Внеклассные занятия в женских гимназиях Пермской губернии (вторая половина XIX - начало XX в.) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 409. DOI: 10.17223/15617793/409/4

Внеклассные занятия в женских гимназиях Пермской губернии (вторая половина XIX - начало XX в.)

Статья посвящена внеклассному образованию в женских гимназиях Пермской губернии. Данный вид деятельности был направлен на повышение культурного, интеллектуального уровня и физического развития учениц. Рассмотрены различные виды мероприятий, которые должны были служить дополнением к учебной программе и барьером, ограждающим провинциальных гимназисток от неблагоприятного влияния семьи и улицы.

Extracurricular studies in women's secondary schools of Perm Province (second half of the 19th - early 20th centuri.pdf На современном этапе реформирования среднего образования на повестку дня снова выходит поиск мер, направленных на формирование у современных школьников целостного мировоззрения, российской идентичности, уважения к обществу, государству. Духовно-нравственные, социокультурные ценности и социализация учеников определяются как задачи первостепенной важности [1]. Все это заставляет обратиться к опыту средней женской школы, которая решала проблемы, волнующие образовательные учреждения современности и где был дан яркий пример единства обучения и воспитания, лучше всего реализованного во внеклассных мероприятиях. Анализ системы дореволюционного образования все чаще становится предметом исследований последних лет [2], при этом современными авторами большое внимание уделяется его гендерным аспектам [3, 4]. Внеклассной деятельности как важной части школьной жизни уделяется внимание в исследованиях, касающихся становления гимназического образования в России [5], в контексте повседневной жизни женской школы [6, 7] и учебно-воспитательного процесса в ней [8, 9]. Отдельные мероприятия, относящиеся к внеурочной жизни, упоминаются в связи с историей конкретных женских учебных заведений интересующего нас региона [10]. Но несмотря на ряд исследований, проблема опыта внеклассной работы дореволюционной женской школы недостаточно изучена. Указанная тема может быть рассмотрена на примере Пермской губернии, где среднее образование было достаточно эффективным, а женское особенно. Дореволюционные женские гимназии учреждались с целью обучить и воспитать гармонично развитую «личность, проникнутую живым интересом к окружающему миру и умеющую отчетливо разбираться в задачах, какие ей может предоставить действительность» [2. С. 306]. Для достижения этой цели, как и в современной школе, использовались не только запланированные уроки, но и внеурочное время. Разделяя мнение передовой русской педагогической мысли об общечеловеческом характере женского образования и равенства его с мужским [11. С. 238], педагоги женских школ воплощали эти представления в грамотно организованном и разностороннем досуге учениц. Несмотря на светский характер образования, укрепление религиозного чувства являлось важной задачей женского образования. Так, помимо ежедневных утренних молитв гимназисткам вменялось в обязанность в воскресные и праздничные дни посещать в городских соборах литургии, а по желанию родителей и всенощные. Под воскресенье и в праздничные дни в женских школах по рекомендациям Священного Синода проводились концерты духовной музыки, выступали гимназические церковные хоры [12. Л. 2; 13. Л. 42; 14. Л. 81]. Помимо Рождества и Пасхи отмечались такие знаменательные церковные события, как 900-летие Крещения Руси, 1600-летие со времени издания Миланского эдикта, 500-летие со дня кончины преподобного Стефана Пермского [15. С. 398; 16. Л. 3-4]. Без церковной службы не проходило ни одно событие, отмечаемое в женских школах, будь то закладка нового здания или юбилей учебного заведения. Утверждение религиозно-нравственного идеала, имевшего тесную связь с верховной властью, отражалось и во внеурочных мероприятиях, связанных с царствующей династией. Примером тому могут служить торжественные акты по случаю 25-летия царствования Александра II или чудесного избавления Августейшей семьи от грозящей им опасности на Курско-Харьковской железной дороге в 1888 г. Известно, что ученицы Ирбитской Мариинской прогимназии отправили по этому поводу телеграммы на имя Ея Величества Государыни Императрицы с выражением верноподданнических чувств и просьбой прислать фотокарточку Великой Княжны Ольги Александровны. Стоит отметить, что Императрица не оставила данную просьбу без ответа [17. Л. 83; 18. Л. 382]. Во время празднования Священного Коронования в 1896 г. и 300-летия Дома Романовых женские гимназии губернии становились центрами городских торжеств. По этому случаю здания женских школ блестяще иллюминировались, украшались флагами, гирляндами и вензелями Их Императорских Величеств. Пермским гимназисткам по окончании благодарственного молебна за нового императора и исполнения народного гимна под неумолкаемое «ура!» разъяснили значение коронации для русского народа. В городских театрах учащимся показывали патриотические драмы, оперы «Параша-Сибирячка», «Жизнь за Царя», разрешили бесплатно веселиться в городских садах и раздавали угощения. Три дня и три ночи празднования «прошли в неслыханном беспрерывном общем ликовании», что, по мнению Попечителя учебного округа, все же не могло служить «причиной неисполнения некоторых отделов учебной программы» [19. С. 9-19; 20. Л. 18; 21. Л. 49]. После совершения гимназистками крестного хода и парада войск во время празднования юбилея царского Дома «к лучшему уяснению высокого значения» данного события на торжественных актах ими были заслушаны речи о «Смуте и начале Дома Романовых», «Главных моментах в жизни русского народа за время Царствования Дома Романовых» и др. Девочки исполняли патриотические кантаты, читали стихи, выступали с докладами, посвященными данному событию [13. Л. 14; 22. С. 179-180]. Торжества следовали по общему для всех учебных заведений порядку, который устанавливался Попечителем Оренбургского учебного округа и обязательно включал в себя богослужение и торжественную часть, проходившую в актовом зале гимназий. Например, в день ознаменования 50-летнего юбилея Освобождения крестьянства в стенах женских гимназий были отслужены панихиды по царю Александру II; младших школьниц познакомили с личностью Царя-Освободителя и его великими делами, а старшим прочли лекцию, «дающую полную картину закрепощения и раскрепощения крестьян» [23. Л. 68]. Кроме того, в честь 100-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года и 200-летнего юбилея Полтавской победы ученицам предлагался бесплатный проезд в Полтаву и Санкт-Петербург на предстоящие в этих городах торжества. По этому поводу в гимназиях проводились чтения, иллюстрированные световыми картинами, бесплатно раздавались брошюры, посвященные этим датам [24. Л. 173]. Руководство гимназий, стараясь сделать праздники яркими, эмоционально-окрашенными событиями в жизни гимназисток, стремилось ориентировать их на высокие идеалы и любовь к Родине, что стало особенно важным после событий 1905-1907 гг., когда в стране начало расти осознание того, что «многие негативные явления, характерные для школы, обусловлены недостаточным знакомством учащихся с великим прошлым их общего Отечества» [25. Л. 10]. Поэтому для развития и укрепления патриотических чувств, кроме чествования круглых знаменательных дат, учениц в торжественной форме знакомили с «достопамятными событиями» отечественной истории (день взятия Казани, Плевны и др.). «С целью запечатлеть в их умах его важность и вызвать в них патриотическое волнение» рассказы сопровождались демонстрацией туманных картин и портретов исторических деятелей [12. Л. 3-4; 25. Л. 23]. Безусловно, самым распространенным способом отметить какое-либо событие было устройство в стенах гимназий литературно-музыкальных вечеров и утренников, которые чаще всего приурочивались к юбилеям писателей, музыкантов. Давая простор творческому выражению, гимназистки здесь демонстрировали свои таланты, декламируя стихи, отрывки из литературных произведений, играя на музыкальных инструментах и в небольших пьесах, выступая с докладами, как при праздновании 100-летней годовщины Н.В. Гоголя, которая широко отмечалась во 2-й Екатеринбургской гимназии совместно с другими учебными заведениями города [24. Л. 165]. На таких концертах могли участвовать и приглашенные артисты. Так, в 1901 г. в 1-й Екатеринбургской гимназии выступал артист Императорских театров Бефани и певица Славянская, гастролирующие в Екатеринбурге [26. С. 11]. Инициатива проведения вечеров часто исходила от самих воспитанниц, которые самостоятельно вырабатывали для них программу «за малыми изъяснениями со стороны воспитательного персонала», которая, как и программа проведения официальных праздников, согласовывалась с Попечителем Оренбургского учебного округа [27. Л. 7]. Подобные мероприятия проводились не только в целях «доставления учащимся разумных развлечений» и развития эстетического вкуса, но и как дополнение к урокам истории и литературы, а также в благотворительных целях. Особенно важно это было во время Первой мировой войны, когда собранные на них средства шли для помощи фронту и бедным ученицам [28. Л. 23; 29. С. 3]. Такие вечера могли быть тематическими или состояли из отдельных номеров. Так, 10 февраля 1917 г., за считанные дни до падения монархии, на благотворительном литературно-музыкальном вечере кунгурские гимназистки открыли первое отделение гимном «Боже, Царя храни», затем исполнили арии из оперы «Жизнь за Царя», вальс из оперы «Фауст» в четыре руки, рапсодии Листа, романсы русских композиторов, сыграли сцену из комедии А. Н. Островского «Свои люди - сочтемся» и другие номера [30. Л. 71]. В Пермской Мариинской гимназии ученический хор пел не только молитвы перед уроками и в церкви, но принимал участие в благотворительных вокально-музыкальных вечерах для недостаточных учениц, устраиваемых в клубе Благородного собрания Почетной Попечительницей Еленой Валериановной Дягилевой. Мать знаменитого антрепренера оказала немалое влияние на подъем интереса к художественно-артистическим занятиям и развитие эстетического вкуса воспитанниц. Ею часто устраивались вокально-музыкальные вечера с декламацией поэтических произведений, костюмированными национальными танцами и др. [31. С. 20]. Программа вечеров и утренников обычно не обходилась без постановок легких детских пьес и отрывков из произведений известных писателей. В качестве актёров себя пробовали ученицы всех возрастов [32. Л. 43; 33. Л. 10-11]. Сознавая силу воздействия драматического искусства на юные девичьи души, руководство женских школ позволяло воспитанницам приобщаться к нему в местных театрах на разрешенных для просмотра пьесах по русской и зарубежной классике, а также посещать кинематограф по специальной программе вместе с учителями или классными надзирательницами [34. Л. 10]. Например, в 1916 г. кунгурские гимназистки вместе с классными надзирательницами ходили на дневные сеансы в городской электротеатр, где смотрели картины по произведениям русских писателей: «Гранатовый браслет», «Обрыв», «Капитанская дочка» [30. Л. 55]. По уставу учебным заведениям полагалось по окончании учебного года устраивать в них годовые публичные акты, целью которых было ознакомить родителей учениц и местной общественности с жизнью и результатами деятельности учебного заведения [35. Л. 84]. На них зачитывались отчеты о состоянии и деятельности учебных заведений, произносились речи, нравственно воздействующие на учащихся, исполнялись литературно-музыкальные номера, проводились выставки художественных и рукодельных работ учениц, окончившим курс вручались аттестаты и свидетельства. В конце вечера раздавались награды отличным ученицам, которыми обычно были книги. Так, наградными книгами первоклассниц Ирбитской гимназии в 1909 г. служили произведения Лидии Чарской, романы Л.Н. Толстого, сборники Некрасова, Белинского предназначались для старшеклассниц. В Кунгурской гимназии ученицам, решившим посвятить себя преподавательской деятельности, в награду выдавали методические пособия для обучения детей грамоте, счету, письму [20. Л. 54]. После торжественной части было принято устраивать танцы: для младших школьниц они обычно проводились с 5 до 8 часов вечера, для старших - с 20 до 23 часов [13. Л. 13]. Танцы в гимназиях разрешались и без повода; вне их стен девочкам они также разрешались, но только если были даны гарантии, что в них, кроме учениц, не будет принимать участие посторонняя публика [18. Л. 428; 36. Л. 35-36]. В архивах также встречаются упоминания об участии гимназисток в празднованиях юбилеев alma mater, различных городских мероприятиях, организованных общественными организациями, как, например, в проводимом в Екатеринбурге празднике Древонасаждения. Но самым любимым событием в гимназиях, безусловно, была Рождественская елка, которую обычно готовили для учениц младших классов. Любопытно, что в числе других развлекательных номеров на этот праздник ставились хороводные обрядовые танцевальные игры с пением, такие как «Заплетися, плетень», «А мы просо сеяли» и др. По окончании праздника детям дарили фрукты и сладости [20. Л. 51; 37. Л. 57]. К внеклассным занятиям, способствующим поднятию интеллектуального уровня гимназисток и непосредственно связанным с учебным процессом, относились чтение лекций и рефератов. Лекции проводились как в стенах гимназий, так и в других учебных заведениях преподавателями местных учебных заведений или приезжими ораторами. Тематика их была разнообразной, выходила за пределы обязательных учебных программ, посвящалась последним достижениям в искусстве, науке, технике и для наглядности лекции иллюстрировались волшебным фонарем с туманными картинами. Так, для учениц 1-й Екатеринбургской гимназии, кроме лекций по литературе, истории, географии, читались лекции по земледелию, природоведению, этнографии. Кроме того, гимназический врач Русских выступал с лекциями о холере, приезжий декламатор Новосельский - по искусству выразительного чтения, а путешественник Барков - об Испании и Африке [23. Л. 65; 28. Л. 23]. Лекции сопровождались показом последних технических новинок, таких как фонограф, продемонстрированный екатери-бурженкам г-ном Надлером в 1900 г. [26. С. 8]. Судя по отчетам педсоветов, лекции проводились достаточно часто. Только в феврале 1909 г. екатеринбургские старшеклассницы присутствовали на трёх лекциях о Л. Н. Толстом, прочитанных преподавателем словесности мужской гимназии, лекции инспектора реального училища «О всемирном тяготении», докладах преподавателей реального училища, посвя-щённых истории арифметики, географии и освобождению крестьян [32. Л. 42-43]. Чтобы привить навыки исследовательской работы, гимназисткам рекомендовалось самим подготавливать рефераты по различным научным вопросам и выступать с ними перед школьной аудиторией. В 1916 г. во 2-й Екатеринбургской гимназии ученицами были составлены и заслушаны рефераты на темы «Александр I во вторую половину царствования», «Русская равнина и ее влияние на сменявшееся в стране население», «Женские типы у Тургенева и Гончарова», «Магнетизм» и т.д. [16. Л. 14 об.; 32. Л. 42-43]. Интересно, что вопрос о влиянии философских систем Гегеля, Фихте, Шеллинга на русскую интеллигенцию послужил темой для рефератов по словесности восьмиклассниц Кунгурской гимназии [30. Л. 36]. Чтение рефератов проводилось «для поднятия успешности» гимназисток, и для этого использовалось не только свободное от уроков время, но даже воскресные и праздничные дни [23. Л. 65]. Безусловно, большое значение в женских гимназиях уделялось внеклассному чтению, которое служило большим подспорьем при изучении учебных предметов, особенно в старших классах. Так, в Пермской Ма-риинской гимназии с 1890 г. были введены меры для контролирования домашнего внеклассного чтения указанных педагогами классических произведений русских и иностранных авторов, для чего каждой ученице вменялось в обязанность иметь особую тетрадь, где отмечались прочитанные ею сочинения [31. С. 20]. В праздничные дни и в свободные от уроков часы, «чтобы они не терялись для учащихся в бесполезной праздности», педагоги и их воспитанницы читали лучшие произведения отечественной словесности, «могущие содействовать развитию патриотических чувств и изящного вкуса» [25. Л. 23]. С целью приучить учениц старших классов к сознательному и толковому чтению крупных литературных произведений, выработать критерии и способность суждения, с ними отдельно устраивались литературные беседы [31. С. 20]. С конца XIX в. в уральских женских школах стали устраиваться чтения со световыми картинами. Материалами для них служили сведения по естествознанию, географии, истории и технике; для младших школьниц читались рассказы, повести и сказки. Чтением руководили учителя, преподающие словесность, русский язык, историю или географию - каждый по своему предмету. Чтение книг духовно-нравственного содержания имело место во время всего учебного курса по указанию и под контролем законоучителей. В случае отсутствия учителей их могли заменять классные надзирательницы [38. Л. 14]. По окончании этих мероприятий в праздничное время организовывались игры и танцы до 78 часов вечера [31. С. 22]. В самых отдаленных уголках губернии, как, например, в Чердыни, воскресные чтения какого-нибудь исторического или литературного сочинения «с разбором и освещением проводимой в нем идеи» были самым распространенным видом внеклассных занятий [39. Л. 130]. Циркуляры Министерства народного просвещения (МНП) призывали учителей гимназий принимать более деятельное участие в руководстве при выборе и чтении книг, обращать серьезное внимание на индивидуальные способности учениц и обязательно выдавать книги на каникулярное время [35. Л. 70-71; 40. Л. 8-9]. По мнению же учебного начальства, именно внеклассное чтение должно было дополнить общее развитие девушек, что было особенно важно в уездных женских школах, выпускающих значительное количество преподавательниц в местные начальные училища, большинство из которых «не соответствовали своему назначению по недостаточности интеллектуального развития» [41. Л. 27]. К тому же в уездных городах гимназия зачастую являлась единственным местом, где девочки могли бесплатно пользоваться литературой, подходящей для их возраста [20. Л. 3]. На лето, кроме чтения книг, ученицам задавались каникулярные работы (сочинения). Например, ученицы младших классов писали работы на темы «Труд кормит, а лень - портит», «Лето в жизни крестьянина», «Мои первые школьные воспоминания», «Золото не золото - коли не было под молотом», «Значение березы в жизни русского народа» [24. Л. 191]. Сочинения старшеклассниц предлагалось приурочивать к прочитанным ими книгам или же к самостоятельной обработке по первоисточникам какого-нибудь несложного научного вопроса. За такие работы назначалась премия от 20 до 30 руб., которую выдавали книгами или деньгами (последнее - преимущественно для бедных учениц, отправляющихся в вузы) [35. Л. 70-71]. Еще одним распространенным путём расширения кругозора учениц были экскурсии. Организованные в виде прогулок и путешествий, они проводились с целью проверить, объяснить, вспомнить и закрепить теоретические знания, полученные учащимися на уроках, и являлись незаменимым пособием при изучении школьных предметов. МНП с конца XIX в. обращало особое внимание на такие мероприятия, когда, основываясь на жалобах педагогов и родителей, в ряду недостатков средней школы указывалось на слабое ознакомление учащихся с окружающей действительностью [42. С. 711]. Начиная с 1900 г. ученические экскурсии стали приобретать все большую популярность и по примеру европейских стран стали включаться в школьную программу. «Местные» экскурсии вносили заметное разнообразие в школьную жизнь и поэтому нравились ученицам, а так как они не были сопряжены с большими расходами, то приветствовались педсоветами женских школ, которые предлагали придать им обязательный характер в средней школе [43. Л. 254]. Судя по гимназическим отчетам, учителя старались водить учениц повсюду, где они могли бы увидеть что-либо новое и поучительное. Для приобретения необходимых знаний о природе родного края совершались выезды и прогулки в соседние леса, реки, горы. Эти экскурсии приносили несомненную пользу здоровью учениц, воздействовали на склад ума, учили детей быть предусмотрительными и внимательными в различных ситуациях, невольно воспитывали дисциплину, развивали дух товарищества и способствовали сближению учительского персонала с учащимися [31. С. 26]. Немаловажным считалось и ознакомление девочек с промышленным производством края. Так, екатеринбургских учениц регулярно водили на Верх-Исетские заводы смотреть процесс сплавки чугуна и в Императорскую гранильную мастерскую, а пермячек - на соляные варницы [26. С. 6-7; 31. С. 26; 44. Л. 14]. По программе отдельных предметов экскурсии проводились самими преподавателями. Например, осмотр пчеловодного музея, Ледяной пещеры, оранжереи известного мецената М.С. Грибушина и посудного завода Федорова кунгурскими гимназистками служил дополнением к уроку естественной истории. Внимание привлекают экскурсии, проводимые учителями физики: гимназисток водили на электростанции, железные дороги, типографии, пароходы и т.д., где они могли увидеть то, о чем им рассказывали на уроках. В мужских гимназиях и реальных училищах, где физические кабинеты были хорошо оснащены, девочкам демонстрировали физические и химические опыты [30. Л. 36; 45. Л. 39; 46. Л. 59]. Благодаря таким занятиям педагоги добивались развития интереса у девочек как к естественным предметам, так и к научно-техническому прогрессу, притом что количество часов на естественные предметы в женских гимназиях не уступало таковым в мужских [11. С. 214], а при 1-й Екатеринбургской гимназии даже действовал физико-математический кружок [47. С. 3]. Экскурсии служили вспомогательным средством даже для уроков Закона Божия: законоучителя знакомили учениц с устройством храмов, показывали предметы служения, церковную утварь и пр. [44. Л. 43]. Конечно, не все женские гимназии края обладали равными возможностями в организации экскурсий. Архивные источники свидетельствуют, что в жизни гимназисток Перми и Екатеринбурга данный вид внеклассной работы не был случайным эпизодом, а носил регулярный и самый разнообразный характер. Из отчетов Екатеринбургской 1-й гимназии известно, что только в 1908/09 учебном году ее воспитанницы совершили экскурсии: в местную обсерваторию, ясли, главную лечебницу, в музей общества любителей естествознания, физический кабинет и химическую лабораторию Реального училища и мужской гимназии, на метеорологическую станцию, электростанцию, в типографию газеты «Уральская жизнь», на мукомольную мельницу Борчанинова и прядильную фабрику бр. Макаровых, наблюдали за звездами и планетами на ночном небе и смотрели генеральную репетицию оперы «Садко», поставленной местным вокально-музыкальным кружком. К тому же в городских начальных школах старшеклассницы знакомились на практике с обучением детей грамоте [28. Л. 23]. Помимо финансового вопроса препятствием для организации экскурсий в маленьких уездных городках являлись климатические условия края. Так, в Черды-ни долгое время научные экскурсии за город не практиковались из-за того, что с октября до мая окрестности города были покрыты снегом. Ученицам приходилось ограничиваться посещением городского музея, устроенного земством, в котором имелся достаточный материал по всем предметам курса, особенно по естествознанию [39. Л. 130, 156]. Во время Первой мировой войны МНП призвало обращать еще более серьезное внимание на данный вид внеклассной деятельности. Но такая рекомендация не всегда встречала поддержку в педагогических коллективах гимназий. Так, председатель Педсовета Пермской Александровской гимназии считал, что экскурсии, особенно выездные, бывают слишком утомительными и учащиеся приучаются скорее к верхоглядству, чем к внимательному и детальному изучению предметов и явлений [43. Л. 254]. Возможность совершать путешествия в различные места осложнялась еще и тем, что уездные города Пермской губернии стояли далеко от железной дороги, проезд же на лошадях был сопряжен с большими расходами [13. Л. 42]. Тем не менее поездки в другие города практиковались. Известно, что екатеринбургские гимназистки с учителем географии ездили в соседнюю Пермь для осмотра достопримечательностей и производства на Мотовилихинских заводах, а в рождественские каникулы 1910-1911 гг. столицу посещали девочки из Ирбита и Екатеринбурга [23. Л. 67-69; 26. С. 6-7; 48. Л. 11]. Об экскурсии девочек из Ирбита, состоявшейся по инициативе начальницы гимназии, уроженки Санкт-Петербурга, подробно описано в годовом отчете гимназии. Для 19 учениц это было целое событие, так как многие из них даже железной дороги никогда не видели. Прибыв в столицу, экскурсантки первым делом отправились на всенощную в Казанский собор. Невский проспект сразу произвел на них сильное впечатление своими красивыми зданиями, блеском великолепных магазинов и оживлением, непривычным для их глаза и уха. «Девочки увидели все способы передвижения до автомобилей включительно, электрическое освещение повсюду. Все это произвело неизгладимое впечатление на экскурсанток и указывало на успехи науки, техники, промышленности и торговли» [38. Л. 13]. Экскурсантки осмотрели здания, храмы, памятники культуры и архитектуры. С целью познакомить учениц с драматическим искусством начальницей гимназии были заранее исходатайствованы билеты в Мариинский театр на оперу «Майская ночь», в Консерваторию - на оперу «Русалка», в Александрийский театр - на драму «Дети Ванюшина». В Народном доме девочки смотрели популярную пьесу Метерлинка «Синяя птица». «Для подтверждения развития идей и направлений в искусстве, указываемых на уроках рисования», экскурсантки посетили Эрмитаж, музей им. Александра III, панораму «Оборона Севастополя», а чтобы пополнить и закрепить сведения по природоведению, сходили в Зоологический музей при Академии наук [23. Л. 67-69]. За восемь дней пребывания в столице девочки посетили почти все культурные и достопримечательные места столицы. К категории внеклассных занятий относились меры, принимаемые не только «в целях поднятия интеллектуальных способностей, но и для улучшения физических сил учениц» [28. Л. 23]. Протоколы педсоветов подтверждают, что здоровье учениц небезосновательно являлось предметом особой заботы руководства уральских гимназий, если учесть, что суровые климатические условия Урала вынуждали детей находиться в течение 9 месяцев в закрытых помещениях. В связи с этим окружное руководство рекомендовало раньше, не позднее 15 мая, оканчивать занятия и экзамены [24. Л. 57-58]. В садах при гимназиях имелись площадки, где в свободное от уроков время на свежем воздухе девочки играли в подвижные игры: крокет, лаун-теннис, серсо и др. [38. Л. 13]. Зимой в садах гимназий заливались катки, бедным ученицам разрешалось бесплатно пользоваться городскими катками [44. Л. 11]. Обычно их проводили учителя гимнастики или другие обученные этому лица, как, например, классная надзирательница 2-й Екатеринбургской гимназии О. И. Дви-нянинова, обучавшаяся у профессора П.Ф. Лесгафта в Петербурге и имевшая практику проведения детских игр в Манеже при Адмиралтействе и Александровском саду [49. Л. 11]. Свои успехи в гимнастике, являвшейся с начала века обязательным предметом, уральские гимназистки могли продемонстрировать на ставших популярными в начале века гимнастических Сокольских праздниках, проводившихся в Перми и Екатеринбурге перед Первой мировой войной. На екатеринбургском ипподроме воспитанницы трех женских гимназий в специальных спортивных костюмах исполняли под музыку ряд гимнастических номеров с цветными флажками и обручами, что вызвало у публики восторг [22. С. 243-246; 50. С. 3]. Чтобы ежегодно укреплять свои силы и иметь возможность пользоваться нормальными условиями жизни в период физического роста и «этим положить основание для воспитания из них энергичных и деятельных членов общества и семьи», для дочерей малосостоятельных родителей, сирот, перенесших болезни, считалось желательным устройство в летнее время загородных дач (колоний). Известно, что такие колонии имелись при Пермской Мариинской гимназии в местечке Нижние Курьи, а 2-я Екатеринбургская гимназия до Первой мировой войны ежегодно помещала бедных учениц на дачу, содержащуюся местным семейно-педагогическим кружком [31. С. 27; 44. Л. 10]. Таким образом, архивные данные показывают, что внеурочное время уральских гимназисток было достаточно насыщенными различными мероприятиями просветительского и развлекательного характера, которые, усиливая интерес к изучаемому, способствовали раскрытию творческого и интеллектуального потенциала девочек. Нельзя сказать, что внеклассные мероприятия в женских гимназиях содержали в себе типично женские элементы. Наоборот, можно заключить, что преподаватели женских гимназий способствовали развенчанию гендерных стереотипов, существовавших в русском обществе, поощряя девочек через внеклассную работу заниматься естественными науками, спортом и другими так называемыми мужскими предметами. Это было особенно важно в губернии, где большинство гимназисток были представительницами крестьянского сословия и происходили из неграмотных семей. Кроме того, разумное времяпрепровождение ограждало девочек от влияния той негативной среды, которая окружала их, особенно в каникулярное время.

Ключевые слова

educational district, secondary education, Perm Province, women's secondary school, extracurricular studies, экскурсии, праздники, внеклассные занятия, женская гимназия, Пермская губерния

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Архангельская Лариса ВасильевнаУральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцинасоискатель кафедры истории Россииarhangellar@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

ГАСО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 193.
Екатеринбургские молодые соколы // Зауральский край. 1914. № 96 (1 мая).
«В 1-й женской гимназии» // Зауральский край. 1916. № 40 (14 фев.).
ГАСО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 12.
КГА. Ф. 587. Оп. 1. Д. 9.
ГАСО. Ф. 458. Оп. 1. Д. 105.
ГАСО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 4.
ГАПК. Ф. 172. Оп. 1. Д. 3.
ГАПК. Ф. 693. Оп. 1. Д. 3.
ГАСО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 236.
ГАСО. Ф. 458. Оп. 1. Д. 3.
Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802-1902. СПб., 1902.
ГАСО. Ф. 70. Оп. 1. Д. 24.
ГАСО. Ф. 70. Оп. 1. Д. 9.
ГАСО. Ф. 458. Оп. 1. Д. 98.
ГАСО. Ф. 70. Оп. 1. Д. 14.
ГАСО. Ф. 458. Оп. 2. Д. 39.
ГАСО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 223.
ГАСО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 325.
Отчет о состоянии Екатеринбургской 1-й гимназии за 1902 год. Екатеринбург, 1902.
КГА. Ф. 587. Оп. 1. Д. 40.
Мариинская женская гимназия в Перми к 50-летнему юбилею. 1861-1910. Пермь, 1913.
ГАСО. Ф. 458. Оп. 2. Д. 30.
ГАСО. Ф. 70. Оп. 1. Д. 18.
«Ученический вечер» // Зауральский край (Екатеринбург). 1916. № 11 (15 янв.).
ГАСО. Ф. 458. Оп. 1. Д. 5.
ГАСО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 82.
ГАСО. Ф. 458. Оп. 1. Д. 4.
ГАСО. Ф. 458. Оп. 2. Д. 55.
ГАСО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 3.
Вестник Оренбургского учебного округа. 1913. № 4. С. 179-180.
КГА. Ф. 558. Оп. 1. Д. 38.
ГАСО. Ф. 70. Оп. 1. Д. 7.
ГАСО. Ф. 458. Оп. 1. Д. 27.
Адрес-календарь и Памятная книжка Пермской губернии на 1897 год. Пермь, 1897. С. 9-19.
Государственный архив Пермского края (далее - ГАПК). Ф. 693. Оп. 1. Д. 41.
Вестник Оренбургского учебного округа. 1913. № 5.
Городской архив г. Кунгура (далее - КГА). Ф. 558. Оп. 1. Д. 34.
Государственный архив Свердловской области (далее - ГАСО). Ф. 458. Оп. 2. Д. 32.
Днепров Э.Д., Усачева Р.Ф. Женское образование в России. М., 2010.
Логинова О. А., Логинов О.Н. Учебно-воспитательный процесс в гимназиях дореволюционной России (на примере гимназий Пензенской губернии). 2009.
Елисафенко М.К. Педагогическое образование на Урале и деятельность Екатеринбургской второй женской гимназии: 1908-1918 гг. // Очерки истории педагогического образования в Екатеринбурге (1870-1930): к 140-летию пед. образования на Урале. Екатеринбург, 2011. С. 61-80.
Котлова Т.Б. «.Много хороших воспоминаний осталось от гимназии» (женское образование в России сто лет назад) // Социальная исто рия. Ежегодник. М. 2005. С. 254-277.
Козлова Г.Н. «Образ жизни» отечественной гимназии конца XIX - начала XX в. // Педагогика. 2000. № 6. С. 71-77.
Журавлева Н.Н. Женское образование в Томской губернии во второй половине XIX - начале XX в. : дис.. канд. ист. наук. Барнаул, 2005.
Пушкарева Н.Л. Русская женщина: история и современность (Два века изучения женской темы русской и зарубежной наукой). М., 2002.
Кузьмин К.В. Основные тенденции в развитии женского образования в России в XIX-XX вв. // Гендерная педагогика и гендерное обра зование в странах постсоветского пространства. Иваново, 2002.
Рыболова Е.А. История женских гимназий в России во второй половине XIX - начале XX в. (По материалам Московского учебного округа) : дис.. канд. ист. наук. М. 2004.
Расписание перемен: Очерки истории образовательной и научной политики в Российской империи - СССР (конец 1880-1930-е годы). М., 2012.
Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России в сфере общего образования / А.Я. Данилюк, А.М. Кондаков, В.А. Тишков ; Рос. акад. образования. М., 2009.
 Внеклассные занятия в женских гимназиях Пермской губернии (вторая половина XIX - начало XX в.) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 409. DOI: 10.17223/15617793/409/4

Внеклассные занятия в женских гимназиях Пермской губернии (вторая половина XIX - начало XX в.) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 409. DOI: 10.17223/15617793/409/4