Социально-экономический строй крестьянского хозяйства переходной от лесостепи к тайге природной зоны Томской губернии на рубеже Х1Х-ХХ вв. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 402.

Социально-экономический строй крестьянского хозяйства переходной от лесостепи к тайге природной зоны Томской губернии на рубеже Х1Х-ХХ вв.

На типических материалах Томской губернской сельскохозяйственной переписи 1901 г. определяются экономический строй и степень включенности в общероссийский аграрный рынок крестьянского хозяйства притаежной пригородной зоны Томского уезда на рубеже Х1Х-ХХ в. Удалось выяснить, что на 1901 г. земледельческое хозяйство пригородной зоны продолжало развиваться в составе местного западносибирского мелкотоварного рынка. Это позволило построить модель крестьянского хозяйства, включенного в региональный мелкотоварный рынок.

The socio-economic structure of peasant economy in transition from the forest steppe to the boreal forest natural area o.pdf На рубеже Х1Х-ХХ в. с проведением Сибирской железной дороги мелкотоварное крестьянское хозяйство Западной Сибири, развивавшееся прежде в рамках местного, регионального рынка, стало интенсивно включаться в систему общероссийских аграрно-рыночных отношений. Этот процесс происходил в различных природно-экономических зонах западносибирского края разновременно, что обусловливалось сроком включения той или иной территории в зону влияния эксплуатируемых участков Транссибирской магистрали, ее удаленностью от железной дороги, а также уровнем товарно-рыночного развития и местом земледельческого хозяйства данной территории в системе мелкотоварного сибирского рынка конца XIX в. Значительный интерес в этой связи представляет последовательность вхождения сельского хозяйства различных природноэкономических территорий западносибирского края в общероссийские рыночные отношения. Первым во всероссийский аграрно-капиталистический рынок вошло крестьянское хозяйство лесостепной зоны юга Западной Сибири, включая левобережье Оби (в 1898-1898 гг.). Затем включились аграрные районы правобережья Оби, в которое входили земли Томского и Мариинского уездов Томской губернии (в 1898-1899 гг.). Главную роль здесь играло крестьянское хозяйство, расположенное в основном в переходной от лесостепи к тайге природной зоне Томской губернии. В экономике земледельческого хозяйства подтаежной (переходной) зоны Томского и Мариинского уездов преобладали экстенсивное зерновое хозяйство и мясомолочное скотоводство. Широкое распространение получили натуральные промыслы. Товарное производство земледельческого хозяйства данного региона в 70-90-е гг. XIX в. целиком обслуживало местный рынок сельскохозяйственной продукции: транспортно-хозяйственный комплекс Московского тракта, городское население Томска, Новониколаевска, Мариинска и предприятия винокуренной и горнорудной промышленности. Таким образом, изучение деревенской экономики переходной подтаежной зоны позволит выяснить особенности интеграции в общероссийский рынок рубежа XIX-XX в. сугубо местного аграрного района и определить внутренний строй и уровень товарно-денежного развития крестьянского хозяйства, продолжавшего после запуска в эксплуатацию всего участка Западносибирской железной дороги некоторое переходное время функционировать в системе прежнего регионального мелкотоварного рынка. Открывающиеся исследовательские направления стали предметом настоящей работы. Она представляет собой попытку, основываясь на статистических материалах по сельскому хозяйству переходной - от лесостепи к тайге - природно-географической зоны Томского уезда рубежа XIX-ХХ в., определить экономический характер внутренней структуры крестьянского хозяйства и оценить степень его вовлеченности в товарно-рыночные отношения. Эта проблема в целом получила в советской и современной литературе достаточно широкое освещение в общесибирском плане на основе главным образом данных по самым широким - лесостепной и степной - природным зонам. Другие природно-экономические районы, включая переходную зону, практически не рассматривались. Обойден вниманием исследователей и рубежный период с 1897 по 1904 г., в который произошло вхождение земледельческого хозяйства Западной Сибири в общероссийский аграрно-капиталисти-ческий рынок [1-10]. Крестьянское хозяйство являлось социально-культурной и экономической системой. Поэтому его необходимо рассматривать целостно-системно как структуру взаимосвязанных социальных и производственно-технических компонентов: населения, семейной рабочей силы, рабочего и продуктивного скота и посевов [11; 12. С. 159-168; 13]. Системный подход реализуется в настоящей работе на основе корреляционного метода. Корреляционная методика измеряет силу взаимосвязей между хозяйственными компонентами. В корреляционном анализе наиболее простым и эффективным методом измерения сил взаимосвязей между элементами крестьянского хозяйства является парный линейный коэффициент. Парный коэффициент корреляции изменяется в пределах от -1 до +1. Если коэффициент равен или близок 0, это свидетельствует о том, что между хозяйственными компонентами нет связи. Коэффициент величиной -1 или +1 показывает наличие полной функциональной связи. Знак «+» указывает на то, что связь носит прямой характер. Отрицательная связь свидетельствует об обратной зависимости между признаками. Величина парного коэффициента до 0,4 указывает на слабую связь, коэффициент от 0,4 до 0,7 считается средним по силе, от 0,7 до 1,0 указывает на очень сильную связь. На основе матрицы подсчитанных линейных коэффициентов взаимосвязей между существенными признаками (компонентами) формируется корреляционная модель внутреннего строя земледельческого хозяйства [13. С. 137-168]. В качестве источниковой базы исследования избраны подворные материалы Томской общегубернской сельскохозяйственной переписи 1901 г. [14]. Для работы с ними, с целью подготовить изучение крестьянского хозяйства подтаежной зоны, необходимо прежде всего выбрать типическую волость. Она отобрана на основе опубликованных поволостных данных Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 г. [16. С. 1-2, 142-161, 184-195, 196-205]. В ходе осуществления типической выборки за основу для расчетов были взяты данные Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 г. по переходной от лесостепи к тайге естественно-географической зоны Томской губернии. В пределы этой зоны, в которой располагались 82 945 крестьянских дворов, входили 18-й район Томского уезда и 21-й район Мариинского уезда. В качестве объекта типической выборки был избран более широкий 18-й район, который включал в себя 53 651 хозяйство. В 18-м районе по волостным материалам переписи 1916 г. как наиболее типичная была отобрана Ояшин-ская волость, расположенная севернее Московского тракта и Сибирской железной дороги, в междуречье Оби и Томи [16. С. 1-2, 142-161, 184-205]. В Ояшинской волости Томского уезда по данным подворных переписей 1901 и 1916 гг. числились 39 сел и деревень: Каменская, Ояшинская, Балтинская, Верх-Балтинская, Воронова, Кривояшинская, Чебу-линская, Варюхинское, Смокотино, Мошнинское, Кафтанчиково, Кандинская, Калтайская, Алаево, Ларинское, Сурановское, Коневское, Вершинино, Ярское, Дубровинское, Бибеево, Бозойская, Умре-винское, Ташара, Зеледеевское, Проскоково, Боло-тинское, Зудово, Киряково, Верх-Елбакское, Кара-севская, Елбак, Ново-Поросское, Поросское [16. С. 142-161, 184-205]. На 1901 г. в Ояшинской волости Томской губернии насчитывалось 2 370 хозяйств, 11 940 душ обоего пола, в том числе 6 273 семейных работника обоего пола. В крестьянских хозяйствах волости было 9 510 рабочих лошадей, 7 534 коров и 8 091 дес. посева, в которых преобладали посевы ржи (1 486 дес.), овса (2 071 дес.), яровой пшеницы (1 459 дес.) [15. Д. 1293-1331]. Крестьянские хозяйства Ояшинской волости обслуживали местный рынок. В целом преобладала широкая земледельческо-скотоводческая специализация. Небольшое число деревень, расположенных на лесистых, малопашенных территориях, имели скотоводческое направление, характерное для чисто таежной природной зоны. В связи с утвердившимися в переходной зоне направлениями рыночной специализации автором настоящей работы были отобраны типические земледельческие и скотоводческие группы сёл -примерно на 200 дворов в каждой. В земледельческую выборку дворов попали деревни Балтинская и Ново-Поросское - всего 180 хозяйств; в скотоводческую -деревни Ташара и Дубровинское: всего 206 дворов [Там же. Д. 1294, 1308, 1314, 1331]. Т а б л и ц а 1 Подушевые размеры крестьянских хозяйств Ояшинской волости земледельческой и животноводческой специализаций (в расчете на 1 душу) Показатель Хозяйств Всего душ Семейные работники Рабочие лошади Весь посев Коровы Специализация земледельческо-скотоводческая 183 1 080 0,53 0,9 1,0 0,9 Специализация скотоводческая 206 952 0,5 0,8 0,3 0,8 В целом по волости 2 370 11 940 0,5 0,8 0,7 0,6 Средние подушевые показатели уровня и рыночной специализации отобранных групп крестьянских хозяйств земледельческо-скотоводческой и скотоводческой направленности отображены в табл. 1. Они ярко свидетельствуют о комбинированной - зерновой и животноводческой - специализации дворов земледельческой выборки и чисто животноводческой направленности хозяйств скотоводческой выборки. Крестьянские хозяйства земледельческо-ското-водческой специализации в расчете на 1 душу имели весь посев 1,0 дес., в то время как крестьянские хозяйства скотоводческой специализации имели посева всего 0,3 дес. Таким образом, хозяйства земледельческо-скотоводческой специализации имели посев в 3,3 раза больше, чем хозяйства скотоводческой специализации. Число рабочих лошадей в расчете на 1 душу было примерно равным: в хозяйствах земледельческо-скотоводческой специализации - 0,9; во дворах животноводческой специализации - 0,8. После типологической выборки необходимо провести социально-экономическую группировку дворов. Хозяйства земледельческой специализации были поделены на четыре посевные группы: I группа - беспосевные; II группа - 0,1-4 дес.; III - 4,1-7,9 дес.; IV группа - 8 и более дес. Крестьянские дворы скотоводческой специализации соответственно поделены по числу коров на четыре следующие группы: бескоровные; с 1-2 коровами; с 3-4 коровами; с 5 и более коровами. Сформированные группы хозяйств были подвергнуты общестатистическому и корреляционному анализу. Прежде, опираясь на полученные подушевые данные, оценим общее состояние крестьянских дворов в различных группах (см. табл. 2, 3). В хозяйствах земледельческой специализации (табл. 2) четко прослеживается рост экономической силы крестьянских хозяйств при увеличении посевных площадей. В зажиточных земледельческих хозяйствах IV группы обеспеченность рабочими лошадьми была в 2,4 раза больше, чем у бедной II группы (1,7 против 0,7 гол.). По коровам богатая IV группа превосходила малообеспеченную II группу в 2,6 раза (1,8 гол. против 0,7) [15. Д. 1294. Л. 4; Д. 1308. Л. 5; Д. 1314. Л. 6; Д. 1331. Л. 7]. Т а б л и ц а 2 Уровень крестьянского хозяйства земледельческой специализации в различных социальных группах Показатель (в расчёте на 1 душу) Группа хозяйств с посевом, дес. Хозяйства в целом 0 0,1-4 4,1-7,9 8 и более I II III IV Семейные работники, чел. 0,56 0,62 0,52 0,55 0,56 Рабочий скот, гол. 0,5 0,7 1,1 1,7 1,1 Коровы, гол. 0,5 0,6 1,0 1,6 1,0 Продуктивный скот, гол. 0,5 0,7 1,2 1,8 1,0 Весь посев, дес. - 0,6 1,2 1,8 1,1 Число дворов в группе 15 59 59 50 183 Доля дворов в группе, % 8,3 32,2 32,2 27,3 100 Т а б л и ц а 3 Уровень крестьянского хозяйства скотоводческой специализации в различных социальных группах Показатель (в расчёте на 1 душу) Группа хозяйств с количеством коров, гол. Хозяйства в целом 0 1-2 3-4 5 и более I II III IV Семейные работники, чел. 0,54 0,55 0,58 0,62 0,57 Рабочий скот, гол. 0,4 0,6 0,9 1,4 0,9 Коровы, гол. - 0,4 0,9 1,9 0,9 Продуктивный скот, гол. - 0,5 1,1 2,1 0,9 Весь посев, дес. 0,1 0,3 0,4 0,4 0,3 Число дворов в группе 19 86 50 51 206 Доля дворов в группе, % 9,2 41,7 24,3 24,8 100 Уровень развития крестьянских хозяйств скотоводческой специализации (табл. 3) также имел большие различия. Зажиточная IV группа превышала по душевому количеству рабочего скота II группу в 2,3 раза. По посеву бедные дворы I и II групп уступали IV группе в 2 раза (0,2 дес. против 0,4). Особенно ярко об экономической дифференциации сравниваемых групп зажиточных и бедных дворов свидетельствуют резкие различия в обеспеченности средствами производства в товарных отраслях хозяйства: по посевам в зерновой специализации -3 раза и по коровам в скотоводческой специализации - 4,7 раза. В изученных материалах в большей степени представлена рыночная предпринимательская деятельность зажиточного крестьянства. Товарные отношения во дворах бедняков и середняков прослеживаются значительно хуже. Для более обстоятельного анализа развития товарно-денежных отношений во всех социальных слоях обратимся к результатам корреляционного анализа рассматриваемых сведений сельскохозяйственной переписи 1901 г. по переходной зоне. Прежде рассмотрим данные о корреляционных коэффициентах, показывающих взаимосвязи между компонентами структуры крестьянских хозяйств зерновой специализации (табл. 4). Т а б л и ц а 4 Взаимосвязи уровня производства (всего посева на 1 душу) с основными компонентами крестьянского хозяйства зерновой специализации (коэффициент корреляции) Показатель Группа хозяйств с посевом, дес. Хозяйства в целом 0,1-4 4,1-7,9 8 и более II III IV Размеры семьи, чел. -50 -92 -70 -17 Рабочего скота на 1 двор, гол. 0 0 29 53 Продуктивного скота на 1 двор, гол. 17 10 42 59 Всего посева на 1 двор, дес. 67 22 54 81 Семейных работников на 1 душу 40 34 09 13 Рабочего скота на 1 душу, гол. 28 57 66 62 Продуктивного скота на 1 душу, гол. 38 58 69 68 Всего посева на 1 семейного работника 84 66 80 89 Рабочего скота на 1 семейного работника, гол. 17 35 57 58 Продуктивного скота на работника 31 41 63 65 Семейных работников на 1 гол. рабочего скота -10 -40 -57 -52 Как следует из данных табл. 4, взаимосвязи уровня производства с другими экономическими показателями имеют достаточно высокий уровень. В зажиточной IV группе коэффициенты корреляции душевого посева с рабочим продуктивным скотом на 1 душу составляют 0,66 и 0,69 соответственно. В средней III группе - 0,57 и 0,58. Это свидетельствует о довольно высокой степени втянутости богатых и средних дворов в товарно-денежные отношения мелкотоварного типа. Земледельческое хозяйство в целом, как и дворы средних и зажиточных крестьян, имело довольно высокие значения корреляции уровня производства с душевыми показателями рабочего и продуктивного скота: 0,62 и 0,68. Это указывает на ведущую роль богатой и середняцкой групп в рыночном хозяйствовании. Далее обратимся к корреляционной структуре крестьянских хозяйств животноводческой специализации (табл. 5). Взаимосвязь уровня производства (продуктивного скота на 1 душу - с посевом и рабочим скотом в расчете на 1 душу) у скотоводческих дворов во всех группах очень высокая: во II - 0,38 и 0,66; в III -0,58 и 0,72; в IV - 0,69 и 0,84; в целом - 0,68 и 0,79. Это говорит об очень высокой степени втянутости практически всех групп животноводческих хозяйств в товарно-денежные отношения. Высокая рыночная активность дворов данной специализации была связана с очень благоприятной общероссийской коньюнк-турой на сибирское мясо, сложившейся в результате введения в эксплуатацию западносибирского участка Транссибирской железнодорожной магистрали [9. С. 283-284, 285-286; 18. С. 84, 88]. Т а б л и ц а 5 Взаимосвязи уровня производства (продуктивного скота на 1 душу) с основными компонентами крестьянского хозяйства скотоводческой специализации (коэффициент корреляции 0...) Показатель Группа хозяйств с Группа хозяйств с количеством коров, гол. Хозяйства в целом 1-2 3-4 5 и более II III IV Размеры семьи, чел. -47 -55 -29 -20 Рабочего скота на 1 двор, гол. 33 42 67 63 Продуктивного скота на 1 двор, гол. 65 76 88 85 Всего посева на 1 двор, дес. 08 23 67 55 Семейных работников на 1 душу 20 34 -04 09 Рабочего скота на 1 душу, гол. 66 72 84 79 Всего посева на 1 душу, дес. 38 58 69 68 Рабочего скота на 1 семейного работника, гол. 51 47 76 69 Семейных работников на 1 гол. рабочего скота -42 -42 -76 -64 Семейных работников на 1 гол. продуктивного скота -85 -78 -88 -88 Таким образом, приведенные аналитические данные ярко показывают ускорение процесса вовлечения крестьянских хозяйств переходной (от лесостепи к тайге) зоны на рубеже XIX-ХХ вв. в современные рыночно-капиталистические отношения. Сущность данного процесса заключалась во включении местного (пригородного) сельскохозяйственного мелкотоварного рынка в состав всероссийского аграрно-капиталистического рынка. Интеграция местного мелкотоварного рынка осуществлялась путем распространения на территорию его функционирования закономерностей капиталистического рынка, при господстве которых регулятором рыночных отношений выступали цены производства. Практически же это происходило путем расширения товарного производства в крестьянском хозяйстве и распространения его продукции на территорию Урала и Европейской России. В переходной подтаежной зоне первыми в данный процесс вошли все скотоводческие хозяйства, включая бедняков. На это твердо указывают очень высокие коэффициенты корреляции: от 0,6 до 0,8. Несколько позже и более низкими темпами на нужды зауральского мясного рынка также переключились зажиточные и середняцкие дворы земледельческой специализации, сохраняя при этом ведущие позиции на местном (мелкотоварном) хлебном рынке. Бедные крестьяне, имея очень мало товарного мясного скота, в поставках животноводческой продукции в Европейскую Россию практически не участвовали. Процесс включения крестьянского хозяйства переходной - от лесостепи к тайге - природной зоны Томского и Мариинского уездов в состав всероссийского аграрно-капиталистического рынка на 1901 г. еще не завершился. Критерием полной интеграции экономики деревни в капиталистическую систему хозяйствования, как показали исследования П.Ф. Никулина, является формирование во внутреннем строе земледельческого хозяйства рыночно-капита-листической подсистемы. Главным показателем ее сформированности можно считать высокую степень корреляции (0,7 и выше) между посевом, рабочими лошадьми и продуктивным скотом в расчете на 1 дес. посева или на 1 голову скота, отражающими фондовооруженность крестьянского хозяйства [9. С. 172175; 19. С. 107-109; 20. С. 79-80, 81]. Согласно полученным в настоящей работе результатам уровень корреляции между показателями фондовооруженности крестьянского хозяйства подтаежной зоны имеет значение в пределах от 0,55 до 0,62, в зажиточном хозяйстве - от 0,62 до 0,65. Это позволяет твердо констатировать, что на рубеже XIX-ХХ вв. крестьянское хозяйство переходной зоны Томского и Мариинского уездов продолжало функционировать в условиях преобладания местного мелкотоварного рынка. Следовательно, во всех социальных группах крестьянских дворов внутренний экономический строй имел мелкотоварный характер. Вместе с тем интенсивная рыночно-капиталистическая деятельность и сосредоточение товарного производства в мелкотоварных зажиточных хозяйствах на рубеже XIX-ХХ вв. положило начало формированию предпринимательского направления хозяйствования.

Ключевые слова

крестьянское хозяйство Сибири, экономический строй, мелкотоварный рынок, аграрно-капиталистический рынок, Siberian peasant economy, economic system, small commodity market, agro-capitalist market

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Антонова Евгения КонстантиновнаГимназия № 1 (Стрежевой)учитель истории и обществознанияantonovatomsk@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Скляров Л.Ф. Переселение и землеустройство в Сибири в годы Столыпинской аграрной реформы. Л., 1962.
Степынин В. А. Колонизация Енисейской губернии в эпоху капитализма. Красноярск, 1962.
Тюкавкин В.Г. Сибирская деревня накануне Октября. Иркутск, 1966.
Горюшкин Л.М. Сибирское крестьянство на рубеже двух веков. Конец XIX - начало ХХ в. Новосибирск, 1967.
Горюшкин Л.М. Аграрные отношения в Сибири периода империализма (1900-1917 гг.). Новосибирск, 1976.
История Сибири с древнейших времен до наших дней. Л., 1968. Т. 3 : Сибирь в эпоху капитализма.
Крестьянство Сибири в эпоху капитализма. Новосибирск, 1983.
Ильиных В. А. Крестьянское хозяйство Сибири (конец 1880-х - начало 1940-х годов): тенденции и этапы развития // Крестьянская семья и двор в Сибири в ХХ веке: проблемы изучения. Новосибирск, 1999. С. 33-76.
Никулин П.Ф. Экономический строй крестьянского хозяйства Западной Сибири начала ХХ в. Томск, 2009.
Разгон В.Н., Храмков А. А., Пожарская К. А. Столыпинская аграрная реформа и Алтай. Барнаул, 2010.
Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973.
Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. М., 1987.
Количественные методы в исторических исследованиях. М., 1984. Гл. 6.
Никулин П.Ф. Материалы сельскохозяйственной переписи 1901 г. как источник для изучения крестьянского хозяйства Западной Сибири конца XIX - начала ХХ вв. // Вестник Томского государственного университета. 2008. № 307. С. 77-79.
Государственный архив Томской области. Ф. 3. Оп. 44.
Алтайско-Томская часть Сибири по данным сельскохозяйственной переписи 1916 г. Материалы сельскохозяйственной переписи 1916 г., собранные и разработанные под руководством В.Я. Нагнибеда. Томск, 1927.
Государственный архив Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1.
Никулин П.Ф. Воспроизводство крестьянского хозяйства Западной Сибири на рубеже XIX-ХХ вв. // Вестник Томского государственного университета. 2008. № 313. С. 83-89.
Никулин П.Ф. Товарно-денежная система хозяйствования в западносибирской деревни начала ХХ в. // Вестник Томского государственного университета. 2007. № 296. С. 105-111.
Никулин П.Ф. О возможностях методики многомерного факторного анализа внутреннего экономического строя крестьянского хозяйства Сибири рубежа XIX-ХХ вв. // Вестник Томского государственного университета. 2012. № 361. С. 77-82.
 Социально-экономический строй крестьянского хозяйства переходной от лесостепи к тайге природной зоны Томской губернии на рубеже Х1Х-ХХ вв. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 402.

Социально-экономический строй крестьянского хозяйства переходной от лесостепи к тайге природной зоны Томской губернии на рубеже Х1Х-ХХ вв. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 402.