Ликвидация неграмотности в сельской местности Томско-Нарымского Приобья в 1920-е гг. и ее итоги | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 408.

Ликвидация неграмотности в сельской местности Томско-Нарымского Приобья в 1920-е гг. и ее итоги

Рассматриваются вопросы школьного образования, повышения грамотности крестьянского населения Томско-Нарымского Приобья в 1920-х гг. Опора на свежие, ранее не используемые источники позволила осветить формирование школьной сети в сельской местности Томской губернии / Томского округа, выявить причины, препятствовавшие полному охвату детей школьного возраста и вовлечению их в систему обучения. Приведены данные о работе по ликвидации неграмотности среди взрослого населения, показан рост удельного веса грамотных по Томскому уезду / Томскому округу в целом и по отдельным районам в частности.

Organization of efforts to eradicate illiteracy among peasantry of the Tomsk and Narym Ob territory in the 1920s.pdf Проблема школьного образования и ликвидации неграмотности сельского населения Сибири издавна привлекала внимание исследователей [1-3]. Но, как правило, в имеющихся работах излагаются общесибирские материалы, что требует, на взгляд автора, конкретизации темы, обращения к вопросу о борьбе с неграмотностью, об организации школьного обучения в сельских местностях Томско-Нарымского Приобья (в границах современной Томской области). Нужно сказать, что движение по повышению грамотности сельского населения, открытию сельских школ и библиотек было начато на томской земле еще во второй половине XIX - первых десятилетиях XX в. Эта работа получила новый импульс после революции 1917 г., когда в составе Совнаркома был создан Народный комиссариат просвещения, на местах образованы его подразделения, в частности Томский губернский (с 1925 г. - окружной) отдел народного образования. В декабре 1919 г. был издан декрет Совнаркома РСФСР «О ликвидации безграмотности среди населения Российской Социалистической Федеративной Советской Республики», в котором впервые на общегосударственном уровне было высказано требование: «Все население Республики в возрасте от 8 до 50 лет, не умеющее читать или писать, обязано обучаться грамоте на родном или русском языке по желанию» [4. С. 50]. Во исполнение этого декрета на местах, в том числе и в Томской губернии, были созданы чрезвычайные комиссии по ликвидации неграмотности, а в 1923-1924 гг. - Всероссийское добровольное общество «Долой неграмотность». Одновременно проводилась работа по расширению сети начальных школ для детей, стали открываться первые школы крестьянской молодежи, в которых учащиеся получали не только начальное образование, но и основы агрономических знаний. В силу скудости местных бюджетов ответственность за строительство и содержание образовательных и культурно-просветительных учреждений стала перекладываться на сельские общества. Путем самообложения или заключения договоров крестьяне обязывались участвовать в строительстве, ремонте и оборудовании школьных зданий, в содержании школ, т. е. в обеспечении дровами, керосином, а также и по возможности - учебниками и письменными принадлежностями для учащихся. Известно, что в 1922-1923 гг. только 54 школы из 640 сельских учебных заведений Томской губернии содержались за счет государственного бюджета, а 586 школ (91,5%) - за счет самообложения сельского населения [5. С. 106]. Так, в школах северной части Томского уезда, в Нарымском крае все расходы на приобретение учебных пособий составляли 4 тыс. руб., тогда как из бюджета было отпущено только 870 руб. [6. Л. 31]. В с. Ягодном Ново-Кусковского района приступили к постройке новой начальной школы за счет государственных средств, а завершили работы путем трудовой повинности крестьян [7. 2 окт.]. Однако, обеспечивая финансово-материальную составляющую образования, сельские общества порой, сталкивались с проблемами, которые не могли разрешить без участия государственных структур; они касались прежде всего нехватки или удаленности школьных мест. В Зырянском районе многие деревни, а особенно хутора, находились в значительном удалении от школ. Так, дер. Кощинская Горка, в которой проживали с родителями четверо детей от 8 до 11 лет, находилась в 2 км от ближайшей школы, а пос. Митюшкино, где было 17 детей, уже в 16 км [8. Л. 6]. В Ново-Кусковском районе, в выселках Марковский, Шараховский, Никольский, Кауровский, в каждом из которых числилось по 4 человека от 8 до 11 лет, расстояние до ближайшей школы составляло 4 км, а дер. Малая Семеновка (12 детей школьного возраста) располагалась в 60 км от ближайшей школы [Там же. Л. 13]. Местные власти пытались организовать подвозку школьников, особенно зимой, но только если расстояния до школы было небольшим. По данным на 1926 г., в 54 школах Томского округа была организована подвозка детей, а для учащихся из более отдаленных селений в школах устраивались ночлежки и общежития. Правда, таких пристанищ на весь округ насчитывалось немного: 15 ночлежек и 14 общежитий [9. Л. 163]. Часть детей школьного возраста из семей бедняков и батраков не могли учиться из-за отсутствия одежды и обуви и по необходимости помогать родителям по хозяйству. Например, в отчете о состоянии школьного образования в Вороновском районе Томского округа указывалось следующее: в декабре 1928 г. в школах числилось 2 039 учащихся, в мае 1929 г. - 997, а в июне - 567 человек [8. Л. 13]. Чтобы остановить отток учащихся, была организована материальная помощь детям крестьянской бедноты, однако в очень ограниченном размере. Так, в 1926 г. во всем Томском округе только 26 ребятам помогли одеждой и обувью и в 52 школах организовали горячее питание [9. Л. 163]. Еще сложнее обстояли дела с созданием школ крестьянской молодежи. Вот что о них писали в газете «Красное знамя»: «В тяжелых условиях находятся ученики Вороновской школы крестьянской молодежи... Им самим приходится готовить пищу, всегда с горем доставать хлеб, необходимые продукты. Они не имеют даже необходимой одежды. В жилищном отношении дело обстоит еще хуже. Девочки живут в старом, грязном амбаре, без окошек, к тому же в нем сырость и вонь...» [7. 2 окт.]. Острейшей проблемой была нехватка педагогических кадров даже в населенных пунктах, находившихся недалеко от Томска. Например, в одной из деревень Александровской волости Томского уезда население заключило с уездным отделом народного образования договор о строительстве и содержании школы. Но полностью построенное и оборудованное школьное здание простояло всю осень и зиму впустую, потому что отдел образования не направил в эту школу учителя. Точно так же в Петропавловской волости сельские общества обязались содержать 11 школ, но функционировало только 6 школ на 250 учеников, а 5 школ не действовали из-за отсутствия педагогов [6. Л. 180]. В подгородных деревнях -Иглаково, Рогоженка, Успенка, Чернильщиково и Михайловка - школы стояли пустыми, так как уездный отдел народного образования не обеспечил их учителями [9. Л. 162]. Потребность в школьных преподавателях была очень большой, для работы в сельской местности привлекались не только учителя, но и те, кто был грамотен, в том числе недавние выпускники начальных школ. Известно, что в 1926 г. в Томском округе (включая г. Томск) насчитывалось 1 578 школьных учителей; высшее или специальное педагогическое образование имели 38% школьных работников, общее среднее образование - 27% и низшее образование -23% [9. Л. 163]. Удручающим оставалось материальное положение сельского учительства. В первые годы после революции немало сельских учителей находилось на содержании крестьянских обществ, которые платили за работу продуктами. В начале 1920-х гг. в Томском уезде с дореволюционного времени сохранялось деление школьных педагогов на две группы: учителей средней и учителей начальной школ. Заработная плата сельских педагогов, если они ее получали, зависела от того, к какой из двух групп они относились: в первой группе получали ежемесячно по 10 руб. 15 коп., во второй - по 9 руб. 50 коп. (для сравнения: среднемесячная заработная плата в промышленности Томского уезда в 19241925 гг. составляла 33 руб. 97 коп.). Кроме того, из годового жалования удерживалось по 6 руб. за 10 пудов ржи, которую учителя получали натурой [10. Л. 23]. При таких условиях у учителей не было особой мотивации работать в деревне, и если они работали, то надолго не задерживались. Несмотря на все недостатки, сложная ситуация в томском школьном образовании стала постепенно исправляться. В последующие годы улучшение экономического положения в стране, а также поэтапная и последовательная деятельность представителей Всероссийского добровольного общества «Долой неграмотность», местных органов власти и отделов народного образования показали успехи в борьбе с неграмотностью: повысилось число школ и обучающихся в них. Из таблицы видно, что в декабре 1925 г. в 11 районах Томско-Нарымского Приобья действовало 207 начальных школ, в которых учились 9 856 детей, или 53,7% всех детей школьного возраста (8-11 лет). Школьная сеть районов Томского округа в декабре 1925 г. [8. Л. 1-24] Район Количество начальных школ Численность детей 8-11 лет Количество школьников абс. % к общему числу детей Богородский 24 2 680 1 170 43,6 Вороновский 20 2 264 1 193 52,7 Зачулымский 14 1 995 671 33,6 Зырянский 21 2 314 1 276 55,1 Коларовский 36 2 050 1 008 49,2 Колпашевский 5 848 579 68,3 Кривошеинский 27 1 504 1 236 82,2 Молчанов ский 11 1 024 538 52,5 Ново-Кусковский 24 1 668 1 062 63,7 Парабельский 6 749 350 46,7 Томско-Северный 19 1 269 773 60,9 Всего 207 18 365 9 856 53,7 Ближе к концу 1920-х гг. в Томском округе насчитывалось 553 школы I ступени (начальные школы), в которых обучались 31 022 ученика (88% всех детей школьного возраста), и 10 школ II ступени (неполные средние школы) с 570 учащимися, а также 5 школ крестьянской молодежи (450 учащихся) [9. Л. 153, 162]. Кроме этого, на повышение грамотности сельского населения повлияли создание и деятельность пунктов ликвидации неграмотности - ликпунктов. В 19241925 гг. в Томском уезде действовало 209 ликпунктов, в 1926-1927 г. в Томском округе имелся 221 ликпункт [11. Л. 65]. Результативность их работы хорошо видна по материалам демографических переписей: в 1920 г. в сельской местности Томского уезда насчитывалось 65 570 грамотных (19,5% всего сельского населения), к 1926 г. доля грамотных среди сельского населения Томского округа возросла до 28% [9. Л. 162; 12. С. 25]. А по данным Всесоюзной переписи населения 1939 г. (данные на начало 1930-х гг. отсутствуют), доля грамотных (старше 9 лет) составляла в Асинов-ском районе 88,8%, в Зырянском районе - 85,3, в Ко-жевниковском районе - 82,8, в сельской местности Нарымского округа - 89,5% [13. Л. 44-45]. На возрастание грамотности населения оказали влияние и рост числа сельских библиотек, а также формирование читательских интересов крестьян. В 1921 г. в Томском уезде действовала 21 изба-читальня, 36 библиотек, а в 1925-1926 гг. в Томском округе уже насчитывалось 99 изб-читален [11. Л. 65]. Известно, к примеру, что жители Зырянского района в 1927 г. выписывали следующие газеты: «Сельская правда» (79 экз.), «Крестьянская газета» (41 экз.), «Юный ленинец» (37 экз.), «Красное знамя» (30 экз.), «Правда» и «Молодая деревня» (по 9 экз.). Важно отметить, что половину всей подписки оформили зырянские крестьяне, а остальные - различные организации [14. 15 фев.]. В заключение следует отметить, что в продолжение 1920-х гг. в Томском уезде на уровне государства и местных органов власти прилагались усилия для продвижения грамотности среди сельского населения: открывались ликпункты, школы, избы-читальни. Но в реализации мер по ликвидации неграмотности среди крестьянства были недостатки. Прежде всего, имело место скудное финансирование образовательного процесса. В селах не хватало учебных заведений, педагогических кадров, учебников и школьного инвентаря. Не были охвачены школьной сетью отдаленные территории, и в итоге все еще значительная часть сельского населения оставалась безграмотной. Однако при всех этих недостатках крестьянами Томско-Нарымского Приобья был сделан заметный шаг вперед по пути овладения грамотой и приобщения к культуре.

Ключевые слова

illiteracy eradication, elementary education, school network, Tomsk peasantry, ликвидация неграмотности, начальное образование, школьная сеть, томское крестьянство

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Шипилина Галина ВячеславовнаТомский сельскохозяйственный институт - филиала Новосибирского государственного аграрного университетаканд. ист. наук, доцент кафедры гуманитарных и правовых дисциплинshipg@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Красное знамя (Томск). 1927.
ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1245.
ГАТО. Ф. Р-195. Оп. 1. Д. 31.
Народное хозяйство Томской губернии: отчет губэкономсовещения Совнаркому и СТО за 1922 г. Томск, 1923. 1044 с.
Российский государственный архив экономики. Ф. 1562. Оп. 336. Д. 311.
Красное знамя (Томск). 1928.
Государственный архив Томской области (далее - ГАТО). Ф. Р-214. Оп. 1. Д. 226.
ГАТО. Ф. Р-195. Оп. 1. Д. 32.
Центр документации новейшей истории Томской области (далее - ЦДНИ ТО). Ф. 1. Оп. 1. Д. 1243.
Культурное строительство в Сибири (1917-1941 гг.) : сб. док. / сост. И.И. Кванская и др.; редкол.: В.Л. Соскин (гл. ред.) и др. Новоси бирск : Зап.-Сиб. книж. изд-во, 1979. 365 с.
Декрет о ликвидации безграмотности среди населения Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, 26 декабря 1919 г. // Декреты Советской власти. М. : Изд-во полит. лит., 1974. Т. 7 : 10 декабря 1919 г. - 31 марта 1920 г. С. 50-51.
Пыстина Л.И. Ликвидация неграмотности (ликбез) // Историческая энциклопедия Сибири. Новосибирск : Издательский дом «Историче ское наследие Сибири», 2009. Т. 2 : К-Р. С. 278-280.
Михайлов С. Ликвидация неграмотности и малограмотности // Сибирская советская энциклопедия. Новосибирск : Зап.-Сиб. отд-е ОГИЗ, 1932. Т. 3. Стб. 145-151.
Мельников А. Народное образование // Сибирская советская энциклопедия. Новосибирск : Зап.-Сиб. отд-е ОГИЗ, 1932. Т. 3. Стб. 645 664.
 Ликвидация неграмотности в сельской местности Томско-Нарымского Приобья в 1920-е гг. и ее итоги | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 408.

Ликвидация неграмотности в сельской местности Томско-Нарымского Приобья в 1920-е гг. и ее итоги | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 408.