Ф. Сологуб - редактор в издательстве «Всемирная литература» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 416. DOI: 10.17223/15617793/416/4

Ф. Сологуб - редактор в издательстве «Всемирная литература»

Рассматривается вопрос о редакторской деятельности Ф. Сологуба в издательстве «Всемирная литература» (1918-1924). Подробно освещена работа над «Избранными сочинениями Ги де Мопассана», для которых Сологуб выступил не только как переводчик, но и как редактор, автор примечаний и вступительных статей. Проанализированы принципы, по которым работало издательство, пытаясь изменить саму форму работы переводчиков и редакторов по подготовке книг.

F. Sologub as the editor in the publishing house "Vsemirnaya literatura".pdf В период сотрудничества со «Всемирной литературой» Ф. Сологуб выступал и как переводчик, и как редактор чужих переводов. Это двойственное положение дает материал для наблюдений, невозможных на других этапах его переводческой деятельности, которые уже неоднократно становились предметом исследования [1-4]. Один из периодов активной деятельности Сологуба в области переводов в рамках работы издательства приходится на время после 1910 г., когда он совместно с сестрами Анастасией Николаевной и Александрой Николаевной Чеботаревскими участвует в деятельности издательства З.И. Гржебина «Пантеон» [5]. В 1920-е гг. отношение Сологуба к переводам несколько изменилось и выразилось в достаточно резком высказывании: «Последние семь лет я занимаюсь переводами. Обидно, что не имеешь возможности заняться литературой» [6. С. 406]. Однако эта фраза может быть воспринята и как кокетство со стороны писателя. Подчеркивая «практическую» направленность работы над переводами (из заработка), сам он отрицательно относился к возможности правки его поэтических переводов редакторами: «Считая себя первоклассным русским поэтом, , я не могу согласиться на редактирование моих стихотворных переводов какою бы то ни было поэтическою коллеги-ею», - так писал Сологуб заведующему издательством А.Н. Тихонову о своем плане перевода поэмы Ф. Мистраля «Мирейо» в июне 1919 г. [7. С. 133] К прозаическому тексту писатель не высказывал столь трепетного отношения. Переизданные в народной и в основной сериях «Всемирной литературы» книги зачастую подвергались однотипной правке: все иностранные слова были даны сразу в переводе, убраны обращения типа «m-lle» и т.п. В издании романа Г. Банга «Четыре беса» во всем тексте наименование «бесы» было заменено на «дьяволы». Перевод «Кандида» был сильно отредактирован стилистически (либо Ф.Д. Батюшковым, который являлся и автором предисловия и примечаний, либо самим Сологубом по указанию Батюшкова) [8-12]. Во «Всемирной литературе» Сологуб все чаще сам выступал как редактор. В разное время он заключил договоры на редактирование или получил гонорар за редактирование следующих изданий: «Антология французских поэтов» (совместно с Вс. Рождественским и Б. Лившицем) - апрель 1923 г.; «Финк и Фли-дербуш» А. Шницлер (пер. Бернштейн); «Избранные сочинения» М. Метерлинка1; «Стихи» П. Верлена (пер. В. Брюсова; стих. «Epiloque. III» Н. Гумилёва), а также на «Избранные сочинения Г. де Мопассана» [13]. Работу над двумя последними охарактеризуем подробнее. Редактор во «Всемирной литературе» отвечал, в том числе, за состав сборника и снабжение тома примечаниями. В библиотеке Пушкинского Дома, куда были перевезены архив и собрание книг Ф. Сологуба после его смерти, сохранились книги с редакторскими маргиналиями, что позволяет нам проследить работу писателя. При составлении и редактировании сборника стихов П. Верлена в переводах В. Брюсова был использован имевшийся у Сологуба экземпляр книги брюсовских переводов [14]. По каким-то причинам сборник с переводами из П. Верлена не вышел, хотя Сологуб пытался договориться об этом с А. Н. Тихоновым. По первоначальному плану сборник должен был включать 105 стихотворений, и не только в переводах Брюсова, но и в его собственных. У Брю-сова переводов было больше, и при наличии двух вариантов Сологуб выбирал свой (37). В сравнении с изданием 1908 г. [15] для своих переводов Сологуб изменил некоторые названия и исключил варианты, помещенные в основном тексте и вызвавшие в свое время недоумение критики. Гонорар за редактирование Верлена (1 430 строк) был выдан 7 февраля. По замыслу Сологуба, в сборник следовало включить «еще переводы нескольких стихотворений», которых не было ни у Брюсова, ни у самого писателя, в связи с чем, видимо, предпринималась попытка собрать недостающие тексты. Видимо, поэтому Сологубом был отредактирован текст еще одного стихотворения - в переводе Н. Гумилёва («Эпилог. III») [16. С. 240-241]. Сборник стихов Верлена во «Всемирной литературе» так и не вышел. Сологуб также выступил как редактор, составитель, автор примечаний и вступительных статей в издании «Избранные сочинения Ги де Мопассана». Для «Всемирной литературы» Сологубом были составлены несколько томов, включавших произведения Мопассана в переводе Ан.Н. и Ал.Н. Чеботаревских. Большая часть этих текстов ранее была опубликована в издательствах «Шиповник» и «Пантеон»: «Наш милый друг»2, «Пышка», «Пьер и Жан», «Сказки Бекаса», «Иветта и другие рассказы», «M-lle Фифи и другие рассказы», «Сестры Рондолли и другие рассказы», «Монт-Ориоль», «Жизнь», «Напрасная красота и другие рассказы». Напечатаны были два из них [17, 18]. О работе над подготовкой остальных произведений остались только архивные свидетельства. В личной библиотеке Сологуба сохранился экземпляр тома рассказов Мопассана в издании «Шиповника» «Лунный свет и другие рассказы» с его карандашной правкой [19]. Титульный лист после правки получил такое же оформление, как и у других томов Мопассана во «Всемирной литературе». В самом тексте переведены иностранные названия (Rue de Mar-tyres - улица Мучеников, и т.п.). Исправлены стилистические ошибки перевода: «Главная масса детишек наконец рассеялась» -«Толпа детишек наконец рассеялась» [19. С. 17]. «Родные долго колебались» - «Родители долго колебались» [Там же. С. 32]. «Наконец, сняв верхние вещи, женщины уселись» - «Наконец, сняв дорожные одежды, женщины уселись» [17. С. 50]. «Пока я стоял в экстазе» - «Пока я стоял в восторге» [19. С. 63]. «Франсуа между тем обожал "Кокотку". Он дал ей это имя без умысла, несмотря на то, что вполне она его заслужила» - «Франсуа, однако, обожал "Кокотку". Он дал ей это имя без умысла, хотя она его вполне заслужила» [Там же. С. 77]. Судя по сохранившимся в архиве Сологуба документам, этот сборник рассказов должен был входить вместе со сборником «Сказки Бекаса» (шестой том в издании «Пантеона») в восьмой том «Избранных сочинений Ги де Мопассана» издания «Всемирной литературы». В седьмой том должны были входить сборник «Барышня Фифи» и пять рассказов: «Пышка», «Дом Телье», «На воде», «История девушки с фермы», «В семье». Там же находится предисловие «Рассказы Мопассана» [20], которое вместе с примечаниями к седьмому тому было сдано в издательство 28 мая 1919 г. (примечания к восьмому тому - 31 мая). В восьмом томе вслед за основным корпусом текстов были помещены: «Рассказы, вошедшие в сборник "Сказки Бекаса", вышедший в 1883 г., издание Виктора Гавара; Два рассказа, не включенные Мопассаном в сборники и вошедшие в "Сказки Бекаса" в издании Л. Конара ; Рассказы, вошедшие в сборник Лунный свет, изданный В. Гаваром в 1884 г. ; Рассказы, включенные в этот сборник в издании 1888 г. » [Там же. Л. 23-25]. В издании «Пантеона» некоторые рассказы (например, «Могила» и «Заметки путешественника») уже были включены в том и помечены в оглавлении как неизданные. Составленные Сологубом примечания в основном сводятся к библиографическим ссылкам, почерпнутым писателям из издания в «Пантеоне»: название оригинала, место и год издания. И только у некоторых текстов примечания были расширенными3. Работа Сологуба в качестве редактора во «Всемирной литературе» строилась по плану, регулировавшемуся многочисленными циркулярами-инструкциями корректорам, редакторам, авторам вступительных статей и примечаний. Издательство пыталось изменить саму форму работы над книгами, стремясь к повышению качества переводных изданий. В самих переводах в издательстве не было недостатка, так как в Петрограде было достаточно литераторов, много и успешно переводивших. Скупив большую часть уже готовых, зачастую ранее опубликованных переводов в момент организации дела в конце 1918 и начале 1919 г., издательство столкнулось с необходимостью обработки текстов. Сначала проводилась проверка / оценка перевода, затем шли редактирование с последующей проверкой работы редактора, а далее формирование томов и снабжение их вступительными статьями и примечаниями. Написание вступительных статей и снабжение примечаниями тома для многих литераторов были новшеством и вызывали трудности. О том, что эта тема была одной из основополагающих для издательства, свидетельствует тот факт, что в литературной студии «Всемирной литературы» 16 февраля 1919 г. в числе первых был прочитан доклад заведующего редакцией А.Н. Тихонова «Вступительные статьи к произведениям иностранных писателей» [21. С. 16]. Начинаясь с характеристики адресата книг («вступительные статьи основного издания имеют в виду среднего интеллигентного читателя с гимназическим образованием»), инструкция, основанная, видимо, на реферате Тихонова, подробно описывает, что должно включать предисловие: источники (основы или темы); творческая история текста (изменения в первоначальном замысле и причины); критический разбор содержания и техники; положение данной книги в ряду других произведений автора; отзывы современников и последующей критики; связь с русской литературой [22. С. 7]. Во вступительных статьях к собраниям сочинений при подаче биографии предлагалось придерживаться следующего плана: по возможности дать «живой облик»; общественная и литературная среда; литературно-критический очерк деятельности писателя (этапы мировоззрения и творчества); анализ приемов писателя, сопоставление с предшественниками и новое - в языке, образах, строении и т. п.; о судьбе его произведений - критика, последующее восприятие, влияние на культуру и литературу своей страны «и в особенности (подробно) связь писателя с русской литературой» [Там же. Л. 6]4. Объем определялся для общих статей в собрании сочинений в основной серии - 2-3 печатных листа, к отдельным произведениям - 1/2 печатных листа; в народной серии - не должен был превышать 1/2 печатного листа. Однако провести абсолютную унификацию было невозможно, и в издательстве это понимали: «Указанные размеры отнюдь не обязательны и не должны стеснять авторов»; «вышеизложенные тезисы являются лишь пожеланием Коллегии - не больше - и отнюдь не должны стеснять и ограничивать индивидуальный подход сотрудника к его теме. Цель тезисов -внести некоторую планомерность и единообразие в коллективную работу издательства, а отнюдь не в том, чтобы создать мертвый шаблон для "изготовления" вступительных статей, по заданному образцу» [Там же. Л. 11]. При этом все издания должны были складываться в единую картину, чему должна была служить общая информационная база: «Каждая вступительная статья должна, помимо прочего материала, заключать в себе сведения относительно влияния данного автора на иностранную литературу и обратно». Предполагая трудно-доступность некоторых сведений, которые «часто носят очень специальный характер и отнимают у редактора слишком много времени, отвлекая его от текущей работы», издательство предлагало получать необходимый материал от членов редакционной коллегии издательства [22. Л. 16]. Позднее для облегчения работы редакторов в декабре 1919 г. в издательстве было организовано «Бюро справок», которое возглавил сначала B. А. Чудовский, а затем Н.О. Лернер. К тому времени Ф. Сологуб написал три предисловия к книгам переводов: к своим переводам из П. Верлена (1908), к изданию романа Ж. Лоррена «Астарта» (1911), а также заметку для Полного собрания сочинений Мопассана в издательстве «Пантеон» «Смертный лик Мопассана» (1912) [15. С. 5-6; 23. C. 5-8; 24]. Однако эти краткие заметки были скорее развитием идей самого Сологуба, выражением отношения к автору произведения, его личного «видения», выявления родственной темы в творчестве того или иного автора. Сологуб таким образом пытался через свою поэтику объяснить чужую, а через собственное понимание творчества переведенного автора рассказать о себе. В рассуждениях о Мопассане появляются образы Дульцинеи и Альдонсы, близкие творчеству самого Сологуба: «Альдонса, которая Дон Кихоту была только основою для создания сладкой мечты о Дульцинее, для Мопассана была только Альдонсою, единственною подлинною реальностью мира». Те же герои появляются и в Предисловии к Верлену в 1908 г. (повторенном в издании 1923 г.). «Я переводил Верлена потому, что люблю его. А люблю я в нем то, что представляется мне в нем наиболее чистым проявлением мистической иронии. Для лирического поэта, как для Дон Кихота, нет Альдонсы, есть Дульцинея. Для иронического поэта, как для Санчо-Панса, нет Дульцинеи, есть Альдонса» [25. С. 5]. Еще один пассаж, говорящий больше о Сологубе, чем о Мопассане: «Так влиянием и близостью смерти чаруют блистательные страницы мопассановской прозы. Смеемся, забавляемся, - но "кто жил и чувствовал", не может не почувствовать тайного яда, разлитого в этих страницах». В предисловии к «Астарте» Сологуб, отметив главную тему романа как «изображение души слишком современной, слишком отравленной ядами сладостными и чересчур пряными ядами нашей городской цивилизации», высказался о современной действительности - оторванности человека от природы и потери им «жажды к жизни» - а из этой неясной жажды, «томящей душу горожанина», развивается стремление попасть в «золотой град». Во «Всемирной литературе» для собрания сочинений Мопассана Сологубом было написано как минимум пять статей к отдельным томам в качестве «Послесловий», опубликовано из них только два и одно хранится в архиве [17. С. 311-315; 18. С. 227-232; 20. Л. 1-14]. Из протоколов заседаний редакционной коллегии издательства известно, что был готов к печати том Мопассана «Жизнь» со статьей Сологуба [26]. А позже - «Наше сердце» со статьей Сологуба, которые были переданы на просмотр Н.О. Лернеру [27]. В послесловиях к изданным книгам Сологуб подробно разбирает произведения. Анализируя роман «Милый друг», говоря о теме, Сологуб подчеркивает его автобиографичность («газетную среду Мопассан знал хорошо» [17. С. 311]; «Жорж Дюруа сделался чиновником на маленьком жалованьи, как и сам Мопассан» [Там же. С. 313]). А рассуждая о месте этого романа в ряду других произведений Мопассана, сопоставляет его с романом «Жизнь» и рассказами 1885 г., мимоходом говорит о технике и стиле («мрачная картина всеобщей порочности и продажности гармонирует в этом романе с теми меланхолическими настроениями, которые с 1885 года все сильнее и явственнее отражаются в произведениях Мопассана» [Там же. С. 314]; «Превосходно изображена в этом романе ежедневная жизнь великого мирового города» [Там же. С. 312]; «Самый стиль Мопассана приобретает в этом романе особенно углубленную ясность. И построение рассказа здесь совсем иное, чем в романе "Жизнь"» [Там же. С. 314]). Не забывает при этом упомянуть и отзывы критики: «роман имел большой успех и встречен был многими хвалебными отзывами» [Там же. С. 315]. Таким же образом строит писатель и статью к тому рассказов. Охарактеризовав творчество Мопассана в первом абзаце, Сологуб приводит множество критических высказываний о писателе и автохарактеристики: «Сам Мопассан говорит о себе: ; Поль Нэве говорит о Мопассане: ; Сам Мопассан в письме в редакцию газеты "Галл" пишет о себе и о своих литературных друзьях: » и т.п. [20. Л. 1-5]. По приведенным фрагментам видно, что подход Сологуба к пояснительным статьям изменился - в соответствии с планом, принятым в издательстве. Чтобы охарактеризовать связи иностранной и русской литературы, Сологуб действовал двумя путями. Первый - это отсылки к Тургеневу или Пушкину. В послесловии к роману «Милый друг»: «Для русского читателя интересно упомянуть, что Мопассан два раза писал о Тургеневе, с которым был очень хорошо знаком [17. С. 311]» (см. также ранее - комментарий к рассказу «Дом Телье»). Приводя цитату Мопассана из письма, Сологуб комментирует, отражая более свое воззрение: «"Только сам писатель может и должен быть единственным и независимым судьею того, на что он себя чувствует способным..." (Вспомним Пушкина: "ты сам - свой высший суд")» [20. Л. 8]. В другом послесловии им также использована конструкция со скобками: «(Вспомним, кстати, что и наш Пушкин иногда брал библейский текст в неожиданном применении, напр., "Что в имени тебе моем")» [18. С. 227]. В послесловии же к «Милому другу» Сологуб будто отвечает на пункт плана, завершая его словами: «В России Мопассан ценился всегда больше, как автор рассказов. Романы его у нас меньше обращали на себя внимание. Соответственно этому малому влиянию Мопассановых романов трудно было бы указать в нашей литературе что-нибудь значительное в области романа, что стояло бы в непосредственной связи с "Милым другом". Хотя и можно сказать, что кларизм таких наших современников, как, напр., Кузмин и Алексей Н. Толстой, носит на себе отпечаток влияния Мопассана, но для обоих этих писателей значительнее иные литературные влияния» [17. С. 315]. Однако устраивала ли эволюция редакторских принципов Сологуба само издательство? В отзыве Лернера о томе «Наше сердце» под редакцией и со вступительной статьей Ф. Сологуба говорится: «Статья в большей своей части скомбинирована из отдельных примечаний к Конаровскому изданию романа, однако, без всяких ссылок на источник. В переводе встречается довольно много неточностей, мелких пропусков. Местами редактор, исправляя переводчика, ухудшает самый перевод» [28]. Эта экспертная оценка привела к тому, что было постановлено - статью к печати не принимать. Издание, о котором говорит Лернер, - наиболее полное собрание сочинений Мопассана [29], по которому осуществлялся и перевод в издании «Шиповника». В «Шиповнике» были также воспроизведены примечания, помещенные в конце каждого текста (первая публикация), и включены рассказы, помеченные как неизданные («inedit»). Сологуб скомпоновал сведения из французского издания и обобщил их своим текстом-отношением. Наиболее показательна в этом плане статья к роману «Сильна как смерть», собственному переводу Сологуба. В ней приведены не только отзывы критики, но и история работы над текстом и даже варианты перевода пяти заключительных фраз. Сама информативная часть была помещена в издании Конара в приложениях: «Note», где кратко охарактеризована рукопись романа и приведены те четыре варианта заключительной фразы, «Variantes» и «Opinion de la press», в которых помещены отрывки из статей, процитиро-ваные и Сологубом. Однако, как ни странно, именно в тексте этой вступительной статьи более всего проявилось аналитическое и субъективное начало Сологуба-редактора: «...самое название романа указывает, что для автора представление смерти стало близким, как представление любви. Название взято из Библии. (Вспомним, кстати, что и наш Пушкин иногда брал библейский текст в неожиданном применении, напр., "Что в имени тебе моем")» [18. С 227]. Эта трактовка романа указывает на близость темы самому писателю и объясняет выбор текста для перевода (вспомним хотя бы финал пьесы «Победа смерти» (1907): «И верьте -Смертию побеждает Любовь, Любовь и Смерть - одно» [24. С. 155]). В той же статье встречаются и другие сологубов-ские интерпретации: «Тягостное состояние автора сказалось явственно и во внешнем виде его труда. Рукопись романа испещрена поправками и вставками» [18. С. 228]. Говоря о трагедии творца, он выстраивает образ писателя, создавая таким образом из жизни сюжет, творимую легенду: «От него все еще ждали интересного повествования о внешних событиях жизни, о нелепых поступках безумного человеческого стада. Но Мопассан уже не мог быть прежним беззаботным рассказчиком» [Там же. С. 232]. И если в самом издательстве вступительные статьи Лернером были забракованы, то в немногочисленной критике выход нового издания перевода Сологуба «Сильна как смерть» был воспринят как хорошо подготовленное издание: «О достоинствах перевода говорит имя переводчика. Остановимся только на статье Ф. К. Сологуба, который выясняет значение этого романа в истории творчества Мопассана и характеризует значение самого произведения. Для этого автор статьи пользуется письмами самого Мопассана, относящимися к периоду создания романа» [30. С. 2]. Признание близости произведения и его темы самому переводчику, по сути, оказывается если не такой же, то очень похожей на более раннюю формулировку: «Я переводил Верлена, потому что люблю его». Эти работы стали этапом в творческой биографии Сологуба, когда писателю пришлось перестраивать свою деятельность под новые требования и правила. И как мы видели, ему удалось это сделать, не потеряв собственного слова. Часть отредактированных Ф. Сологубом произведений постигла участь большинства переводов во «Всемирной литературе», другие были напечатаны в издательстве «Книжные новинки»: «Пьер и Жан» (1926, 2-е изд.: 1927), «Монт-Ориоль» (1927), а в издательстве «Сеятель» переизданы романы «Сильна как смерть (1925) и «Милый друг» (1926). В дальнейшем же перевод Ан. Чеботаревской «Милый друг» выходил под редакцией А. А. Смирнова (Л., 1936; М., 1944), а перевод Сологуба, так же как и его послесловия, не переиздавались. ПРИМЕЧАНИЯ 1 Книга переводов из Шиллера не была опубликована. Возможно, имеются в виду Полина Самойловна Бернштейн, переводчица с немецкого, или один из ее сыновей Сергей или Игнатий Игнатьевич (псевд. Александр Ивич). Для собрания сочинений М. Метерлинка Сологубом в разное время были отредактированы: «Там, внутри», «Амадина Палам», «Принцесса Мален», «Пелеас и Мелизанда», «Непрошенная гостья», «Слепая», «Семь принцесс», «Смерть Шентуа», «Аглавена и Селизенда», «Ариадна и синяя борода», «Сестра Беатриса», т.е. в основном то, что было в переводах Анастасии и Александры Чеботаревских. А также вступительная статья Н. Минского, ранее включенная в издание журнала «Нива». 2 Название романа Мопассана «Bel Ami» было более точно передано в издании «Всемирной литературы»: «Милый друг». 3 См., например: «Пышка» (Bouie de Suif). Напечатано в сборнике «Вечера в Медане» 1880 г. Подлинное имя Пышки - Адриенна Легэ. Во время войны жила в Руане. Остальные действующие лица также списаны с натуры. Событие, рассказанное здесь, произошло в действительности, хотя сама Адриенна Легэ до конца своей жизни (умерла вскоре после смерти Мопассана) настойчиво утверждала, что немецкий офицер не добился от нее того, чего хотел. Дом Телье (La Maison Tellier). О плане этого рассказа Мопассан часто говорил своим друзьям, между прочим и Тургеневу. Сборник имел очень большой успех; в первые два года разошлось 12 изданий. Книга посвящена Тургеневу. Он способствовал переводу книги на русский язык; очевидно, по его же просьбе газета "Голос" поместила очень хвалебный отзыв о книге» [20. Л. 18-19]. 4 Ср. требования для вступительных статей в изданиях народной серии: «Предполагается, что читателями народной библиотеки явится полуинтеллигентный пролетарий и крестьянин, а потому язык предисловий должен быть по возможности прост, популярен, не содержать литературных и иных ссылок, специальных терминов и вообще иностранных слов». В предисловие должны были входить «очерк литературной деятельности писателя» и разбор произведения, подразумевающий «разъяснение внутренней, тематической сущности предлагаемого произведения, -как бы изложения тех мотивов, в силу которых данное произведение включено в каталог народного издания»; «Примечания в книгах этого издания все, вплоть до объяснения того, что значат слова: энтузиазм, мистики, Альпы, Шекспир, Готентот и т.д. - все, что выходит из круга обыденных понятий и слов, должно быть пояснено построчными примечаниями фактического характера» [9, 11].

Ключевые слова

G. de Maupassant, F. Sologub, editing, "Vsemirnaya literatura", translation, Ги де Мопассан, Ф. Сологуб, «Всемирная литература», перевод, редактирование

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Филичева Вера ВладимировнаИнститут русской литературы (Пушкинского Дома) Российской Академии наукаспирант рукописного отделаlntfmd@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

С.Ш. Гюи де Мопассан. Сильна как смерть / пер. и посл. Ф.К. Сологуба. Изд-во «Всемирная Литература» при народном комиссариате по Просвещению. СПб., 1919. С. 240 // Жизнь искусства. № 205-206 (3 авг.) 1919. С. 2.
ffiuvres completes de Guy de Maupassant / ed. L. Conard. 29 vv. Paris, 1907-1910.
Верлен П. Стихи, выбранные и переведенные Ф. Сологубом. Пг., М., 1923.
ИМЛИ. Ф. 11 (А.Н. Тихонов). Кн. пост. 1218. Д. 13; Протокол от 21 января 1921 года.
ИМЛИ. Ф. 11 (а.Н. Тихонов). Кн. пост. 1218. Д. 33; Протокол от 10 мая 1921 года.
ИМЛИ. Ф. 11 (а.Н. Тихонов). Кн. пост. 1218. Д. 35; Протокол от 17 мая 1921 года.
Сологуб Ф. Смертный лик Гюи де Мопассана // Мопассан Ги де. Полн. собр. соч. : в 30 т. СПб., 1912. С. 265-266.
Лоррэн Ж. Астарта (Господин Де-Фокас) / пер. Ан. Чеботаревской; предисловие и перевод стихов Ф. Сологуба. СПб., 1911.
ИРЛИ. 256 (А.М. Ремизов). Оп. 2. № 30. Документы по деятельности в Литературной студии издательства «Всемирная литература»: циркуляры, постановления, программы лекций и др.
СПФ АРАН. Ф. 1026. № 233. Л. 16. По деятельности в издательстве «Всемирная литература». Планы и переписка по плану изданий, списки рукописей, инструкции, отзывы и замечания Крачковского И.Ю. Программа учебного отдела издательства (1919-1925).
ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 1. №. 444. Л. 1-14 - статья «Рассказы Мопассана»; машинопись с правкой; Л. 15-26 - примечания к т. 7 и 8; машинопись с правкой.
Мопассан Ги де. Сильна как смерть / пер. под ред. Ф.К. Сологуба. Пг. : Всемирная литература, 1919. Т. 5.
Мопассан Ги де. Лунный свет и другие рассказы / пер. Ал. Чеботаревской // Мопассан Ги де. Полн. собр. соч. СПб. : Шиповник, 1912. Т. XX.
Мопассан Ги де. Милый друг / пер. Ан.Н. Чеботаревской ; под ред. Ф. Сологуба. Пг. : Всемирная литература, 1919. Т. 2.
Неопубликованные переводы Н.С. Гумилёва из Т. Готье и П. Верлена / подг. текста В.В. Филичевой // Русская литература. 2015. № 3. С. 235-242.
Верлен П. Собрание стихов / пер. В. Брюсова ; под ред. Ф. Сологуба. СПб., 1911.
Верлен П. Стихи, избранные и переведенные Федором Сологубом. СПб., 1908.
ЦГАЛИ СПб. Ф. 46. Оп. 1. № 58. Материалы о работе издательства в 1923 году (отчет, списки книг, переписка и др.).
Заборов П.Р. Кандид в переводе Ф. Сологуба // Заборов П.Р. Россия и Франция: Литературные и культурные связи. СПб., 2011. С. 85-90.
Мопассан Ги де. Сильна как смерть / в пер. под ред. Ф.К. Сологуба. Пг. : Всемирная литература, 1919. Т. 5.
Клейст Г. Пентесилея // Клейст Г. Собр. соч. / под общ. ред. В. А. Зоргенфрея. М.; Пг., 1923. Т. 2. С. 97-219.
Вольтер. Кандид / под ред., с предисл. и прим. Ф.Д. Батюшкова. Пб., 1919 (Всемирная литература. Вып. № 16).
Банг Г. Четыре дьявола / пер. Ф. Сологуб; авт. предисл. А.Я. Левинсон. Пб. : Всемир. лит., 1919 (Всемирная литература. Вып. № 38. Да ния).
Филичева В.В. «Соединение наших переводов могло бы быть полезно» (Ф. Сологуб и В. Брюсов в работе над переводами П. Верлена) // Текстология и историко-литературный процесс. IV. М., 2016. С. 131-140.
Смиренский В.В. Воспоминания о Федоре Сологубе / вступ. ст., публ. и ком. И.С. Тимченко // Неизданный Федор Сологуб. М., 1997. С. 395-422.
Голлербах Е.А. Семейные ценности: Федор Сологуб в издательстве «Пантеон» // Федор Сологуб: Биография, творчество, интерпретации. СПб., 2010. С. 39-73.
Стрельникова А.Б. Ф. Сологуб - переводчик поэзии П. Верлена. Томск, 2010.
Стрельникова А.Б., Филичева В.В. Библиография художественных переводов, выполненных Ф. Сологубом. Неизданные и несобранные поэтические переводы // Федор Сологуб. Разыскания и материалы : сб. / под ред. М.М. Павловой. М. : Нов. лит. обозрение, 2016. С. 629-709.
Дикман М.И. Поэтическое творчество Федора Сологуба // Сологуб Ф. Стихотворения. (Библиотека поэта. Большая серия. Второе изда ние). С. 5-74.
Багно В.Е. Федор Сологуб - переводчик французских символистов // На рубеже XIX и XX веков: Из истории международных связей русской литературы. Л., 1991. С. 129-219.
 Ф. Сологуб - редактор в издательстве «Всемирная литература» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 416. DOI: 10.17223/15617793/416/4

Ф. Сологуб - редактор в издательстве «Всемирная литература» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 416. DOI: 10.17223/15617793/416/4