К вопросу об эллипсисе и элизии в спонтанной речи (на материале английского языка) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 413. DOI: 10.17223/15617793/413/1

К вопросу об эллипсисе и элизии в спонтанной речи (на материале английского языка)

Статья посвящена тенденциям эллипсиса и элизии в спонтанной английской речи. В американской (АЕ) речи эллипсис /d/ и /t/ - самый частотный. В АЕ и в канадской речи (СЕ) элизии часто подвергались /э/, /и/, /i /, а /i/ - редко. Элизия /и/ имела второй ранг частотности в СЕ, но не встретилась в АЕ. Эллипсис чаще происходил по типу апокопы, а элизия - синкопы. При соответствующих перцептивных задачах носители АЕ осознавали факты эллипсиса и элизии.

Elision in spontaneous speech (based on English).pdf Введение В разных фонологических школах отношение к подвижности фонемного состава морфем слов1 неодинаково. Согласно Московской фонологической школе такая подвижность возможна, прежде всего, в связи с историческими чередованиями фонем, в том числе чередованием с нулём звука. Щербовская фонологическая школа предполагает большую подвижность, поскольку признаёт независимость фонемы от позиции в морфеме и, следовательно, допускает наличие живых фонетических чередований (согласно В.Б. Касевичу, автоматических чередований [1. С. 4748]), например, в предлоге c: /s/-/s7-/z/-/zJ/-/J/-/3/ (с Олей, с Семой, с Зоей, с Зиной, с Шурой, с Женей), а также выпадений звуков, связанных с действующими фонетическими законами. Следствием этого является признание возможности сосуществования канониче-ских2 и неканонических моделей морфем и слов (см. подробнее об этом в [6]). В настоящей статье речь пойдёт о подвижности фонемного состава морфем и слов, связанной с эллипсисом и элизией3. Эллипсис, элизия и перестройка структуры слогов: причины и описанные факты Эллипсис (иными словами - эллиптирование, или выпадение согласных), элизия (выпадение гласных или полная редукция) и выпадение целых слогов и слов являются своего рода радикальными модификациями, часто происходящими в речи (особенно спонтанной) на разных языках. Причины, определяющие эллипсис и элизию, общеизвестны: экономия речевых усилий как общая причина, фонетические особенности организации звуковой цепи и большая степень избыточности отдельных высокочастотных элементов [7. C. 65, 176; 8. C. 68; 9. C. 3-4; 10]. Эллипсис и элизия характерны для разных языков мира в разные периоды их развития (см., напр., об элизии гласных, связанной с безударностью, в работе М. Тэйлор на материале разных языков в диахронии [11. C. 12-13]). Как известно, выпадение звуков бывает двух видов: в конце слов (апокопа) и не в конце (синкопа) (см. об этом, напр., в работе Ю.С. Маслова [12. C. 43-44]). В настоящем исследовании рассматриваются эллипсис и элизия на материале английского языка в его американском и канадском вариантах (соответственно AE и CE). Нами намеренно были выбраны варианты одного языка - в них ожидалось проявление немалого сходства тенденций выпадения сегментов наряду со специфическими для каждого варианта чертами. Большое количество случаев эллиптирования в английском языке неудивительно, учитывая высокий консонантный коэффициент частотных (односложных) слов. По результатам исследований Т.Н. Чугаевой [13. C. 57], он в данном языке равен 2,43, что существенно выше, чем, например, в русском, немецком и французском языках. Эллипсис приводит к перестройке структуры слогов. В одних случаях эти изменения способствуют упрощению структуры консонантной периферии, которое имеет место не только при большом для английского языка скоплении согласных, но и в особенно характерных для данного языка двучленных консонансах, таких как, например, -nd, -st. Нередко встречаются и случаи усложнения периферии слога. Этому чаще всего способствует элизия. B.Д. Бальд, А.С. Гимсон, Ф. Нолан (ссылаясь на неопубликованные материалы по докторской диссертации Р.М. Далби), П.У. Най и К.А. Фаулер приводят целый ряд характерных примеров: элизия гласного 4 из предударной позиции в словах типа believe [bl] (= «верить, предполагать»), police [pl] (= «полиция»), correct [kr] (= «исправлять») [14. С. 317 ; 15. С. 235 ; 16]; выпадение нейтрального гласного из контекстов типа particular [pt] (= «тот самый, определённый»), confuse [km] (= «путать»), bestow [pst] (= «даровать») [17. C. 301]; элизия заударного гласного в таких примерах, как difficult [fklt] (= «сложный»), preferable [frebl] (= «предпочтительный») [14. С. 317; 15. С. 235]. К. Джонсон [18. С. 29-54] на материале разговорной речи АЕ обнаружил, что в 25% слов выпадает, по крайней мере, один сегмент, а целый слог отсутствует как минимум в 6% слов. Результаты исследования Д. Джурафски с соавт. [19. С. 229-254], проведённого на материале большого корпуса телефонных разговоров, говорят о сокращении длительности и выпадении согласных /t/, /d/ в высокочастотных словах. В ходе изучения 8 тыс. реализаций десяти самых частотных английских слов в разговорной речи А. Беллом с соавт. [20. С. 1001-1024] подтверждено, что предсказуемость этих слов, относительно быстрый темп речи - 7,5 слогов в секунду - приводят к частой редукции гласных, в том числе и полной. По данным К. Колера, в немецкой речи, независимо от её стиля, в 59% случаев имеет место элизия заударных гласных, а элизия гласного из глагольного окончания -en составляет 93% от всех случаев его употребления [10]. Колер также выяснил, что в служебных словах в спонтанной речи процент элизии несколько выше по сравнению с чтением [21]. В немецкой спонтанной речи (по результатам исследования на материале диалогов) элизия - явление весьма частотное: из массива в 23 тыс. слов элизия нейтрального гласного имела место в 2 843 случаях, элизия других гласных, включая закрытый /1/ как в слове vielleicht (= «может быть»), - в 828 случаях [9]. В немецком языке часто отмечается эллиптирование /п/ в глаголах, неопределённом артикле и местоимениях [22. С. 26; 23. С. 7]. Несмотря на немалое количество упоминаний о выпадения тех или иных сегментов, исследования таких случаев носят все же отрывочный характер. Цель настоящей работы - провести комплексный анализ эллиптирования и элизии на материале спонтанной речи, в которой эти явления максимально частотны, с точки зрения спектра вовлеченных согласных и гласных, позиции в слове и информативной нагрузки, которую несет то или иное слово, что, среди прочих факторов, обусловлено и тем, является слово служебным или знаменательным. Эллипсис и элизия по данным настоящего исследования Материал и методика исследования Материалом для анализа послужили образцы спонтанной монологической английской речи шести так называемых наивных носителей указанных языков (далее - дикторов: трёх американцев, трёх канадцев с высшим образованием в возрасте 34-50 лет), полученные нами ранее [24-27]. Дикторы, по оценкам экспертов, являются носителями соответствующих произносительных стандартов. Записи производились в лабораторных условиях в звукоизолирующих помещениях с микрофона через микшерный пульт на звуковую плату компьютера. В задачи дикторов входили ответы на вопросы, которые были предложены им непосредственно перед записью; при этом времени на подготовку дикторам не давалось. Ни один из дикторов не сослался на нарушения речи и слуха. Дикторы не проявляли боязни микрофона и вели себя естественно. Слуховому и акустическому анализу были подвергнуты 33 368 реализаций американских согласных, 8 021 реализаций американских гласных и 9 995 канадских гласных. Анализ экспериментального материала позволяет констатировать, что в спонтанной речи на исследуемых вариантах английского языка действуют две противоположные тенденции. Первая заключается в упрощении двух- и трёхчленных консонансов за счёт эллипсиса: and I [En(d)ai] (= «и я»). Вторая тенденция - элизия и образование двух- и трёхчленных консонансов: correct [k(9)§Ek\t)] (= «исправлять, наказывать»), family [fem(9)li] (= «семья»). Нельзя не отметить, что аналогичные тенденции были зафиксированы и в немецком языке: соответственно sondern [zon:(d)en] (= «а»), sagen [za:g(a)g] (= «говорить, сказать») [27]. Количественная обработка звукового материала позволила выявить процент выпадения того или иного звука по отношению к общему количеству случаев его употребления. Полученные данные представлены в табл. 1-3. Эллипсис Выпадение согласных изучалось на материале АЕ. Результаты представлены в табл. 1, 2. Как видно из табл. 1, в АЕ наибольший процент составляет эллиптирование /d/, при этом наибольшее количество случаев приходится на эллиптирование /d/ из союза and. Всего было проанализировано 556 реализаций данного союза. Из них лишь в 151 сохранялся шумный согласный, в остальных 405 он эллиптировался. Обращает на себя внимание широкий спектр комбинаторно-позиционных условий, в которых имел место эллипсис шумного из указанного союза - практически в любом фонетическом окружении: перед согласными, как шумными, так и сонантами, а также перед гласными, перед паузой или между паузами. Следует подчеркнуть, что сочетание /d/ с гоморганным /п/ уже является достаточным условием для эллипсиса. Из данного сочетания /d/ выпал в 110 случаях из знаменательных слов; при этом наличие следующего согласного было необязательным. Таблица 1 Эллиптирование в спонтанной речи АЕ Фонема d t v h r 6 l w Эллипсис, % 25,5 9,2 5,5 2,0 1,0 0,9 0,4 0,2 Таблица 2 Элизия в спонтанной речи АЕ Фонема 3 и i 1з Е ai 1 Элизия, % 16,3 13,2 1,2 1,2 1,0 0,3 0,3 Приведём типичные примеры (знаком I обозначена пауза, подчёркиванием - выпавший сегмент): inquisitive and I (= «любознательный и»), in the automobile I and I we (= «в автомобиле и мы»), and of course (= «и, конечно»), and be (= «и быть»), and so (= «и, таким образом»), and then (= «и затем»), and helping (= «и помогаем»), and (= «и»), hundred (= «сто»), and we (= «и мы»), and I (= «и я»), and all (= «и все»), and every (= «и каждый»), a thousand and four (= «тысяча четыре»), kind of / kinds of (= «вид» / «виды»), second question (= «второй вопрос»), a friend of mine (= мой друг) и многие другие. Как видно из примеров, практически все выпадения данного согласного, за редким исключением, происходили по типу апокопы. На втором месте по частотности эллиптирования находится фонема /t/. Наибольшее количество случаев выпадения (306) приходится на сочетания гоморганных -st-, -nt-. Во многих случаях, хотя и не всегда, причиной было скопление согласных. Так же как и при эллиптировании /d/, эллиптирование /t/ имело место как в служебных, так и в знаменательных словах. Большая часть эллиптирования была по типу апокопы, хотя синкопа также имела место. Отмечались случаи, где апокопа и синкопа происходили одновременно. Приведём типичные примеры: the biggest part (= «наибольшая часть»), most shopping (= «большинство покупок»), most American (= «большинство американских»), important that (= «важно, что»), didn't go (= «не ходили»), strict college (= «колледж со строгими правилами»), difficult part (= «сложная часть»), presents (= «подарки»), artifacts (= «артефакты»), projects (= «проекты»), gifts (= «подарки»), correctly (= «правильно»), winter (= «зима»), adjustment I (= «адаптация»), wantto (= «хотят»), go to the mall (= «ходят в огромный торговый центр»). Другие согласные 5 эллиптировались реже и только из служебных слов: выпадение /v/ и /f/ по типу апокопы, /h/ (разумеется, только синкопа). Приведём некоторые типичные примеры: of course (= «конечно»), lot of happy (= «много счастливых»), and her (= «и её»), God has given (= «Бог дал»), put his (= «(он) возлагает свою (веру)»), who has (= «у кого есть»), I have (= «у меня есть») и ряд других. Элизия Выпадение гласных рассмотрено на материале двух вариантов английского языка - АЕ и СЕ. Как видно из табл. 2, в АЕ самый высокий процент всех зафиксированных случаев элизии - 16,3% (191 случай) - приходится на нейтральный гласный или «шва». Практически во всех указанных примерах имела место синкопа. Апокопа в случаях типа written (= «письменный») нами не рассматривалась, поскольку это явление уже носит скорее диахронический характер 6. Приведём типичные примеры. 1. Выпадение «шва» из союза and (= «и»), находящегося в сверхслабой фразовой позиции - просодически немаркированное слово на участке с быстрым темпом произнесения: rice tends to colloidicate and become a massive yuck [kh(9)bi^9khei(9)?n(d)] (= «рис часто слипается, превращаясь в клейкую противную массу»), weeks and weeks [wiks(9)n wiks] (= «неделями»); and that was [(a)?n(d)ds?w9z] (= «и это было»). 2. Выпадение «шва» из some, can, to, from (соответственно = «некоторый, уметь / мочь, частица инфинитива / предлог в, из») в сверхслабой фразовой позиции: some means of discipline [s(9)m:inz] (= «некоторые средства воспитания»); so I can say [kh(a)n] (= «таким образом я могу сказать, что»); go to speak with my thesis adviser [t(9)spik] (= «иду поговорить с научным руководителем»), had fights from time to time [fj (э)т] (= «периодически дрались»). 3. Выпадение нейтрального гласного из сочетания глухой взрывной + «шва» + сонорный в начале знаменательных слов: complete fkh(9)mp4it] (= «завершить», «полный»), continual [kh(9)ntsmu9l] (= «постоянный»), colloidicate [kh(9)bi^9khei?n] (= «превращаться в клейкую массу»), corporal [kh3rp(9)T9l] (= «физический (о наказаниях)»), curriculum [kh(9)rikj9l9m] (= «учебный план», «расписание»). При этом предыдущий согласный, по слуховым впечатлениям, сохраняет сильное придыхание, как если бы гласный не выпадал. Аналогичный процесс происходил и в конечной позиции: customs [k\st(9)mz] (= «традиции», «таможня»), second [sekn(9)(d)] (= «второй», «секунда»). Типичные случаи выпадения гласного /i/ сводятся к следующим. 1. Выпадение в начальной позиции знаменательных слов but instead [b9t?(i)nsted] (= «но вместо этого»), especially [(i)spej(9)li] (= «особенно»), impressions [(i)mprejhiz] (= «впечатления») - в постпозиции всегда сонант или /s/. 2. Выпадение из служебных слов, например из предлога in (= в): interested in [in(t)9restid(i)n] (= «заинтересованный в»), а также из it's (= «это (есть)»). 3. Выпадение из суффикса -ity в слове university [jun^v^s(i)ti] (= «университет») и из сочетания -ily в словах типа family [fem(i)li] (= «семья»), happily [hsp(i)li] (= «счастливо»). Выпадение монофтонга /i/ отмечено в сочетании слов possibility to [phas(i)bil(9)t:(i)«] (= «возможность (иметь)») - единственный случай апокопы. Выпадение /и/ было зафиксировано только в слове education [£f(u)keijin] (= «образование). В таких случаях за элизией следовали полное оглушение предыдущей аффрикаты и реализация /f/ вместо /^/. Отдельно следует отметить выпадение глайдов ряда дифтонгов (приводящее к их монофтонгизации), которое не охватывается классическим пониманием элизии. Кроме того, встречалось выпадение ядра из дифтонга /и9/ в суффиксе -ual в словах actually (= «вообще-то), usually (= «обычно) и скольжение из дифтонга /9и/ в словах don't (= «не (+ глагол настоящего простого времени)), almost (= «почти), also (= «также), so (= «таким образом). Выпадение глайда дифтонга /ei/ приводило к монофтонгизации дифтонга, например, в слове e-mail (= «электронная почта). Отмечено сравнительно большое количество примеров элизии ядра дифтонга /£9/ чаще в словах their (= «их» (притяжательный падеж)) и there («там»). Зафиксированы единичные примеры выпадения дифтонгов /i9/ и /ai/ целиком. Общий процент элизии в АЕ и в СЕ полностью совпадает (3%). Однако спектр фонем, подвергшихся элизии, и ранги частотности элизии отдельных фонем отличаются (ср. табл. 2 и 3). В обоих вариантах чаще всего выпадает нейтральный гласный. Таблица 3 Элизия в спонтанной речи СЕ Фонема 9 i u и 3 o а £i i Элизия, % 28,8 7,4 11,3 10,1 5,0 4,8 6,7 2,6 0,6 Как показывает проведённый акустический анализ, одной из важнейших причин выпадения звуков является быстрый темп. Однако и медленный темп не является препятствием для эллипсиса и элизии. В этом плане проявляется определённая общность с русским языком, о чём ранее писал С. В. Кодзасов: сокращённые формы высокочастотных слов в какой-то момент перестали быть жёстко связанными с быстрым темпом, превратились в самостоятельные явления; в результате образовались независимые от темпа речи сокращённые дублетные формы высокочастотных слов, которые стали принадлежностью разговорной речи [28. С. 111]. Особенности восприятия сегментов с эллипсисом и элизией Особенности восприятия слов и их сочетаний, в которых имели место эллиптирование и элизия, в настоящем исследовании рассматривались на материале АЕ. Общей целью перцептивного эксперимента было выявить, в каких случаях произошло фонологическое выпадение, т. е. воспринимаемое носителями языка (восприятие, как известно, носит фонологический характер), а в каких имело место фонетическое выпадение, когда носители языка в ходе восприятия смогли восстановить утерянные сегменты. В ходе акустического анализа было выявлено немало случаев сокращения количества слогов в слове. Сокращению подвергались в основном двух- и трёхсложные слова (после односложных слов они самые частотные). Именно такие слова вошли в блок для перцептивного анализа (в квадратных скобках приведена акустическая транскрипция, отражающая реальное звучание в спонтанной речи): канонически двусложные being [big] (= «будучи»), very [v^] (= «очень»), believe [bliv] (= «верить / полагать»), correct [khgek] (= «верный»), канонически трёхсложные popular [phapl^], probably [phgali], example [zsm] (соответственно = «популярный», «возможно», «пример»), а также сочетания they had (done), (ac)tually I had [Jled1] (соответственно = «они сделали», «вообще-то у меня было»), в которых выпали гласные и согласные сегменты. Эти слова (далее - стимулы) в трёхкратном повторении были записаны в отдельные файлы формата MP3 и в случайном порядке предъявлены аудиторам. В эксперименте участвовали две группы аудиторов: 23 носителя АЕ в первом эксперименте и 10 носителей АЕ во втором. В ходе предварительной беседы 1) никто из них не сослался на нарушения речи или слуха, 2) ярких диалектных черт в их речи нами обнаружено не было. Эксперимент 1 Цель первого эксперимента - выяснить, как носители языка воспринимают сокращение количества слогов как следствие выпадения сегментов, если им неизвестно, какое слово / сочетание реализовано. Аудиторы, участвовавшие в первом эксперименте (L1-L23), были проинформированы, что стимулы могут быть взяты из любого места в слове (начало, конец, середина), а также из рядом находящихся слов. Перед аудиторами ставилась задача с помощью букв английского алфавита записать услышанное в одной колонке, если аудитор считает, что стимул - не целое слово, то в другой колонке было предложено дать примеры слов или сочетаний слов, где бы мог встретиться данный стимул. Результаты изложены в табл. 4. Сокращение количества слогов до одного в канонически двусложном слове being подтверждается при исследовании восприятия носителей АЕ (см. табл. 4): полученная фонетическая оболочка - [big] при длительности гласного звука 99 мс - подавляющим большинством аудиторов интерпретируется как содержащая один гласный монофтонг (20 из 23-87%), в основном /i/: bing / bin. Частотное слово very в своей фонетической оболочке [v^] в условиях ограниченного контекста воспринимается 91% аудиторов как содержащее один слог, вершина которого - ретрофлексный гласный (см. табл. 4). Слабая выраженность акустических характеристик первого согласного обусловила большое количество разночтений относительно его опознания: /v/, /h/, /f/, /b/, /p/ и даже в трёх случаях - отсутствие согласного. В слове correct носители АЕ не опознали присутствия гласного между первым смычно-взрывным и /r/ (см. табл. 4): 100% аудиторов интерпретировали стимул как начинающийся с сочетания смычно-взрывного с плавным сонорным, преимущественно /kr/ (91% - 21 аудитор из 23). Таким образом, в данном случае мы имеем дело с полным (фонологическим) выпадением гласного без оставления каких-либо следов (придыхание, которое реализуется у /k/, в данном случае не должно рассматриваться как «след» от гласного, поскольку оно характерно для /k/ и в сочетании с последующим плавным сонорным). Похожие процессы происходят и в словах с большим количеством слогов в канонической модели. Один из примеров - образование кластера без какой-либо гласной вставки в слове corporations вследствие выпадения безударного гласного после /p/. В результате выпадения слово реализуется не как четырёх-, а как трёхсложное. Стяжение второго и третьего канонических слогов в слове подтверждается особенностями восприятия (см. табл. 4): стимул, оставшийся после удаления первого и последнего слогов, всеми аудиторами был интерпретирован как начинающийся с сочетания взрывного согласного и плавного ретрофлексного /г/. Взрывной согласный большинством был опознан как губно-губной - 70% (16 из 23 аудиторов). Признак фонологической глухости / звонкости не был надёжно опознан: 9 аудиторов опознали взрывной как /p/, 7 - как /b/, что, вероятно, связано со слабой выраженностью придыхания 7. Ни один участник эксперимента не указал на присутствие гласного между взрывным и /г/. Стимул, сегментированный из слова popular (были удалены первый согласный и следующий гласный), воспринимался подавляющим большинством как слова blur / blurb / blurt (см.табл. 4). Этому способствовало выпадение плавного среднеязычного /j/ и заударного гласного, а также реализация второго губно-губного фонологически глухого /р/ слабым глухим -[pl^]. Данный результат объясняется отсутствием важных для восприятия фонологической глухости ключей: повышенной амплитуды и сравнительно большой длительности турбулентного шума, следующего за импульсом (о перцептивной разнице фонологически глухих и звонких по этим параметрам см. работу Б. Реппа [29], выполненную на материале синтезированных и естественных стимулов). Таким образом, восприятие, лишённое более широкого контекста, адекватно реагировало на произошедшие акустические изменения. При предъявлении слова целиком оставшихся в нем сегментов - [phapl^] - оказалось недостаточно для узнавания слова и, таким образом, для восстановления утраченных и видоизменённых сегментов. Другое трёхсложное в канонической модели слово probably в своей наиболее частотной в спонтанной речи фонетической оболочке [prali], где первый согласный - слабый глухой, а плавный латеральный -вокализованный, у носителей языка ассоциаций со словом probably практически не вызывало (слово узнал 1 из 23 носителей АЕ). Изменение слоговой структуры слова зафиксировано абсолютным большинством - 96% (22 из 23). Таким образом, оставшихся сегментов, два из которых подверглись ослаблению, оказалось явно недостаточно для восстановления слова вне более широкого контекста. Сочетания слов example for и they had (см. табл. 4), состоящие в канонической модели из четырёх и двух слогов соответственно, реализуются как дву- и односложное образования соответственно и аналогично воспринимаются аудиторами в 96% для обоих сочетаний. В первом сочетании «лишними» оказались первый гласный и слог /pl/ с вершиной плавным латеральным. В стимуле, предъявленном без первого гласного, на присутствие второго слога указал только один носитель АЕ, употребивший двусложное квазислово; остальные восприняли стимул как односложный. Во втором сочетании гласный, образованный в результате стяжения they и had, воспринимается в основном как монофтонг /i/ либо перцептивно близкий ему /е/. Таблица 4 Изменение количества слогов в слове (результаты перцептивного анализа) № п/п Поданный сегмент Наличие изменений, % Варианты ответов 1 being 87 bing / bin / bimbo / been 2 very 91 virgin / heard / bird 3 correct 100 crack / crab 4 corporations 70 bray / pray 5 popular 100 blur / blurb / blurt 6 probably 96 pravi / private / pride 7 example for 96 lef / laugh / zef 8 they had done 96 did / din / dead / ted / ten 9 actually I had 100 shled / pshled / sled / pled Примечание. Подчёркиванием обозначен поданный сегмент. Потеря слогов сочетания actually I had, фактически реализованное как [skjled1], также нашла отражение в восприятии носителей АЕ: все аудиторы опознали сочетание, предъявленное без первого гласного, как образование, содержащее только один гласный (табл. 4). Все аудиторы, кроме одного, предпочли односложные слова или квазислова. Нельзя не согласиться с мнением Ф. Либермана и К. Фаулер, что слабость артикуляции описанных слов, безусловно, оказывает влияние на восприятие, если предъявлять их в условиях ограниченного контекста [30. С. 451-454; 31. С. 501]. Сомнительны в этом плане утверждения Дж. Уэлза и Л. Дейвидсон [32. С. 402 ; 33. С. 97] о том, что выпадение нейтрального гласного не будет иметь фонологического характера и что при выпадении, например, нейтрального гласного из таких слов, как finally, Hungary, они действительно не будут восприниматься как finely, hungry. Результаты проведённого эксперимента свидетельствуют об обратном. Однако в условиях широкого контекста вероятность такого влияния минимальна [31. С. 501]. Таким образом, стяжения нескольких слогов в один в рамках одного слова или соседних двух-трёх слов как следствие выпадения сегментов в условиях ограниченного контекста находят отражение при восприятии таких сегментов в ограниченном контексте. Поскольку выпадение фиксируется акустически и перцептивно, речь может идти о фонологическом выпадении и подвижности фонемного и слогового состава слов. Эксперимент 2 В данной ситуации не мог не вызвать интереса вопрос о том, как носители языка воспринимают сокращение количества слогов, если им известно, какое слово / сочетание реализовано. Чтобы ответить на поставленный вопрос, был проведён дополнительный пилотный эксперимент на материале семи единиц, включая некоторые из рассмотренных выше девяти примеров (шести одиночных слов и одного сочетания: being, very, correct, believe, popular, probably, they had), в котором приняли участие 10 носителей АЕ (L1-L10) без ярких диалектных черт в речи. Эксперимент проводился с каждым аудитором индивидуально. Аудиторам была предложена анкета, в которой в орфографии были даны слова, задействованные в эксперименте. Задание состояло в прослушивании слов и указании, сколько слогов в них услышал аудитор. Согласно заданию было необходимо выбрать из трёх предложенных вариантов (1 слог, 2 слога, 3 слога) либо дать свой вариант. Количество прослушиваний не ограничивалось. Результаты выполнения задания аудиторами приведены в табл. 5. Согласно полученным данным: 1) ни один аудитор не указал своего варианта ответа, помимо предложенных в анкете; 2) один из 10 аудиторов указывал только каноническое количество слогов (L2), что может быть связано с неверным пониманием задания; 3) в 40 случаях из 70 (57% аудиторов) было указано меньшее количество слогов, чем предусмотрено канонической моделью. Явное преобладание (70-80%) выбора меньшего количества слогов по сравнению с каноническим отмечалось для being (1 слог - 7 из 10 аудиторов), very (1 слог - 7 из 10 аудиторов), popular (2 слога - 8 из 10 аудиторов), probably (2 слога - 8 из 10 аудиторов), they had (1 слог - 7 из 10 аудиторов). В подавляющем большинстве в словах correct, believe были выбраны ответы с каноническим количеством слогов (9 из 10 и 8 из 10 соответственно) - 80-90%. Примечательно, что слово correct, предъявленное в том виде, в котором оно было реализовано в спонтанной речи ([kgek]) без опоры на написание, в 100% случаев было воспринято как односложное (см. табл. 4). Таблица 5 Восприятие сокращения количества слогов в словах Поданный сегмент Being предл. кол-во слогов Very предл. кол-во слогов Correct предл. кол-во слогов Believe предл. кол-во слогов They had предл. кол-во слогов Popular предл. кол-во слогов Probably предл. кол-во слогов Аудитор 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 L1 + + + + + + + L2 + + + + + + + L3 + + + + + + + L4 + + + + + + + L5 + + + + + + + L6 + + + + + + + L7 + + + + + + + L8 + + + + + + + L9 + + + + + + + L10 + + + + + + + Итого «+» Количество аудиторов из 10, выбравших один из предлагаемых вариантов количества слогов, абс. ед. 7|3 |0|7|3|0|1|9 |0|2 | 8 |0 |7 |3 |0 |0 |8 |2|0|8|2 Полученные результаты позволяют предположить, что влияние знания о каноническом слоговом составе слов, который определённым образом отражается в их написании, усугубляется, если предъявляемая звуковая оболочка не соответствует ожидаемой. Выявить причины указанного несоответствия на данном этапе не представляется возможным. Для этого необходимо отдельное исследование с большим количеством примеров, аудиторов и анкет с вариативными постановками задач. Заключение Не претендуя на полноту описания случаев эллипсиса и элизии для АЕ и СЕ, проведённое исследование позволило прийти к следующим выводам. В исследованном материале английского языка -американском и канадском - отмечались общие тенденции выпадения сегментов. В обоих вариантах выпадения происходили как по типу апокопы (преимущественно согласных), так и синкопы (преимущественно гласных); отмечались случаи, когда апокопа и синкопа происходили одновременно. И в АЕ, и в СЕ элизии часто подвергались /э/, /и/, /1/, а элизия /i/ в обоих вариантах имела последний ранг. Вместе с тем были зафиксированы специфические черты, касающиеся спектра выпадения звуков, частотности их выпадения и позиции в слове. Так, элизия /u/ имела второй ранг частотности в СЕ и не встретилась в АЕ и т. п. В АЕ выпадения согласных /d/ и /t/ были среди самых частотных. Выпадение сегментов имело место как из служебных, так и знаменательных слов, при этом нельзя сказать, что количество последних было небольшим. Был также сделан предварительный вывод относительно особенностей восприятия носителями АЕ сегментов с эллиптированием и элизией, взятых из американского материала. В абсолютном большинстве изученных случаев эллиптирования и элизии при восприятии в ограниченном контексте канонический фонемный состав носителями АЕ не восстанавливался. При соответствующей постановке задачи носители АЕ были в состоянии осознать сокращение слогов в словах, явившихся результатом эллиптирования и элизии. Перспективу исследования составит дальнейшая балансировка данных (получение данных по согласным канадской спонтанной речи) и их систематизация. Особое внимание следует уделить изучению особенностей восприятия слов с эллипсом и элизией в канадском варианте английского языка, для чего будут проведены перцептивные эксперименты и выполнены соответствующие описания данных по типу тех, что представлены в настоящей статье. Кроме того, было бы полезно сравнить полученные данные с современным немецким материалом. По крайней мере, более ранние исследования немецкой спонтанной речи [27] указывают на возможность схожих результатов: выпадения смычно-взрывных переднеязычных /t/, /d/ так же, как и в нашем английском материале, были самыми частотными. ПРИМЕЧАНИЯ 5 В АЕ выпадение /j/ в таких примерах, как education, during, new, suit (соответственно = образование, во время, новый, костюм) и подобных следует отнести к диахроническому аспекту. Поэтому такие случаи в настоящем исследовании не рассматривались. 6 В современных словарях приводится только вариант без второго гласного, также как и, например, русское слово проволока не предполагает варианта с гласным в третьем слоге, в отличие от английского слова and, в котором возможны варианты как с гласным, так и без него, как с конечным согласным, так и без него, а также в отличие от русского слова человек, которое на современном этапе реализуется как в полной форме со всеми гласными и согласными, так и в форме [tfslk]. 7 По результатам акустического анализа экспериментального материала придыхание у /p/ чаще, чем у /t/ и /k/, могло не реализоваться либо реализоваться крайне слабо даже в ударной позиции (разумеется, при слабом ударении).

Ключевые слова

consonant, apocope, syncope, spontaneous speech, elision, English language, восприятие, слог, фонологическое выпадение, синкопа, консонанс, апокопа, эллипсис и элизия, спонтанная речь, английский язык

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Морозова Ольга НиколаевнаАмурский государственный университетканд. филол. наук, зав. кафедрой иностранных языковmorozova_olga06@mail.ru
Деркач Светлана ВикторовнаАмурский государственный университетканд. филол. наук, доцент кафедры иностранных языковsvetich_d2000@mail.ru
Андросова Светлана ВикторовнаАмурский государственный университетд-р филол. наук, профессор кафедры иностранных языковandrosova_s@mail.ru
Гусева Светлана ИвановнаАмурский государственный университетд-р филол. наук, профессор кафедры иностранных языковsguseva_s@mail.ru
Всего: 4

Ссылки

Davidson L. Schwa elision in fast speech: Segmental deletion or gestural overlap? // Phonetica. 2004. Vol. 32, № 3. P. 79-112.
Wells J.C. New syllabic consonants in English // Studies in General and English Phonetics: Essays in Honour of Professor J.D. O'Connor / ed. by J.W. Lewis. Routledge, 1995. P. 401-415.
Lieberman P. Some effects of semantic and grammatical context on the production and perception of speech // Lang Speech. 1963. № 6. P. 172 187.
Fowler C.A., Housum J. Talkers' signaling of "new" and "old" words in speech and listeners perception and use of the distinction // Journal of Memory and Language. 1987. Vol. 26. P. 489-504.
Repp B.H. Relative amplitude of aspiration noise as a voicing cue for syllable-initial stop consonants // Language and Speech. 1979. Vol. 22, part 2. P. 173-189.
Кодзасов С.В. Фонетический эллипсис в русской разговорной речи // Теоретические и экспериментальные исследования в области структурной и прикладной лингвистики. М. : Изд-во Московского ун-та, 1973. С. 109-133.
Морозова О.Н. Аллофонное варьирование гласных (экспериментально-фонетическое исследование на материале канадского варианта английского языка) : дис.. канд. филол. наук. СПб. : СПб. гос. ун-т, 2004.
Деркач С.В. Фонетические свойства гласных в спонтанной речи (экспериментально-фонетическое исследование на материале американ ского варианта английского языка) : дис.. канд. филол. наук. СПб. : СПб. гос. ун-т, 2003.
Гусева С.И. Фонетические характеристики консонантизма в разговорной речи (экспериментально-фонетическое исследование на материале немецкого языка) : дис.. канд. филол. наук. Л. : Ленингр. гос. ун-т им. А. А. Жданова, 1985.
Meinhold G. Deutsche Standardaussprache. Jena, 1973.
Лысенко Г.Л. Фоностилистическая вариативность слога в немецкой разговорной речи : автореф. дис.. канд. филол. наук. М., 1982.
Андросова С В. Акустические и перцептивные корреляты цельнооформленности слога (экспериментально-фонетическое исследование на материале американской спонтанной речи) : дис.. д-ра филол. наук. Благовещенск : Амур. гос. ун-т, 2012.
Kohler K. Variability of opening and closing gestures in speech communication // Sound Patterns in German Read and Spontaneous Speech: Symbolic Structures and Gestural Dynamics / ed. by K. Kohler. Arbeitsberichte des Instituts fur Phonetik und digitale Sprachverarbeitung Universitat Kiel, 2001. № 35. P. 33-96.
Nolan F., Kerswill P.E. The description of connected speech processes // Studies in the Pronunciation of English. A Commemorative Vol. in Hon our of A.C. Gimson / ed. by S. Ramsaran. Routledge, 1990. P. 296-316.
Johnson K. Massive reduction in conversational American English // Spontaneous speech: Data and Analysis : Proc. of the 1st Session of the 10th Intern. Symposium. Tokyo, Japan, 2004. P. 29-54.
Jurafsky D., Bell A., Gregory M. Probabilistic relations between words: Evidence from reduction in lexical production // Frequency and the Emergence of Linguistic Structure. Amsterdam, 2001. P. 229-254.
Bell A., Jurafsky D., Fosler-Lussier E. Effects of Disfluences, Predictability and utterance position in word form variation in English conversation // Journal of the Acoustical Society of America. 2003. Vol. 113. P. 1001-1024.
Bald W-D. An Example of phonological reduction in English // Studies in the pronunciation of English. A Commemorative Vol. in Honour of A. C. Gimson. Ramsaran S. (ed.). Routledge, 1990. P. 317-322.
Gimson A.C. An Introduction to pronunciation of English. Bristol : J.W. Arrowsmith, 1973.
Nye P.W., Fowler C.A. Shadowing latency and imitation: The effect of familiarity with the phonetic patterning of English // Journal of Phonetics. 2003. Vol. 31. P. 63-79.
Kohler K. Vowel deletion in the Kiel Corpus of Spontaneous Speech // Sound Patterns in Spontaneous Speech / K. Kohler, C. Rehor, A. Simpson (eds.). Arbeitsberichte des Instituts fur Phonetik und digitale Sprachverarbeitung Universitat Kiel. 1996. № 30. P. 115-157.
Taylor M. The interaction of vowel deletion and syllable structure constraints : PhD Thesis. Simon Fraser University, 1994.
Маслов Ю.С. Введение в языкознание. 3-е изд., испр. М. : Высшая школа, 1998. 272 с.
Чугаева Т.Н. Перцептивный аспект звукового строя английского языка. Екатеринбург ; Пермь : ПНЦ УрО РАН, 2007.
Мартине А. Принцип экономии в фонетических изменениях. Проблемы диахронической фонологии / пер. с фр. А. А. Зализняк. М. : Комкнига, 2006.
Бондарко Л.В., Вербицкая Л. А., Зиндер Л.Р. и др. Фонетика спонтанной речи. Л. : Изд-во Ленигр. ун-та, 1988.
Kohler K.J. Articulatory reduction in German spontaneous speech // First ETRW on speech production modeling. Autrans, France, May 1996. URL: http://www.isca-speech.org/archive_open/spm_96/papers/sps6_001.pdf
Андросова С.В. Неканонические фонологические модели морфем и слов в русском и английском языках // Теоретическая и прикладная лингвистика. 2015. Вып. 1, № 1. С. 5-15.
Ohala J.J. The Marriage of Phonetics and Phonology // Acoustic Science and Technology. 2005. Vol. 26, № 5. P. 418-422.
Бондарко Л.В., Вербицкая Л. А., Гордина М.В., Зиндер Л.Р., Касевич В.Б. Стили произношения и типы произнесения // Вопросы языко знания. 1974. № 2. С. 64-70.
Щерба Л.В. О разных стилях произношения и об идеальном фонетическом составе слов // Избранные работы по русскому языку. М. : Аспект Пресс, 2007. С. 21-25.
Wells J.C. Longman pronunciation dictionary. 3rd ed. Pearson Educatopn Limited, 2008.
Касевич В.Б. Фонологические проблемы общего и восточного языкознания // Труды по языкознанию. СПб. : Филол. фак. СПб. гос. ун-та, 2006. С. 10-238.
 К вопросу об эллипсисе и элизии в спонтанной речи (на материале английского языка) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 413. DOI: 10.17223/15617793/413/1

К вопросу об эллипсисе и элизии в спонтанной речи (на материале английского языка) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 413. DOI: 10.17223/15617793/413/1