать их к самостоятельности как можно раньше, активно вмешиваясь в их дела, хотя в то же время говорят об уравнительных отношениях в семье. Отмечается усиление разногласий в семейной жизни. Отцов характеризует недостаточная включенность в дела семьи. При сравнении средних оценок по шкалам «отношение к семейной роли», «оптимальный эмоциональный контакт», «излишняя эмоциональная дистанция с ребенком», «излишняя концентрация на ребенке» методики PARI (Е.С. Шевер и Р.К. Белл, в адаптации Т.В. Нещерет [10]) выяснилось, что все эти отношения находятся фактически на одном уровне. Полученные результаты представлены в табл. 3. Оценивая отношения к семейным ролям и детско-родительские отношения в экспериментальной и контрольной группах с точки зрения их оптимальности, следует отметить, что все показатели соответствуют умеренному уровню значений. Вместе с тем у приемных мам, в сравнении с родными, средние значения показателей «отношение к семейной роли» и «оптимальный эмоциональный контакт» завышены, причем значимо выше по шкале «отношение к семейной роли». Также отсутствует излишняя эмоциональная дистанция между приемной матерью и ребенком и излишняя на нем концентрация (табл. 3). Т а б л и ц а 2 Средние значения и значимость различий показателей ролевых позиций и детско-родительских отношений в контрольной и экспериментальной группах (U-критерий Манна-Уитни, р < 0,05; U эмп < икр) № п/п Показатель Экспериментальная группа (ЭГ) Контрольная группа (КГ) ЭГ-КГ Хср ± Ox Хср ± Ox иэмп Р 1 Вербализация 17±2,19 15,61±2,43 263,00 0,973 2 Чрезмерная забота 15±2,58 15,39±2,46 231,00 0,457 3 Зависимость от семьи 17±2,19 15,61±2,43 263,00 0,973 4 Подавление воли ±2,58 15,39±2,46 231,00 0,457 5 Ощущение самопожертвования 18±2,19 12,91±1,53 94,00" 0,000 6 Опасение обидеть 18±2,58 15,39±2,46 231,00 0,457 7 Семейные конфликты 15±2,19 15,61±2,43 263,00 0,973 8 Раздражительность 14±2,58 15,39±2,46 231,00 0,457 9 Излишняя строгость 15±2,19 15,43±2,17 256,50 0,858 10 Исключение внутрисемейных влияний 15±2,58 15,83±2,48 255,00 0,833 11 Сверхавторитет родителей 18±2,19 15,61±2,43 263,00 0,973 12 Подавление агрессивности 14±2,58 15,39±2,46 231,00 0,457 13 Неудовлетворенность ролью хозяйки 13±2,19 15,61±2,43 263,00 0,973 14 Партнерские отношения 15±2,63 15,39±2,50 180,50 0,062 15 Развитие активности ребенка 16±2,71 15,35±2,84 248,00 0,714 16 Уклонение от конфликта 14±2,63 15,39±2,50 180,50 0,062 17 Безучастность мужа 13±2,71 15,35±2,84 248,00 0,714 18 Подавление сексуальности 20±2,63 15,39±2,50 180,50 0,062 19 Доминирование матери 20±2,71 12,09±1,88 84,00" 0,000 20 Чрезвычайное вмешательство в мир ребенка 14±2,71 16,83±2,71 252,00 0,781 21 Уравненные отношения 18±2,41 15,09±2,66 256,50 0,857 22 Стремление ускорить развитие ребенка 11±2,71 16,83±2,71 252,00 0,781 23 Несамостоятельность матери 17±2,41 12,39±2,52 74,50" 0,000 -- Статистическая значимость. Т а б л и ц а 3 Средние значения и значимость различий показателей оптимальности ролевых позиций и детско-родительских отношений в контрольной и экспериментальной группах (U-критерий Манна-Уитни, р

Ключевые слова

child and parent relations, roles, family unity, matrimonial relations, foster home, family adaptation, features of functioning, microsocial system, ролевые позиции, детско-родительские отношения, супружеские отношения, семейная сплоченность, приемная семья, семейная адаптация, особенности функционирования, микросоциальная система

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Молчанова Людмила НиколаевнаКурский государственный медицинский университетд-р психол. наук, профессор кафедры психологии здоровья и коррекционной психологииmolchanowa.liuda@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Рудакова А.Ю. Комплект методик для психологической диагностики семей, находящихся в социально опасном положении. Смоленск, 2008. URL: http://epms-smol.ru/spee-mp/80-kmpdsnsop (дата обращения: 12.06.2014).
Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Семейная психотерапия. Л. : Медицина, 1990. 192 с.
Налчаджян А.А. Социально-психическая адаптация личности (формы, механизмы и стратегии). Ереван : Изд-во АН Армянской ССР, 1988. 263 с.
Татаренко Д.Д. Детско-родительская адаптация в замещающих семьях // Вестник МГОУ. Сер. Психологические науки. 2012. № 2. С. 58 61.
МЕТОДИКА: Шкала семейной адаптации и сплоченности (FACES-3) (Олсон Д.Х., Портнер Дж., И.Лави) (адаптация Э.Г. Эйдемиллер). URL: https://sites.google.eom/site/test300m/faees (дата обращения: 12.06.2014).
Гребенникова Е.В., Фирсова О.В. Социально-психологическая адаптация детей-сирот в приемных семьях // Вестник Томского государ ственного педагогического университета. 2009. № 4. С. 51-55.
Миневич О.К. Социально-психологические условия адаптации детей в приемных семьях : дис.. канд. психол. наук. Тамбов, 2009. 207 с.
Чернышова Л.А. Социально-психологическая адаптация ребенка в приемной семье и психокоррекционная помощь приемным семьям : автореф. дис. канд. психол. наук. СПб., 2004. 24 с.
Миневич O.K. Психологические особенности развития отношений в приемной семье // Вестник Тамбовского университета. 2008. Вып. 8. С. 126-128.
Большакова Л.Н. Социально-психологическая адаптация родителей и детей в приемной семье : автореф. дис.. канд. психол. наук. Яро славль, 2006. С. 6-29.
Белолипецкая Е.Н. Профилактика социального сиротства и развитие семейного устройства детей // Ярославский педагогический вестник. 2010. Т. II: Психолого-педагогические науки, № 4. С. 31-35.
Беспризорных детей в России больше, чем детдомовских. URL: http://newsland.eom/news/detail/id/1167884/ (дата обращения: 12.10.2014).
 Особенности функционирования микросоциальной системы «приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 398.

Особенности функционирования микросоциальной системы «приемная семья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 398.