«Европа для детей»: адаптированный вариант Европейского Союза | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 410. DOI: 10.17223/15617793/410/8

«Европа для детей»: адаптированный вариант Европейского Союза

Анализируются некоторые образцы печатной продукции, изготовленной под эгидой Европейской комиссии и предназначенной для детей разных возрастных групп. Целью этих материалов является представить детям официальную точку зрения на историю развития Европы и ЕС, а также сформировать у них чувство «европейской идентичности». Концепция европейской идентичности подразумевает чувство солидарности внутри объединенной Европы, представление гражданина ЕС о себе как о «европейце». Автор приходит к выводу, что в данных текстах акцент сделан исключительно на благоприятных моментах в истории Европы, поскольку ЕС заинтересован в формировании у юных граждан положительного образа континента, вызывающего эмоциональный отклик, ведь только в таком случае дети захотят идентифицировать себя с Европой.

Europe for Kids": the adapted version of the European Union.pdf В педагогической науке установлено, что все основные мировоззренческие императивы, модели поведения, стереотипы и прочие ментальные установки формируются на протяжении детства [1]. По этой причине кажется вполне логичным, что общество и государство уделяют большое внимание той информации, которая посредством образовательных институтов закладывается в сознание юных граждан. Дошкольные и образовательные учреждения, ответственные (помимо семьи) за социализацию и распространение принятых в данном обществе норм, взглядов и представлений, являются своеобразным транслятором официальных установок, в поддержании коих заинтересован социум. Содержание образования демонстрирует те образы и образцы, сторонниками которых заказчик (в лице официальной структуры) желал бы видеть прошедших обучение. В данном случае весьма специфичный оттенок несет дошкольное и младшее школьное образование: самую необходимую информацию нужно сделать максимально доступной с расчетом на то, что она пустит глубокие корни. Контент школьного образования помогает понять, к каким идеалам стремится данное сообщество, лояльности к чему оно ожидает и что считает недопустимым. Стоит отметить, что большая роль здесь отводится прежде всего гуманитарным наукам, в особенности истории. Данная статья посвящена рассмотрению содержания «официального» образа Европы, который конструируется Евросоюзом и транслируется посредством специальных печатных изданий для детей разных возрастных групп. Эти печатные издания (в диапазоне от книг, буклетов, брошюр до игр для самых маленьких) рекомендованы в качестве вспомогательных пособий учителям с целью рассказать детям об идеалах и деятельности ЕС, а также о странах европейского континента, входящих в его состав. «Паспорт Европейского Союза», «Европа в ореховой скорлупе», «Исследуй Европу!», «Европа в движении», «Европа и ты» - в самих названиях отражена идея взаимодействия Европы и её юного гражданина. Наиболее очевидной задачей подобных материалов является формирование у юных граждан ЕС чувства принадлежности к большой европейской семье, гордости за историю и достижения континента, осознания важности существования единой Европы, т. е. того, что мы можем назвать европейской идентичностью. Европейская идентичность - объективная данность, она выступает как совокупность характеристик, отличающих европейцев от неевропейцев в традициях, культуре, образе жизни и системе мышления. Это европейское самосознание как осознание собственной принадлежности к Европе. Кроме того, европейскую идентичность можно рассматривать как единство государств Европы в силу таких факторов, как единая территория, единство цивилизационного и исторического развития [2]. На современном этапе существования ЕС на первый план выходит проблема кризиса общеевропейской идентичности в связи с внутренними и внешними проблемами, проявляющимися в росте евроскеп-тицизма и регионализма. Однако от того, смогут ли европейцы выработать в себе эту идентичность, зависит будущее единой Европы, поскольку наднациональное сообщество, коим стремится стать Европейский Союз, немыслимо без существования идеи, которая бы способствовала складыванию разрозненной мозаики европейского континента во что-то одно. По этой причине тема европейской идентичности является предметом академических и общественных дискуссий, что объясняется её актуальностью и значимостью для Европейского Союза. Кроме того, в современном мире, в условиях глобализации, встает проблема размывания традиционных идентичностей, долгое время служивших для людей основными идентификаторами. Европейская идентичность в таком случае выступает как пример сознательного конструирования новой идентичности, одной из задач которой является идейное обоснование интеграции. Определение «европейская идентичность» впервые зафиксировано на официальном уровне в «Декларации о европейской идентичности», подписанной в 1973 г. девяткой стран - участниц Европейского экономического сообщества. Авторы декларации отмечали, что создание документа, в котором бы говорилось о европейской идентичности, обусловлено поиском наиболее точной дефиниции для связи, установившейся между их странами и другими государствами, а также обязанностей Европы (в отношении других), и того, какое место ЕЭС занимает в международных отношениях. В декларации указано, что фундаментальные элементы европейской идентичности включают в себя принципы представительной демократии, правового государства, социальной справедливости и уважение прав человека. Упоминается также и многообразие культур в рамках единой цивилизации Европы, которое, однако, не препятствует сближению интересов стран, что также является важнейшей составляющей европейской идентичности [3]. Европейская идентичность означает здесь позицию объединяющихся стран Европы по отношению к остальному миру, определенный образ на международной арене и отстаивание, в соответствии с логикой данного образа, ряда ценностей послевоенного западноевропейского общества. Потребность в ней объясняется, прежде всего, внешнеполитической ситуацией того времени. После подписания Маастрихтского договора в феврале 1992 г. концепт европейской идентичности перемещается в плоскость создания сообщества граждан Европы, разделяющих определенные ценности, иначе говоря, европейская идентичность становиться по большей части внутренним делом Европейского Союза, в отличие от зафиксированного в 70-е гг. внешнеполитического подхода. Как пишет итальянская исследовательница Кэтлин Кантнер, «...для реализации больших политических проектов, политическому сообществу недостаточно только рациональной аргументации, нужен еще и энтузиазм среди тех, кто к нему принадлежит, ведь подобные проекты нуждаются в сильной общественной поддержке. Без коллективной идентичности, выходящей за рамки национальных сообществ, и могущей стать фундаментом для наднационального проекта, усилия европейцев по институционализации принятия общих политических решений, процедур, обречены на провал. Этим объясняется столь повышенный общественный, политический и научный интерес к вопросам формирования европейской идентичности» [4]. Однако проблемой по-прежнему остаются отсутствие однозначной трактовки понятия «европейская идентичность», которое все еще выглядит слишком абстрактным, и хождение в политическом и общественном обороте разнообразных неунифицирован-ных трактовок этого концепта. Европейскими исследователями была предпринята попытка суммировать разнообразные подходы к изучению вопросов европейской идентичности. В 2012 г. опубликован сборник под названием «Развитие европейской идентичности / идентичностей: незавершенный процесс», в который вошли материалы, изданные на базе докладов конференции «Развитие европейских идентично-стей: политические и научные вопросы». Организована данная конференция была Европейской комиссией в Брюсселе в феврале 2012 г. Ученые выделяют здесь четыре ключевых теоретических концепта, на которых базируются исследования европейской идентичности: 1. Европейская идентичность и идентификация с Европой. В идентичности заключен индивидуальный компонент сознательного выбора, дополненный коллективным компонентом: индивиды ориентируются на одну и более совокупные группы или коллективы. Общности, на которые ориентирован индивид, зависят от контекста или условий и могут быть множественными. Поэтому вернее говорить о мозаике иден-тичностей, обусловленных конкретными ситуациями, нежели о том, что идентичности «вложены» одна в другую в постоянной зависимости. Тем не менее у некоторых людей идентичность «европейца» может быть приоритетной и выйти на первый план в определенных условиях. 2. Европеизация соотносится с гипотетической тенденцией в отношении институтов национальных государств и национально-ориентированных сфер деятельности, согласно которой в будущем произойдет замена этих институтов и сфер деятельности европейским уровнем. Обоснованность этой концепции может быть поставлена под сомнение, поскольку в действительности европеизация становится лишь периферийным вариантом более масштабной тенденции - глобализации. 3. Межнационализм противопоставляется долговременной миграции и означает «трансграничное проживание», когда личность, благодаря современной инфраструктуре, может поддерживать социальное существование как в стране текущего проживания, так и в стране рождения. 4. Космополитизм означает признание ценности культур «других» и активного поиска взаимодействия с носителями других ценностей и, следовательно, совпадает с провозглашаемыми Европой ценностями толерантности и равенства [5. P. 2]. К проблемам европейской идентичности тесно примыкает вопрос определения Европы. Авторы отмечают существование пяти образов Европы: 1) Европа как мировая экономическая сила; 2) Европа как географическая сущность, континент без границ; 3) Европа как нормативная и моральная «мягкая сила»; 4) Европа как кластер привлекательных узловых линий в глобальной сети; 5) концепты «Европы», выступающие как препятствие на пути Европейского Союза [Ibid. P. 5-6]. Кроме того, исследователи выделяют две модели построения европейской идентичности: - культуралистскую. Это модель, в которой ориентация на Европу происходит коренным образом благодаря воздействию признанных европейских ценностей, а также их выражению в общественных практиках, главным образом в управлении и процессе функционирования правовой системы. Данная точка зрения обращает внимание на сущность Европы и механизмы, благодаря которым идентификация с Европой идет «сверху вниз». Кроме того, отмечается, что усвоение и становление идентичности происходят за счет воздействия дискурсов и символов; - структуралистскую. В этой модели ориентация на Европу происходит прежде всего за счет связей с другими европейцами. Идентичность возникает из взаимодействия с другими и понимания того, что этот другой имеет много общего с взаимодействующим индивидом. Следовательно, в структуралистской модели постулируются механизмы, в которых идентификация с Европой происходит «снизу вверх» [Ibid. P. 6]. На наш взгляд, в рассматриваемой печатной продукции осуществляется культуралистская модель построения идентичности. В частности, это подтверждается активным оперированием символикой единой Европы, европейскими ценностями. И факт того, что эти материалы изданы под эгидой Европейской комиссии, указывает на нисходящий путь формирования идентичности. Сама концепция европейской идентичности, рассматриваемая в литературе, как правило, в качестве проекта европейских элит [6], однако, является одним из оснований существования ЕС. Термин «идентичность», пришедший в гуманитарные науки из психологии, означает чувство принадлежности и отождествления человеком себя с чем-то большим, чем он сам. Наличие определенной идентичности подразумевает не только общность, но и то, что индивид разделяет некий набор ценностей, характерный для того сообщества, частью которого он себя ощущает. Идентичность не является бессознательной установкой, скорее она активно рефлексируется индивидом. У человека может быть несколько идентичностей, их соотношение колеблется в зависимости от различных обстоятельств, как то: смена места жительства, взаимодействие с носителями иной идентичности, искусственное навязывание идентификации или сознательное конструирование её индивидом [7. С. 83]. В общем виде можно выделить две базовые функции идентичности - негативную и позитивную. Негативная функция направлена на противопоставление образа «своего» образам «других», позитивная - на принятие и распространение принятых ценностей и норм, понимание их уникальности и значимости. В каком-то смысле любая идентичность является и средством упорядочивания этого мира, поскольку предлагает человеку занять уже готовые духовные и социальные ниши. Европейская идентичность - это предполагаемое у граждан ЕС чувство принадлежности к Европе, представление о себе как «европейце», носителе культурно-исторического опыта континента, солидарном со своими европейскими соседями. «Европеец» должен понимать ценность культур и традиций всех стран, входящих в ЕС и вместе формирующих облик континента. Кроме того, носитель европейской идентичности разделяет определенный набор ценностных установок, получивших в общественном дискурсе название «европейские». Руководствуются этими ценностями не только на уровне принятия каких-либо политических решений, но также в ходе повседневных практик. Отметим, что образ Европы, с которым должны идентифицировать себя жители ЕС, является таким же конструктом, как и европейская идентичность, и состоит из наиболее привлекательных черт. Евросоюз проводит определенную политику, преследующую цель складывания «Европы граждан», носителей новой идентичности. Делается это по ряду причин: институты Европейского Союза стремятся легитимировать существование такой политической сущности, как ЕС, что означает получение одобрения действий властей со стороны граждан. Формирование идентичности Евросоюза является попыткой совместить без противопоставления и соподчинения национальную и наднациональную идентичность граждан ЕС, выделяя важные объединяющие элементы иден-тичностей [8]. Причем, по мнению некоторых исследователей, шаблоны построения европейской идентичности поразительно схожи на аналогичными конструктами национальной идентичности, несмотря на то что ЕС отличается от государства-нации [9. P. 6]. Большую роль для достижений этой цели играет сфера символов: принятие общеевропейского гимна, флага и герба, введение праздников всеевропейского масштаба, оперирование некими концептами типа «большая европейская семья», «единство в разнообразии». Однако самым значимым символом европейского единства стала общая валюта - евро [Там же. P. 7]. Символы берут на себя коммуникативную функцию, выступая в качестве идентификаторов и являясь активным полем взаимодействия между европейскими гражданами [8]. Значение символических средств принадлежности особенно велико, когда сама принадлежность к определенной общности является проблемой [10. С. 9], что мы можем наблюдать в современном Европейском Союзе. Тем не менее символы - лишь внешние атрибуты провозглашаемой европейской идентичности, которым затруднительно оказать влияние на внутреннее самоощущение граждан Евросоюза, особенно когда речь заходит о коллективной памяти [11. P. 70]. Однако помимо использования «символической политики» проводятся вполне конкретные программы, прежде всего в сфере образования и культуры (например, программа по академическим обменам «Эразмус»; программа «Культурная столица Европы»). Еще одним примером деятельности ЕС в сфере конструирования европейской идентичности мы можем назвать языковую политику, направленную на поддержание языкового разнообразия [12. C. 97]. Одним из примеров практики формирования европейской идентичности являются рассматриваемые нами издания для детей, причем, на наш взгляд, издание этих материалов находится на стыке между «символической» и «реальной» политикой. Определенную роль в развитии европейского самосознания играют средства массовой информации. Так, систематические новостные сообщения об успехах европейской интеграции, вероятно, способствуют росту чувства идентификации граждан с Европой, в то время как регулярные новостные сообщения о негативных моментах могут угрожать складыванию европейской идентичности [13. P. 1151]. Несмотря на обширность институциональных действий, их эффективность и успех противоречивы и ограничены. ЕС пытается выстроить как политическую идентичность (в границах гражданства ЕС), так и культурную, создавая общие места памяти и культурные мифы. Формирование первой наталкивается на функциональные противоречия, связанные с механизмом принятия решений в ЕС. Вторая же является чрезвычайно сложным конструктом, поскольку опирается на концепцию единства в многообразии [12. C. 97]. Наиболее ярко желание элит построить новую идентичность, адресованную рядовым гражданам, прослеживается в упомянутой выше печатной продукции. «Европа для детей» предстает наиболее предпочтительной Европой в принципе. Опросы общественного мнения среди взрослого населения Европы, проведенные социологической службой «Евробаро-метр», показывают, что национальная идентичность более актуальна (по последним доступным данным, на момент весны 2015 г. 38% из опрошенных граждан ЕС ставят на первое место свою принадлежность к определенной нации) по сравнению с европейской идентичностью (только 2% респондентов думают о себе исключительно как о европейце) [14]. Поэтому политическая элита Евросоюза делает ставку на будущее поколение европейцев, которым с детства должны прививаться определенные взгляды. Печатные материалы, выпускаемые под эгидой Европейской комиссии, рассчитаны на детей в возрасте 0-15+ лет. Поскольку в рамках нашего исследования особый интерес представляет дошкольная и младшая школьная возрастные группы, остановимся на той продукции, которая затрагивает детскую аудиторию до 12 лет включительно. Эти материалы имеют ряд общих черт, среди которых назовем следующие: активное использование географических карт с изображением континента, причем акцентируется внимание на тех странах, которые являются членами ЕС. Восточная граница проходит по Уральским горам, западная - по Атлантическому океану, южная - по Средиземному морю. Однако нет упоминания какой-либо геополитической концепции «большой Европы», но нет географической привязки континента исключительно к странам ЕС. Не объясняется и того, почему некоторые страны, расположенные на континенте Европа, не являются частью единого пространства. Следовательно, идентичность не является здесь следствием общей географии, речь идет прежде всего о том, входит ли страна в Европейский Союз или нет. Другим общим сюжетом является упоминание о характерном для Европы языковом разнообразии, которое представляет собой специфику континента. Подчеркивается и важность изучения иностранных языков «для такого континента, как наш», потому что «мы проводим каникулы в других европейских странах, знакомимся с жителями этих стран, и поэтому имеем возможность практиковаться» [15. P. 9]. Сначала проанализируем буклет под названием United in diversity («Единство в разнообразии»), направленный на самых юных жителей Евросоюза [16]. Здесь практически отсутствует текст, зато иллюстративный материал представлен достаточно ярко и богато. В аннотации к нему сказано, что буклет «дает детям представление о европейском многообразии. Учителя могут использовать пособие для пояснений касательно европейской валюты, а также для знакомства детей с культурным и природным наследием стран, входящих с состав Европейского Союза» [17]. На первых страницах, на 24 языках, дана базовая информация о ЕС: флаг, гимн, единая валюта; датой основания ЕС называется 1957 г., т.е. год подписания Римских соглашений. Затем следует красочная карта Европы, с выделением на ней стран-участниц, где особо указано, в каких именно странах имеет хождение единая валюта. Далее представлены изображения номиналов монет и купюр евро. Видимо, здесь нашло свое выражение представление о значении единой валюты для конструкции европейской идентичности: этот символ, имеющий влияние на повседневную жизнь рядовых европейцев, еще раз напоминает им о том, что они принадлежат к чему-то большему, нежели национальное государство. Опросы общественного мнения показывают, что у жителей стран, не входящих в еврозону, европейская идентичность не так сильна, по сравнению с теми государствами, которые имеют на своей территории общеевропейскую валюту. Из 38% тех, кто считает себя только представителям своей национальности, 49% респондентов проживают в странах, не присоединившихся к единой валюте, в то время как в зоне евро таких людей 33% [14]. Остальные страницы посвящены каждой из стран ЕС: за основу берется карта государства, на которой размещаются рисунки знаковых для данной территории явлений. На картинках изображены исторические персоналии, наиболее прославленные деятели науки и культуры, самые узнаваемые и даже стереотипные для массового сознания символы, ассоциирующиеся с этим государством. В выборе символов наблюдается большое разнообразие: это животные, памятники архитектуры и искусства, блюда, герои современной массовой культуры, фольклора и т.д. Конечно, этим составители стремились показать равноценный вклад каждой из стран ЕС в общую сокровищницу европейской цивилизации. Однако трудно не заметить, что вклад каждой из стран различается по степени значимости, что обусловлено рядом причин. Кроме того, авторы пытались показать страны исключительно с положительной стороны, что тоже имеет свое объяснение: недопустимо, чтобы в образ единой Европы, к тому же адаптированный для детей, попали какие-либо негативные моменты. Для детей, попадающих в возрастную группу 912 лет, приготовлено издание «Let's explore Europe!» («Исследуй Европу!») [15]. Здесь юных читателей «проводят» сквозь европейскую историю: от дописьменного периода до начала европейской интеграции. Авторы останавливаются только на благоприятных моментах истории: «изобретение» демократии античными греками, римское право, средневековая христианская культура, взлет эпохи Ренессанса, индустриальная революция (правда, уже уточняется, что, помимо создания «океанских лайнеров, автомобилей и бытовой техники, индустриальная эпоха сотворила мощное оружие и бомбы» [Ibid. P. 25]). Конечно, не обошлось без упоминания триумфа европейцев периода великих географических открытий, давшего толчок развитию естественных наук; здесь детям внушается мысль, что именно изобретения европейцев создали современный мир. Особо упоминается и эпоха Просвещения, идеи которой легли в основу Великой французской революции, «когда люди решили, что не хотят больше правления королей и королев», но дали миру лозунг «свобода, равенство, братство» [Ibid. P. 27]. Отметим, что все перечисленные исторические явления и события имеют значение, прежде всего, для Западной Европы, которая предстает и генератором «европейских ценностей», которые распространились на страны иной, неЗападной Европы. В этом проявляется унифицирующий характер европейской идентичности. Слабые попытки упоминания достижений стран Восточной и Южной Европы теряются на фоне «ценностной экспансии» Западной Европы. Как уже говорилось, авторы делают акцент на положительных событиях европейской истории: это необходимо для создания привлекательного образа Европы, после знакомства с которым дети захотят идентифицировать себя как европейцы. Однако составители не могли не затронуть несколько «уроков истории», а именно войны между народами Европы («которые всегда велись за материальные ценности или из-за религии»), последствия колониальной экспансии и две мировые войны, «ссоры в европейской семье» [15. P. 28]. Стоит отметить, что Вторая мировая война упоминается в следующем контексте: европейцы осознали, что вооруженным конфликтам нет места на континенте, но мирное обсуждение проблем и сотрудничество являются действительным выходом. Вторая мировая война интересует составителя постольку, поскольку она явилась тем толчком, который запустил процесс интеграции. Далее следует перечисление ряда компонентов, являющихся, по сути, составными европейской идентичности: «Мы, европейцы, принадлежим к разным странам, но похожи на одну большую семью» [Там же. P. 29]. Причины этого лежат в следующем: европейцы живут на одном континенте в течение многих веков; языки имеют большое число сходных черт; сохраняется тесная связь между людьми, живущими в разных европейских странах; общие истоки многих традиций, обычаев и праздников; общее культурное наследие; вера европейцев в честную конкуренцию, добрососедство, право на свободу отстаивать собственное мнение, взаимоуважение. Конечно, специфика стран важна, но «мы можем радоваться тому общему, что имеем, будучи европейцами» [Там же]. На наш взгляд, это перечисление сразу после упоминания Второй мировой войны имеет свою логику и возникало здесь не случайно: события Второй мировой войны не стали достоянием истории в тот момент, когда политические элиты начали процесс объединения, а поколение европейцев, прошедших войну, еще помнило о том, кто был по разные стороны баррикад. По этой причине политикам, запустившим интеграцию, необходима была идея, которая содержала бы в себе объединительное и мирное ядро и подводила бы народы Европы к мысли о том, что все они являются «одной большой европейской семьей». История европейской интеграции с момента создания Европейского сообщества угля и стали (1949) и Европейского экономического сообщества (1957) до учреждения Европейского Союза (1992) показана как поступательное движение к более благополучному и прогрессивному обществу. Достичь этого удалось посредством построения общего рынка, выгоды которого быстро стали очевидны как для стран-участниц, так и для соседних стран, которые присоединялись к сообществу позднее. Авторы отмечают, что ЕЭС изменилось, и теперь было нацелено не только на общую экономику (ведь строительство общего рынка завершилось к 1992 г.), но и на совместные проекты по строительству и усовершенствованию систем коммуникаций, взаимопомощь, скорейшее открытие границ для свободы передвижений граждан. Словом, это был совершенно иной уровень интеграции, открывший новую страницу в славной истории Европы. Как видим, здесь совсем не упоминаются какие-либо негативные моменты, трудности, возникавшие в ходе строительства единой Европы, разногласия между странами. Но, пожалуй, самым триумфальным для Европы событием оказались падение «железного занавеса» и распад восточного блока. Долгое время в дискурсе европейских политиков и общественности существовал взгляд на СССР как главную помеху объединения Европы, в какой-то степени сохранившийся и сейчас [18]. В данной продукции не нашлось места для упоминания Советского Союза, однако мысль о том, что страны Восточной и Центральной Европы, вышедшие из его сферы влияния после 1989 г., и начавшие проводить демократические реформы по западноевропейскому образцу, стали частью европейской свободной семьи, видна отчетливо. Юным европейцам рассказывается о том, как в течение долгого времени народы западной и восточной Европы были разделены, потому что правители восточной части верили в систему управления под названием «коммунизм», что привело к тяжелым условиям жизни для населения. И когда все большее число людей спасались бегством на Западе, власти построили стены и укрепления, такие как в Берлине, с целью предотвратить миграции. Многие люди, совершившие попытки покинуть страну без разрешения, были убиты на месте. Но, наконец, в 1989 г. разделение закончилось, Берлинская стена пала, «железный занавес» перестал существовать, коммунистическая система была сломлена. «Они, в итоге, стали свободны, и наступил праздник!» [15. P. 33]. Свободные страны практически сразу изъявили желание присоединиться к ЕС, получили статус кандидатов и время, чтобы приобрести соответствие критериям стран -участниц Европейского Союза (работоспособная экономика, демократия, свободы личности, уважение к правам человека). Последующее расширение Евросоюза (2004, 2007 и 2013 гг.) названо подлинным «воссоединением семьи», когда Западная, Восточная и Центральная Европа стала одним целым. Здесь в наиболее полной форме отражается концепция «большой европейской семьи», которая смогла воссоединиться после падения коммунистических режимов, бывших до этого самым главным препятствием на пути к единой Европе. В следующем разделе речь идет об успехах ЕС в различных сферах, таких как борьба с глобальным потеплением и защита окружающей среды, хождение единой валюты, облегчающей как ведение бизнеса, так и повседневную жизнь, новый уровень свободы передвижения внутри Европы, создание доступных рабочих мест, помощь проблемным регионам и поддержка неевропейских бедных стран. Но главным достижением ЕС авторы называют искоренение войн на европейском континенте, а также помощь в установлении мира в других регионах (например, «наведение порядка в бывшей Югославии» [15. P. 36]). Завершающий раздел посвящен описанию функционирования институтов Европейского Союза, а также вызовов, с которыми сталкивается современная Европа. Первой проблемой авторы называют обеспечение молодежи Европы работой и, как следствие, уверенность в будущем. Это «нелегко, поскольку компании предпочитают дешевую рабочую силу из других частей света» [Там же. P. 42]. Далее следует вполне логичный призыв к сегодняшним европейским детям быть ответственными за судьбы Европы как сейчас, так и потом, когда они станут взрослыми европейцами. И, разумеется, будущее определяется только совместными действиями. Еще одним примером формирования европейской идентичности через чувство солидарности и интереса к другим странам континента является буклет «Паспорт Европейского Союза» [19]. Концепт «единство в разнообразии» проходит здесь красной линией, поскольку на страницах этого издания отражены представления о культурах, традициях и положительных стереотипах каждого из 28 государств, входящих в ЕС. Столь непохожие европейские культуры все же находятся в едином географическом и политическом пространстве и вместе составляют особую цивилизацию Европы. Отметим, что Европейский Союз - не единственный политический актор, создающий продукцию с целью формирования идентичности, ориентированную на детскую аудиторию. Так, на официальном сайте Президента Российской Федерации существует специальный раздел «Гражданам школьного возраста» [20]. Если посмотреть на сайт Президента РФ, то сложится впечатление, что здесь хотят сформировать «гражданина» в ограниченном, формальном смысле этого слова. Нет ни России, ни её культурного богатства и своеобразия, ни тех, кто является наиболее яркими выразителями «национального духа». Зато есть институты государственной власти, конституция, история власти. Российская идентичность находится в вакууме, будто бы порвавшая со всем наследием России. В Европе все-таки хотели бы видеть «европейского гражданина» в том смысле, что это гражданин не только формально-юридически, но и тот человек, который понимает важность европейского культурного наследия, европейской идеи, ценностей и пр. Европа, так или иначе, предстает здесь неким самоценным образованием со своей историей, людьми. Россия -словно государство и только. Есть ветви власти, есть армия, являющаяся ключевым институтом и гарантом устойчивости суверенного государства. Россия без своих корней, разве что прошлое отражается в истории власти (читай - правителей). Таким образом, официальная точка зрения ЕС на образ Европы, адаптированная для детей, получила отражение в специальной печатной продукции, выпускаемой под эгидой Европейской комиссии. Информация, размещенная в этих изданиях, преследует несколько целей: 1. Дать представление о странах, входящих в состав ЕС. 2. Показать культурное разнообразие, присущее этим странам, которое, однако, не мешает единству внутри Европы. 3. Рассказать об истории, достижениях и деятельности Евросоюза. Эти цели «лежат» на поверхности. Однако не столь очевидно следующее: в первую очередь, Евросоюз заинтересован в том, чтобы новые поколения европейцев с детства привыкли думать о единой Европе только в положительном ключе. Для этого был осуществлен отбор некоторых событий европейской истории, демонстрирующих исключительно благоприятные моменты на пути к созданию ЕС. Конечно, авторы вскользь упоминают о войнах, в том числе о Второй мировой войне, главным последствием которой стало осознание важности совместных действий ради будущего Европы. Повествуя об этапах евроин-теграции, составители не касаются проблем и трудностей, возникших в ходе построения единого пространства. Напротив, речь идет только об успехах и преимуществах тех стран, которые стали частью сначала ЕЭС, а затем и ЕС. В каком-то смысле это похоже на национальные нарративы истории, существовавшие в течение двух последних столетий: саморепрезентация Европейского Союза раскрывается через представление о том, что вся история европейского континента - предшествующий этап перед кульминацией - созданием единого пространства ЕС. Причем упор делается именно на западноевропейскую историю, историю «Старой Европы», в которую «новым» европейским странам приходится вписываться. Стремление выдать западноевропейскую историю за исторический путь всего континента приводит если не к искажению действительности, то к умолчанию определенной части реальности. Рефрен «европейского разнообразия», который так важен для понимания политики ЕС в области конструирования европейской идентичности, на деле оборачивается сведением всех социокультурных моделей Европы к западноевропейскому образцу. Не стоит забывать о том, что европейская интеграция подразумевала экономическое измерение, однако в данной печатной продукции видна попытка представить её как нечто изначально большее с ретроспективным указанием на глубокие исторические корни единства европейцев. Такой подход приводит к построению новых мифологем, которые необходимы для конструкта идентичности. Большое внимание уделено истории падения железного занавеса и «воссоединению европейской семьи», которое подано как триумф Европы и закономерное событие: ведь коммунистическая система препятствовала завершению строительства единого пространства континента. Но, пожалуй, главное назначение подобной продукции заключается в развитии европейской идентичности у детей, чувства солидарности с другими странами-участницами, взгляда на Европейский Союз как единственно возможную форму существования Европы. Здесь наблюдается подмена понятий: ЕС выступает от имени Европы, и для молодого поколения это, пожалуй, приемлемо: ведь другой Европы оно не знает. ЕС не отменяет национальную идентичность. Но он явно приспосабливает её, модифицирует в том ключе, в котором считает нужным. Национальная идентичность в этом смысле приобретает проевропейский оттенок: государство, в котором проживает индивид, - это часть единой Европы, и чем оно благополучнее, тем лучше для Европы. ЕС, скорее, стремится встроить европейскую идентичность в систему идентичностей европейца, однако по возможности выше, чем национальную. Идентичность гражданина Европы с определенными возможностями, правами и обязанностями, транслируемая через программы Евросоюза и его институты, доступна только для стран, входящих в ЕС. В частности, речь идет о возможностях Шенгенского пространства с его свободой передвижения, проживания в других европейских странах, а также о единой валюте. Европейское гражданство, дополняющее национальное, - важный фактор складывания европейской идентичности, ведь граждане получают политические, экономические и социальные права на уровне всего единого европейского пространства. Для ЕС важно, чтобы будущие граждане Европы понимали те преимущества, которые дает им Евросоюз. Неудивительно, что при постановке такой цели социальный заказчик (официальные структуры ЕС) акцентирует внимание юных читателей на положительных моментах, которые способны дать некий эмоциональный отклик: только в этом случае у детей возникнет желание чувствовать себя европейцами и быть лояльными к Евросоюзу. Стоит отметить, что печатные издания, проанализированные нами, не являются официальными учебными пособиями, но рекомендуются Европейской комиссией как вспомогательная литература, при помощи которой учителя могут знакомить детей с Европой. Тем не менее эти материалы достаточно ясно демонстрируют то, приверженцами каких взглядов элиты Евросоюза они желали бы видеть будущих взрослых граждан ЕС.

Ключевые слова

Европейский Союз, европейская идентичность, образование, European Union, European identity, education

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Гетман Маргарита АлексеевнаКемеровский государственный университет магистрант кафедры новой, новейшей истории и международных отношенийmargarita.getman2015@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Сластенин В.А., Исаев И.Ф., Шиянов Е.Н. и др. Педагогика : учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / под ред. В.А. Сластенина. М. : Академия, 2002. 576 с. URL: http://krotov.info/lib_sec/shso/71_slas2.html (дата обращения: 15.05.2016).
Арапина С.В. Европейская идентичность: теория и практика (некоторые аспекты). URL: ashpi.asu.ru/ic/?p=2232 (дата обращения: 04.05.2016).
Document on the European Identity published by Nine Foreign Ministers (Copenhagen, 14 December 1973). URL: http://aei.pitt.edu/4545/1/epc_identity_doc.pdf (дата обращения: 16.05.2016).
Kantner C. What is European identity? The emergence of a shared ethnical self-understanding in the European Union // EUI Working Papers. RSCAS No.2006/28. URL: http://cadmus.eui.eu/bitstream/handle/1814/6226/RSCAS_2006_28.pdf?sequence=1 (дата обращения: 04.05.2016).
The Development of European identity/identities: Unfinished business. A policy review. URL: https://ec.europa.eu/research/socialsciences/pdf/policy_reviews/development-of-european-identity-identities_en.pdf (дата обращения: 15.05. 2016).
Burgess J. Peter. What's so European about the European Union? Legitimacy between Institution and Identity // European Journal of Social Theory. 2002. № 5(4). P. 467-468.
Гетман М.А. Европейская идентичность глазами европейцев: микроанализ интернет-форума сайта Eupedia // Вестник магистратуры. 2015. № 12 (51), т. 1. С. 83-87.
Дериглазова Л.В. Деятельность Европейского союза по формированию европейской идентичности // Алтайская школа политических исследований. URL: http://ashpi.asu.ru/ic/?p=2273 (дата обращения: 03.05.2016).
Cinpoes R. From national identity to European identity // Journal of Identity and Migration Studies. 2008. Vol. 2, № 1. P. 3-14.
Левада Ю.А. Люди и символы. Символические структуры в общественном мнении. Заметки для размышления // Мониторинг общественного мнения. 2001. № 6 (56). С. 7-13.
Siljanovska L. The Politicization of European Identity in International Scientific Circles // Social Sciences. 2013. Vol. 2, № 2. P. 66-75.
Климова Г.С. Европейский Союз и проблема формирования наднациональной идентичности // Человек в меняющемся мире. Проблемы идентичности и социальной адаптации в истории и современности : сб. науч. ст. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2015. С. 92-103.
Bruter M. Winning hearts and minds for Europe. The Impact of News and Symbols on Civic and Cultural European Identity // COMPARATIVE POLITICAL STUDIES. December 2003. Vol. 36, № 10. P. 1148-1179.
Standard Eurobarometer 83 / Spring 2015. European citizenship. Report // European Commission. URL: http://ec.europa.eu/public_opinion/ar-chives/eb/eb83/eb83_citizen_en.pdf (дата обращения: 26.04.2016).
Let's explore Europe! // EUROPA. Teachers' corner. URL: http://bookshop.europa.eu/en/let-s-explore-europe--pbNA0114598/ (дата обращения: 29.02.2016).
United in diversity // EUROPA. Teachers' corner. URL: http://bookshop.europa.eu/en/united-in-diversity-pbKC0113688/ (дата обращения: 29.02.2016).
All about the EU // EUROPA. Teachers' corner. URL: http://europa.eu/teachers-corner/0_9/index_en.htm (дата обращения: 29.02.2016).
The Fall of the Soviet Union and Reunification of Europe / Webzine of the Young European Federalists. URL: http://www.thenewfederalist.eu/ The-Fall-of-the-Soviet-Union-and-Reunification-of-Europe (дата обращения: 05.05.2016).
Passport to the European Union//EUROPA. Teachers' corner. URL: http://bookshop.europa.eu/en/passport-to-the-european-union-pbIK0215959/ (дата обращения: 26.04.2016).
Президент России - гражданам школьного возраста // Президент России. URL: http://kids.kremlin.ru/index.php (дата обращения: 16.05.2016).
 «Европа для детей»: адаптированный вариант Европейского Союза | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 410. DOI: 10.17223/15617793/410/8

«Европа для детей»: адаптированный вариант Европейского Союза | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 410. DOI: 10.17223/15617793/410/8