Выбирая между Европейской армией и НАТО: инициативы британской дипломатии в сфере военно-политической интеграции в 1952-1954 гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 408.

Выбирая между Европейской армией и НАТО: инициативы британской дипломатии в сфере военно-политической интеграции в 1952-1954 гг.

Показана эволюция подходов правительства У. Черчилля в отношении подписанного в 1952 г. Договора о Европейской армии. Автор анализирует британские инициативы для содействия ратификации этого договора, акцентируя внимание на развернувшихся внутри кабинета дискуссиях между премьер-министром У. Черчиллем и главой Форин-офис А. Иденом. Сделаны выводы о том, что при всем сложном отношении Лондона к наднациональной модели интеграции в целом и ее военно-политическому аспекту, британское правительство все же было заинтересовано в ратификации договора Европейского оборонительного сообщества.

Between the European Army and the NATO: initiatives of British diplomacy in the sphere of military-political integration.pdf В 1951 г. к власти в Великобритании вернулся У. Черчилль. Одним из важных вопросов внешнеполитических вопросов для его кабинета стала выработка курса в отношении военно-политической интеграции в Европе. Учитывая продолжающиеся попытки пересмотра современной системы безопасности в Европе, в том числе посредством укрепления оборонной системы Европейского союза и создания Европейской армии, обращение к первой попытке ее создания представляется актуальным и важным для понимания истоков нынешних противоречий в военной сфере ЕС. Новую страницу в области европейской интеграции, как известно, открыли французские наднациональные инициативы. В 1950 г. Франция предложила два проекта - создания Европейского объединения угля и стали (ЕОУС) и Европейского оборонительного сообщества (ЕОС), или Европейской армии. Переговоры шести стран - Франции, ФРГ, Италии, Бельгии, Люксембурга и Нидерландов - в 1951 г. завершились подписанием договора о создании ЕОУС. Переговоры по другому проекту - «плану Плевена» -продолжили те же государства. Великобритания, выразив публичную поддержку французским проектам, отказалась принимать в них полноценное участие. Среди причин, как известно, факторы психологического, экономического и политического порядка. Британия как островное государство, не пережившее в годы Второй мировой войны опыт оккупации, с неприятием и скепсисом относилась к самому принципу наднациональности. С экономической точки зрения страна была не заинтересована в передаче суверенитета над соответствующими отраслями британской промышленности. С политической точки зрения Лондон поддержал оба проекта, направленных на решение германского вопроса и преодоления франко-германской вражды, но не считал для себя возможным брать дополнительные обязательства на континенте. Последовательный отказ британских правительств от участия в ЕОУС и ЕОС на определенном этапе привел к закреплению в западной историографии [1, 2] точки зрения о том, что в Лондоне отвергали возможность не только полноценного, но и частичного участия в создаваемых структурах. Британские инициативы начала 1950-х гг., призванные способствовать ратификации договора ЕОС в Париже и предполагающие дополнительные обязательства в обороне континента, долгое время оставались засекреченными, и только начатое по истечении срока давности открытие ряда документов позволило историкам начать более тщательное изучение британской политики по вопросам участия в наднациональном формате интеграции. Поэтому пристальное внимание к этим сюжетам исследователи стали проявлять в 1990-е и особенно в 2000-е гг., когда появились качественно новые работы [3-5]. Отечественные же историки только в постсоветский период стали работать со ставшими доступными документами и уделять большее внимание деятельности послевоенных британских кабинетов [6-8]. Как известно, переговоры по созданию Европейской армии проходили сложно. В конце декабря 1951 г. шесть стран - участников будущего оборонительного сообщества встретились в Париже для обсуждения спорных вопросов. Министр иностранных дел Великобритании А. Иден предполагал, что существующие трудности будут преодолены, и при таком развитии событий Британии следует определиться с конкретной формой своей ассоциации с ЕОС. 17-18 декабря 1951 г. в Париже прошли консультации главы Форин-офис с членами французского правительства по вопросам участия Британии в Европейской армии. По итогам встречи было издано коммюнике, в котором провозглашалось, что «правительство Его Величества ассоциируется настолько тесно, насколько возможно, с Европейским оборонительным сообществом на всех стадиях его политического и военного развития» [9. P. 1]. При этом создание Европейской армии в Лондоне считали несвоевременной затеей, хотя понимали опасения Франции по поводу воссоздания германской национальной армии в случае ее включения в НАТО. 29 декабря 1951 г. министр иностранных дел Великобритании подготовил меморандум об ассоциации Соединенного Королевства и ЕОС, в котором намечалось, что взаимодействие с оборонительным сообществом будет строиться на «приемлемой основе» и путем постоянных консультаций. Британия выражала готовность поддерживать свои вооруженные силы на континенте столько, сколько «потребуется в рамках ЕОС и для соблюдения своих особых обязательств в Германии» [9. P. 2]. В феврале 1952 г. меморандум Идена стал предметом обсуждений в кабинете министров. Примечательно, что если вопрос о том, будет ли ратифицирован договор ЕОУС, вызывал сомнения у британских политиков, то в отношении ЕОС такие сомнения отсутствовали, и глава Форин-офис выражал уверенность, что ратификация договора завершится в течение года [10. P. 96]. Между тем одним из спорных вопросов в связи с учреждением Европейской армии было согласование полномочий НАТО и ЕОС. Иден считал возможным предложить посреднические услуги странам Шестерки для разрешения этой дилеммы и организовать встречу семи стран. К другим вопросам относилась подготовка Декларации поддержки ЕОС со стороны правительств Великобритании и США, на чем стала настаивать французская сторона. Британские чиновники подготовили проект такой декларации, имевший целью поддержать создание Европейской армии и убедить Париж в реальной, а не мнимой заинтересованности Лондона в успехе французского проекта [Ibid. P. 90]. Сложившийся образ Британии, традиционно дистанцирующейся от полноценного участия в делах на континенте, на этот раз сработал против нее: убедить европейских коллег и США в желании Лондона поддержать французский проект было непросто. Правительство Черчилля не отвергало полностью участие в интеграционных группировках, стремясь учесть любое развитие событий на континенте. После встречи трех министров иностранных дел 17-19 февраля 1952 г. Форин-офис начал подготовку проекта Трёхстороннего соглашения о военных гарантиях ЕОС для согласования с правительствами Франции и США. К концу марта А. Иден подготовил такой проект о британских военных гарантиях. Ключевая идея плана состояла в том, чтобы Соединенное Королевство и США показали заинтересованность в оформлении Европейской армии посредством предоставления обязательств по сохранению военных сил в Европе и защиты ЕОС со стороны НАТО в случае военной угрозы странам-участникам сообщества. А. Иден, согласовавший накануне на встрече в Лиссабоне с французским премьер-министром Р. Шуманом проект Соглашения о британских военных гарантиях ЕОС, отметил, что находится под сильным давлением Франции. Париж настаивал на вхождении Британии в состав оборонительного сообщества. А. Иден рассматривал такой вариант участия Лондона в проекте как неприемлемый, в то же время считая важным как можно скорее заверить европейских соседей в своей поддержке в условиях падения интереса в некоторых странах к подписанному договору. Процесс ратификации уже состоялся в странах Бенилюкса, но затянулся в ФРГ и Италии. Важным пунктом переговоров между Британией и Францией по ЕОС был поднятый французской стороной вопрос о совмещении сроков действия ЕОС и НАТО. Вопрос имел большую значимость. Как отмечал А. Иден, «Брюссельский пакт и договор ЕОС подписаны на 50 лет, в то время как Североатлантический договор мог быть денонсирован через 20 лет после создания, то есть в 1969 г.». При таком развитии событий, которое в Лондоне не исключали в связи с «изоляционистским мышлением» американской администрации, на Британию лег бы груз значительных военных обязательств в отношении Европы без всякой поддержки США [11. P. 3]. С этой точки зрения Лондон был заинтересован в реализации французской инициативы по продлению срока действия НАТО и максимальном участии Вашингтона в европейской интеграции. 26 мая 1952 г. был подписан Договор об отношениях между Тремя державами и Федеративной Республикой Германия (Боннский договор), по которому с Западной Германии снимался оккупационный статус и она восстанавливала государственный суверенитет во внутренних и внешних делах. Боннский договор был связан с Парижским договором о создании ЕОС и вступал в силу только в случае вступления в силу последнего. На следующий день 27 мая 1952 г. в Париже страны Шестерки подписали Договор о создании ЕОС. Согласно ст. 38 в течение шести месяцев после вступления в силу договора государства-участники должны были разработать контуры Европейской политической власти (European Political Authority) федеративного или конфедеративного типа для управления ЕОС [12. P. 178]. В процессе разработки эта структура получила название Европейского политического сообщества (ЕПС), создание которого было, таким образом, увязано с созданием Европейской армии. Британское правительство продолжало внимательно отслеживать процесс ратификации Договора о ЕОС в национальных парламентах стран-участниц. В декабре 1952 г. министр иностранных дел докладывал, что в конце месяца нижняя палата ФРГ бундестаг должна одобрить договор и он перейдет на рассмотрение верхней палаты. Перспективы же ратификации во Франции оценивались как неопределенные в связи «со слабостью правительства К. Пино и опасением, что продолжающаяся война в Индокитае окажет негативное влияние на силу французских и германских элементов Европейской армии». У. Черчилль отмечал, что «его не сильно расстроит провал ЕОС», и подверг сомнению саму идею создания Европейской армии. По его мнению, вряд ли солдат такой интернациональной армии будет сражаться за «международный институт с таким же пылом, как за свой дом и за свою страну» [13. P. 133-134]. В Форин-офис считали, что в действительности именно ЕОС представляет собой «самый легкий и приемлемый способ обеспечить вклад Западной Германии в оборону Запада», и именно по этой причине Великобритания поддерживала проект с самого начала. Однако непосредственно британский вклад в оборону Европы мыслился только на основе НАТО, более того, «правительство должно было воздерживаться от любого действия, которое могло ослабить интерес США к НАТО» [14. P. 2]. Тревогу А. Идена вызывало намерение французских парламентариев внести поправки в текст уже подписанного документа. По мнению министра иностранных дел, внесение изменений, во-первых, затормозит или вовсе приведет к провалу ратификации и, во-вторых, может потребовать внесения поправок и в Боннские соглашения. Такой вариант развития событий в Форин-офис рассматривали как нежелательный. Дополнительным препятствием на пути ратификации была идея учреждения ЕПС, увязанная с договором ЕОС. Идеолог европейского федералистского движения Ж. Монне видел ЕПС как некую политическую конструкцию, которая «по своей сути предполагала политическую ответственность, разработку конституции и одновременно начало комплексного процесса федерализации». 10 марта текст о ЕПС был предан шести правительствам на рассмотрение [15. С. 485-486]. В Лондоне создавалось стойкое впечатление, что Париж намеренно задерживает ратификацию под разными предлогами. Для французских парламентариев вопрос о создании Европейской армии в процессе обсуждения трансформировался в вопрос о том, не превзойдут ли французских солдат по численности германские части в составе ЕОС [16. P. 103]. В политических кругах Франции также набирала силу идея о пересмотре договора ЕОС таким образом, чтобы обеспечить полноценное участие Соединенного Королевства в сообществе. Британия считала эту идею оторванной от реальности и совершенно неприемлемой с точки зрения национальных интересов. В то же время в британском МИДе понимали, что альтернативный проект - включение ФРГ в НАТО в случае провала ЕОС - кроме положительных имеет негативные черты. Среди них неуверенность в стабильности и сознательности политической элиты ФРГ, получающей возможность перевооружения, непредсказуемая реакция советского руководства и претензии Западной Германии на бывшие германские территории за линией Одер-Нейсе. Реализовать последние, подчеркивал Иден, может оказаться легче именно в рамках НАТО, чем ЕОС, и главное - Британия рассматривала ЕОС и другие организации Шестерки как «лучшее средство прекращения франко-германской вражды». Последний фактор имел прямую отсылку к Цюрихской речи У. Черчилля 1946 г. и играл важную роль в отношении самого премьер-министра к континентальной интеграции. Вступление же Западной Германии в НАТО, считал министр иностранных дел, вряд ли будет способствовать нормализации франко-германских отношений и, возможно, даже произведёт обратный эффект [14. P. 5-7]. Эти размышления были уравновешены соображениями другого порядка, на которые в Форин-офис считали необходимым обратить внимание Парижа в случае провала договора Европейской армии. Так, вступление ФРГ в НАТО позволило бы Франции сохранить свою национальную армию и избежать доминирования Западной Германии в более широком, чем ЕОС, военно-политическом блоке, что соответствовало французским интересам. 9 февраля 1953 г. У. Черчилль отправил письмо президенту Д. Эйзенхауэру, в котором отмечал, что Британия надеется на ратификацию договора ЕОС во Франции и ФРГ и имеет некоторые идеи по более тесному сотрудничеству с континентом в политической сфере [17. P. 22-23]. В тот же день А. Иден на заседании кабинета озвучил эти соображения премьер-министра. В связи с тем что французы по-прежнему настаивали на сохранении британских войск на континенте в прежнем численном составе, глава Форин-офис подтвердил данное в рамках НАТО обязательство Лондона не выводить вооруженные силы без предварительной консультации с другими участниками пакта. Аналогичные гарантии А. Иден был готов предоставить Парижу, «если это поможет Франции ратифицировать договор», и выступить с предложением к другим странам НАТО увеличить срок действия договора на 30 лет с тем, чтобы совместить период действия пакта с Договором о создании ЕОС, на чем также настаивала французская сторона [18. P. 102]. Члены кабинета поддержали эти инициативы [19. P. 108]. Ж. Монне впоследствии вспоминал, что в январе 1953 г. договор был передан на рассмотрение Национального собрания, но ратификация была отложена: сторонники и инициаторы договора Европейской армии Р. Плевен, Р. Шуман и другие политики медлили, в то время как противники ЕОС получили большинство в парламенте и вошли в правительство [15. С. 488]. В Лондоне уже начали ощущать усталость от неопределенности договора ЕОС. Члены кабинета считали, что Британия уже дала максимально возможные гарантии своего участия в сообществе и что Лондон не должен идти на дальнейшие уступки Парижу. Тем более, как указывал Иден, большое значение для ратификации договора во Франции должна была иметь окончательная ратификация в Бонне. В декабре 1952 г. проект прошел одобрение нижней палаты -Бундестага, обсуждение во второй палате - Бундесрате - должно было состояться после Пасхи. В Британии не сомневались, что ратификация договора в ФРГ состоится [20. P. 168]. 19 марта Бундесрат действительно ратифицировал договор. Однако ратификация в Бонне почти не сказалась на ратификации договора во Франции. Серьёзная оппозиция договору в парламенте сохранялась. Смерть И. Сталина 5 марта 1953 г. внесла существенные коррективы в международную обстановку в Европе, сначала вызвав сумятицу в зависимых от СССР странах и на Западе, сменившуюся надеждами на ослабление градуса конфронтации. Однако дипломатическая переписка и обмен мнениями, последовавшие после смены руководства в СССР, показывали, что в реальности стороны не спешили с урегулированием спорных вопросов. В новом советском руководстве сначала наблюдалось стремление к разрешению германского вопроса путем проведения общегерманских выборов и объединения Германии, но довольно скоро такие идеи, высказанные министром иностранных дел В.М. Молотовым, были оставлены [21. С. 163-164]. Советские лидеры продолжили исходить из прежних негативных установок в оценке НАТО, ЕОС и Боннских соглашений. Особое неприятие у советского руководства вызывал процесс создания Европейской армии в связи с тем, что ратификация договора должна была привести к вступлению в силу Боннского договора и военному усилению ФРГ [22. С. 461-462]. В начале марта 1954 г. президент США отправил в Лондон телеграмму, раскрывающую позицию США в отношении ЕОС. Приняв во внимание изложенные американской администрацией аргументы, министр иностранных дел А. Иден считал необходимым предпринять следующие шаги. Во-первых, британское правительство должно было «выразить готовность поддерживать в ближайшие несколько лет свою прежнюю боеспособность на континенте и дать гарантии, что не будем выводить свои силы, пока существует угроза безопасности Западной Европе и ЕОС». Во-вторых, следовало заверить французское правительство, что Британия готова отдать одну вооруженную дивизию под командование Верховного командующего ЕОС на неопределенное время. Второе предложение в военном отношении рассматривалось в Форин-офис как «неудобное», но решающее в процессе ратификации договора ЕОС. В ходе обсуждения в кабинете этих инициатив было принято решение, что Лондон должен заверить французское правительство в поддержании прежнего уровня британских сил «в течение ближайших нескольких лет», но не давать никаких обязательств по численности вооруженных сил. Особенно удачной британским чиновникам казалась формулировка «ближайшее несколько лет» из-за своего широкого толкования. Канцлер казначейства Р. Батлер обратил внимание на то, что как только ЕОС вступит в силу, ФРГ будет нести ответственность за свой оборонный бюджет и Британия должна будет поддерживать силы на континенте за собственный счет. Эти расходы оценивались в 80 млн ф.ст., и чтобы их выполнять, следовало найти возможность экономии в других статьях оборонного бюджета [23. P. 133-134]. В конце июля А. Иден информировал кабинет, что французское правительство выразило готовность обсудить с Лондоном другие формы германского перевооружения, если Национальная ассамблея не одобрит договор [24. P. 3]. Уже на тот момент времени судьба ЕОС стала ясна. 27 августа А. Иден докладывал членам кабинета, что в ближайшие дни Национальная ассамблея Франции, скорее всего, отвергнет договор ЕОС. При этом никаких публичных заявлений об альтернативном плане ремилитаризации ФРГ Париж не сделал и делать, очевидно, не планировал. В Лондоне считали, что единственной реальной альтернативой оставалось вхождение Боннской республики в НАТО. В этой связи министр иностранных дел предлагал сразу же после провала проекта связаться с администрацией США и начать процесс включения ФРГ в Североатлантический альянс. У. Черчилль поддержал инициативу Идена, добавив, что реакция США должна носить благожелательный характер [25. P. 3-4]. 30 августа 1954 г. Национальное собрание отказалось от ратификации договора о Европейской армии. Глава Форин-офис А. Иден в сложившихся условиях предлагал в самые кратчайшие сроки начать переговоры с К. Аденауэром по вступлению ФРГ в НАТО на основе Боннских соглашений 1952 г. Однако ситуацию осложнял тот факт, что Боннские соглашения из-за отказа Франции ратифицировать договор о Европейской армии не вступили в силу, поэтому глава Форин-офис предлагал провести встречу государств ЕОС с участием США и Британии [26. P. 2]. Такая встреча, состоявшаяся в Лондоне в сентябре 1954 г., дала британскому руководству хороший шанс выступить в качестве посредника в отношениях между ФРГ, США и Францией. На конференции были предприняты шаги к включению Западной Германии в НАТО. Последовательно Боннская республика в 1955 г. стала сначала участником Западного союза, созданного в 1948 г., а затем вошла в состав Североатлантического альянса. Таким образом, обсуждения в кабинете министров и инициативы, выдвинутые Форин-офис для оформления «ассоциации» с ЕОС, показывают, что британская дипломатия в период правления консервативного правительства У. Черчилля прилагала все необходимые усилия для содействия ратификации французского договора. Однако Париж, выдвинувший план Европейской армии и вскоре охладевший к нему, тянул время и отклонял британские проекты как недостаточные, частично пытаясь возложить вину за провал ратификации на Лондон. В реальности, как показывают документы, Великобритания стремилась к развитию военного измерения европейской интеграции, и на определенном этапе в Лондоне воспринимали создание Европейской армии как эффективное и оптимальное дополнение к Североатлантическому альянсу, однако такой взгляд расходился с представлениями о ЕОС и НАТО в Вашингтоне и Париже. В конечном итоге попытки Лондона совместить разные подходы в британских проектах потерпели провал, что во многом объяснялось внутриполитической ситуацией в самой Франции.

Ключевые слова

Supranational European integration, J. Monnet, Anthony Eden, Winston Churchill, European Army, European Defence Community, Great Britain, наднациональная интеграция, Ж. Монне, А. Иден, У. Черчилль, Европейская армия, Европейское оборонительное сообщество, Великобритания

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Хахалкина Елена ВладимировнаТомский государственный университетканд. ист. наук, доцент кафедры новой, новейшей истории и международных отношенийekhakhalkina@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

CAB 128-27. 27 August 1954. C.C. (54). 57th Conclusions. European Defence Community.
CAB 128-27. 1 September 1954. C.C. (54). 58th Conclusions. European Defence.
CAB 128-27. 10 March 1954. C.C. (54). 17th Conclusions. European Defence Community.
CAB 128-27. 27 July 1954. C.C. (54). 54th Conclusions. European Defence Community.
Егорова Н.И. Европейская безопасность, 1954-1955 гг.: поиски новых подходов // Холодная война. 1945-1963 гг. Историческая ретроспектива. М., 2003. С. 455-487.
Филитов А.М. Каким путем пойдет Германия? Советские планы по германскому вопросу в 1953 году // Россия XXI век. 2008. № 2. C. 158-177.
CAB 128-26. 26 March 1953. C.C. (53). 23rd Conclusions. European Defence Community.
CAB 128-26. 24 February 1953. C.C. (53). 14th Conclusions. European Defence Community.
CAB 128-26. 26 February 1953. C.C. (53). 15th Conclusions. European Defence Community.
Milward A.S. The Rise and Fall of a National Strategy. 1945-1963. L., Frank Cass., 2002. 512 p.
The Churchill-Eisenhower Correspondence, 1953-1955. Ed. by P. Boyle. Chapel Hill, 1990.
CAB 129-57. 10 December 1952. C. (52) 434. European Defence Community and Alternative Plans.
Монне Ж. Реальность и политика / пер. с франц. М., 2001.
European Defense Community Treaty. Wash., 1952. URL: http://aei.pitt.edu/5201/1/5201.pdf
CAB 128-25. 4 December 1952. C.C. (52). 102nd Conclusions. European Defence Community.
CAB 128-24. 18 February 1952. C.C. (52). 18th Conclusions. European Defence Community.
CAB 129-50. 28 March 1952. C. (52) 92. European Defence Community. Memorandum by the Secretary of State for Foreign Affairs.
Волков М.Н., Лекаренко О.Г. Американская крепость Европа: политика США по укреплению оборонного потенциала стран Западной Европы (1947-1955 гг.). Томск, 2009.
The National Archives of the United Kingdom. Cabinet papers (CAB). CAB 129-48. 29 December 1951. C. (51) 62. Association of the United Kingdom with the European Defence Community.
Быстрова Н.Е. СССР и формирование военно-блокового противостояния в Европе (1945-1955 гг.). М., 2005.
Heywood S. Churchill. L., N.Y., 2003.
Холодная война. 1945-1963 гг. Историческая ретроспектива : сб. ст. / отв. ред. Н.И. Егорова, А.О. Чубарьян. М., 2003.
Building Post-War Europe: National Decision-Makers and European Institutions, 1948-1963 / ed. by A. Deighton. Basingstoke, 1995.
European Integration and Disintegration. East and West / cd. by R. Bideleux and R. Taylor. L., N.Y., 1996.
Harbutt F.J. The Iron Curtain: Churchill, America and the origins of the Cold War. N.Y., 1986.
Sked A., Cook C. Post-war Britain: A Political History. N.Y., 1979.
 Выбирая между Европейской армией и НАТО: инициативы британской дипломатии в сфере военно-политической интеграции в 1952-1954 гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 408.

Выбирая между Европейской армией и НАТО: инициативы британской дипломатии в сфере военно-политической интеграции в 1952-1954 гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 408.