К вопросу о первом руководителе Главтюменнефтегаза | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 403.

К вопросу о первом руководителе Главтюменнефтегаза

Статья приурочена к 50-летнему юбилею Главного управления по добыче нефти и газа в Тюменской области (Главтюмен-нефтегаза), посвящена начальному этапу развития нефтяной промышленности Западной Сибири. В центре внимания - два руководителя нефтяной промышленности Тюменской области - В.И. Муравленко и А.М. Слепян, стоявшие у истоков нефтяной отрасли региона. Основное внимание уделено незаслуженно забытому начальнику объединения «Тюменнефте-газ», одновременно и первому руководителю Главтюменнефтегаза А.М. Слепяну. Предлагается объяснение причин смены руководителей в 1965 г.

On the first head of Glavtyumenneftegaz.pdf История как наука о прошлом, выступая результатом человеческой деятельности, оставляла на своих страницах ничтожно малое количество имен участников исторического процесса. Герои далеких и ушедших эпох по-разному созидали память о себе: одерживали победы на полях сражений, возводили города, создавали памятники духовной и материальной культуры. Не менее важным было увековечивание памяти о себе специально организованной работой летописца, хрониста, историка. Те, которые попадали в разного рода письменные памятники, зачастую и оставались в истории. XIX, XX вв. оставили истории огромное число участников социальной деятельности. Сейчас требуются более масштабные усилия для того, чтобы отвести место в истории определенному персонажу. Именно в персональной составляющей исторического процесса прослеживается набольшая степень субъективизма. История Западной Сибири, связанная с развитием нефтегазовой сферы, столь близкая к нам по времени, отразившая масштабность процесса, значимость его в судьбе страны, включила в себя и формирование образов героев. История героев всегда граничила с мифами. Историки вместе с публицистами, журналистами советской эпохи оставили немало сочинений по истории нового этапа в развитии Тюменской области, связанного с началом добычи нефти и газа, которые нередко расходятся с исторической реальностью. В большей степени мифологизация коснулась исторических персоналий начального периода хозяйственного освоения региона. В работах, посвященных первому секретарю Тюменского промышленного обкома партии А. К. Протозанову, уже получил отражение процесс сокрытия на протяжении почти 50 лет имени фактически главного инициатора создания нефтегазовой базы в регионе [1-6]. Но оказалось, что это не единственный исторический персонаж, о котором история умалчивает. Такая же ситуация сложилась вокруг первого руководителя нефтяной промышленности Тюменской области. Создателем нефтяной промышленности Западной Сибири со времен советской эпохи предстает В.И. Муравленко, что нашло отражение как в научной, так и научно-популярной, художественной литературе [7-9]. В.И. Муравленко начинал работу по созданию нефтяной промышленности Тюменской области тогда, когда из Урая от Сухоборского парка уже отплывали один за другим нефтеналивные суда, в Сургуте действовало Сургутское НПУ [10. С. 79, 109], пос. Сургут получил статус города [Там же. С. 121], выросли поселки Мегион, Нефтеюганск и т. д. Никто из авторов книг о В. И. Муравленко не задавался вопросом: кто же за всем этим стоял? Так рождался один из мифов новейшей истории Западной Сибири. Книги о В.И. Муравленко «сыпались» как из рога изобилия [11-15]. В вышедшей в 2014 г. книге «Они были первыми», посвященной событиям 50-летней давности, в фотографиях представлен А.К. Протозанов [16]. В этой же книге появляется и имя А. М. Слепяна, упомянутое вскользь. Есть всего четыре строчки о Слепяне в книге «Главтюменнефтегаз: 40-летняя история Главка» с привязкой к объединению «Тюменнефтегаз» [15. С. 15]. В разных публикациях, отражающих аппарат Главтюменнефтегаза, данных о Слепяне вообще нет [Там же. С. 15, 29, 30-31, 33]. Имени А. М. Слепяна в истории Главтюменнефте-газа нет, как нет его и в истории нефтяной промышленности Западной Сибири, в то время как А. М. Слепян был начальником объединения «Тюмен-нефтегаз», с деятельностью которого были связаны период пробной эксплуатации нефтяных месторождений в 1964 г. и начало промышленной добычи нефти в Западной Сибири в 1965 г. Он же был и первым руководителем Главтюменнефтегаза, стоял у истоков нефтяной промышленности крупнейшего за всю историю России нефтедобывающего района, выполнил огромный комплекс задач в первые два года разворачивающейся добычи нефти. Обращение к биографии Арона Марковича Сле-пяна указывает дату его рождения - 23 сентября 1913 г., место рождения - г. Минск, затем переезд в 1926 г. семьи в Баку, в 1934 г. - поступление Арона Слепяна в Азербайджанский нефтяной институт на экономический факультет, который он окончил в 1940 г. по специальности «Экономика, организация и планирование нефтяной промышленности», получив квалификацию «инженер-экономист». После этого его биография на четверть века оказалась связана с Башкирией, сначала с Ишимбаевским, затем Туймазин-ским месторождениями. Первоначально А. М. Слепян работал начальником планового отдела, затем - заместителем директора конторы бурения треста «Ишим-байнефть». Уже в 1943 г. был избран парторгом конторы бурения и находился на этой выборной должности до 1946 г. В период с 1946 по 1949 г. Арон Сле-пян - парторг конторы бурения № 1 треста «Туймаза-нефть». С 1949 г. - директор конторы бурения № 1 треста «Туймазанефть», а два года спустя - управляющий трестом «Туймазанефть». На этом посту он оставался длительный период - с 1951 по 1964 г. [17]. При этом, согласно данным биографической справки, извлеченным из личного дела А.М. Слепяна и автобиографий, представленных Государственным архивом социально-политической истории Тюменской области, А.М. Слепян - управляющий трестом «Туймазанефть», однако в Интернете распространена информация о том, что он руководил трестом «Туймаза-бурнефть». Отметим, что до 1955 г. Башкирия играла в послевоенной истории нефтяной промышленности страны ведущую роль, но уступила ее в середине 1950-х гг. Татарии. Однако благодаря открытиям геологов усиливал ресурсные возможности новый район - Тюменская область, где в 1953 г. было открыто первое газовое, а в 1960 г. - первое нефтяное месторождение. 4 декабря 1963 г. Н.С. Хрущев подписал Постановление, подготовленное тюменскими сторонниками скорейшей добычи нефти и газа. Оно получило название «Об организации подготовительных работ по промышленному освоению открытых нефтяных и газовых месторождений и дальнейшем развитии геологоразведочных работ в Тюменской области» [18]. Постановление определяло 1964-1965 гг. как период пробной эксплуатации открытых в Тюменской области месторождений нефти и газа, но цифры конкретизировались только по добыче нефти: 1964 г. - 100 тыс. т, 1965 г. - 200 тыс. т [19. Д. 2. Л. 6]. Ставилась задача подготовки к 1966 г. к промышленному освоению нефти и газа месторождений Тюменской области, и объединение «Тюменнефтегаз», которое предстояло создать в соответствии с этим постановлением, должно было провести «пробную эксплуатацию Усть-Балыкского, Мегионского, Шаимского месторождений». Для выполнения решений, заложенных в Постановлении Совета министров СССР от 4 декабря 1963 г., Постановлением уже правительства РСФСР от 23 декабря 1963 г. № 1437 было создано объединение «Тюменнефтегаз» [Там же. Д. 16. Л. 41], которому предстояло вне подготовленных условий приступить к пробной эксплуатации нефтяных месторождений. В начале 1964 г., когда вплотную была поставлена задача осуществления пробной эксплуатации нефтяных месторождений в Тюменской области, опытный организатор нефтяной промышленности Урало-Волжского района Арон Маркович Слепян был направлен на работу в Тюмень, чтобы возглавить работу создаваемого объединения «Тюменнефтегаз». Нет информации, когда А.М. Слепян прибыл в Тюмень, но документы, им подписываемые, показывают, как разворачивается работа по организации структуры, на которую и была возложена задача по проведению пробной эксплуатации нефтяных месторождений в Тюменской области. Первый приказ по объединению датирован 19 марта 1964 г. и касался формирования НПУ «Сургутнефть» в пос. Сургут, Шаимского укрупненного нефтепромысла в пос. Урай, Усть-Балыкской разведочной конторы бурения № 1 в пос. Нефтеюганск с подчинением НПУ «Сургутнефть». Затем создавались новые подразделения: на базе Мегионского нефтепромысла № 2 НПУ «Сургутнефть» организуется НПУ «Мегионнефть» в пос. Нижне-Вартовском. В сентябре организуется трест буровых и разведочных работ «Тюменнефтераз-ведка» с местонахождением в г. Тюмени, с передачей ему Усть-Балыкской, Шаимской, Мегионской, Иг-римской конторы бурения. Формировался и аппарат самого объединения. Заместителем начальника объединения и одновременно главным инженером стал Виталий Иосифович Тимонин, заместителем по бурению - Евгений Акимович Постнов, начальником отдела главного механика - Виктор Николаевич Коло-мацкий. В документах объединения названы: главный геолог Ю.И. Шаевский, зам. начальника объединения по строительству Н. Ф. Паничев, начальник отдела добычи нефти И. И. Шидловский, начальник отдела добычи газа Н. Ф. Мержа, начальник отдела по разработке нефтяных и газовых скважин Е. П. Ефремов, начальник геологического отдела Ю. В. Файн, начальник отдела капитального строительства П. В. Бессолов, начальник технического отдела Е. И. Голдырев, начальник планово-экономического отдела Н. В. Топорков [19. Д. 17 оц. Л. 24, 26]. В основу деятельности объединения был, как указано в документах, положен «опыт Татарии, Башкирии» [Там же. Л. 45, 54]. Кадры для нефтяной промышленности Западной Сибири набирались в результате командировок работников аппарата объединения в Куйбышев, Саратов, Волгоград, Альметьевск, Октябрьский, Белебей. Осуществлялся не только подбор кадров: в Татарии изучался опыт обустройства нефтяных промыслов, в Башкирии - подготовки промывочных растворов. Деятельность объединения и его руководителя разворачивалась в невероятно сложных условиях, в которых требовалось в короткие сроки начать добычу нефти. А. М. Слепян решал большой круг вопросов, связанных не только с организацией добычи нефти, но и строительством торговых баз, доставкой и установкой энергопоездов, строительством причалов, ЛЭП от энергопоездов. Постоянно возрастали объемы строительства [Там же. Д. 69 оц. Л. 86]. Сложнейшими были условия быта рабочих. Начальник объединения требовал, чтобы представители отдела кадров выезжали в Усть-Балык, Сургут и занимались на местах вопросами улучшения жилищно-бытовых условий работников промыслов и контор бурения [Там же. Л. 111]. А. М. Слепян постоянно находился в командировках на Севере, на промыслах. Все работы проводились в «аварийном темпе» [Там же. Д. 20. Л. 1]. Только с началом навигации «началось поступление грузов, массовый набор рабочих, инженерно-технических работников, служащих», «рабочие и служащие после работы использовались при разгрузке барж, подготовке производства, занимались строительством жилья, выгрузке материалов и оборудования». Само объединение, созданное в марте, не было учтено в планах по труду, финансированию, «все вопросы решались в течение года в ручном режиме, разовыми распоряжениями, постановлениями. Строительство велось одновременно с проектированием объектов [19. Д. 20. Л. 5]. Снабжение техникой, оборудованием, материалами осуществлялось в течение года с большими перебоями, не в полном объеме. Не было пробуренных эксплуатационных скважин. Все 15 промысловых скважин были взяты из разведочного бурения. Схемы разработки на момент начала добычи нефти отсутствовали и находились в стадии разработки, сбор нефти осуществлялся по временным схемам, составленным и предложенным работниками промыслов, добыча сдерживалась несвоевременной подачей барж, которая определялась как «бессистемная», промыслы работали с частыми остановками скважин в «ожидании налива» и нарушением режима их работы. Не было установок по подготовке нефти, на Омский перерабатывающий завод нефть вывозилась с механическими примесями и водой [Там же. Л. 61-62, 65, 70-71]. Несмотря на все трудности, опытная эксплуатация нефтяных месторождений в мае-июне 1964 г. началась: 22 мая нефть стали загружать в танкеры в Шаиме [20], 2 июня 1964 г. газета «Тюменская правда» писала, что усть-балыкской нефтью заполнены 3 баржи [21], а 4 июня повезли нефть из Мегиона. Первоначально в документах правительственного уровня объем добычи нефти на период пробной эксплуатации был определен в 100 тыс. т, однако имелся план в 300 тыс. т [19. Д. 69 оц. Л. 57]. Добыто было 208,9 тыс. т. Из этого объема на июль-август пришлось 131,020 тыс. т. [Там же. Д. 20. Л. 4, 6, 168]. Начальнику объединения приходилось уделять внимание не только вопросам добычи нефти, но и газа и структурам, которые этим занимались, так как первоначально в объединении «Тюменнефтегаз», как и некоторое время после создания Главтюменнефтегаза, работы по организации нефтедобычи и газодобычи объединялись под одним началом. Проблемы разработки газовых месторождений постоянно стояли на повестке дня, проводились заседания комиссий по рассмотрению проекта разработки Тазовского месторождения, планировался газопровод Тазовское - Норильск [Там же. Д. 20. Л. 46]. В начале июня 1964 г. Совет народного хозяйства Средне-Уральского экономического района даже принял распоряжение «О мерах по подготовке к промышленному освоению Тазовского месторождения природного газа» [Там же. Д. 16. Л. 63], предлагая ввести его в эксплуатацию в 1966 г. с подачей в 1967 г. природного газа в Норильск. В числе вопросов, требовавших решения начальника объединения, заготовка дров на зиму, выбор площадок для аэропортов в пос. Сургут, Нижневартовске, проведение изысканий трасс под зимники, строительство зимников, обеспечение безопасного движения по ним, сооружения водных переправ, заготовка и закладка на зиму картофеля, овощей, обеспечение мясом, рыбой, молоком, проблема сохранности завезенных товаров. Несмотря на огромный комплекс проблем, план по добыче нефти в 1964 г. был выполнен на 208,9%, по добыче газа - на 123,5%, получена сверхплановая прибыль в 445 тыс. руб. В то же время отмечалось, что объединение не справилось с выполнением планов по капитальным вложением производственного назначения, вводом жилья, с планом по буровым работам, неудовлетворительной признавалась и работа по сбору попутного нефтяного газа [19. Д. 64. Л. 50-51]. Объединение «Тюменнефтегаз» вступило в следующий 1965 г. с плановыми заданиями добыть 700 тыс. т нефти. Объем выполняемых в Тюменской области работ вырос. Велось строительство нефтепровода Шаим - Тюмень, началось эксплуатационное бурение, законченные бурением скважины на нефть от геологов в феврале 1965 г. были переданы нефтяникам, на месторождениях создавались системы сбора нефти, проводилась пробная закачка воды для ППД (поддержание пластового давления), отрабатывалось бурение, типы долот, глинистые растворы, цементирование эксплуатационных колонн, скорости бурения. Сложно обстояло дело с бурением на газ, преследовала аварийность, планы не выполнялись. Но в бурении на нефть отмечалось начало бурения наклонно-направленных скважин кустовым способом. Рос коллектив нефтяников, создавались учебно-курсовые комбинаты для подготовки кадров. Большие трудности имелись в выполнении планов по жилищному строительству, сооружению объектов просвещения, культуры, здравоохранения. Однако главная задача состояла в выполнении планов по добыче нефти, с чем объединение успешно справлялось, и уже за 3 квартала план, установленный в 700 тыс. т, был перевыполнен, и добыча составила 746,4 тыс. т [19. Д. 64. Л. 58; Д. 77. Л. 27]. Существенно была снижена себестоимость нефти. Завершалось строительство нефтепровода, который вступил в строй 3 ноября 1965 г. В самый разгар нефтяной навигации 12 июня 1965 г. союзное правительство приняло решение об организации в Тюмени Главного производственного управления по нефтяной и газовой промышленности, с подчинением СНХ РСФСР (Главтюменнефтегаз СНХ РСФСР) [Там же. Д. 64. Л. 153], определяя его задачу как руководство «нефтяной и газовой промышленностью Тюменской и Томской областей». Распоряжением от 10 июля 1965 г. за подписью председателя СНХ РСФСР В. Доенина исполнение обязанностей начальника Главтюменефтегаза было возложено на начальника объединения «Тюменнефтегаз» А.М. Сле-пяна [Там же. Д. 63. Л. 23]. Приказы по созданному управлению «Главтюменнефтегаз» в июле-августе подписывает исполняющий обязанности начальника Главтюменнефтегаза А.М. Слепян, первый приказ датирован 31 июля 1965 г. [Там же. Д. 69 оц. Л. 2-3, 6-10]. То, что А. М. Слепян был назначен только исполняющим обязанности начальника Главтюменнефтега-за, свидетельствует о том, что он рассматривался на этом посту как фигура временная. В стране в тот период начался процесс ликвидации совнархозов и освобождалось много работников этих структур. Новое назначение оттягивали до завершения периода навигации, когда основная задача, связанная с добычей нефти, будет выполнена. Так и случилось. Постановлением правительства от 3 сентября 1965 г. начальником Главного тюменского производственного управления по нефтяной и газовой промышленности СНХ РСФСР был назначен В.И. Муравленко, этим же постановлением он освобождался от обязанностей члена Совета народного хозяйства Средне-волжского экономического района [19. Д. 69 оц. Л. 57]. Председатель Средневолжского совнархоза А. Т. Шмарев был переведен на должность заместителя министра геологии СССР и имел крепкие связи с министром вновь созданного министерства нефтедобывающей промышленности В.Д. Шашиным и, конечно, используя свои связи, не мог не посодействовать в трудоустройстве сотрудников Средневолжско-го совнархоза. В этот период в нефтяной отрасли основные должности стали занимать выходцы из «Второго Баку», но с привязкой к Татарии. Начальник управления нефтяной промышленности Средневолжского совнархоза с центром в г. Куйбышеве В.И. Муравленко, работавший под руководством А. Т. Шмарева, который был тесно связан с Татарией и с все более усиливавшим позиции В. Д. Шашиным, стал руководителем Главтюменнефтегаза. В этот же главк был переведен и главный инженер Управления нефтяной промышленности того же совнархоза В.Ю. Филановский. А. М. Слепян стал заместителем начальника главка [22. С. 10-12], как и В.Ю. Филановский, что изначально делало ситуацию очень зыбкой. В. И. Мурав-ленко привел в главк своего человека, и А. М. Слепян изначально был лишним. В чем же предпочтительнее для данного региона оказался В.И. Муравленко? В его биографии, написанной доктором исторических наук В. Н. Курятнико-вым, трудовой путь Муравленко не выглядит простым: он родился немного раньше, чем А.М. Сле-пян, - 25 декабря 1912 г., окончил Грозненский нефтяной институт, получил диплом по специальности «инженер по бурению нефтяных и газовых скважин», начал работать в Баку на промысле им. Моло-това, после службы в армии работал на Сызранском нефтепромысле Куйбышевской области инженером по оборудованию, начальником комсомольской буровой, главным инженером конторы бурения, директором конторы бурения «Сызраннефть». Но в 1940 г. был снят с работы в связи с тем, что «некоторые скважины были заброшены из-за неперспективности», и переведен в главк. Вместо рекомендованного «привлечения к уголовной ответственности» откомандирован в Сахалинскую область, где стал начальником разведки треста «Сахалиннефть». Здесь, на Дальнем Востоке, В.И. Муравленко проработал до 1942 г. При этом В. Н. Курятников обратил внимание на расхождение в указании должностей самим В. И. Муравленко в период 1940-1942 гг.: в одном случае указывал, что работал начальником разведки треста «Сахалин-нефть», в другом - директором конторы бурения на о. Сахалин и был снят с работы как «несправившийся с работой». Но затем он - главный инженер треста «Дальнефтеразведка» в г. Оха Сахалинской области, в 1944 г. - заместитель начальника, затем начальник отдела добычи и бурения объединения «Дальнефть». В 1946 г. вернулся в Урало-Волжский район и стал директором конторы бурения, затем управляющим трестом «Ставропольнефть», в 1950 г. назначен на должность начальника объединения «Куйбышев-нефть». Вехи биографии В.И. Муравленко, непосредственно предшествующей появлению в Тюмени: 1957-1960 гг. - начальник управления нефтяной и газовой промышленности совнархоза Куйбышевского экономического административного района, с 1963 г. - начальник управления нефтедобывающей промышленности Средне-Волжского СНХ [23. С. 5]. То, что и Муравленко, и Слепян являлись на тот момент профессионалами, не вызывает сомнения. Сле-пян 25 лет был связан только с одним добывающим центром страны - Башкирией, два года руководил нефтяной промышленностью Тюменской области; Му-равленко имел более широкую географию своей трудовой деятельности. Но скорей всего, что не только профессионализм стал главной причиной смены руководителей. Биограф В.Д. Шашина Н.М. Гайказов пишет, что «говоря о взаимоотношениях В.Д. Шашина и В. И. Муравленко, следует иметь в виду, что они выходили за рамки отношений руководителя и подчиненного...» [11. С. 49]. Личные связи в кадровых вопросах никогда не играли последнюю роль. В то же время в Тюмени причину смены руководителей нефтяного главка стали связывать с ситуацией, произошедшей в одном из его структурных подразделений - в конторе «Снабкомплектоборудование» треста «Тюментехснабнефть» 16 июля 1965 г., когда «стрелки ВОХР», выставленные для военизированной охраны, «создали условия для хищения метилового спирта», что привело к отравлению со смертельным исходом «ряда работников» [19. Д. 1. Л. 281]. Странная фраза в источнике - «стрелки ВОХР создали условия...». Вскоре после этих событий, 1 августа 1965 г. А.М. Слепян был вызван в Москву [Там же. Л. 298], и срочно был назначен новый начальник главка, а А. М. Слепян стал его первым заместителем [Там же. Д. 69 оц. Л. 86]. Представляется, что данная ситуация в одном из подразделений главка стала лишь удобным поводом, чтобы убрать с первых ролей А. М. Слепяна. Учитывая, что производственные результаты были безупречны, если не сказать более, нужен был повод вне дел производственных, и он или был создан, или возник случайно. Однако, назначая А. М. Слепяна 10 июля 1965 г. исполняющим обязанности начальника главка, вышестоящие лица просто нуждались в ситуации, которая бы позволила потеснить А. М. Сле-пяна с первых ролей. И она возникла. Как-то очень странно все получилось и очень быстро. Очень скоро в главке на первый план вышли новые люди, в то время как А. М. Слепян все более отодвигался на второй план [Там же. Л. 111]. Статус А. М. Слепяна не совсем понятен по имеющимся документам. Чем он занимается в это время, понять трудно. Он именуется то просто заместителем, то первым заместителем. Но явно, что первые роли заместителя и первого заместителя начальника главка принадлежали В.Ю. Филановскому. При установлении персональных окладов работникам главка, их неоднократных последующих повышений, Слепян в число тех, кому оклады повышались, не попадал. В созданный Технический совет Главка, будучи первым заместителем начальника главка, он входил, но в перечне - только в первой десятке членов Технического совета. 12 ноября 1965 г., после командировки А.М. Сле-пяна в Москву, он был назначен председателем комиссии по передаче управления «Игримгаз» в ведение Министерства газовой промышленности СССР [19. Д. 69 оц. Л. 173]. Определен он в это время в приказах «заместителем начальника главка», но 10 декабря 1965 г. в приказе о командировке на Украину Слепян вновь назван «первым заместителем начальника Главтюменнефтегаза» [Там же. Л. 230]. В этот период часто меняются исполняющие обязанности начальника объединения «Тюменнефтегаз», которое вошло в структуру Главтюменнефтегаза, имея в своем составе четыре треста (Тюменнефтегео-физика, Тюменнефтегазстрой, Тюменнефтегазразвед-ка, Тюментехснабнефть), четыре управления («Сур-гутнефть», «Шаимнефть», «Мегионнефть», «Игрим-газ»). В декабре 1965 г. приказом Министерства нефтедобывающей промышленности СССР объединение переводится в г. Сургут с постановкой задач по разработке нефтяных месторождений Среднего При-обья [Там же. Д. 65. Л. 12; Д. 152. Л. 7]. Согласно информации, предоставленной автору статьи Ю.В. Евдошенко, из выявленных им документов в фонде Миннефтепрома СССР в РГАЭ для освобождения Слепяна от должности первого заместителя начальника Главтюменнефтегаза министру нефтедобывающей промышленности СССР В. Д. Шашину пришлось обращаться с письмом в ЦК партии. Письмо датировано 2 февраля 1966 г., в нем говорится, что «Министерство нефтедобывающей промышленности СССР просит освободить А. М. Слепяна от должности первого заместителя начальника Главтюменнефтегаза по его личной просьбе». Указывается, что личная просьба Слепяна связана с болезнью жены, которой «по медицинскому заключению нужна перемена места жительства в районах с более умеренным климатом». Подчеркивается, что министерство поддерживает просьбу А.М. Слепяна, обещает «принять меры по переводу его в районы с климатическими условиями, удовлетворяющими состоянию здоровья его жены». Есть ссылка и на то, что вопрос об освобождении Слепяна согласован с Тюменским обкомом партии [24]. Согласование с Тюменским обкомом партии - важный момент в этом письме. Ликвидирован Тюменский промышленный обком партии, А. К. Протозанов лишился статуса первого секретаря по промышленности, попытка его группы поддержки не дать выбрать на пост первого секретаря Тюменского обкома партии Б.Е. Щербину провалилась, Протозанов отошел на вторые роли. Стало легче проводить решения по кадровым изменениям в отношении тех, кто вместе с Протозановым начинал нефтяную эпопею. Гуманная составляющая обращения в ЦК партии с учетом всей предшествующей ситуации выглядит не очень естественно. Вскоре, после того как в начале сентября 1966 г. в Тюмени побывал министр нефтедобывающей промышленности В. Д. Шашин, был подписан приказ о назначении А. М. Слепяна начальником объединения «Укрвостокнефть» - Управления нефтедобывающей промышленности при Совете министров Украинской ССР [19. Д. 18. Л. 62]. Дальнейшая биография А. М. Слепяна была связана с Украиной, где он и ушел из жизни 26 января 1986 г. в возрасте 72 лет. А. М. Слепян, уезжая, оставил после себя созданную в невероятно трудных условиях основу нефтяной промышленности Тюменской области. Однако его роль в этом процессе оказалась подвергнута «заговору умолчания».

Ключевые слова

нефть, газ, добыча, руководитель, Тюменская область, oil, gas, mining, Head, Tyumen Oblast

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Колева Галина ЮрьевнаТюменский государственный нефтегазовый университетд-р ист. наук, профессор кафедры гуманитарных наукgukoleva@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Колева Г.Ю. А.К. Протозанов (к столетию со дня рождения). Тюмень : Вектор Бук, 2012. 254 с.
Колева Г.Ю. А.К. Протозанов и создание Западно-Сибирского нефтегазодобывающего района // Вестник Сургутского государственного педагогического университета. 2013. № 4 (25). С. 206-214.
Колева Г.Ю. След на земле. А.К. Протозанов (к 100-летию со дня рождения) // Проблемы сохранения исторической памяти. Десятые Тюменские родословные чтения : материалы Всерос. науч.-практ. конф., 27-28 сентября 2013 г. / под ред. А.И. Баикиной ; отв. ред. Г.Ю. Колева. Тюмень : ТюмГНГУ, 2013. С. 250-256.
Колева Г.Ю. Александр Константинович Протозанов: роль в истории Тюменской области // Геология и нефтегазоносность Западно Сибирского мегабассейна (опыт, инновации) : материалы Девятой Междунар. науч.-техн. конф., посв. 100-летию со дня рождения Протозанова Александра Константиновича (10-11 декабря 2014 г.). Тюмень : ТюмГНГУ, 2014. Т. 3. С. 147-151.
Колева Г.Ю. Человек, которому не нашлось места в «Большой Тюменской энциклопедии»: А.К. Протозанов: Начало биографии. К 100летию со дня рождения А.К. Протозанова // Горные ведомости. 2012. № 7. С. 86-96.
Колева Г.Ю. Личность в историческом процессе: А.К. Протозанов // Вестник Томского государственного университета. 2013. № 372. С. 114-119.
Копылов В.Е. Профессор бурения // Копылов В.Е. Окрик памяти (История Тюменского края глазами инженера). Тюмень, 2001. Кн. 2. С. 204-207.
Грозова Н.В. Виктор Муравленко: запомните меня таким. М. : Олма-Пресс, 2002. 224 с.
Трапезников А. А. Виктор Муравленко. Серия «Жизнь замечательных людей» М. : Молодая гвардия, 2007. 317 с.
Юрасова М., Юрасова Г. В.И. Муравленко. Свердловск : Ср.-Урал. книжн. изд-во, 1986. 256 с.
Виктор Иванович Муравленко (к 100-летию со дня рождения). Тюмень : Эпоха, 2012. 168 с.
Буровики о главном буровике / ред. Ю. Переплеткин. Тюмень : Эпоха, 2012. 234 с.
Соратники: поколение Виктора Муравленко / сост. С. Великопольский и Ю. Переплеткин. Тюмень : Изд-во Юрия Мандрики, 2002. 400 с.
Соратники-3: Поколение Виктора Муравленко / ред. Ю.И. Переплеткин. М. : Эпоха, 2010. 320 с.
Главтюменнефтегаз: 40-летняя история Главка в свидетельствах очевидцев, воспоминаниях, документах и фотографиях / сост. С.Д. Великопольский и Ю.И. Переплеткин. Тюмень : Мандр и Ка, 2005. 336 с.
Они были первыми / ред.-сост. Ю. Переплеткин. Тюмень : Эпоха, 2014. 208 с.
Государственный архив социально-политической истории Тюменской области (далее - ГАСПИТО). Ф. 124. Оп. 4. Д. 6873. Л. 1, 3 об., 5-9.
ГАСПИТО. Ф. 2010. Оп. 1. Д. 80. Л. 226.
Государственный архив Тюменской области (ГАТО). Ф. 2146. Оп. 1.
Тюменская правда. 1964. 23 мая.
Тюменская правда. 1964. 2 июня.
Курятников В.Н. Начало пути // Соратники-3. Поколение Виктора Муравленко / ред. Ю.И. Переплеткин. М. : Эпоха, 2010. С. 10-12.
Основные вехи жизненного пути Виктора Ивановича Муравленко // Соратники-3. Поколение Виктора Муравленко / ред. Ю.И. Пере-плеткин. М. : Эпоха, 2010. 320 с.
Российский государственный архив экономики. Ф. 70. Оп. 1. Д. 377. Л. 15.
 К вопросу о первом руководителе Главтюменнефтегаза | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 403.

К вопросу о первом руководителе Главтюменнефтегаза | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 403.