Научно-организационная деятельность историков второй половины XX в. по подготовке фундаментальных трудов по истории Сибирского региона | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 413. DOI: 10.17223/15617793/413/23

Научно-организационная деятельность историков второй половины XX в. по подготовке фундаментальных трудов по истории Сибирского региона

Работа посвящена изучению уникального для послевоенного периода опыта координации исторических исследований, связанных с важнейшими явлениями и процессами социально-экономической и культурной жизни одного из крупнейших макрорегионов нашей страны - Сибири. Впервые в историографии исследуется научно-организационная работа по созданию фундаментальных трудов, отражавших региональную историю. Работа выполнена на основе архивных источников и материалов, которые впервые вводятся в научный оборот.

Research and organizational activities of historians of the second half of the 20th century on the preparation of fundam.pdf К середине 1950-х гг. на всей территории Сибири (в современном понимании ее границ) в каждом административном центре территориальных (от Тюменской до Иркутской областей) и национальных (Бурятская, Тывинская и Якутская АССР, Горно-Алтайская и Хакасская АО) субъектов, а также в ряде крупных городов, имевших большое хозяйственное или культурное значение для Сибири (Новокузнецк, Тобольск, Енисейск и др.), действовали вузы и научно-исследовательские институты, сотрудники которых вели исторические (прежде всего, сибиреведческие) исследования. В научно-организационном отношении к ним тесно примыкали культурно-просветительские учреждения (музеи, библиотеки, региональные, ведомственные и партийные архивы и т.п.) и общественные организации - просветительские общества (такие как региональные отделения общества «Знание», «Всесоюзного географического общества» и т. п.). Особенностями организации в Сибири исторических исследований в тот период (это же было характерно и для других периферийных макрорегионов РСФСР, например, для Урала и Дальнего Востока) были разрозненность и отсутствие единого центра координации, «мелкотемье» и дублирование исследований, как следствие - отсутствие обобщающих трудов по макрорегиональной исторической тематике. Партийно-государственные документы и директивы второй половины 1950-х - первой половины1960-х гг. требовали от вузов и научных учреждений установления координации в своей исследовательской деятельности, публикации обобщающих трудов по истории макрорегионов, по истории рабочего класса и крестьянства, крупных общественно-политических и социально-экономических явлений и т.д. [1. С. 215-218; 2]. Это направление в государственной научно-организационной политике стало ярко проявляться сразу же после XX съезда КПСС, когда с развенчанием культа личности, частичной деидеологизацией и демократизацией практически всех сфер жизни общества был взят курс на плюрализм в гуманитарной науке, выражавшийся, в частности, в направлениях и тематике исторических исследованиях (как на общегосударственном, так и на региональном уровнях), в отходе от частных исторических сюжетов, практически не выходивших до этого времени за пределы «Краткого курса истории ВКП(б)». Обществоведческие и социо-гуманитарные науки к концу жизни И. В. Сталина находились в глубоком кризисе. Эта ситуация была обусловлена тем положением, в которое они были поставлены на протяжении всего предшествовавшего сталинского периода. Утвердившиеся в этих дисциплинах и научных направлениях догматизм, невозможность поставить под сомнение мнение вождя и других главнейших идеологов не позволяли осуществлять действительно научное, творческое познание прошлого, а уж тем более современности. Постоянное вмешательство властей в деятельность ученых, идеологические кампании и прямые репрессии второй половины 1940-1950-х гг., отсутствие свободных дискуссий -все это еще больше осложняло ситуацию. Со второй половины 1950-х гг. происходят весьма важные и сложные процессы в развитии отечественных обществоведческих и социогуманитарных наук. Исторический сегмент в большей степени стал участвовать в этих процессах, поскольку именно на историю была сделана ставка по преодолению многих деформаций и извращений марксистско-ленинской обществоведческой и социогуманитарной науки в предшествующие периоды. В содержании исторического образования менялись подходы к обучению, делались попытки отхода от устоявшихся за многие годы форм преподавания и придания ему более творческого, открытого характера. В научной сфере делались попытка ухода от мелкотемья, от разрозненных направлений исследований и поворот в сторону создания обобщающих, комплексных, в том числе региональных, исследований. Направленность к истории крестьянства и рабочего класса в советской историографии 1960-х гг. была обусловлена решениями XXII съезда КПСС, большое внимание в работе которого было уделено вопросу о развитии и совершенствовании общественных социалистических отношений в СССР в период перехода от социализма к коммунизму. В документах и решениях съезда было отмечено, что «и в период коммунистического строительства, когда государство стало общенародным, продолжает сохраняться руководящая роль рабочего класса, выступающего в союзе с колхозным крестьянством, со всем советским народом» [3. С. 25]. Важную роль в определении магистральных направлений развития научного творчества советских историков сыграло и Всесоюзное совещание историков, созванное по решению ЦК КПСС и Совмина СССР в декабре 1962 г. Большая часть выступлений на пленарных и секционных заседаниях, прения по докладам и прочие материалы были посвящены критике культа личности Сталина и его последствиям для исторической науки. На совещании шел принципиальный разговор о состоянии и перспективах развития исторической науки в СССР [4]. Совещание 1962 г. поставило перед советскими историками задачу создания серьезных научных трудов, обобщающих историю рабочего класса в СССР, историю советского крестьянства и т. п. На нем обсуждались вопросы методологии истории, необходимости повышения теоретического уровня исторических исследований, смежные вопросы стали предметом специального обсуждения и на секции общественных наук Президиума АН СССР в январе 1964 г. [Там же. С. 43]. Для начала работы, связанной с написанием обобщающих трудов по истории Сибири и отдельных аспектов социально-экономической и культурной жизни этого (равно как и любого другого периферийного) макрорегиона, необходимо было наличие трех важнейших факторов. Первый из них - выстраивание системы координации исторических исследований. Это могло быть осуществлено через обмен опытом между историками региона, через последующее согласование тем научных исследований. Такие формы координации и сотрудничества были возможны при организации и проведении специализированных региональных исторических конференций, симпозиумов, совещаний и иных профессиональных и тематических форумов. Как следствие такого сотрудничества - возможность работы над обобщающими фундаментальными трудами. Второй фактор был связан с необходимостью определения единого центра координации и организации исторических исследований в Сибирском регионе. Таким центром могло и должно было стать региональное академическое учреждение системы АН СССР. Третий фактор коренился в формировании на территории Сибири сети специализированных научных советов по разным отраслям исторического знания и направлениям научных исследований. Эти советы в последующем стали совершенно новой формой организации научной деятельности. Они отличались от традиционных ученых советов вузов и научных институтов, решавших не только научные, но и административные, и иные вопросы. Научные советы стали рассматриваться как межведомственные общественные организации, функции которых состояли в том, чтобы планировать научную работу по конкретной актуальной проблеме, координировать научную работу, обсуждать результаты научных исследований и т. п. Например, по итогам проведенной в марте 1960 г. всесоюзной конференции был создан Научный совет СО АН СССР по истории Сибири и Дальнего Востока (со временем перепрофилированный в Научный совет по истории Сибири). Летом 1964 г. был создан Научный совет по комплексной проблеме «История Великой Октябрьской социалистической революции» Отделения истории АН СССР и т.п. Первым опытом выстраивания системы координации усилий сибирских гуманитариев по изучению истории Сибирского региона стала состоявшаяся в июне 1956 г. в Томске по инициативе Новосибирского отделения Всесоюзного географического общества «Первая конференция по комплексному изучению истории народов Западной Сибири». В ее работе приняли участие историки, археологи, языковеды, географы, антропологи и этнографы, благодаря чему данная конференция, ее задачи и решения уже выходили за рамки чисто исторических исследований. Конференция приобретала междисциплинарный характер, намечая связи исторических исследований с филологией, лингвистикой, антропологией, географией и т.п. Участники конференции ставили перед собой задачу осуществлять координацию работы местных исследователей (прежде всего профессиональных) и вырабатывать перспективный план по написанию древней истории Западной Сибири. На этой конференции был организован координационный комитет, который возглавил видный сибирский этнограф, лингвист, профессор Томского пединститута А.П. Дульзон [5. Л. 1-4]. Отчасти благодаря решениям этой конференции были определены основные направления деятельности по координации работы научных учреждений и вузов Сибири в последующие годы. Однако член Постоянной комиссии по общественным наукам СО АН СССР (комиссия была создана в январе 1959 г. для улучшения координации научной работы в регионе) проф. И.И. Матвеенков, выступая на пленарном заседании конференции по истории Сибири и Дальнего Востока (март 1960 г.), в своем докладе «О перспективном плане развития общественных наук в СО АН СССР на 1960-1975 гг.» все еще выявлял ряд существенных недостатков в работе историков, экономистов, философов, литературоведов и языковедов Сибири и Дальнего Востока, выражавшихся прежде всего в «параллелизме», что оказывалось результатом разобщенности исследователей. Отсутствие связи работников друг с другом и обмена опытом приводило к дублированию материала, в то время как при скоординированной работе могло быть достигнуто более глубокое, полное исследование той или иной обществоведческой или социо-гуманитарной проблемы. Серьезным недостатком в организации научной работы периферийных ученых были «мелкотемье» и «кустарничество», «слабая научная связь с современностью»: «... многие научные работники до последнего времени не решались взяться за исследование актуальных больших вопросов» [6. С. 54-55], - отмечалось в докладе проф. И. И. Матвеенкова. Причины такого положения вещей коренились в распыленности научных сил, их неорганизованности и отсутствии должного научного руководства. Поэтому, несмотря на довольно высокий научно-исследовательский и кадровый потенциал, до сих пор не были созданы фундаментальные труды по истории Сибирского и Дальневосточного регионов. Инициатива написания обобщающего труда по истории Сибири исходила от историков Томска и Иркутска. В конце 1950-х гг. при Институте экономики и организации промышленности СО АН СССР на общественных началах была создана группа, взявшая на себя работу по подготовке и проведению мероприятий, связанных с изданием «Истории Сибири». Позднее при Институте экономики и организации производства СО АН СССР был создан сектор гуманитарных исследований, в 1962 г. его реорганизовали в отдел, на базе которого в 1966 г. создали самостоятельный Институт истории, филологии и философии (ИИФиФ) СО АН СССР. Созданная на общественных началах группа подготовила и провела в марте 1960 г. под эгидой Отделения исторических наук АН СССР и СО АН СССР, совместно с Министерством высшего и среднего специального образования (МВиССО) РСФСР, Общесоюзную научную конференцию по истории Сибири и Дальнего Востока, ставшей значимым для сибирской исторической науки мероприятием. Созыв конференции был вызван назревшей у историков, этнографов, археологов и антропологов, занятых изучением Сибири и Дальнего Востока, необходимостью обменяться мнениями о состоянии науки, определить основные направления ее развития, продумать организационные формы дальнейшей научно-исследовательской деятельности. В ее работе приняли участие ведущие историки вузов и научных учреждений Сибири, Дальнего Востока, Москвы, Ленинграда и других городов СССР [7. Л. 2-4]. Проф. В.И. Дулов (Иркутский пединститут), выступая в прениях по итогам пленарного заседания конференции «Общие проблемы истории Сибири и Дальнего Востока» и касаясь значения конференции, подчеркнул, что проводимая сессия свидетельствует о том, что «местная история стала предметом науки», а из этого вытекала одна из перспективных проблем сибирской историографии - выявление роли и задач региональной истории, ее рамок и границ, а также соотношения с историей СССР [6. С. 61]. Говоря о результатах научно-исследовательской работы на местах, все выступавшие в прениях подчеркивали, что отсутствие в Сибири единого научного центра по общественным наукам, способного осуществлять научное руководство и координировать научно-исследовательскую работу, задерживает дальнейшее развитие гуманитарных наук. Участники конференции единодушно поддержали предложение об организации в системе СО АН СССР Комплексного научно-исследовательского института общественных наук. Участники конференции одобрили инициативу по созданию многотомной «Истории Сибири», обратились в Отделение исторических наук АН СССР, Президиум СО АН СССР, МВиССО СССР и к руководству ТГУ и ИГУ о помощи и поддержке в создании «Истории Сибири». Было признано, что центром организации этой работы станет СО АН СССР [6. С. 62-64; 7. Л. 2-4]. Подготовка на протяжении 1960-х гг. сибирскими учеными (историки Дальнего Востока в этой работе принимали незначительное участие) при координации СО АН СССР многотомного фундаментального труда по истории Сибири стало закономерным и логичным развитием исторической науки в Сибирском регионе и, прежде всего, сибиреведческих исследований. До публикации в конце 1960-х гг. пятитомного академического издания «История Сибири», такого исследования не существовало не только в Сибири, но не было его и по истории других крупных макрорегионов РСФСР. Главными редакторами всего издания стали A.П. Окладников и В.И. Шунков. П.Т. Хаптаев и З.В. Гоголев были заместителями главного редактора, B.Л. Соскин - ответственным секретарем. Членами главной редколлегии издания были профессора и научные сотрудники из сибирских городов, а также из Москвы и Ленинграда: В.А. Аврорин, Г.А. Докучаев, В. И. Дулов, А. И. Крушанов, Ф. А. Кудрявцев, И.И. Матвеенков, Л.П. Потапов, Г.А. Пруденский, И. М. Разгон. Всего в состав редколлегий пяти томов входили 46 членов, из которых 17 человек были работниками СО АН СССР; 19 - вузовские работники; 10 человек - работниками других научных учреждений Сибири, Москвы и Ленинграда. В процессе работы по написанию «Истории Сибири» параллельно авторским коллективом издавались тематические сборники научных статей, были подготовлены и защищены несколько десятков кандидатских и несколько докторских диссертаций. Для обсуждения наиболее важных или дискуссионных вопросов проводились специальные совещания, конференции и симпозиумы, где вырабатывались единые подходы к концептуальному пониманию работы. Например, благодаря накапливающемуся научно-исследовательскому материалу в ходе работы над изданием томские историки организовали постоянный выпуск межвузовских сборников научных статей «Вопросы истории Сибири» [8] в серии «Труды Томского университета», который был высоко оценен в научном сообществе. Он являлся официальным изданием томской школы сибиреведения. Сложность работы над книгами выражалась и в том, что многочисленный авторский коллектив не был един в подходах и точках зрения на отдельные периоды и события в истории Сибири, а также на трактовки некоторых принципиальных вопросов. Причем чем более отдаленные по времени были эти вопросы от современности, тем было больше дискуссий. Этой огромной работе предшествовало обсуждение разделов на конференциях, на которых части книги, помещаемые в «Истории Сибири», получали одобрение для публикации. В 1963 г. в Новосибирске проходило одно из таких совещаний, на котором развернулась острая научная дискуссия между представителями двух исторических школ. Представители томской сибиреведческой школы (И.М. Разгон, А.П. Бородавкин, З.Я. Бояршинова) расходились во мнении с учеными, представлявшими иркутскую школу (в лице С.Ф. Коваля), относительно сущности общественного движения в Сибири XIX в. - сибирского областничества (раздел издания - «Общественно-политическое движение в 70-80-е гг. XIX в.»). Это движение иркутяне рассматривали как либерально-революционное и считали его позитивным явлением в истории Сибири, в то время как томичи не считали областническое движение таковым и, более того, отрицательно к нему относились. Особенно негативную оценку этому явлению в российской истории давал И.М. Разгон, считая его отрицательной составляющей общественного движения, сепаратистской и центробежной силой. В итоге между этими двумя центрами возникла полемика, переросшая в борьбу за то, чья точка зрения будет отражена в академическом издании. В конечном итоге по этому вопросу возобладала позиция томичей, что нашло отражение в издании. Пятитомное академическое издание «История Сибири» вышло в свет в 1968-1969 гг. (первые четыре тома - в 1968 г., пятый - в 1969 г.) в издательстве «Наука». В 1973 г. книга была отмечена Государственной премией РСФСР. Вышедшие тома «Истории Сибири» получили высокие отзывы и рецензии в среде советских историков на страницах ведущих периодических изданий СССР («Вопросы истории», «История СССР», «Советская археология» и др.) [9, 10]. Этот фундаментальный труд до сих пор является непревзойденным в современной отечественной исторической науке по полноте фактического и теоретического материала. Более того, эта книга дала толчок для историков смежных макрорегионов начать подобную работу. Так, на Второй зональной конференции историков в Перми, состоявшейся 3 марта 1965 г., «уральские историки, воодушевленные удачным опытом работы сибирских историков над комплексной обобщающей работой по истории Сибири», решили написать собственную «Историю Урала» в 5 томах [11. Л. 75]. Работа по публикации «Истории Урала» шла достаточно неравномерно и медленно, на протяжении второй половины 1960-х - первой половины 1970-х гг. был опубликован ряд отдельных изданий под общим названием «Очерки истории Урала», а в 1976-1977 гг. вышел в свет академический двухтомник [12]. Благодаря успешному опыту сибирских историков и полученным высоким оценкам и отзывам в научной печати, с конца 1960-х гг. было решено приступить к реализации параллельно двух научных проектов, посвященных истории рабочего класса и крестьянства Сибири. Как и в случае с изданием «Истории Сибири», координационную работу по формированию научного коллектива сибирских историков (помимо историков в ней принимали участие представители иных обществоведческих и социогуманитарных направлений -экономисты, юристы, социологи и др.), проведению подготовительных конференций, совещаний и иных мероприятий взял на себя ИИФиФ СО АН СССР во главе с акад. А. П. Окладниковым. Преподаватели и аспиранты сибирских вузов и научных учреждений активно включались в работу симпозиумов, проводившихся ИИФиФ СО АН СССР по проблемам истории рабочего класса и крестьянства Сибири. В 1974 г. МВиССО РСФСР специальным письмом (за подписью зам. министра А. М. Кутепова) в адрес ректоров сибирских вузов рекомендовало (а фактически обязывало) включать в тематические планы научных исследований вузов работу по написанию «Истории рабочего класса Сибири» и «Истории крестьянства Сибири». Работа, по предложению министерства, должна была осуществляться за счет средств, ежегодно выделяемых вузам на проведение научных исследований. Ректорам вузов вменялось в обязанность создавать необходимые условия для проведения указанной тематики, а именно осуществлять оптимальное планирование нагрузки сотрудников, обеспечивать возможность для их участия в научных конференциях, симпозиумах, авторских совещаниях [13. Л. 2; 14. Л. 174]. На протяжении предшествующего данной работе периода 1950-х - первой половины 1970-х гг. сибирскими историками был накоплен колоссальный опыт по изучению на региональном и локальном уровнях рабочего класса и крестьянства. Историей крестьянства занимались во всех регионах Сибири, а история рабочего класса наибольшее развитие получила в индустриально развитых регионах и городах (Новосибирск, Кемерово, Новокузнецк, Красноярск, Томск, Иркутск). Серьезный научно-организационный задел по истории рабочего класса Сибири был сделан кемеровскими историками во главе с руководителем научной школы д-ром ист. наук, проф. З.Г. Карпенко. В Кемерове (сначала в пединституте, затем в университете) развивались и в дальнейшем все больше укреплялись традиционные научные направления, связанные с изучением промышленно-индустриальной базы региона и кадрового состава кузбасских рабочих, разработкой специальной методологии и методики исследований (в том числе уникальный опыт применения кемеровскими историками ЭВМ в обработке статистических и иных данных как источников по истории рабочего класса). Результаты коллективных исследований кафедры истории СССР совместно с Лабораторией гуманитарных исследований КемГУ были заложены в фундаментальные труды по истории рабочих Сибири, а научные монографии кемеровских историков встречали действенную поддержку со стороны ИИФиФ СО АН СССР, сотрудники института принимали непосредственное участие в их публикации [15-17 и др.]. В ходе работы над изданиями проводилось большое количество конференций, симпозиумов, встреч и иных форумов, по итогам работы которых публиковались материалы для широкого освещения и обсуждения концептуальных вопросов в среде научной общественности: «Материалы к "Истории крестьянства Сибири"» [18] и «Материалы к "Истории рабочего класса Сибири"» [19-22]. В результате многолетней системной работы сибирских историков и других представителей гуманитарных направлений, в течение 1980-х гг. в издательстве «Наука» (Сибирское отделение, Новосибирск) вышли многотомные монографии «История крестьянства Сибири» [23] и «История рабочего класса Сибири» [24]. Главными редакторами обоих изданий стали акад. А.П. Окладников (гл. ред. первых томов), совместно с чл.-кор. (позже акад.) А.П. Деревянко. Публикации этих трудов были удостоены самых высоких оценок и получили положительные отзывы на страницах центральной печати [25-28 и т.д.]. На примере работы редакционной коллегии и авторского коллектива «Истории рабочего класса Сибири» рассмотрим некоторые особенности и специфические аспекты такого рода научно-организационной деятельности. После решения всех формальных и организационных вопросов с центральными органами власти (МВиССО РСФСР, МВиССО СССР и проч.), с АН СССР и СО АН СССР, с вузами и научно-исследовательскими институтами, редколлегией были проанализированы научные исследования каждого потенциального автора и направлены письменные обращения, в которых им предлагалось принять участие в работе по написанию определенных разделов и частей издания [14. Л. 177-187]. Научно-организационной работе по истории рабочего класса сопутствовал ряд конференций, симпозиумов, семинаров, обсуждений, а также публикация специальных изданий (тематических сборников и материалов к «Истории рабочего класса Сибири») и иных материалов, связанных с тем или иным сюжетом истории рабочего класса Сибири (в зависимости от предмета или хронологии обсуждаемого вопроса). Эти издания публиковались с целью выявления, аккумуляции и критического обсуждения имеющихся на тот момент в сибирской исторической науке новых теоретико-методологических подходов и эмпирической базы. По итогам проходивших на протяжении 19701980-х гг. научных симпозиумов по проблемам истории рабочего класса Сибири и на основании принимаемых на них общих и секционных решений, вырабатываемых рекомендаций, члены редколлегий томов формировали концептуальные подходы к отдельным проблемам и предметным вопросам. В 1970-х гг. было проведено несколько значимых симпозиумов: «Источниковедение и историография рабочего класса, крестьянства и интеллигенции Сибири» (ноябрь 1973 г.); симпозиум «Союз рабочего класса и крестьянства» (сентябрь 1974 г.); симпозиум «Актуальные проблемы истории рабочего класса России и Сибири в дооктябрьский период» (октябрь 1978 г.). К знаменательным датам приурочивались симпозиумы по определенной тематике в соответствии с сибирской спецификой [29. Л. 39, 88]. Так, участники состоявшейся в ноябре 1973 г. секции «История рабочих Сибири в дооктябрьский период» симпозиума, посвященного источниковедению и историографии рабочего класса, крестьянства и интеллигенции Сибири, предложили силами авторского коллектива первого тома подготовить и опубликовать сборник статей по историографии и источниковедению рабочих Сибири в дооктябрьский период, поскольку выпуск такого сборника привлек бы внимание к дальнейшей разработке теоретических и практических проблем источниковедения истории рабочего класса [Там же. Л. 89-90]. Участники симпозиума «Актуальные проблемы истории рабочего класса России и Сибири в дооктябрьский период», проходившего в Новосибирске (октябрь 1978 г.), конкретизируя задачи изучения рабочего класса России и Сибири в дооктябрьский период, посчитали необходимым в ближайшем будущем сосредоточить внимание на изучении и разработке ряда методических и методологических вопросов истории рабочего класса, для чего симпозиум посчитал целесообразным создать из числа его участников рабочие комиссии и поручить им подготовить доклады по теоретическим и методологическим вопросам указанных проблем в целях широкого обсуждения их в научной печати [29. Л. 39-41]. Последние годы перед публикацией каждого из томов «Истории рабочего класса Сибири» были насыщены сложной творческой рабой редакционной коллегии и авторского коллектива. Обсуждения, споры и дискуссии содержательного и концептуального характера имели важное значение в подготовке этих томов. Разница оценок и подходов, согласование их с марксисткой научно-исторической моделью требовали от авторов, а в большей степени от членов главной редколлегии и редколлегии томов, корректности в расстановке акцентов и вынесении оценок. Важным моментом в работе над коллективной монографией были стыковка текстов разных глав и разделов с общей концепцией каждого тома и всего издания, сохранение логики и последовательности изложения материала. Таким образом, мы видим, что научно-организационная работа по созданию фундаментальных обобщающих трудов по истории Сибири, регионального крестьянства и рабочего класса стала уникальным феноменом не только в сибирской, но и, пожалуй, во всей отечественной науке. Никакая иная социо-гуманитарная отрасль научного знания не имела подобного опыта концентрации научно-организационного потенциала и такого количества ученых, работавших над комплексными темами. Эта работа стала результатом координации деятельности сибирских и советских историков на разных организационных уровнях. Работа над обобщающими проблемами стала возможна благодаря тому, что произошли выстраивание системы координации исторических исследований, обмен опытом, согласование тем научных исследований и т.п. Эти формы работы оказались возможны при организации и проведении специализированных региональных исторических конференций, симпозиумов, совещаний и иных форумов. Важный фактор успеха этой работы был связан с определением единого центра по координации и организации исторических исследований в сибирском регионе - ИИФиФ СО АН СССР. Не последнее значение имело формирование сети научных советов на территории Сибири по разным отраслям исторического знания. Работа над фундаментальными трудами имела си-нергетический эффект. Благодаря разработке различных сюжетов у сибирских историков появлялась возможность более глубокой разработки тем - начиная от публикации статей, тематических межвузовских сборников и т.п., защиты диссертаций, и заканчивая появлением новых исследовательских векторов, теоретико-методологической разработки сложнейших вопросов истории региона и классов. Труды по истории рабочего класса и крестьянства стали базой для дальнейшего развития исследовательских направлений и заложили основу для научных изысканий сибирских историков на многие десятилетия вперед, вплоть до сегодняшнего дня. Научные результаты (теоретические и методологические разработки, концепции, собранный источниковый и историографический материал и т. п.), полученные в ходе работы над многотомными изданиями, до сих пор позволяют ряду сибирских историков работать по сибире-ведческой тематике. В заключение отметим, что дальнейшее изучение сибирского и подобного ему макрорегиональ-ного опыта научно-организационной работы над обобщающими трудами имеет сегодня научную и практическую значимость. Это позволяет в настоящее время усваивать и учитывать положительный и негативный опыт по организации подобных комплексных, фундаментальных проектов. Сегодня это крайне необходимо, поскольку за период 19902000-х гг. научно-исследовательское поле отечественных периферийных макрорегионов (таких как Сибирь, Дальний Восток, Урал) стало достаточно партикулярным, исследования раздроблены, микрорегиональные и локальные интересы сибирских историков ставятся выше интересов региональной и глобальной науки. Это обостряется отсутствием единого координационного центра исследований, имеющего непререкаемый авторитет, и наличием межличностных и институциональных противоречий между сибирскими историками и научно-образовательными учреждениями. В настоящее время перед историками российских макрорегионов стоит задача поиска новых обобщающих исследовательских задач и организации этих исследований. С одной стороны, это позволит историкам поднять на принципиально новый уровень теоретико-методологическую базу своих исследований, а с другой - активизировать процессы, которые сопутствуют работе над подобными изданиями: координация научных исследований, проведение конференций, публикация тематических сборников, монографий, защита диссертаций и т. п.

Ключевые слова

Siberian working class, Siberian peasantry, Siberia, historians, higher education institutions, research institutes, рабочий класс Сибири, высшие учебные заведения, исследовательские институты, сибирское крестьянство, историки, Сибирь

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Хаминов Дмитрий ВикторовичТомский государственный университетканд. ист. наук, доцент кафедры современной отечественной историиkhaminov@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Личный архивный фонд В.П. Зиновьева. Оп. 1 (Переписка по первому тому «Истории рабочего класса Сибири»). Д. 1 (Входящая корреспонденция). 1971-1984 гг.
Дробижев В.З., Кожурин В.С. рецензия: Рабочий класс Сибири. 1961-1980 гг. // История СССР. 1987. № 2. С. 180-183.
Твердохлеб А.А. Рецензия: История рабочего класса Сибири. Рабочий класс Сибири в период строительства социализма (19171937 гг.) // История СССР. 1987. № 2. С. 174-177.
Зеленин И.Е. Рецензия: История крестьянства Сибири. Крестьянство Сибири в период строительства социализма (1917-1937 гг.) // История СССР. 1984. № 6. С. 181-184.
Горская Н.А., Никитин Н.И. Рецензия: История крестьянства Сибири. Крестьянство Сибири в эпоху феодализма // История СССР. 1984. № 6. С. 171-175.
История рабочего класса Сибири : в 5 т. Новосибирск : Наука, Сибирское отделение, 1982-1986. Т. 1: Рабочий класс Сибири в дооктябрьский период / отв. ред. д.и.н. Н.В. Блинов. 1982. 455 с.; Т. 2: Рабочий класс Сибири в период строительства социализма (19171937 гг.) / отв. ред. д.и.н. А.С. Московский. 1982. 423 с.; Т. 3: Рабочий класс Сибири. 1938-1960 гг. Новосибирск : Наука, 1985. 384 с.; Т. 4: Рабочий класс Сибири. 1961-1980-е гг. 1986. 355 с.
Рабочий класс Сибири в период упрочения и развития социализма. 1938-1958: Материалы к «Истории рабочего класса Сибири» : сб. науч. тр. Новосибирск : Наука, 1977. 237 с.
История крестьянства Сибири : в 5 т. Новосибирск : Наука, 1982-1991. Т. 1: Крестьянство Сибири в эпоху феодализма / отв. ред. акад. А.П. Окладников, 1982. 504 с.; Т. 2: Крестьянство Сибири в эпоху капитализма / отв. ред. д.и.н. Л.М. Горюшкин, 1983. 399 с.; Т. 3: Крестьянство Сибири в период строительства социализма. 1917-1937 гг. / под ред. д.и.н. Н.Я. Гущина, 1983. 389 с.; Т. 4: Крестьянство Сибири в период упрочения и развития социализма / под ред. д.и.н. В.Т. Анискова, д.и.н. Н.Я. Гущина, 1983. 398 с.; Т. 5: Крестьянство и сельское хозяйство Сибири. 1960-1980-е гг. / под ред. д.и.н. Н.Я. Гущина. 1991. 493 с.
Промышленность и рабочие Сибири в период капитализма: материалы к «Истории рабочего класса Сибири» / отв. ред. Л. М. Горюшкин. Новосибирск : Наука, 1980. 341 с.
Рабочий класс Сибири в период строительства социализма: материалы к «Истории рабочего класса Сибири» : сб. ст. Новосибирск : б.и., 1975. 220 с.
Отряды рабочего класса Сибири: Материалы к «Истории рабочего класса Сибири» / отв. ред. В.В. Алексеев. Новосибирск : Наука, 1981. 348 с.
Социально-экономическое и политическое развитие сибирской деревни в советский период: Материалы к «Истории крестьянства Сибири». Новосибирск : б.и., 1974. 210 с.
Горняки Кузбасса / отв. ред. З.Г. Карпенко. Новосибирск : Наука, 1971. 284 с.
Металлурги Кузбасса : сб. науч. тр. Кемерово : Кемеров. книж. изд-во, 1975. Ч. 1. 200 с.; Ч. 2. 328 с.
Алексеев В.В., Бондаренко А.С. Энергетики Кузбасса / отв. ред. З.Г. Карпенко. Новосибирск : Наука, 1977. 224 с.
Личный архивный фонд В.П. Зиновьева. Оп. 2. (Переписка по первому тому «Истории рабочего класса в Сибири»). Д. 2. (Исходящая корреспонденция). 1971-1984 гг.
История Урала : в 2 т. Издание второе. Пермь : Перм. книжн. изд-во, 1976-1977. Т. 1. 395 с.; Т. 2. 544 с.
Государственный архив Кемеровской обл. Ф. Р-353. Оп. 2. Д. 35. 1974 г.
Зуйков В.Н., Ефременков Н.В. Рец. на кн.: История Сибири с древнейших времен до наших дней. Т. 4-5. М., 1968-1969 // История СССР. 1971. № 5. С. 142-144.
Государственный архив Тюменской обл. Ф. Р-765. Оп. 1. Д. 347. 1961-1968 гг.
Борисковский П.И., Гурина Н.Н., Массон В.М. Рец. на кн.: История Сибири с древнейших времен до наших дней. Том 1. Древняя Си бирь. Л., 1968 // Советская археология. 1974. № 4. С. 285-290.
Вопросы истории Сибири : сб. ст. Вып. 1 / ред. А.П. Бородавкин. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1964. 176 с.; Вып. 2 / ред. Л.И. Боженко, А.П. Бородавкин. 1965. 243 с.; Вып. 3 / ред. И.М. Разгон, Л.И. Боженко. 1967. 320 с.
Центр документации новейшей истории Томской обл. Ф. 4204. Оп. 4. Д. 1019. 1973 г.
Вопросы истории Сибири и Дальнего Востока: Труды Конференции по истории Сибири и Дальнего Востока: Материалы Пленарного заседания и Секции истории досоветского периода, археологии и этнографии. Март. 1960 / редкол.: В.И. Дулов (отв. ред.) и др. Новосибирск : Изд-во Сиб. отд-ния АН СССР, 1961. 402 с.
Всесоюзное совещание о мерах улучшения подготовки научно-педагогических кадров по историческим наукам, 18-21 дек. 1962 г. / редкол.: Е.М. Жуков, П.Н. Поспелов, Ю.П. Францев и др. М. : Наука, 1964. 517 с.
Государственный архив социально-правовой документации Республики Алтай. Ф. 462. Оп. 1. Д. 49. 1958 г.
Струве М.Э. Двадцать второй съезд КПСС // Большая Советская энциклопедия : в 30 т. / гл. ред. А.М. Прохоров, 3-е изд. М. : Сов. энцик лопедия, 1969-1978. 1972. Т. 7.
Постановление ЦК КПСС, СМ СССР № 163 от 20 февраля 1964 г. «О дальнейшем развитии научно-исследовательской работы в высших учебных заведениях» // Собрание Постановлений Правительства СССР. 1964. № 3. Ст. 15.
Постановление СМ СССР № 456 от 12 апреля 1956 г. «О мерах улучшения научно-исследовательской работы в высших учебных заведе ниях» // Высшая школа. Основные постановления, приказы и инструкции / под ред. Л.И. Карпова, В.А. Северцева. М. : Сов. наука, 1957. 656 с.
 Научно-организационная деятельность историков второй половины XX в. по подготовке фундаментальных трудов по истории Сибирского региона | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 413. DOI: 10.17223/15617793/413/23

Научно-организационная деятельность историков второй половины XX в. по подготовке фундаментальных трудов по истории Сибирского региона | Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 413. DOI: 10.17223/15617793/413/23