К вопросу о дате основания Ботанического сада при Императорском Томском университете | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 409. DOI: 10.17223/15617793/409/8

К вопросу о дате основания Ботанического сада при Императорском Томском университете

На основании архивных документов, хранящихся в Национальном музее Республики Татарстан в фонде В.М. Флоринско-го, а также в Отделе рукописей и книжных памятников Научной библиотеки Томского государственного университета, реконструируется первая попытка создания Ботанического сада при Томском университете в 1880-1881 гг. Рассматривается вклад в это дело члена Строительного комитета от Министерства народного просвещения В.М. Флоринского и хранителя строительных материалов при Строительном комитете М.А. Шестакова. Приводятся результаты их деятельности. Уточняется дата основания Ботанического сада при Императорском Томском (Сибирском) университете.

On the foundation date of the Botanical Garden of the Imperial University of Tomsk.pdf Как известно, 16 (28) мая 1878 г. указом императора Александра II в Томске был учрежден Сибирский университет. С марта 1880 г. Строительным комитетом по возведению зданий Императорского Сибирского университета началось строительство первого в Азиатской России высшего учебного заведения, а также его учебно-вспомогательных учреждений. Одним из таких учреждений, появившихся еще до начала занятий, был Ботанический сад, сыгравший впоследствии важную роль не только в учебном процессе, но и в научном изучении и освоении Сибирского края. В литературе его создание традиционно связывают с именем П.Н. Крылова, который в 1885 г. был приглашен из Казани В.М. Флоринским, устроителем Томского университета и попечителем ЗападноСибирского учебного округа [1, 2]. Однако документы, хранящиеся в фонде В.М. Флоринского в Национальном музее Республики Татарстан, позволяют более полно реконструировать этот сюжет из истории Томского университета, доказывая, что первая попытка создания Ботанического сада относится к 18801881 гг. Идеологом организации Ботанического сада стал член Строительного комитета от Министерства народного просвещения, впоследствии попечитель Западно-Сибирского учебного округа В.М. Флоринский [3. С. 12]. В 1875 г., еще за три года до учреждения Императорского Томского университета, на одной из его первых схем В. М. Флоринским была запланирована постройка Ботанического сада. Первоначально он намечал разместить его за главным корпусом университета, между двумя его флигелями [4. Л. 64]. В 1879 г. во время составления чертежей и смет для будущего университета архитектор Томского университета А. К. Бруни, составив смету на Ботанический сад, выделил на его возведение 20 914 руб. 97 коп. [5], что составило около 5% от общей стоимости главного университетского корпуса. Однако уже 3 июня 1880 г., на первом заседании Строительного комитета по возведению зданий Сибирского университета, учрежденного в марте того же года, членами комитета было обращено внимание на то, что на территории общей площадью в 54 510 саж2. (250 746 м2) [6. С. 16], которая 26 июня 1877 г. была пожертвована Томской городской думой, расположить обсерваторию, Ботанический сад с оранжереями и теплицами было невозможно без ущерба для территории. Как записано в журнале, «пришлось бы вырубить всю [городскую] рощу», а «здания [университета] были бы очень скучены, [и] при разбитии ботанического сада осталось бы слишком мало пространства» [7. 1880. 3 июня]. В связи с этим и, принимая во внимание, что «город располагает пустопорожней местностью, примыкающей к университетской земле и весьма удобной для устройства Ботанического сада с оранжереями и теплицами, а также обсерватории» [Там же], по предложению В. М. Флоринского Строительный комитет направил прошение в Томскую городскую управу об уступке дополнительной территории [8. C. 157]. 26 июля 1880 г. Томская городская управа на основании постановления Томской городской думы передала Строительному комитету в «вечную и неотъемлемую собственность Сибирского университета» [7. 1880. 10 июня] городское место, расположенное в Юрточной части города Томска на углу Большой Садовой улицы и Московского тракта [9. С. 4]. По плану, составленному городским землемером Дягилевым, с востока эта территория ограничивалась Большой Садовой улицей; с запада - Московским трактом, городским выгоном и кузнечным переулочком; с севера - Московским трактом, Богоугодными заведениями Томского приказа общественного призрения, городской оброчной статьей и пустопорожним местом городской земли, а с юга - Буткеевской улицей и лазаретным переулком [7. 1880. 18 авг.]. Вся площадь, переданная университету, составила 15 десятин, или свыше 16 га. В своем отчете Министерству народного просвещения о командировке в Томск летом 1880 г. для закладки главного здания будущего университета В. М. Флоринский писал: «Сибирскому университету городом уступлено около 15 десятин земли, т. е. такое количество земли, какое не имеет ни один из садов наших университетов. Место, избранное мною, представляет собой все удобства для древесных, кустарных, цветочных и других растений как по своему гористому с низменностями и оврагами расположению, так и потому, что на означенной местности находятся уже: довольно большой пруд и колодец, требующие некоторой очистки и родник для орошения растений» [10]. Все это позволило осенью 1880 г. приступить к началу работ на территории, отведенной под Ботанический сад. 21 октября 1880 г., после своего отъезда из Томска в Казань, В.М. Флоринский, являясь в то время профессором Казанского университета, писал делопроизводителю Строительного комитета А. С. Белявскому, на которого в осенне-зимнее время в отсутствии самого Василия Марковича в Томске, возлагались обязанности последнего: «Относительно оранжереи я думаю ее лично выстроить будущим летом на строительный капитал, так как она полагается по проекту. Хорошо бы было выстроить при этом и дом для садовника, да и все ботанические здания (кроме оранжереи) лучше было бы построить деревянные, а не каменные, как предположено в проекте (А. К. Бруни. -Прим. авт.). Может быть, при представлении в Министерство это обстоятельство примут во внимание для удешевления общей стоимости построек» [11. 1880. 21 окт.]. Позднее, освещая планы строительных работ на 1881 г., В.М. Флоринский уточнил свои намерения: «Было бы очень желательно будущим летом возвести: 1) весь фундамент и цоколь; 2) оранжереи; 3) мост в ботанический отдел и, может быть, еще какие-либо деревянные постройки, по мере того, сколько удастся заготовить нового леса» [Там же. 1881. 13 янв.]. Поскольку место, выбранное В. М. Флоринским для Ботанического сада с оранжереями и теплицами и расположенное рядом с университетской рощей, было отделено небольшим оврагом, то им было предложено построить мост через него для удобной перевозки строительных материалов [Там же. 2 фев.]. Предложение В. М. Флоринского получило поддержку членов Строительного комитета. А. С. Белявский в своем письме В. М. Флоринскому, развивая идеи последнего, предлагал также построить из дерева не только ботанические постройки, но и оранжереи, «в тех же размерах, что и в проекте, но на каменном бутовом фундаменте с подставкой с уровня земли каменной кладки на 5 четвертей» [12. 1881. 13 янв.]. К январю 1881 г. Строительный комитет начал поиск подрядчиков на заготовку леса для возведения деревянных зданий астрономической обсерватории и Ботанического сада с оранжереями и теплицами [7. 1880. 15 янв.]. Однако стоит отметить, что официальное разрешение на строительство деревянной обсерватории от Министерства народного просвещения было получено В.М. Флоринским лишь к началу февраля 1881 г., а на строительство деревянных ботанических построек позднее [11. 1881. 2 фев.]. По всей вероятности, настаивая на постройке оранжерей из дерева, В. М. Флоринский исходил из учета суровой сибирской зимы и трудностей с отоплением каменных помещений [6. C. 17-19]. Начались работы по расчистке ботанического участка. В. М. Флоринский писал в своем дневнике: «На ботаническом участке появились уже первые признаки жизни. Через овраг построен мост и вырублен кустарник для дороги. Начинаем проводить и саму дорогу, по которой уже подвозится лес и другие строительные материалы для астрономического дома. Вот такая живая деятельность в моем вкусе: задумано, решено и тотчас же к делу, без раздумья и проволочки» [13. Л. 30 об.]. К лету 1881 г. мост через овраг «по направлению от рощи в ботанический участок», необходимый для подвоза строительных материалов, был «перекинут». Под руководством архитектора Томского университета П.П. Нарановича (1881-1888) была проложена от моста «постоянная» дорога шириной в три сажени «вплоть до места, предназначенного для постройки дома для профессора астрономии» [7. 1881. 14 июля]. Наряду с этим В.М. Флоринский уже летом 1880 г. задумался о разбивке самого Ботанического сада. Во-первых, он «признал полезным устроить семенные школы и питомники с тем, чтобы выращенными в них растениями засадить впоследствии Ботанический сад». Во-вторых, В. М. Флоринский предложил вместо ограды для сада из дерева использовать живую изгородь, поскольку она не должна была требовать постоянных расходов, «при условии, что питомники этих растений будут устроены там же». В-третьих, он настаивал на том, чтобы сразу же после устройства питомника «безотлагательно заняться акклиматизацией весьма многих растений под руководством опытного в этом деле лица». В своем отчете в Министерство народного просвещения В. М. Флоринский подчеркнул, что благодаря этому, «еще до открытия университета, через 34 года, Ботанический сад был бы на первое время вполне обеспечен нужными ему разного вида растениями». При этом, как отметил он, возможно было бы сделать ряд «наблюдений, полезных не только для науки, но и для развития садоводства и огородничества в Сибири в целом» [10]. Осматривая в Томске «значительный участок казенной земли, прилегающий к Степановке», В. М. Флоринский отмечал в своем дневнике, что «хорошо бы было выпросить этот участок у Министерства государственных имуществ в свою собственность (в собственность университета. - Прим. авт.) или взять его в долгосрочную аренду. Здесь можно было бы развести, как отделение Ботанического сада, питомники для акклиматизации плодовых деревьев и кустарников, а потом, когда осуществится открытие при физико-математическом факультете технических специальных отделений, здесь же, на Степановке, можно было бы основать учебно-образцовые заводы для практического изучения необходимейших в Сибири технических производств» [8. C. 168]. Стоит отметить, что эта задумка В.М. Флоринского была реализована в 1960-1970 гг., когда началось освоение этого участка как «интро-дукционно-экспериментальной территории» Ботанического сада площадью в 116 га [9. C. 17]. Наряду с этим В.М. Флоринский просил у министерства, помимо 24 тыс. руб. в год на планировавшиеся в будущем ученые командировки, предприятия и разные пособия, предоставить единовременный кредит в 500 руб. «на постройку не большой оранжереи с погребами для растений, и ежегодно, впредь до открытия университета, по 500 руб. на обработку земли, покупку семян, инструментов и других предметов для Ботанического сада Сибирского университета» [10]. В целях реализации задуманного В.М. Флоринский принял предложение бывшего управляющего Иркутской образцовой фермой и акклиматизационным садом М.А. Шестакова, переехавшего в Томск, заняться «устройством питомников и школ для растений и последующим уходом за ними без особой платы при условии, что расход на содержание питомников и школ до 500 руб. в год возьмет на свой счет казна» [10]. Этот бескорыстный поступок, по мнению А. С. Белявского, объяснялся тем, что М.А. Шестаков с открытием Сибирского университета надеялся занять место ученого садовника при Ботаническом саде [12. 1880. 22 нояб.]. 18 августа 1880 г. он занял должность смотрителя строительных материалов с жалованьем 15 руб. в месяц [7. 1880. 18 авг.]. С 1 июня 1881 г. за отлично-ревностное исполнение обязанностей по просьбе В.М. Флоринского оплату М.А. Шестакова увеличили до 900 руб. в год [Там же. 1881. 17 июня]. Летом 1880 г. В.М. Флоринским и М.А. Шестако-вым была распланирована территория южнее главного университетского здания, намечены участки под оранжереи, питомники и другие строения. Поскольку Строительный комитет к 1880 г. не располагал какими-либо ботаническими постройками, то М. А. Ше-стаков безвозмездно уступил для нужд Ботанического сада старую архиерейскую оранжерею, переданную ему в пользование местным епископом сроком на 5 лет для «воспитания растений» [12. 1880. 22 нояб.]. К концу осени 1880 г. М.А. Шестаковым был сооружен «тын изгороди с тремя воротами» протяженностью в 345 погонных саж. (621 м) по 50 коп. за одну сажень. Помимо этого им было «очищено от мелкого кустарника, сорных трав и обработано троекратным паханием плугом около трех десятин (3,27 га) новой земли, необходимой для посева и пересадки растений в будущих годах» за 90 руб. Он также обработал в «два заступа участок земли для питомника и посева боярышника для получения 20 тыс. кустов для живой изгороди». На обработанном таким способом участке земли было посеяно 135 сортов различных древесных и кустарных растений, которые могли выдержать климат Томска. За вскопку грядок для кустарных семян и за рассадку М. А. Шестаков заплатил, «по его объяснению», 70 руб. [10]. Оценивая проделанную М. А. Шестаковым работу, А. С. Белявский писал В.М. Флоринскому: «Плетень вокруг Ботанического сада сделан Шестаковым и хорошо и недорого, гряды на вид сделаны также изящно. Шестаков в службе очень усерден и справляется с тем и другим делом успешно» [12. 1880. 24 сент.]. Семена самих растений были собраны М.А. Ше-стаковым частично в окрестностях Томска и в самом Томске. Однако большая их часть (всего 543 вида семян) была безвозмездно получена от Императорского Ботанического сада [10]. Осенью 1880 г. М.А. Шестаков обратился к директору Императорского Ботанического сада Э.Л. Регелю с просьбой о высылке семян для Ботанического сада Томского университета. В ответ в письме от 8 октября 1880 г. Э.Л. Регель отвечал: «Относительно высылки для Сибирского университета семян, черенков и луковиц потрудитесь сообщить Комитету по постройке этого университета, чтобы он вошел в Императорский Ботанический сад официально» [14. Л. 1]. Уже в конце ноября 1880 г., по поручению Строительного комитета, А.С. Белявский официально обратился к Э.Л. Регелю с просьбой о посылке для нужд Ботанического сада Сибирского университета черенков, лоз (плодовых), а равно мелких растений (черенками же), луковиц, семян и прочего, безденежно и с пересылкой на казенный счет [Там же. Л. 2-2 об.; 12. 1880. 22 нояб.]. 6 февраля 1881 г. тюк семян, присланных из Императорского Ботанического сада, был получен Сибирским университетом [Там же. 1881. 6 фев.]. 11 февраля 1881 г. А. С. Белявский проинформировал В.М. Флоринского о том, что «некоторые заграничные Ботанические сады отнеслись в Сибирский университет с запросом: не желает ли наш университет получить безденежно разные семена». В связи с этим А. С. Белявский поручил М. А. Шестакову выбрать из каталогов необходимые семена, а затем лично обратился с просьбой об их высылке в Томск [Там же. 11 фев.]. 3 августа 1881 г. на адрес Сибирского университета пришел тюк семян, подаренных Королевским Великобританским Ботаническим садом [14. Л. 5]. Работа М. А. Шестакова по разбивке Ботанического сада была принята Строительным комитетом в октябре 1880 г. За это ему были выплачены 295 руб. 10 коп., израсходованные на организацию питомника [12. 1880. 17 окт.]. Однако после 10 ноября М. А. Шестакову в Строительном комитете прекратили выплаты, поскольку председатель Строительного комитета томский губернатор В. И. Мерцалов настаивал на том, что его отчет о проделанной работе необходимо выслушать на заседании комитета [Там же. 2 дек.]. Тем не менее А. С. Белявский продолжал выплачивать М. А. Шеста-кову запрашиваемые им суммы. Например, в декабре 1880 г. он из остатков денег оплатил М.А. Шестакову покупку садовых инструментов: ножей, ножниц, заступов, лопат и др. [Там же. 18 дек.], а в феврале 1881 г. им из собственного аванса было выдано 60 руб. «на покупку цветников» [Там же. 1881. 12 фев.]. Заметим, что, будучи хранителем материалов, М. А. Шестаков занимался не только приемом и охраной строительных материалов, но и участвовал в их закупке, что в дальнейшем приведет к его конфликту с председателем Строительного комитета В. И. Мер-цаловым. Так, в январе 1881 г. им было закуплено 2 927,5 пуд. (47,9 т.) на сумму 464 руб. 90 коп. [7. 1881. 25 янв.], а в августе 1881 г. В.М. Флоринский поручил М.А. Шестакову покупку до 1 500 пуд. (24,57 т.) сена для лошадей Строительного комитета [Там же. 4 авг.]. Сам конфликт возник, по словам А. С. Белявского, потому, что «В.И. Мерцалов задался мыслью вытурить из Комитета и из постройки всех тех людей, которые ему не по душе, и окружить себя своими людьми» [12. 1881. 4 окт.]. Еще в сентябре 1880 г. М.А. Шестаков получил выговор от В.И. Мерцалова за то, что тот ослушался его приказа. Губернатор поручил ему заказать железные закрепы на концы моста, однако М. А. Шестаков убедил владельца кузницы Кускова сделать закрепы безвозмездно. Когда губернатор об этом узнал, то М.А. Шестаков получил выговор, а сам В. И. Мерцалов пошел лично в кузницу «приказал снять с моста железо и сделать новые пояса на его счет по данному рисунку» [12. 1880. 28 сент.]. В марте 1881 г. В.И. Мерцалову поступило донесение от бухгалтера П.В. Ольшевского, из польских ссыльных, о том, что М.А. Шестаков и десятник Н.Я. Максимов «неверно принимают известь и вместо полученных с воза 15 пудов извести выдают квитанцию на 25-28 пудов». В связи с этим губернатор распорядился о проверке, направив двух полицейских чиновников. Однако проверка нарушений не выявила [Там же. 1881. 25 марта]. Апогей конфликта наступил в сентябре 1881 г., когда В.И. Мерцалов и П.В. Ольшевский самолично, вместо М. А. Шестакова, занялись расчетами с рабочими, потребовав от них предъявления паспортов. В связи с этим трое из рабочих за своей заработной платой «не явились из опасения попасть в острог», а двое других перед этим были отправлены в больницу. Из этого В.И. Мерцалов «вывел заключение, что на этих пяти человек вытребованы деньги излишне, и отнес это к злоупотреблениям» М.А. Шестакова. Более того, как писал А. С. Белявский, «ночью с 6 на 7 число сентября воры разобрали закладку и украли медную доску (положенную при закладке главного здания. - Прим. авт.)». И хотя об этом Шестаков утром же доложил Мерцалову, «который сделал ему выговор, за то, что он будто бы далеко живет от рощи», тот, тем не менее, «уволил его от службы своею властью» [Там же. 8 сент.]. Официальное же увольнение М. А Шестакова состоялось на заседании Строительного комитета 18 сентября 1881 г. в связи с ухудшившимся состоянием здоровья и «отсутствием его на месте построек» [7. 1881. 18 сент.]. В конце сентября 1881 г. закладная доска все-таки нашлась в доме «двух бедных девушек», проживавших в Солдатской слободке. Одна из девушек нашла ее «против ботанического сада через дорогу, около кустарников» и, принеся ее домой, стала использовать вместо столешницы для самодельного стола [12. 1881. 29 сент.]. Узнав об увольнении М.А. Шестакова, В.М. Фло-ринский обратился в Министерство народного просвещения к товарищу министра народного просвещения П. А. Маркову и директору Департамента народного просвещения Э.Е. Брадке с просьбой «причислить М.А. Шестакова к Министерству народного просвещения» для того, чтобы последний продолжил работу в Ботаническом саде [11. 1881. 1 окт.]. Однако получил отказ, поскольку «прикомандировать Шеста-кова без содержания было возможно, но прикомандировать можно только к существующему учреждению, либо к Строительному комитету, либо к Министерству народного просвещения», но только при наличии действующего учебного округа, который будет создан лишь в 1885 г. Сумму в 600 руб. в год, необходимую на содержание Ботанического сада, министерство также отказалось выделять [Там же. 1882. 20 янв.]. Вскоре после увольнения М. А. Шестакова к томскому губернатору В.И. Мерцалову обратились крестьяне из села Вовулина Золотовской волости Камышинского уезда Саратовской губернии Я.К. Мухин и И.Е. Брюшков с предложением принять на себя работу по разбивке сада при Сибирском университете. Однако их обращение так и не получило развития [14. Л. 6-7]. Таким образом, первая попытка разбить Ботанический сад при Сибирском университете была предпринята в 1880-1881 гг. по инициативе В.М. Фло-ринского. М.А. Шестаковым как садовником была проделана определенная работа по формированию будущих питомников для растений, сбору семян в окрестностях Томска, установлению связей с российскими и заграничными Ботаническими садами. В связи с этим можно утверждать, что начало закладки Ботанического сада при Императорском Томском университете было положено в 1880-1881 гг., а не в 1885 г., как это принято считать в отечественной историографии. В июле 1885 г. П.Н. Крылов приехал в Томск; к тому времени имелась уже определенная как семенная, так и материальная база в виде начатой постройки оранжерей [15. С. 15]. В 1885-1888 гг. под непосредственным наблюдением уже П. Н. Крылова работы были продолжены. В порядок были приведены не только ботанический участок, но и университетский сквер: выровнена территория вокруг университетского комплекса, привезен дерн, установлены дорожки, клумбы, высажены деревья, кустарники и живые изгороди из боярышника. Благодаря этому Ботанический сад и прилегающая к нему Университетская роща превратились к открытию университета в одно из красивейших мест Томска [16. C. 92].

Ключевые слова

Tomsk, M.A. Shestakov, VM. Florinsky, Botanical Garden, Томск, М.А. Шестаков, В.М. Флоринский, Ботанический сад

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Фоминых Сергей ФедоровичТомский государственный университетд-р ист. наук, зав. кафедрой современной отечественной историиsergei.fominyh1940@mail.ru
Некрылов Сергей АлександровичТомский государственный университетд-р ист. наук, профессор кафедры современной отечественной историиmedicinahistory@yandex.ru
Дунбинский Илья АлександровичТомский государственный университетмагистрант кафедры современной отечественной историиdunbunskiy@mail.ru
Всего: 3

Ссылки

Некрылов С.А. Томский университет - первый научный центр в азиатской части России (середина 1870-х гг. - 1919 г.). Томск : Изд-во Том. ун-та, 2010. Т. 1. 514 с.
Государственный архив Томской области. Ф. 103 (Комитет по постройке зданий Сибирского университета в г. Томске). Оп. 1. Д. 5.
Зленко К.В. П.Н. Крылов - основатель сибирской ботанической школы : автореф.. канд. ист. наук. Томск, 2006. 26 с.
НМРТ. Ф. В.М. Флоринский. № 117959-103. В.М. Флоринский «От Екатеринбурга до Томска». Дневниковые записки 1881 г. Подлинник.
НМРТ. Ф. В.М. Флоринский. № 117959-277. Отчет профессора Казанского университета В.М. Флоринского по командировке его в г. Томск летом 1880 г.
НМРТ. Ф. В.М. Флоринский. № 117959-869. Письмо В.М. Флоринского А.С. Белявскому из Казани в Томск.
НМРТ. Ф. В.М. Флоринский. № 117959-409. Письмо А.С. Белявского В.М. Флоринскому из Томска в Казань.
Сибирский Ботанический сад ТГУ к 135-летию со дня основания / под ред. Т.П. Астафуровой, А.С. Прокопьева, С.Ф. Фоминых, Е.М. Игнатенко. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2015. 70 с.
НБ ТГУ. ОРКП. Журналы Строительного комитета.
Императорский Томский университет в воспоминаниях современников / сост. С.Ф. Фоминых и др. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2014. 508 с.
Научная библиотека Томского государственного университета. Отдел рукописей и книжных памятников (далее - НБ ТГУ. ОРКП). Смета на постройку деревянной на каменном фундаменте оранжереи с каменным домом для помещения профессора ботаники, с аудиторией и кабинетом для занятий студентов при университете в г. Томске, на сумму 20 914 руб. 97 коп.
Томские музеи : сб. докл. и ст. / под ред. С.Ф. Фоминых, Э.И. Черняка. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2010. 232 с.
Астафурова Т.П., Прокопьев А.С., Беляева Т.Н. Сибирский ботанический сад Томского государственного университета: современные направления деятельности // Проблемы изучения растительного покрова Сибири : материалы V Междунар. науч. конф., посв. 130-летию Гербария им. П.Н. Крылова и 135-летию Сибирского ботанического сада Томского государственного университета. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2015. C. 12-14.
Национальный музей Республики Татарстан (далее - НМРТ). Ф. В.М. Флоринский. № 117959-822. Подшивка писем и черновых наброс ков В.М. Флоринского.
Прикладов Н.В. П.Н. Крылов - основатель первого в Сибири ботанического сада // Труды Томского государственного университета. 1951. Т. 116. С. 79-85.
Зайченко П.А. Томский государственный университет имени В.В. Куйбышева: Очерки по истории первого сибирского университета за лет (1880-1955). Томск, 1960. 487 с.
 К вопросу о дате основания Ботанического сада при Императорском Томском университете | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 409. DOI: 10.17223/15617793/409/8

К вопросу о дате основания Ботанического сада при Императорском Томском университете | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 409. DOI: 10.17223/15617793/409/8