Нефть вместо угля: влияние венгерских событий 1956 г. на изменения в энергетической политике СССР | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 399.

Нефть вместо угля: влияние венгерских событий 1956 г. на изменения в энергетической политике СССР

Рассматривается влияние внешнеполитических событий середины 1950-х гг. на изменение содержания энергетической политики СССР. Высказывается мнение, что внешний фактор был решающим в переходе к увеличению добычи нефти и газа в стране, как и к изменениям в экспортной политике СССР, в которой все большее место стали занимать энергоресурсы, такие как нефть и газ. Новый курс отстаивала часть высшего партийного органа страны - Президиума ЦК партии, которую можно называть «нефтяным лобби».

Oil instead of coal: the impact of the events in Hungary in 1956 on changes in the energy policy of the USSR.pdf Нефтяная и газовая отрасли современной России через экспорт нефти, газа и нефтепродуктов обеспечивают стране % алютных поступлений [1. С. 624-628]. Базой нефтегазодобычи страны является западносибирский нефтегазодобывающий район, поставляющий более 50% нефти и основную долю российского газа [2. С. 279-280], становление которого соотносится с третьим этапом советской энергетической политики. Два предшествующих этапа советской энергетической политики отличались более высокими темпами добычи угля. Содержание первого этапа (19201928 гг.) характеризовалось приоритетной ролью угля, в принятом в 1920 г. плане ГОЭЛРО нефти отводилось одно из последних мест [3. С. 130-131]. В то же время руководство страны в полной мере осознавало значение этого энергоресурса [4. С. 17]. Учитывая интерес ведущих держав после Первой мировой войны к нефти, Советский Союз в 1920-е гг. использовал ее как важный экспортный товар, обеспечивший прорыв экономической блокады, получение валютных средств на восстановление промышленности. В 1920-е гг. экспорт нефти постоянно рос: с 31,1 тыс. т в 1921 г. до 2 млн т в 1927 г. [5. С. 282-283], в 1928 г. составив долю в экспорте в 13,5% при удельном весе угля в 0,6% [6. С. 201, 800]. При этом отмечалось десятикратное превышение экспорта нефтепродуктов над экспортом сырой нефти [Там же. С. 802]. Второй этап советской энергетической политики начался с первых лет первой пятилетки (совпал с началом мирового экономического кризиса) и продолжался до конца 1956 г. Ему также были присущи более высокие темпы добычи угля [7. С. 34]. Уголь занимал лидирующие позиции в структуре топливного баланса СССР: в 1938 г. его доля составила 50% [3. С. 112-113], в 1950 г. - 65% [8. С. 348]. Добыча нефти росла, но недостаточно высокими темпами, хотя в 1932 г. СССР обеспечивал 12% мировой добычи, занимал второе место в мире, первое - в Европе [5. С. 286]. Отличительной чертой этого периода времени стало снижение вывоза нефти до 7,8% в 1938 г., и 2,4% - в 1950 г. [6. С. 800] при преобладании в структуре нефтяного экспорта с 1932 г. бензина и нефтяного топлива. В рамках этого этапа, прежде всего после Второй мировой войны, значение нефти в мире возросло не только как явления экономическое, но и политическое. Через реализацию американского «плана Маршалла» нефть вышла на европейский рынок. В то же время нефтяной промышленности СССР был нанесен существенный урон, резко снизились объемы добычи, возросло отставание от США, а идея догнать и перегнать США по добыче нефти в послевоенный период, как и в годы первых пятилеток, оставалась на повестке дня. В 1946 г. в СССР добывалось нефти в 11 раза меньше, чем в США, однако к 1955 г. разрыв в добыче сократился до 5 позиций [8. С. 213]. С середины 1940-х гг. началось становление газовой отрасли, ориентированной на добычу природного газа, тогда как в предшествующий период газовая сфера страны была увязана с получением искусственного газа. Переход к новому содержанию энергетической политики и, следовательно к ее новому - третьему -этапу во многом был обусловлен ситуацией, сложившейся в Европе в 1953-1956 гг., определяемой как кризис в отношениях с социалистическими странами. Именно после завершения острой фазы венгерских событий в ноябре 1956 г., в декабре этого года формируется курс, определяемый формулой «Нефть вместо угля» [9. С. 214]. Анализ стенограмм заседаний Президиума ЦК партии эпохи Н.С. Хрущева дает возможность видеть значительную остроту вопросов, касающихся взаимоотношений со странами «народной демократии». Эта проблема с середины 1950-х гг. была постоянно в центре внимания высшего руководства страны. Д.Т. Шепилов 30 октября 1956 г. обозначил ее следующим образом: «ходом событий обнаружился кризис наших отношений со странами народной демократии. Антисоветские настроения очень широки» [Там же. С. 187]. Принимались и обсуждались по этой проблеме разные меры: направление советников, постановка вопроса о выводе советских войск, применение силы, как это было в Венгрии. И в то же время было стремление удержать во что бы то ни стало в сфере советского влияния. Относительно ГДР 16 июня 1956 г. Н. С. Хрущев высказал идею: «Дать все, в чем они нуждаются: металл, сырье, продовольствие» [Там же. С. 140]. Наиболее активно страны социалистического блока заявляли о готовности получать сырье: хлопок, уголь. При обсуждении 9 августа 1956 г. в Президиуме ЦК КПСС структуры внешнеторгового оборота СССР обращалось внимание на потребности Европы в угле, но отмечалось, «что угля самим не хватает» [Там же. С. 155]. Ситуация с углем осложнилась тем, что в 1956 г. Польша, поставлявшая в СССР уголь в счет репараций, выдвинула требование об отмене поставок [9. С. 967], и осенью вопрос для Польши получил положительное решение. Вскоре после этого Н.С. Хрущев предпринял поездку в Донбасс, а 4 октября 1956 г. Президиум ЦК рассматривал и одобрил постановление Совета министров СССР и ЦК КПСС «О неотложных мерах по развитию угольной промышленности Украинской ССР» [9. С. 170, 962]. Из чего можно сделать вывод, что Н. С. Хрущев являлся сторонником наращивания (по традиции) добычи угля, что должно было удовлетворить потребности в нем и союзников по социалистическому блоку. Все изменили события осени 1956 г., когда разразился внутриполитический кризис в Венгрии. Значительная часть членов Президиума ЦК и Секретариата ЦК партии, как следует из стенограмм заседаний, были направлены в Венгрию: А.И. Микоян, М.А. Суслов, М.С. Малинин, В.М. Молотов, Г.М. Маленков, Г.К. Жуков [Там же. С. 968-969]. Там же были в октябре - ноябре 1956 г. А.Б. Аристов, М.А. Суслов, Ю.В. Андропов [Там же. С. 982]. Основная часть членов Президиума ЦК партии возвратилась и приступила к работе в начале декабря 1956 г. Уже 13 декабря 1956 г. на обсуждение был поставлен вопрос о контрольных цифрах шестого пятилетнего плана народного хозяйства СССР. Доклады делали Н.К. Байбаков и М.З. Сабуров. Н.К. Байбаков делал доклад как председатель Госплана СССР [Там же. С. 1191]. В процессе обсуждения вопроса «О контрольных цифрах шестого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР (1956-1960 гг.)» в стенографической записи отражены замечания по докладам: «топливо - узкое место», «нефть вместо угля» [Там же. С. 214]. Доклады было рекомендовано доработать. Тезис, указанный в стенограмме как «нефть вместо угля», был внесен в качестве предложения, кем - в стенограмме не отмечено. Однако именно этот тезис вскоре превратился в новый курс страны в экономике и сфере взаимоотношений со странами социалистического блока. Усиление внимания в высших эшелонах власти к нефти прослеживалось и раньше. Во главе Госплана СССР, образованного в 1955 г., был поставлен тот, кто к тому времени приобрел большой опыт в руководстве нефтяной промышленностью, - Н. К. Байбаков. Можно предполагать, что за назначением Н. К. Байбакова, учитывая, что Госплан был в ведении Совета министров СССР, мог стоять руководитель правительства Н. А. Булганин, как и зам. председателя Совета министров СССР Л.М. Каганович, некогда причастный к руководству сначала топливной, а затем и нефтяной отраслью. Скорее всего, что в этот период в руководстве страны формировалась группа лиц, которую можно определять как «нефтяное лобби». События 1956 г., резко обозначившие кризис в отношениях с социалистическими странами, привели к тому, что сторонники развития нефтяной отрасли, активизации добычи нефти, решили использовать ее в качестве фактора влияния в Европе и выдвинули на заседании Президиума ЦК партии предложение, выразившееся в формуле «нефть вместо угля», с чем Н. С. Хрущев в столь критической ситуации вынужден был согласиться. При этом обращает на себя внимание деятельность Н.С. Хрущева в 1956 г., когда он пытался найти выход для удовлетворения потребностей европейских стран через увеличение добычи угля. Укрепившие позиции сторонники активного развития добычи нефти и газа на протяжении 1957 г. брали все новые рубежи. Тем более, что страны «народной демократии» очень интересовало сырье из СССР. Так, Венгрия просила уголь, просила больше, чем СССР мог в тот период дать, о чем и говорили на заседании Президиума ЦК партии 27 февраля 1957 г. [9. С. 994]. Сразу после венгерских событий наметились изменения в экспортной политике страны, связанные с нарастанием вывоза нефти, а вскоре и газа. При этом впервые в советскую эпоху стал расти вывоз сырой нефти, тогда как весь предшествующий период СССР вывозил нефтепродукты. Решение о смене приоритетов в экспортной политике страны, скорее всего, следует связывать с заседанием Президиума ЦК партии 26 сентября 1957 г., когда наряду с обсуждением вопроса «О внешней торговле СССР в 1958 г.» рассматривался вопрос «О развитии производства по отдельным отраслям на экспорт». Содержание обсуждаемых вопросов не раскрывалось [Там же. С. 266]. Обращает внимание и то, что заседание вел М. А. Суслов, Н. С. Хрущев отсутствовал. Нельзя не учитывать, что незадолго до этого позиции потеряли В. М. Молотов, Л. М. Каганович, Н. А. Булганин, Н. К. Байбаков. Причина конфликта коренилась в несогласии с позицией Н.С. Хрущева по руководству экономикой. Убирая одних, Н.С. Хрущев всегда опирался на определенную группу внутри Президиума ЦК. Было очевидно, что те, кто оказал поддержку Н. С. Хрущеву в борьбе с так называемой антипартийной группой, в этих условиях решили использовать силу своей позиции. Скорее всего, не случайно был поставлен на обсуждение вопрос «О развитии производства по отдельным отраслям на экспорт». На заседании 26 сентября 1957 г. говорилось, что Президиум ЦК партии одобрил (некие) предложения Министерства внешней торговли СССР, определил контрольные цифры по внешней торговле, поручил Госплану разработать мероприятия по развитию отдельных (неких) отраслей для производства товаров на экспорт» [Там же. С. 1013-1014]. Что это были за отрасли - становится ясно из стенограммы заседания Президиума ЦК партии от 10 октября 1957 г., где центральным был вопрос «Об основных направлениях в разработке и составлении пяти-семилетнего плана развития народного хозяйства СССР». При обсуждении вопроса в стенограмме отражены примечания: «о развитии производства добычи газа и нефти», «уголь, трубы (относительно сокращения угля)» [Там же. С. 267]. Вопросы, связанные с добычей нефти, газа, почему-то всегда оказывались вне основного доклада и проходили в качестве дополнительных предложений в процессе обсуждения экономического развития СССР. Следует полагать, что предложения вносили те, кто не участвовал в составлении основного доклада, но принимал участие в процессе обсуждения и имел авторитетное влияние, оказывающее воздействие на фиксацию в стенограммах предложений. Можно сделать вывод, что в высшем руководстве страны появилась группа лиц, отстаивающая ускорение темпов развития нефтяной и газовой отраслей, продукция которых и должна была составить новые статьи экспорта из СССР. Решения принимались коллегиально, кто стоял за таким решением, можно только догадываться, учитывая, что заседание вел М.А. Суслов, а некоторое время до этого М.А. Суслов, А.Б. Аристов и Ю.В. Андропов вместе находились в Венгрии. Согласно статистическим данным уже в 1958- 1960 гг. прослеживается рост экспорта нефти. Впервые за всю советскую эпоху экспорт сырой нефти начинает превалировать над экспортом нефтепродуктов, который с конца 1920-х гг. был преобладающим над вывозом сырой нефти. Увеличение экспорта сырой нефти с этого периода становится чертой советской, а затем и российской политики. Итак, страна взяла направление на активизацию добычи нефти и газа, что первоначально расходилось с той позицией, которую занимал Н.С. Хрущев, пытавшийся найти выход в росте поставок сырья в Европу через наращивание добычи угля. Нефтяные потоки из СССР в Европу в полной мере должны были соответствовать тенденциям в экономике Европы, где со второй половины 1940-х гг. начался переход на нефтяное топливо. В этих условиях «соцлагерь, постоянно сотрясаемый политическими кризисами... требовал от СССР. и существенной экономической помощи». «Нужно было нечто, что имело бы неоспоримую и безусловную ценность, двигало бы экономику этих стран вперед и приносило бы заметный и быстрый эффект», - пишет М.В. Славкина [10. С. 148]. И этой «ценностью», несомненно, являлось энергетическое сырье. Н.С. Хрущев 8 января 1962 г. на заседании Президиума ЦК партии в процессе обсуждения вопроса об отношениях с ГДР откровенно говорил о необходимости переориентировать экономику социалистических стран на «сырье, которое мы производим». Остановившись в первую очередь на ситуации в ГДР, подчеркивал, что и к Польше требуется такой же подход, так как «Америка ухаживает за ней», считая, что «Польша предрасположена. к реставрации капитализма». В этом же ряду назывались Югославия и Румыния. Свое выступление он завершил заключением: «Надо наступать, и наступать разумно» [9. С. 540, 541, 546]. Для этого наступления и стали использоваться нефть, а затем и газ. Для решения осознаваемых внешнеполитических задач нужно было добывать больше нефти и газа. Уже во второй половине 1950-х гг. последовали изменения в советской энергетической политике: выделение в самостоятельное направление геологоразведочных работ на газ, создание специальной структуры для руководства газодобычей - Главгаз СССР, увеличение экспорта углеводородов, в структуре которого отмечалось перенесение акцента с экспорта нефтепродуктов на экспорт сырой нефти. Экспорт энергоресурсов стал расти как в страны социалистические, так и капиталистические (табл. 1). Т а б л и ц а 1 Динамика экспорта нефти, нефтепродуктов, угля в 1913-1958 гг., тыс. т* Вид продукции 1913 1928 1938 1950 1955 1956 1957 1958 Уголь 97 563 424 1 121 4 313 5 673 8 772 9 951 Нефть сырая 0,7 248 168 303 2 906 3 897 5 923 9 093 Нефтепродукты 952 2 534 1 221 778 5 090 6 170 7 757 9 045 *Составлена на основании данных [6. С. 200-213, 800, 802]. Изменения в энергетической политике повлекли за собой рост открытых месторождений природного газа на территории Украины, Средней Азии, России и, как следствие, рост объемов добычи газа. Активно развивался Урало-Волжский район, с постановкой масштабных задач перед Татарией, которая стала играть ведущую роль в обеспечении приростов добычи нефти в стране и вскоре превратилась в лидера в союзной добыче (табл. 2). Т а б л и ц а 2 Доля Урало-Волжского района в добыче нефти в СССР Показатель 1913 1928 1940 1960 1966 1967 Объем добычи, млн т - - 1,8 104 186 195 Удельный вес, % - - 6 71 70 68 *Составлена на основании данных [11. С. 38]. Из Урало-Волжского района в 1960-1964 гг. было осуществлено строительство первого экспортного нефтепровода протяженностью 5 тыс. км, получившего название «Дружба». Его строительству предшествовало решение X сессии СЭВ 1958 г. о сооружении магистрального нефтепровода для транспортировки советской нефти в страны социалистического лагеря. Нефтепровод протянулся из Татарии до Белоруссии, где разделялся на две ветки: северную (на Польшу и ГДР) и южную (на Чехословакию и Венгрию). Для переработки советской нефти сооружались нефтеперерабатывающие заводы в Польше (1), ГДР (3), ЧССР (2), ВНР (1) [12. С. 13]. В рамках третьего этапа советской энергетической политики началось создание нового добывающего района с размещением на территории Западной Сибири, где в 1953 г. был найден газ в западной части Тюменской области, а в 1960 г. в этих же пределах было открыто первое нефтяное месторождение. Начало добычи в Западной Сибири первоначально нефти, а затем и газа явилось, казалось бы, результатом инициатив местной региональной элиты, противодействующей строительству Нижне-Обской ГЭС и отстаивающей альтернативный вариант развития Тюменской области, связывая его с освоением нефтегазовых ресурсов. Эта региональная инициатива как нельзя лучше соответствовала потребностям страны, вставшей на путь увеличения добычи нефти и газа, расширения экспорта нефти. Анализируя одно из последних интервью А. К. Протозанова, представителя той самой тюменской региональной элиты, активно действовавшего по созданию западно-сибирского нефтегазодобывающего района, нельзя не обратить внимание на то, что он назвал имя человека из числа лиц высшего руководства страны, оказавшего значительную помощь в создании новой составляющей в экономическом развитии Тюменской области. Этот человек - А. Б. Аристов, член Президиума ЦК партии, член Секретариата ЦК партии, заместитель Н. С. Хрущева по Бюро ЦК КПСС по РСФСР. А.К. Протозанов связал в интервью А. Б. Аристова со своим направлением в Венгрию, а затем и в Тюмень. Ясно, что Протозанов, как и Аристов был в Венгрии в 1956 г. Направление в Тюмень А.К. Протозанова относится к 1958 г., где он начинает, очень самостоятельно и решительно для просто секретаря обкома партии, заниматься проблемами геологии нефти и газа. Совещание геологов в сфере нефти и газа, в работе которого принял участие А. Б. Аристов, состоялось 7 мая 1959 г. в Тюменском обкоме партии [13]. Ключевую роль в организации и проведении совещания играл А.К. Протозанов [14. С. 95]. Все это позволяет сделать вывод, что те, кто стоял за курсом «нефть вместо угля», стали активно содействовать его реализации, направляя в районы, перспективные на нефть и газ, партийных функционеров с незаурядными организаторскими способностями. В Тюменской области таким человеком оказался А. К. Протозанов. Пребывание Аристова в Тюменской области в начале мая 1959 г. ускорило развитие событий: вскоре в Тюмени состоялась сессия экспертно-геоло-гического совета Главгеологии РСФСР и ученого совета ВНИИ геофизики, с участием геологов Сибири и Дальнего Востока, на которой тюменским геологом Н. Н. Ростовцевым была выдвинута идея переориентации поисковых работ с Березовского района на Тазовский полуостров, левобережье реки Пур, полуостров Ямал, западную часть Гы-данского полуострова, Надымскую впадину, Северо-Сосьвинский свод [13]. В августе 1959 г. приказом начальника Главного управления геологии и охраны недр при Совете министров РСФСР С.В. Горюнова все геологоразведочные работы на нефть и газ, проводившиеся в Сургутском и Ларьякском районах, а также организации, занятые на этих работах, были переданы из Новосибирского в Тюменское геологическое управление [15. С. 108, 111]. Геологоразведочные работы в Среднем Приобье были возложены на Сургутскую комплексную геологоразведочную экспедицию, созданную в сентябре 1959 г. на базе Сургутской нефтеразведки глубокого бурения [16. С. 62]. Продолжились работы по укреплению научной базы геологии Тюменской области. Письмом от 27 сентября 1959 г. Министерство геологии и охраны недр СССР уведомляло первого секретаря Тюменского обкома партии В. В. Косова, что «по поручению секретаря ЦК КПСС А.Б. Аристова, в Тюмени будет организован филиал института СНИИГГиМС» [17. Д. 4000. Л. 35]. Сам институт (Сибирский научно-исследовательский институт геологии и минерального сырья) базировался в г. Новосибирске. Успехи не заставили долго ждать, в марте 1960 г. было открыто первое на территории Западной Сибири нефтяное месторождение, получившее название «Ша-имское». С открытием Шаимского месторождения нефти встал вопрос о начале промышленной добычи нефти [Там же. Д. 3996. Л. 70-71]. В июне 1960 г. вышло постановление Совета министров СССР «Об использовании природного газа Березовского газоносного района Тюменской области», подача березовского газа на Урал планировалась к концу 1963 г. [16. С. 61]. Однако деятельность Аристова имела более широкий размах. В мае 1960 г. А.Б. Аристов побывал на праздновании 40-летия Татарской АССР и «за товарищеской трапезой» объявил о переводе в Москву А. Т. Шмарева «первым заместителем председателя Российского совнархоза» [8. С. 196]. В результате этого же визита «начальником Главного управления нефтяной и газовой промышленности Совнархоза РСФСР (Глав-нефтегаза)... был назначен В.Д. Шашин [8. С. 196]. А. Т. Шмарев - видный советский нефтяник, биография которого была связана с Урало-Волжским нефтедобывающим районом, где он до 1956 г. работал управляющим трестами «Ишимбайнефть», «Туймазанефть», «Башнефтераведка», заместителем начальника «Баш-нефть», был первым начальником объединения «Татнефть». В 1956-1957 гг. стоял во главе Главгаза СССР, с 1957 по 1960 г. был председателем СНХ Татарского экономического административного района. Второй переведенный в Москву - В. Д. Шашин - в первой половине 1950-х гг. заместитель начальника по бурению объединения «Татнефть», в 1956-1960 гг. - начальник объединения «Татнефть». Таким образом, в Москву в 1960 г. были переведены крупнейшие специалисты Урало-Волжского нефтяного района. Все это происходило в условиях непрекращающейся борьбы за власть. Н.С. Хрущев на протяжении своего пребывания на высшем государственном посту вел чистку аппарата, опираясь на одних, убирая других. В начале 1950-х гг. из числа самых первых сподвижников Н.С. Хрущева позиции сохранили только А.Б. Аристов, Л.И. Брежнев, А.Н. Косыгин. Но 4 мая 1960 г. Аристов был освобожден от обязанностей Секретаря ЦК КПСС, от обязанностей заместителя Председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР его освободили в январе 1961 г. [9. С. 1075, 1081]. Сообщая о смещении Аристова 18 января 1961 г. на Пленуме ЦК КПСС, Н.С. Хрущев сказал, что «обязанности оказались ему не по плечу» [18. С. 79]. 20 января 1961 г. Аристов был отправлен послом в Польшу. Сложное переплетение разных тенденций прослеживаем в 1960-1961 гг. в эшелонах власти в Тюмени. В январе 1960 г. секретарь обкома партии А.К. Протозанов занял пост председателя облисполкома, что можно рассматривать как его удаление от тех вопросов, которыми он очень увлекся на протяжении 1958-1959 гг. С должности первого секретаря обкома партии в 1961 г. сняли В. В. Косова. Первым секретарем обкома партии стал переведенный из Иркутской области Б.Е. Щербина, который был причастен к партийному руководству сооружением Иркутской ГЭС и начавшемуся строительству Братской ГЭС. И перевод Б.Е. Щербины в Тюмень можно объяснять тем, что с устранением А.Б. Аристова верх в партийном руководстве страны взяли те, кто связывал будущее Тюменской области, прежде всего, с сооружением Нижне-Обской ГЭС, для чего и последовал перевод партийного руководителя с навыками работы в этой сфере. Однако выдвиженцы Аристова успешно действовали. В Тюмени А.К. Протозанов в начале 1963 г. возглавил промышленный обком партии, в декабре 1963 г. на личном приеме у Н.С. Хрущева добился подписания постановления, положившего начало подступу к добыче нефти и газа. Весной 1964 г. в Тюмени началась пробная эксплуатация нефтяных месторождений, в конце 1965 г. приступили к промышленной добыче нефти. А. Т. Шмарев пробыл в должности заместителя председателя СНХ РСФСР до 1963 г., а затем уехал возглавлять Средне-Волжский совнархоз. В.Д. Шашин в период с 1960 по 1965 г. был начальником Главного управления нефтяной и газовой промышленности СНХ РСФСР, а в октябре 1965 г. стал министром нефтедобывающей промышленности страны. Т а б л и ц а 3 Добыча нефти и газа в СССР и в Западной Сибири (1964-1990 гг.)* Территория 1964 1966 1970 1977 1980 1985 1988 1989 1990 Нефть, млн т СССР 224,0 265,0 352,6 546,0 603,2 582,9 624,3 624,0 552,5 Западная 0,208 2,8 28,5 211,8 313,7 365,8 409,0 387,9 367,9 Сибирь Удельный вес, 0,09 1,05 8,08 38,6 52,0 61,4 65,6 62,1 66,5 % Газ млрд куб. м СССР 108,6 142,9 197,5 346,0 435,0 643 770,0 815,0 770 Тюменская - 0,7 9,5 63,0 144,1 380,7 474,9 541,8 574,2 область Удельный вес, - 0,49 4,8 18,2 32,1 59,2 61,6 66,4 74,5 % *Составлена на основании данных [19]. В высшем эшелоне власти, после устранения Аристова, ключевую роль стали играть Л.И. Брежнев, А. Н. Косыгин, единственные, кроме Хрущева, из начального состава Президиума ЦК партии, сформированного некогда Сталиным, все остальные были устранены. Было ясно, что следующими в хрущевской логике чистки аппарата жертвами должны были стать вышеназванные. Но они перешли в наступление. В октябре 1964 г. Н.С. Хрущев был отстранен от руководства страной, его место до 1982 г. занял Л.И. Брежнев. Главой правительства практически на всю брежневскую эпоху стал А. Н. Косыгин. Курс «нефть вместо угля» был положен и в основу деятельности нового руководства страны: увеличивались объемы добычи нефти и газа. Главной базой решения этих проблем являлся Западно-Сибирский нефтегазодобывающий район (табл. 3). При этом важнейшей статьей советского экспорта являлись нефтегазовые ресурсы, при постоянном росте вывоза сырой нефти и природного газа (табл. 4). Т а б л и ц а 4 Экспорт нефти и газа из СССР в 1960-1980-е гг. Показатель 1960 1965 1970 1980 1985 1988 1989 1990 Нефть сырая, млн т 17,0 43,4 66,8 119 117 144 127,3 108,5 Удельный вес, % 11,4 17,8 18,9 19,7 19,7 23,1 20,3 19,6 Газ, млрд куб. м - - 3,3 54,2 68,7 88,0 101,4 109,0 Удельный вес, % - - 1,7 12,5 10,7 11,4 8,9 10,9 *Составлена на основании данных [20]. Таким образом, в эпоху Н. С. Хрущева повышаются темпы развития нефтяной отрасли, усиливается внимание к газовой отрасли (вместо преобладавшей угольной). Смена курса во многом обусловливалась внешнеполитическими приоритетами страны. Для наращивания нефте- и газодобычи требовалось выходить в новые, более перспективные районы. За этой работой стояли вполне конкретные люди, партийные функционеры, которых можно относить к так называемому нефтяному лобби в высшем аппарате партийной власти.

Ключевые слова

энергетическая политика, СССР, партия, руководство, нефть, газ, добыча, экспорт, energy policy, Soviet Union, party leadership, oil, gas, mining, export

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Колева Галина ЮрьевнаТюменский государственный нефтегазовый университетд-р ист. наук, профессор кафедры гуманитарных наукgukoleva@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Российский статистический ежегодник. 2013 : стат. сб. / Росстат. М. : Росстат, 2013. 717 с.
Тюменская область: прошлое и настоящее в цифрах (к 70-летию образования) : стат. сб. Тюмень : Тюменьстат, 2014. 560 с.
Иголкин А.А. Особенности развития нефтяной промышленности в годы первых пятилеток (1928-1940 гг.) // Нефть Страны Советов. Про блемы истории нефтяной промышленности СССР (1917-1940 гг.) / под общ. ред. В.Ю. Алекперова. М. : Древлехранилище, 2005. 618 с. С. 105-191.
XIV съезд ВКП(б). Стенографический отчет. 18-31 декабря 1925 г. М. ; Л. : Госиздат, 1926. 1029 с.
Нефть и газ. Мировая история. М. : Земля и человек. XXI век, 2004. 892 с.
Народное хозяйство СССР в 1958 г. Статистический ежегодник. М. : Гос. стат. изд-во, 1959. 960 с.
Промышленность СССР. Статистический ежегодник. М. : Статистика, 1971. 637 с.
Гайказов М.Н. Валентин Дмитриевич Шашин - блистательный стратег нефтяной промышленности. М. : ФГУП Изд-во «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, 2006. 400 с.
Президиум ЦК КПСС. 1954-1964 гг. Черновые протокольные записи заседаний. Стенограммы. Постановления. Т. 1: Черновые прото кольные записи заседаний. Стенограммы / гл. ред. А. А. Фурсенко. М. : РОССПЭН, 2003. 1344 с. (Сер. Архивы Кремля).
Славкина М.В. Великие победы и упущенные возможности: влияние нефтегазового комплекса на социально-экономическое развитие СССР в 1945-1991 гг. М. : Изд-во «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, 2007. 384 с.
РСФСР за 50 лет. Статистический сборник. М. : ЦСУ РСФСР, 1967. 256 с.
Корниенко Н. Нефтепровод «Дружба» в действии // Внешняя торговля СССР. 1973. № 6. С. 13-14.
Тюменская правда. 1959. 8 мая.
Салманов Ф.К. Я - политик. Раздумья одного из создателей топливно-энергетической мощи страны. М. : РТК-Регион, 2006. 528 с.
Комгорт М.В. Западно-Сибирская нефтегазоносная провинция: история открытия. Тюмень : Вектор Бук, 2008. 182 с.
Колева Г.Ю. Александр Константинович Протозанов (к 100-летию со дня рождения). Тюмень : Вектор Бук, 2012. 256 с.
Государственный архив социально-политической истории Тюменской области (ГАСПИТО). Ф. 124. Оп. 1.
Сушков А.В. Высшее руководство СССР и «рязанское дело» (1959-1961 гг.) // Вестник Челябинского государственного университета. 2008. № 35. С. 72-83.
Народное хозяйство СССР. Статистический сборник. М. : Госстатиздат, 1956. 262 с.
Народное хозяйство СССР в 1988 г. Статистический ежегодник. М. : Финансы и статистика, 1988. 710 с.
 Нефть вместо угля: влияние венгерских событий 1956 г. на изменения в энергетической политике СССР | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 399.

Нефть вместо угля: влияние венгерских событий 1956 г. на изменения в энергетической политике СССР | Вестн. Том. гос. ун-та. 2015. № 399.