Павел I в воспоминаниях современников: анализ отечественного мемуарного комплекса | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 408.

Павел I в воспоминаниях современников: анализ отечественного мемуарного комплекса

Статья посвящена анализу воспоминаний отечественных авторов о жизни и деятельности российского императора Павла I. Особое внимание уделено выявлению отдельных групп воспоминаний в составе отечественного мемуарного комплекса. В результате исследования сделан вывод о том, что комплекс воспоминаний о Павле I обширен по составу, разнообразен по роду занятий их авторов, имеет солидные хронологические рамки. Содержащиеся в мемуарах сведения позволяют подробнее изучить личность и деятельность правителя.

Paul I in memoirs of contemporaries: analysis of the Russian memoir complex.pdf Личность и деятельность императора Павла I с давних пор привлекали внимание исследователей. Долгое ожидание вступления на престол, непродолжительность периода его пребывания на троне, отстранение от власти путем дворцового переворота -все это определило специфику «павловского» периода российской истории. В исторической литературе император Павел I рассматривается как противоречивая личность, причем эта противоречивость отразилась и на проводимой им внутренней и внешней политике. Поэтому важно обратить внимание на оценку деятельности императора современниками, которые или принимали участие в происходящих событиях, или наблюдали за ними [1. С. 66-67]. При всем многообразии исторических источников, содержащих сведения о российском императоре Павле I, в данной работе мы остановимся на воспоминаниях отечественных авторов, которые в совокупности представляют собой целый мемуарный комплекс, включающий не менее 27 выявленных на сегодняшний день опубликованных и неопубликованных документов. Именно мемуарные комплексы, объединяющие тексты многих авторов в единое целое по ряду признаков, к числу которых можно отнести род деятельности авторов, их принадлежность к определенной социальной среде и политическому течению, вызывают сегодня особый интерес исследователей [2. С. 43]. Специфику мемуаров, составляющих указанный комплекс, можно определить, во-первых, исходя из обозначения воспоминаний как цельного, подчиненного общему замыслу произведения, всегда написанного позже тех событий, о которых повествуется в тексте, и, во-вторых, исходя из названия воспоминаний, поскольку авторы, как правило, сами определяли и указывали читателю, какого рода произведение представляется их вниманию. Кроме того, воспоминания всегда пишутся с ориентиром на читателя и являются субъективными, поскольку их содержимое часто зависит от жизненных событий, личных взглядов и роли человека в описываемых событиях [3. С. 42]. Содержание обширного мемуарного комплекса, посвященного императору Павлу I, можно классифицировать по нескольким основаниям. При анализе мемуарных источников вопрос авторства является одним из важнейших, поскольку необходимо понимать, какие цели преследовал мемуарист и какой мотивацией он обладал. Характер мемуаров зависел от деятельности человека, его роли при Высочайшем дворе, степени близости к самому императору. Первоочередным фактором, определявшим содержание воспоминаний, являлся род занятий их авторов и степень осведомленности об описываемых событиях. По большей части информация, изложенная в мемуарах, соответствовала тому, что мог видеть и где мог участвовать мемуарист в силу своей профессии или рода занятий. Кроме того, на содержание воспоминаний влияли такие характеристики их авторов, как пол, возраст, происхождение, способность к литературной деятельности и др. Одной из самых крупных групп в составе мемуарного комплекса являются воспоминания о Павле I придворных служащих. Находясь ближе всего к императору, общаясь с ним практически ежедневно, они лучше знали характер и привычки правителя. Так, фрейлина при Высочайшем дворе Д.Х. Ливен [4] в своих мемуарах особое внимание уделяла внешности и человеческим качествам Павла Петровича, оценивая их весьма положительно. Выпускник пажеского корпуса К. К. Бошняк и церемониймейстер императорского двора Ф.Г. Головкин оставили воспоминания о своем пребывании при императорском дворе, описав придворную атмосферу и сложившиеся при Павле I правила церемониала [5, 6]. Мемуары данной группы содержат определенное противоречие в оценках: современники чаще всего приветствовали отдельные начинания Павла Петровича, относясь в целом негативно к его царствованию. Нельзя не обратить внимание и на то, что лица, близко стоявшие к императору, непосредственно принимавшие участие в его преобразованиях, даже не сочувствуя Павлу, относились к нему много лояльнее тех, кто был достаточно далек от кормила власти [7. С. 110]. Другой группой авторов, оставившей многочисленные воспоминания о Павле I, стали мемуаристы из военной среды. Для самого императора военная сфера была приоритетной, а воспоминания офицеров интересны пестротой высказываний и штрихов к портрету правителя. Следует отметить, что от успешности прохождения службы зависели отношение мемуариста к монарху и в целом концепция его произведения. Например, генерал Н.А. Саблуков упоминает, что ему очень повезло, не будучи «гатчинцем», сделать при Павле отличную карьеру, поэтому его описание монарха, в целом, положительное [8. С. 7-8]. Н.О. Кот-лубицкий, признавая непростой характер государя, утверждал, что благодаря своей честной службе ему удавалось сохранять благое отношение императора к себе. В своих воспоминаниях он описывал Павла I как правителя, всегда размышлявшего о судьбе страны и намеревавшегося стать для русского народа благодетелем [9. С. 510-511]. Полной противоположностью являются «Записки» А.В. Вельяминова-Зернова, утверждавшего, что «Россия стонала» при Павле I из-за его необдуманных действий и настроя на контрреформы [10. С. 112]. Объяснить позицию автора позволяют определенные обстоятельства его жизни. Офицер А. Н. Вельяминов-Зернов самостоятельно оставил военную службу, чтобы избежать ссылки либо другого наказания, что, вероятнее всего, и определило отношение мемуариста к императору. Предположение о зависимости содержания воспоминаний от карьеры их автора можно применить и к мемуарам государственных деятелей. Например, в воспоминаниях И.В. Лопухина, который являлся единомышленником Павла I и близким для него человеком, запечатлен положительный образ правителя [11]. Попытка дать объективную оценку личности и деятельности Павла I прослеживается в мемуарах представителя известного княжеского рода Ф.Н. Голицына, назначенного монархом куратором Московского университета. В своих воспоминаниях он отмечал отменное образование Павла Петровича и знание им современных политических теорий. Кроме того, мемуарист подчеркивал, что император обладал отличным умом и памятью, но подозрительность «вредила его благим свойствам». По мнению Ф. Н. Голицына, виновницей подобной двойственности Павла являлась его мать Екатерина II, которая обращалась с наследником престола как с обычным подданным и не допускала его к участию в серьезных государственных делах [12. Стб. 1297]. Еще одной группой авторов мемуаров о Павле I стали российские дипломаты, являвшиеся непосредственными проводниками внешней политики императора. В этом ряду выделяются письма графа Н.П. Панина. Он был племянником известного государственного деятеля и воспитателя Павла Петровича -Н. И. Панина и другом детства Великого князя и будущего императора. Именно его Павел I заподозрил в сговоре с английским послом Ч. Витвортом по поводу переворота в пользу Александра Павловича. Н.П. Панин был недоволен своим положением при дворе и критиковал внешнюю политику Павла I, в первую очередь - союз с Наполеоном Бонапартом, считая его неприемлемым в силу своих личных представлений. Зная об интригах Н.П. Панина, Павел I неоднократно предупреждал его о негативных последствиях подобной деятельности, сказав буквально следующее: «Сударь, избранный ваш путь ведет или за дверь, или на плаху» [13. С. 572]. Другим основанием для выделения групп воспоминаний в составе мемуарного комплекса является время их создания. Из 27 мемуаров отечественных авторов 4 было написано в период правления Екатерины II, описывая соответственно Павла I еще в бытность цесаревичем; 10 воспоминаний - непосредственно в период правления монарха (1796-1801 гг.); большинство (13 воспоминаний) - спустя многие годы после гибели императора. Из числа последних выделяются воспоминания К. К. Бошняка под названием «Рассказы старого пажа о времени Павла I», которые были записаны не самим придворным служащим, а его сыном, и датированы 1 октября 1880 г. Удаленность по времени от описанных событий не дает возможность сохранить определенные детали, которые были бы интересны читателю, но в данном случае интерес представляют именно те аспекты придворной жизни, которые зафиксировались в памяти автора и были переданы им даже спустя несколько десятилетий. Например, бывший паж вспоминал о том, что «гордый император умел быть любезным, когда того хотел», и чаще всего пребывал в «особенно хорошем расположении духа», но обладал вспыльчивым характером, примером чего служит жестокое наказание придворного шута, косвенно назвавшего правителя деспотом [5. С. 212-213]. «Свирепость и раздражительность» Павла Петровича спустя годы отмечал и Ф.Н. Голицын [12. Стб. 1290]. А.М. Тургенев, напротив, по прошествии лет, вспоминал не характер императора, а его дела. Описывая казнокрадство, взяточничество и беззаконие, процветавшие в государстве в период правления Екатерины II, он называл первые годы царствования Павла «благотворительною лихорадкою», поскольку все подобные деяния, о которых становилось известно императору, жестоко наказывались [14. С. 211-212]. Различаются воспоминания и по направленности авторского текста. Ряд из них носит характер автобиографии, другие воспоминания биографичны. К числу мемуаров, посвященных именно Павлу Петровичу и событиям, с ним связанным, можно отнести воспоминания генерала Г. фон Танненберга, который описывал жизнь Павла I очень подробно, не упуская из виду многие нюансы, включая личностные характеристики императора [15]. Близки к таким мемуарам-биографиям воспоминания Ф.В. Ростопчина [16], Ф.Н. Голицына [12], М.А. Фонвизина [18], К.К. Бошня-ка [5], А. А. Башилова [19], Н.О. Котлубицкого [9]. Иной характер носят воспоминания, где центральное место занимает сам автор, а монарх фигурирует в них лишь в отдельных фрагментах. Такие воспоминания автобиографичны и написаны преимущественно о своей жизни и личной карьере. Тем не менее, классифицируя мемуары по направленности текста, не всегда точно можно провести грань между ними. Например, воспоминания Ф.Г. Головкина [6], И.В. Лопухина [11], П.М. Волконского [20], фрейлины императорского двора В.Н. Головиной [21] построены как описание событий жизни автора и тех обстоятельств, в которых эти события происходили. С автобиографиями указанные сочинения сближает изложение событий в соответствии с хронологией и биографией автора, а отличие заключается в преимущественном внимании к жизни других людей, в том числе и к жизни императора Павла. Особое место в этом ряду занимают воспоминания П.И. Полетики. Отобранный в 1796 г. Павлом I из числа лучших кадетов в свою свиту, Полетика пробыл на военной службе до 1798 г., после чего вышел в отставку и поступил в Коллегию иностранных дел. Он не был обижен Павлом, но в своих воспоминаниях писал не о нем, а лишь о годах его царствования, характеризуя это период как «грозное время, продолжавшееся четыре с половиною года и окончившееся трагическим событием». Автор мемуаров как будто сознательно избегал личностных характеристик правителя, описав при этом всеобщую радость, охватившую жителей столицы при получении известия о смерти императора. П.И. Полетика объяснял это тем, что «положение дел в последние годы царствования Павла I было для всех состояний нестерпимо и могло, наконец, возбудить общий бунт, коего последствия исчислить не можно» [22. С. 322]. В этом отношении мемуары Полетики сходны с воспоминаниями участников заговора 1801 г., пытавшимися оправдать свои действия тем, что они были необходимы для скорейшего пресечения гибельного для России павловского правления. И, действительно, мемуары лиц, принимавших участие в совершении дворцового переворота, приведшего к смерти императора, составляют довольно весомую группу в составе мемуарного комплекса, посвященного Павлу I. Долгий запрет на публикацию сведений о подробностях событий 11 марта 1801 г. привел к тому, что лишь в начале ХХ в. широкая публика смогла познакомится с объединенными в тематические сборники воспоминаниями А.Ф. Ланжерона, П.И. Палена, Н.А. Саблукова, А.В. Вельяминова-Зернова, А. фон Коцебу и др. [23, 24], дававшими возможность не только выявить движущие механизмы заговора, но и определить мотивы действий его участников. Таким образом, характеризуя мемуарный комплекс о Павле I, следует отметить разнообразие представленных в нем воспоминаний. Важным фактором, определявшим содержание мемуаров, являются род деятельности их авторов, а также степень осведомленности об описываемых событиях и личном отношении к ним. По большей части информация, изложенная в мемуарах, соответствовала тому, что мог видеть и где мог участвовать мемуарист в силу своей профессиональной деятельности. Военные описывают вахтпарады, подробности дворцового переворота, а фрейлины и пажи больше внимания уделяют происходившим при дворе событиям и личности самого императора, т.е. род занятий вполне соответствует ожидаемому основному содержанию воспоминаний. Спецификой мемуарного комплекса о Павле I является и то, что он создавался авторами в совершенно разных периодах времени. Различен в воспоминаниях и объект описания - либо в центре внимания был сам мемуарист, что делало произведения автобиографичными, либо император Павел I, и в таком случае воспоминания сближаются с биографией. Бесспорно, мемуары о Павле I предстают перед исследователями в качестве субъективных источников информации, впрочем, от них и не стоит ожидать строго документального отображения действительности. Воспоминания скорее сохраняют не события, значимые для истории, а значимые для самого мемуариста, причем не так, как они происходили, а как они были им восприняты. Содержащиеся в мемуарах оценки личности и деятельности императора зависели от субъективных представлений их авторов об идеале государства, отношения к ним Павла I, степени близости к императору. При этом именно субъективность мемуаров дает возможность создать целостный образ правителя, дополнив его индивидуальными особенностями личности и чертами ушедшей в прошлое эпохи.

Ключевые слова

classification, memoirists, memorial complex, memoirs, Paul I, классификация, мемуаристы, мемуарный комплекс, воспоминания, Павел I

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Неверов Антон ВладимировичСургутский государственный университетаспирант кафедры истории Россииa.v.neverov610@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Цареубийство 11 марта 1801 года. Записки участников и современников. СПб. : Издание А.С. Суворина, 1907. 444 с.
Время Павла и его смерть. Записки современников и участников события 11 марта 1801 г. : в 2 ч. / сост. Г.М. Балицкий // Русская быль. 1908. Ч. 1. 160 с.
Полетика П.И. Мои воспоминания. Начаты 16 янв. 1843 г. [Примеч. П.И. Бартенева] // Русский архив. 1885. Кн. 3., вып. 11. С. 305-336.
Мемуары графини Головиной. Записки князя Голицына / сост., предисл., подгот. текста, ком. С.А. Никитина. М. : Три века истории, 2000. 480 с.
Волконский П.М. Рассказы князя П.М. Волконского, записанные с его слов А.В. Висковатовым в январе 1845 г. // Русская старина. 1876. Т. 16, № 5. С. 176-190.
Башилов А. А. Молодость Башилова. Записки о временах Екатерины II и Павла I // Заря. 1871. Декабрь. С. 193-223.
Фонвизин М.А. Записки Михаила Александровича Фонвизина // Русская старина. 1884. Т. 42, № 5. С. 281-302.
Фонвизин М.А. Записки Михаила Александровича Фонвизина // Русская старина. 1884. Т. 42, № 4. С. 31-66.
Ростопчин Ф.В. Последний день жизни императрицы Екатерины II и первый день царствования императора Павла I // Архив князя Воронцова. М., 1876. Кн. 8. С. 158-174.
Танненберг Г. фон. Жизнь Павла Первого, императора и самодержца Всероссийского. Писанная на немецком языке Российской службы офицером / пер. В. Кряжева. М. : Привилегированная типография Кряжева и Мея, 1805. 320 с.
Граф Никита Петрович Панин. 1771-1837. [Переписка с А.Б. Куракиным] // Русская старина. 1874. Т. 10, № 7. С. 561-584.
Тургенев А.М. Записки Александра Михайловича Тургенева. 1772-1863 // Русская старина. 1889. Т. 62, № 4. С. 183-220.
Голицын Ф.Н. Записки // Русский архив. 1874. Кн. 1, вып. 5. Стб. 1271-1336.
Записки из некоторых обстоятельств жизни и службы действительного тайного советника и сенатора И.В. Лопухина, составленные им самим. Лондон, 1860. 221 с.
Вельяминов-Зернов А.Н. Записки А.Н. Вельяминова-Зернова. Убиение Павла I // Цареубийство 11 марта 1801 года: записки участников и современников. 2-е изд., доп. СПб. : Издание А.С. Суворина, 1908. С. 107-134.
Рассказы генерала Котлубицкаго о временах Павла I, изложенные А.И. Ханенко // Русский архив. 1912. Кн. 2, вып. 8. С. 509-538.
Саблуков Н.А. Записки Н.А. Саблукова // Цареубийство 11 марта 1801 года. Записки участников и современников. 2-е изд., доп. СПб. : Издание А.С. Суворина, 1908. С. 1-105.
Головкин Ф.Г. Двор и царствование Павла I. Портреты, воспоминания. М. : Олма-Пресс, 2003. 480 с.
Сорокин Ю.А. Политические режимы Екатерины II и Павла I в отечественной исторической литературе XIX-XX вв. // Сибирские исто рические исследования. 2014. № 3. С. 108-137.
Бошняк К.К. Рассказы старого пажа о времени Павла I, записанные сыном пажа / Записал А.К. Бошняк // Русская старина. 1882. Т. 33, № 1. С. 212-216.
Из записок княгини Ливен // Цареубийство 11 марта 1801 года. Записки участников и современников. СПб. : Издание А.С. Суворина, 1907. С. 171-201.
Житомирская С.В. Вопросы научного описания рукописных мемуарных источников // Археографический ежегодник за 1976 год. М., 1977. С. 29-51.
Павловская С.В. Мемуары историков XX в. и их отношение к советской системе власти // Преподавание истории в школе. 2012. № 5. С. 43-48.
Леонтьева О.Б. «Трудно быть императором»: император Павел I в исторической памяти рубежа XIX-XX вв. // Вестник Самарского госу дарственного университета. Сер. 4. История. 2012. № 8/1 (99). С. 66-70.
 Павел I в воспоминаниях современников: анализ отечественного мемуарного комплекса | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 408.

Павел I в воспоминаниях современников: анализ отечественного мемуарного комплекса | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 408.