«Сочтёмся славой»: Томск и Тюмень в нефтегазовой сибириаде 1950-1980-х гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 408.

«Сочтёмся славой»: Томск и Тюмень в нефтегазовой сибириаде 1950-1980-х гг.

Вклад Томска в создание Западно-Сибирского нефтегазового комплекса (ЗСНГК) скромнее, чем вклад Тюмени. Но без Томска история «открытия и освоения века» не может быть полной. Томские сюжеты нуждаются в более тщательном исследовании для уточнения ряда позиций по истории ЗСНГК в целом. В данной статье предметом рассмотрения стали: 1) роль томской геологии в открытии новой провинции; 2) принятие решения о добыче томской нефти; 3) личностный вклад в развитие томского нефтегазового района; 4) соперничество тюменской и томской политической и хозяйственной элит.

The glory for two": the petroleum Sibiriada of Tomsk and Tyumen. 1950s-1980s.pdf В июне 2016 г. исполнилось 50 лет с начала добычи томской нефти. Открытие и освоение нефтегазоносной провинции на севере Западной Сибири изменили ход не только отечественной, но и мировой истории. Это не преувеличение. Если говорить о значении ЗСНГК в страновом аспекте, то без него СССР вполне мог превратиться в третьесортную державу -не было бы ресурса для развития. Геополитическое значение ЗСНГК - в колоссальном увеличении международного влияния Советского государства. Не случайно многие западные эксперты главными в мотивации сверхбыстрых темпов освоения севера Западной Сибири увидели военно-политические и стратегические цели советского руководства. Действительно, сибирские нефть и газ были не единственным, но очень важным ресурсом СССР в противостоянии с Западом в условиях холодной войны. Территория ЗСНГК в 1960-1980-е гг. включала нефтегазодобывающие районы Тюмени и Томска. Явный «тюменский акцент» в историографии комплекса объясняется тем, что главный фронт борьбы за нефть и газ развернулся в северных округах Тюменской области. На пике добычи сибирской нефти (1988 г.) из 405 млн т на долю Томской области пришлось только 5 млн т [1. C. 297]. Но, во-первых, без освещения вклада томичей в «открытие и освоение века» история ЗСНГК была бы не полной. Во-вторых, отдельные томские сюжеты нуждаются в более тщательном исследовании для уточнения позиций по истории комплекса в целом. Это касается роли томской нефтегеологии в открытии новой провинции, принятия решения о добыче томской нефти, личностного фактора в развитии томского нефтяного района, соперничества тюменской и томской элит. В данной статье именно эти вопросы являются предметом рассмотрения. Поиски сибирской нефти, практически свёрнутые в 1943-1945 гг., возобновились в 1948 г. Но к 1953 г. на 55 площадях в районах Сибири и Дальнего Востока не было разведано ни одного месторождения нефти или газа. Убедительным аргументом в обосновании продолжения работ могло стать только открытие промышленных месторождений. Поэтому Берёзов-ский (с. Берёзово, Ханты-Мансийский национальный округ (ХМНО) Тюменской области) газоводяной фонтан, «выстреливший» 21 сентября 1953 г., оказался очень своевременным. Он значительно усилил позиции тюменских геологов, поднял интерес центра к нефтеразведке в регионе. О вкладе тюменских геологов в «открытие века» хорошо известно, остановимся подробнее на заслугах томичей. Первую опорную скважину на территории Томской области пробурила Колпашевская буровая партия новосибирского треста «ЗапСибнефтегеоло-гия» (начальник партии - Г.И. Башарин). В октябре 1954 г. ей удалось получить небольшой приток (от 2 до 3 литров в сутки) нефти из средне-юрских отложений. Первая томская нефть, полученная на окраине деревни Малиновка вблизи г. Колпашево, не имела промышленного значения, но стала, наряду с Берёзов-ским фонтаном, еще одним весомым аргументом в пользу продолжения и усиления поиска. Стоит отметить, что хотя первое нефтепроявление в Колпашево было отмечено в 1954 г., скважину официально признали «первооткрывательницей сибирской нефти» только в 1982 г., после соответствующего обращения главного геолога объединения «Томск-нефтегеология» В.И. Биджакова в Центральную комиссию по делам первооткрывателей [2. Д. 1134. Л. 17-22]. После получения первого притока нефти на Кол-пашевской площади началось интенсивное развертывание поисково-разведочного бурения на территории Томской области. В марте 1956 г. приказом Министерства нефтяной промышленности на базе Колпа-шевской буровой партии была организована Колпа-шевская контора разведочного бурения, в которую вошли Нарымская, Пудинская, Александровская, Но-вовасюганская разведки и Колпашевский участок. В результате детальных разведочных работ 19561958 гг. наиболее перспективным был признан весь район Колпашевского Приобья (Парабель, Нарым, Александрово) [3. Д. 2357. Л. 12]. В 1958 г. Колпашевская контора разведочного бурения была переведена в с. Александровское, а спустя некоторое время ликвидирована как самостоятельная организация с переподчинением ее разведок непосредственно Новосибирску. О том, к каким последствиям привела недальновидность новосибирцев при принятии данного решения, станет известно спустя всего несколько лет. «Новосибирское управление, расформировав коллектив, отправило всех по участкам - в Покур, Мегион, Охтеурье, Локосово, Александровское, - пишет Г.И. Башарин. Осенью 1958 г. все участки, расположенные за пределами Томской области, были переданы в подчинение Тюменского территориального геологического управления, а на их базе была организована Сургутская геолого-разведочная экспедиция, которой досталась вся слава открытия тюменской нефти» [4. С. 182]. В августе 1959 г. приказом начальника Главного управления геологии и охраны недр при Совете министров РСФСР С.В. Горюнова все геологоразведочные работы на нефть и газ, проводившиеся в Сургутском и Ларьякском районах Тюменской области, а также организации, занятые на этих работах, были переданы из Новосибирского в Тюменское геологическое управление. Передаче подлежали нефтеразведки, геофизические партии и отряды, транспортные, ремонтные, строительные и прочие предприятия [5. Д. 57. Л. 400]. Таким образом, поисково-разведочные работы, начатые в Среднем Приобье Новосибирским геологическим управлением, были продолжены тюменскими геологами. В 1961 г. ими были открыты Мегионское и Усть-Балыкское нефтяные месторождения. Напомним, что первое промышленное месторождение нефти в Сибири было открыто 21 июня 1960 г. в пос. Шаим (ХМНО). Но если Шаимский район расположен ближе к Уралу, то Мегионское и Усть-Балыкское нефтяные месторождения - это уже центр Западной Сибири. Шаимская нефть поколебала устои скептиков, однако нефть юрских отложений и сравнительно небольшие ее запасы еще не позволяли говорить о новом «нефтяном гиганте». А вот нефть мощных и хорошо прослеживающихся меловых отложений При-обья позволила оценить значение всего региона очень высоко. При этом первооткрывателями нефтяных месторождений Западной Сибири были признаны только тюменцы, которые в стремлении это подтвердить ссылались на отсутствие доказательств, подтверждающих факт причастности новосибирских и томских геологов к открытию среднеобской нефти. Так, в примечании к опубликованной в сборнике «Нефть и газ Тюмени в документах» (1971 г.) радиограмме начальника Сургутской экспедиции Ф.К. Салманова и главного геолога Б. В. Савельева об открытии Меги-онского месторождения сообщалось, что выявить в архивах тюменского и новосибирского геологических управлений документы о заложении, бурении и испытании скважин-первооткрывательниц в Среднем При-обье «не удалось» [6. С. 221]. На самом деле «... открытие первых нефтяных месторождений в Тюменской области нужно рассматривать как результат деятельности геофизиков и геологов Новосибирского и Тюменского геологических управлений, выявивших и подготовивших к глубокому бурению структуры, давшие мегионскую нефть, а следом за ней и другие» [7. С. 200]. Мегионская, Нижневартовская структуры и Усть-Балыкское поднятие были обнаружены и детально разведаны сейсмическими партиями Томской геофизической конторы и Средне-Обской геофизической экспедиции Новосибирского геологического управления. А скважина на Мегионской структуре была заложена в соответствии с актом, составленным и утвержденным главным геологом Новосибирского геологического управления Ю.К. Мироновым, и на момент ее передачи Тюменскому управлению была пробурена на глубину 1 730 м [8. С. 259, 263]. Необходимо отметить, что позже Ф. К. Салманов все-таки признал, что «акты заложения скважин Р-1 и Р-61, ставших первооткрывательницами» были утверждены при непосредственном участии главного геолога треста «ЗапСибнефтегеология» Ю.К. Миронова. И недоумевал, почему многие из тех, кто стоял «у истоков нефтепоисковых работ в Западной Сибири, не только не получили никаких наград, но даже не упоминаются ни в научной литературе, ни в публицистике, посвященной "открытию века"» [9. С. 35]. «Незаслуженно забытым» считает вклад геологической службы и геофизиков Новосибирского геологического управления, под патронажем которых «первоначально отрабатывались площади и производились все сейсмические работы» в Среднем Приобье, и ветеран сибирской геологоразведки Е.А. Тепляков [10. С. 196]. После передачи районов нефтяного поиска в Среднем Приобье тюменцам новосибирские геологи сосредоточили основные объемы работ на территории Новосибирской, Омской и Томской областей. В 1962 г. их усилия увенчались успехом в Томской области: в апреле было открыто первое в области газо-конденсатное месторождение (Усть-Сильгинское), а 18 августа стал днем рождения томской нефти. Промышленное нефтяное месторождение, названное Сос-нинско-Советско-Медведевским (далее - Соснин-ское), открыла буровая бригада Николая Пономарева. После этого Александровская нефтеразведка была преобразована в экспедицию и перебазирована в райцентр Александровское. Объемы бурения возросли с 8,5 тыс. м проходки в 1962 г. до без малого 50 тыс. м в 1967 г. «Первая Соснинская (структура. - авт.), -написал через 45 лет корреспондент газеты "Северная звезда", - образно говоря, явилась увертюрой к нефтяной симфонии: до 1990 года в среднем открывали по три месторождения в год, а в рекордные годы даже по пять-шесть нефтегазовых месторождений! Только Александровской экспедицией открыто 26 месторождений!» [11. С. 5]. Соснинское месторождение оказалось «пограничным», поскольку было расположено в пределах так называемого Нижневартовского поднятия на территории Александровского района Томской области и частично Нижневартовского района Тюменской области. Так получилось, что «география» и административные границы соседних областей создали проблемы при освоении месторождений. В ноябре 1963 г. на Томской областной партийной конференции начальник Новосибирского геологического управления Н. Г. Рожок вынужден был поставить вопрос о необходимости принятия решения по геологическим площадям на границе Томской и Тюменской областей. По его мнению, руководству области следовало сделать выбор между двумя возможными вариантами: либо перенести границы Томской области на 72-й меридиан восточной долготы и 64-й градус северной широты, либо передать эту территорию Новосибирскому геологическому управлению по геологическим соображениям [12. С. 30]. На протяжении 1964-1965 гг. первый секретарь Томского обкома партии И.Т. Марченко регулярно обращался в вышестоящие инстанции с предложениями об активизации геолого-разведочных работ на территории области. В апреле 1965 г. на заседании бюро Томского обкома КПСС было принято решение просить ЦК КПСС и Совет министров СССР рассмотреть вопрос о подготовке к промышленному освоению открытых нефтяных и газовых месторождений. Подготовленный проект постановления «О дальнейшем развитии геолого-разведочных работ и организации подготовительных работ к промышленному освоению открытых газовых и нефтяных месторождений в Томской области» был приложен к протоколу заседания обкома [3. Д. 3430. Л. 79-81]. Анализ документа показывает, что и в названии, и в своих основных пунктах он повторял аналогичное постановление, принятое ранее (в декабре 1963 г.) по Тюменской области. При этом, как и тюменцам, то-мичам пришлось в буквальном смысле его «пробивать». Председатель Госплана СССР П.Ф. Ломако в письме в Совет министров СССР признал принятие постановления преждевременным, аргументируя свою позицию недостаточной разведанностью месторождений Томской области. «Создание нового нефтегазодобывающего района на базе месторождений Томской области, - констатировал он, - потребует значительных капиталовложений. В то же время ограниченность средств, которые могут быть выделены в 1966-1970 гг. на развитие нефтяной и газовой промышленности, вызывает необходимость концентрировать их и планировать добычу нефти и газа в районах Западной Сибири, в первую очередь в Тюменской области, где уже открыты и подготовлены к разработке крупные нефтяные и газовые месторождения» [Там же. Д. 3440. Л. 145-146]. Данную позицию поддержали руководители госкомитетов по нефтедобывающей и газовой промышленности Н.К. Байбаков и А. К. Кортунов. Таким образом, попытки томских властей инициировать разработку месторождений не увенчались успехом. В проекте Директив на восьмую пятилетку (1966-1970 гг.) создание нефтедобывающей промышленности в Томской области не планировалось. Наряду с объективными факторами (неопределенность с запасами и проблемы финансирования) это можно объяснить и отсутствием у руководства области достаточных возможностей для лоббирования томских интересов в «центре». Несмотря на наличие и у Марченко, и у его предшественника на этом посту В.А. Москвина «дополнительных атрибутов партийно-государственного влияния» (оба были членами ЦК КПСС и депутатами Верховного Совета СССР), в конфликте интересов между томскими и тюменскими партийно-хозяйственными элитами центр встал на сторону тюменцев [13. С. 107]. Стоит признать, что в отличие от секретарей Тюменского обкома партии Б.Е. Щербины и А.К. Протозанова, у руководителей Томского обкома не оказалось влиятельных покровителей. Кроме формальных атрибутов, несомненно, важных для лоббирования региональных интересов, секретарю обкома необходимо было «обрасти» личными связями. «Хорошо, когда есть возможность рассчитывать на сильного, - признавался А. К. Протозанов. - А это в немалой степени зависит от того, каков уровень вашей коммуникабельности, насколько развиты межличностные и межслужебные связи, посредством которых достигается благая цель с наименьшими издержками и не в обход законов, а именно в обход бюрократических рогаток, которых в нашей жизни, увы, еще немало» [14. С. 12-13]. В августе 1965 г. «Главтюменнефтегаз» вошел в Тюменский обком КПСС с предложением о целесообразности разработки Соснинского месторождения. После одобрения данной инициативы в Александровский район была направлена группа тюменских специалистов. На встрече с И. Т. Марченко тюменская делегация предложила провести пробную эксплуатацию месторождения силами НПУ «Мегионнефть». Аргументами послужило наличие у НПУ опыта и необходимых технических средств, в отличие от соседей, у которых не оказалось ни того ни другого. И, наконец, немаловажное значение имело то обстоятельство, что месторождение частично было приурочено к Нижневартовскому поднятию, и таким образом оказалось географически приближенным к месту дислокации НПУ, находившемуся всего в 30-40 километрах от него. В сентябре 1965 г. начальник НПУ «Мегион-нефть» Б. И. Осипов получил приказ о направлении нефтепромысловиков на месторождение для подготовки его к пробной эксплуатации. Но вмешалась погода, и оборудование не удалось доставить на место. 13 декабря 1965 г. начальник «Главтюменнефтегаза» В. И. Муравленко подписал приказ о создании Александровской конторы бурения с базированием в с. Соснино Тюменской области, расположенном в 30 км от Нижневартовска и 60 км - от с. Александровское в Томской области. Как могли развиваться события далее, можно только догадываться. Но в ноябре 1965 г. произошла ротация первых секретарей Томского обкома партии: на смену И. Т. Марченко был рекомендован Е. К. Лигачёв. Немаловажное значение имел тот факт, что к этому времени Егор Кузьмич приобрел не только опыт партийной работы в регионе (в 1959-1961 гг. был секретарем Новосибирского обкома КПСС), но и аппаратной работы в Москве. В 1961-1965 гг. он последовательно занимал должности заведующего сектором, заместителя заведующего Отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС по РСФСР, заместителя заведующего Отделом партийных органов по промышленности РСФСР [15. С. 107]. По собственному признанию Лигачёва, назначение в Томск он принял без восторга, однако впоследствии вспоминал свое восемнадцатилетнее пребывание на посту первого секретаря обкома КПСС как самое интересное время. Принято считать, что именно тогда (а во многом благодаря ему) Томская область и «встала на крыло». В эйфории от следовавших чередой открытий нефтяных и газовых месторождений "вдохновитель и организатор многолетней нефтяной Томской одиссеи" "грозился" догнать даже Тюмень», будучи уверенным, что на территории области будут открыты «новые Са-мотлоры» [16. С. 98]. Эту уверенность разделяли и ученые: так, академик А.А. Трофимук в газетном интервью в январе 1966 г. утверждал, что «по своему богатству томские месторождения не отличаются от тюменских, а с точки зрения освоения и промышленной эксплуатации предпочтительнее тюменских» [17]. В декабре 1965 г. в течение трех дней Е.К. Лигачёв вместе с Н.Г. Рожком «инспектировал» Васюганскую и Александровскую нефтеразведочные экспедиции. 19 декабря в с. Александровском на совещании с участием начальника «Главтюменнефтегаза» В.И. Му-равленко, специалистов Главка и Геологоуправления после изучения материалов по Соснинскому месторождению было принято решение приступить в 1966 г. к его пробной эксплуатации [18. С. 19]. 13 января 1966 г. в составе «Главтюменнефтегаза» в Александровском было организовано НПУ «Томск-нефть». В том же месяце Е. К. Лигачёв и Н. Г. Рожок обратились в правительство СССР с проектом Постановления «О дальнейшем развитии геологоразведочных работ на нефть и газ на территории Томской области» [19. Д. 18. Л. 1-2]. Это была вторая попытка «достучаться» до Правительства и добиться принятия положительного решения. Лигачёв убеждал, доказывал, и ему удалось изменить отношение к томской нефти в Москве. Томичи отмечают, что сами понятия «томская нефть» и «томский газ» обязаны своим появлением именно «первому», сумевшему сконцентрировать все ресурсы - материальные, финансовые, кадровые для решения стратегической задачи - развития в области нефтяной промышленности [20]. 29 апреля 1966 г. Совет министров СССР принял Постановление «О дальнейшем развитии геологоразведочных работ на нефть и газ на территории Томской области». Документ обязал Министерство нефтедобывающей промышленности СССР организовать в 1966 г. пробную эксплуатацию скважин на Соснинском месторождении и разработать мероприятия по ускорению ввода его в промышленную эксплуатацию. Министерство газовой промышленности, в свою очередь, должно было разработать технико-экономический доклад (ТЭД) об использовании Мыльджинского и других газовых месторождений Томской области [21. Д. 774. Л. 26-28]. Институт «Гипровостокнефть» подготовил ТЭД с детальным обоснованием организации добычи нефти в регионе на период 1966-1980 гг. После экспертизы в Госплане РСФСР ТЭД был одобрен. Плановики согласились с наличием значительных промышленных и перспективных запасов нефти Соснинского месторождения, признали необходимым всемерно форсировать работы по доразведке месторождения и его обустройству [22. Д. 6831. Л. 112-126]. 8 июня 1966 г. с опережением сроков была начата пробная эксплуатация месторождения, а 13 июня первые 2 тыс. тонн томской нефти были отправлены на Омский нефтеперерабатывающий завод. Таким образом, с 1966 г. сибирская нефть стала не только тюменской, но и томской. Начало добычи томской нефти Е.К. Лигачёв рассматривал как свое первое зримое достижение в новой должности. Он быстро понял, что «перспективы развития области не в лесе, рыбе, пушнине, как это считало прежнее руководство, а в нефти и газе, и захотел иметь эти богатства в своих руках, управлять всем процессом поисков, разведки, добычи сам, а не через партийные органы соседней области» [16. С. 132]. Сам Егор Кузьмич позже признавался, что с учетом открытых геологами перспектив развития области ей действительно были необходимы самостоятельные органы управления отраслями хозяйства, возглавлять которые должны томские кадры. Лигачеву удалось убедить в этом и высшее партийное руководство. «Нужно открыть перспективу развития Томской области», - согласился с аргументами Лигачёва в личной беседе генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев [4. С. 37]. Первые 100 тыс. тонн нефти томичи добыли в июле 1967 г., а в 1969 г. рапортовали о первом томском миллионе. Определенные успехи были достигнуты и в обретении самостоятельности: в августе 1968 г., с созданием в Томске собственного геологического управления, местные геологи вышли из подчинения Новосибирску, а в 1977 г., с созданием производственного объединения «Томскнефть», нефтяники области перестали подчиняться Тюмени («Главтюменнефтегазу»). Стремление томского руководства поднять роль области в создании ЗСНГК и открыть «собственные Самотлоры» вполне объяснимо. От этого зависел статус области со всеми вытекающими последствиями. И хотя по объемам нефте- и газодобычи томичи не смогли конкурировать с Тюменью, они внесли свой весомый вклад в создание ЗСНГК. Несмотря на соперничество партийно-хозяйственных элит, нефтяники и газовики обеих областей делали общее дело -укрепляли могущество страны. Поэтому выражение «Сочтёмся славой», вынесенное в заголовок статьи, на наш взгляд, вполне уместно: к томичам не в меньшей мере, чем к тюменцам, относится оценка, прозвучавшая с трибуны ХХУ партийного съезда: «То, что было сделано, то, что делается в этом суровом крае, -это настоящий подвиг. И тем сотням тысяч людей, которые его совершают, Родина отдаёт дань восхищения и глубокого уважения» [23. С. 38].

Ключевые слова

glory, competition, elite, oilmen, gas, geologists, oil, Tyumen, слава, Tomsk, соперничество, элита, нефтяники, геологи, газ, нефть, Томск

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Комгорт Марина ВалерьевнаТюменский государственный нефтегазовый университет канд. ист. наук, доцент кафедры гуманитарных наук7654321.58@mail.ru
Карпов Виктор ПетровичТюменский государственный нефтегазовый университет д-р ист. наук, профессор кафедры гуманитарных наук7654321.58@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

ГАРФ. Ф. А-262. Оп. 8.
Материалы ХХУ съезда КПСС. М. : Политиздат, 1976. 256 с.
ЦДНИ ТО. Ф. 5598. Оп. 1.
Красное знамя. 2014. 14 янв.
Государственный архив Российской федерации (далее - ГАРФ). Ф. 5446. Оп. 100.
Красное знамя. 1966. 6 янв.
Худобец М. Быть или не быть томской нефти // Реальный сектор. Промышленно-экономический вестник. 2011. № 1.
Гурари Ф.Г. Западно-Сибирская нефтегазоносная провинция - открытие века! Новосибирск : СНИИГГиМС, 1996. 144 с.
Комгорт М.В., Майданов В.С. Лидер нефтегазовой революции (к 100-летию А.К. Протозанова). Тюмень : «Сибирский издательский дом», 2013. 520 с.
Соболев Н., Чернев А. Состав руководящих органов Центрального комитета партии - Политбюро (Президиума), Оргбюро, Секретариата ЦК (1919-1990 гг.) // Известия ЦК КПСС. 1990. № 7. С. 69-136.
Некрасов В.Л., Стафеев О.Н., Хромов Е.А. Нефтегазовый комплекс СССР (вторая половина 1950-х - первая половина 1960-х гг.): экономические и институциональные аспекты развития / под науч. ред. проф. В.П. Зиновьева. Ханты-Мансийск : Издат. дом «Новости Югры», 2012. 136 с.
Приль Л.Н. Всякий экспромт должен быть хорошо подготовлен. Занимались ли в Томске «нефтянкой» до Лигачёва? // Недра и ТЭК Сибири. 2015. № 2. С. 28-31.
Редикульцев В.Ф. Рождение Нефтеюганска // Открытые горизонты / ред. А.М. Брехунцов, В.Н. Битюков. Тюмень : СибНАЦ, 2005. Т. 5. 272 с.
Худобец М. Увертюра к нефтяной симфонии // Северная Звезда. 2007. 1 сент.
Салманов Ф.К. Сибирь - судьба моя. М. : Молодая гвардия, 1988. 318 с.
Биография Великого подвига. Тюменская геология. Годы. Люди. События. (1953-2003). Екатеринбург, 2003. 688 с.
Крылов Г.В., Завалишин В.В., Казакова Н.Ф. Исследователи природы Западной Сибири. Новосибирск : Новосиб. кн. изд-во, 1988. 352 с.
Государственный архив Тюменской области. Ф. 1903. Оп. 1.
Нефть и газ Тюмени в документах. 1901-1965. Свердловск : Средне-Урал. кн. изд-во, 1971. 480 с.
Главные геологи нефтегазового комплекса Томской области. Т. 1: Геологоразведочные предприятия // сост. В.И. Биджаков. Томск : При обские ведомости, 2010. 688 с.
Центр документации новейшей истории Томской области (далее - ЦДНИ ТО). Ф. 4204. Оп. 4.
ЦДНИ ТО. Ф. 607. Оп. 1.
Карпов В.П. История создания и развития Западно-Сибирского нефтегазового комплекса (1948-1990 гг.). Тюмень : ТюмГНГУ, 2005. 316 с.
 «Сочтёмся славой»: Томск и Тюмень в нефтегазовой сибириаде 1950-1980-х гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 408.

«Сочтёмся славой»: Томск и Тюмень в нефтегазовой сибириаде 1950-1980-х гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 408.