Таможенное дело на территории Юго-Восточного Забайкалья в конце XVII - начале XVIII в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 416. DOI: 10.17223/15617793/416/12

Таможенное дело на территории Юго-Восточного Забайкалья в конце XVII - начале XVIII в.

Представлена история Нерчинской таможни (таможенной избы), созданной в конце XVII в., в городе Нерчинск, занимавшей стратегическое приграничное положение и обеспечивающей контроль за движением российских и китайских товаров. На основе анализа таможенных книг приводится информация о характере провозимого через таможню товара, системе пошлинного обложения, категориях лиц, провозивших товары, и статусе таможенных голов. Все это позволило определить особые региональные черты таможенной деятельности в регионе.

Customs affairs in South-Eastern Transbaikalia in the late 17th - early 18th centuries.pdf На рубеже XVII-XVIII вв. освоение Восточной Сибири и Дальнего Востока поставило перед российским правительством проблемы регулирования взаимоотношений с Цинским Китаем. В этой связи особое значение приобретают приграничные населенные пункты, история развития которых напрямую связана с ближайшими соседями. Территория Забайкалья и в целом Восточной Сибири исследователями рассматривалась в контексте развития внешнеполитических и экономических связей, а именно взаимоотношений с Китаем и Монголией. Данный вопрос подлежал тщательному изучению различных исследователей, например Е.М. Дарев-ской [1], Н.Е. Единархова [2], при этом таможенная сфера в этих работах затрагивалась фрагментарно. Некоторые аспекты организации таможенного дела в Восточной Сибири озвучены в работах Л.Н. Маркова [3], В.П. Шахерова [4], М.И. Сладковского [5]. Интерес представляют оценки дореволюционных исследователей, например А. Корсака [6], В.В. Птици-на [7]. Особый интерес вызывает работа В.К. Андрие-вича [8]. Основное достоинство - в глубокой проработке автором законодательства, применяемого в Сибирском регионе. При этом все названные труды лишь фрагментарно затрагивали вопросы таможенной организации, уделяя основное внимание развитию торговли. Стратегически важным населенным пунктом Забайкальского региона XVII в. был Нерчинск. По данным отдельных исследователей Забайкалья, китайцы появились в Нерчинске задолго до установления официальных торговых отношений. Данная информация подтверждается сказками нерчинских таможенных голов [9]. Первый торговый караван четырех китайских купцов прошел в Нерчинске в 1670 г., потом было еще два каравана тринадцати и тридцати пяти купцов [10. С. 9]. В 1675 г. через Нерчинск в Китай отправился первый торговый караван енисейского боярского сына Ивана Поршенникова и «торговых гостей» Евстафия Филатова и Гавриила Романова [10. С. 10]. Таким образом, занимая выгодное положение на путях сообщения с Китаем, Нерчинск мог вполне превратиться в торговый центр Забайкалья, что, собственно, и произошло несколько позднее. Занимая выгодное место на путях сообщения с Китаем по Амуру, Нерчинск быстро превратился в торговый центр Забайкалья. На этом первоначальном этапе становления и развития торговых отношений с китайскими купцами начинает формироваться и таможенная деятельность. Увеличивающийся товарный оборот поставил на повестку дня вопрос об организации Нерчинской таможни (таможенной избы). В 1681 г. центральным правительством стольнику Ф. Д. Воейкову было поручено создание Нерчинской таможенной избы. Уже в 1681 г. в Нерчинском остроге построили таможенную избу. Руководил таможенной избой таможенный голова. В нее входили также целовальники и подьячие. Таможенные головы и целовальники избирались посадскими и торговыми людьми и утверждались государственными органами. Подьячие в особые книги записывали сборы с товаров [11. С. 32]. При этом вплоть до 1693 г. не существовало таможенной регламентации в отношении торговли с Китаем, Монголией, Джунгарией и т. п., так как в Новоторговом уставе не были учтены специфические условия внешней торговли через Сибирь, по этой причине организация таможенной деятельности в Нерчинске выстраивалась на основе актов центрального управления, впоследствии ситуация начинает меняться, в отношении Нерчинского торга было оформлено несколько нормативных актов. 18 февраля 1696 г. Петром I был объявлен наказ даурским нерчинским воеводам. Вопросов таможенного дела касались правила относительно установления требований для избрания в должности таможенных голов и целовальников нерчинских служилых людей «или кого пристойно» сроком на один год, в порядке очереди; закрепления обязанностей таможенных служителей. В тексте документа сказано «собирать "таможенные деньги" и сдавать их в приказную избу помесячно, причем производить проверку и "за большое воровство и за кражу и за иную хитрость чинить наказанье, смотря по вине: за малые вины бить батоги, а за большие кнутом, и от дел их отстав-ливать..."» [12]. 5 декабря 1697 г. был учрежден именной указ «О взыскании в Нерчинске с вывезенных товаров из Китайского государства пошлины серебром и золотом, о взятии пени с воевод за удержание в пути торговых людей и за причиненные им убытки» [13. С. 113-114]. 12 ноября 1698 г. [14] вышел указ о том, чтобы с торговцев, уплативших за товар русский или сибирский по гривне с рубля, после провоза товара из Сибири в Россию и из России в Сибирь, новой пошлины уже не взимать. С привозных «русских» товаров брали десятую пошлину по оценке деньгами, но если продавец привозных товаров на вырученные деньги покупал пушнину, то у него десятую обычно брали пушниной. В конце XVII - начале XVIII в. в таможнях Нерчинска брали десятую с пушнины, рыбы, слюды и железа. Десятую пошлину брали с продажи хлеба «не своей пахоты», с «пригонного скота и лошадей», с «нетоварных денег», явленных на покупку пушнины и других товаров. Натурой десятую пошлину брали с пушнины и китайских тканей (камок, китаек, атласов). К концу XVII в. ликвидируются мелкие пошлины и увеличивается количество товаров, охваченных десятой пошлиной [15. С. 174]. Достаточно много в указе уделялось деятельности воевод и таможенных голов, что позволяет четко определить их основные права и обязанности. Например, было закреплено понятие досмотра, осмотра и др. Так, досмотр производился с целью контроля за товарами, перемещаемыми по территории Руси, в тех случаях, когда количество и род их изменялись от продажи и купли товаров по пути между Тобольском и Нерчинском. Также в указе сказано: «Головам приказано посылать нарочных и целовальников в остроги, слободы и многолюдные волости производить досмотры». Осмотр производился таможенным головой, результаты фиксировались в отдельной книге, а торговцу об этом выдавалась «выпись». Так, головам указывалось: «В Нерчинских записных пошлинных книгах всякому торговому человеку велеть под своею стать-ею впредь для спору прикладывать руку». Для контроля за сбором товаров таможенные служители обязаны были вести таможенные книги. По сведениям исследователей [Там же. С. 169], из 19 дошедших до нас Нерчинских таможенных книг от 16901714 гг. 4 не имеют начала и конца. Об обширном содержании таможенных книг дают «представления их заглавия». Например, «Книга города Нерчинска таможенная записная десятинному пошлинному сбору с товаров и мягкой рухляди и рыбы и рогатого скота. что по указу Великого государя собрано со всяких чинов людей, товаров и мягкой рухляди и денег при бытности таможенного и заставного и кружечных дворов головы Гаврила Артемьева с товарищи и то писано всей десятинной книге имянно...» [Там же. С. 170]. Таможенные записи (точнее сказать, «сказки таможенных голов») четко фиксировали ассортимент товаров, географию и социальный состав торговцев, размеры и формы их скупочной деятельности, число явок и товарных партий, позволяя определить их соотношение, а также основной ассортимент товаров, проходивших через Нерчинск в Китай и обратно. В таможенных книгах четко фиксировалась стоимость пошлинного сбора, взысканного в других сибирских городах, что позволяет определить разницу в сибирских ценах. Значение этих документов в оценке таможенной деятельности, безусловно, велико, по существу это единственные сохранившиеся до нашего времени источники, позволяющие увидеть результаты функционирования Нерчинской таможни. После весенней отправки торговцев из Верхотурья голова должен был высылать почтой в Нерчинск роспись товаров, пришедших в Сибирь с торговцами и оплаченных пошлиной. По этой росписи Нерчинский таможенный голова должен был сверять товары, прибывшие с торговцами; о том, сколько товару, какого, куда послано и сколько денег выручено в пошлину. Верхотурский, тобольский и нерчинский головы обязаны были писать в Москву «неотложно, в году дважды и по трижды, как пойдет почта». Для контроля за таможенными властями решено было впредь брать у торговых людей «сказки» о количестве посылаемого в Нерчинск товара и требовать в каждом отдельном случае от местной таможни отчет о караванах, приходящих из Китая [16. С. 143]. Анализ таможенных книг, а точнее сказать, «сказок нерчинского таможенного головы» за 1684 г. [17], позволяет констатировать следующие обстоятельства. В Нерчинском остроге при воеводе Иване Остафьеви-че Власове таможенным головой был избран «сын боярский Никифор Сенотрусов» [18. Л. 7]. Сбор пошлин осуществлялся по применяемой в государстве системе. Взимались пошлины «отъезжие», «десятая», «печатная». «По материалам Нерчинских таможенных книг 1690-1692 гг., сборы взимались следующим путем: с продажи привезенного русского товара - 5%; с привезенных мягкой рухляди и русского товара, а также пригонного скота записная пошлина - 2,5%; с вывозимой в Китай мягкой рухляди - 2,5%; с привозного хмеля записная пошлина - 5%; с привезенного китайского товара - 5%; с купленного в Нерчинске китайского товара - 2,5%; с явленых денег - 2,5%; с покупки мехов - 10%; с рыбы своего промысла - 10%; с мехов своего промысла -10%» [16. С. 142]. В сказках нерчинского таможенного головы прописаны как размеры пошлинного обложения, так и категории товаров, обложенных пошлиной, а также содержится информация о торговых людях. Из сохранившейся в «Сказках» таможенного головы за 1684 г. информации можно определить, что основным перемещаемым товаром были мягкая рухлядь (соболь, росомаха) и струя кабарги. С пушнины взималась «десятая пошлина». Торговые люди следовали в Енисейск. В сохранившихся документах присутствуют сказки в отношении торговых людей: Лукьяна Никифорова, Федора Волкова, Савы Федорова и Митки Дамьева, Филипа Ифанова, Ивана Ушакова и др. [17. Л. 3-5, 7]. Так, например, сказано: «7 в июня в нерчинской острог в приказной избе перед стольником и воеводою Иваном Остафьевичем Власовым и Нерчинского острогу таможенной голова даурской сын борярской Никифор Сенотрусов. отпущен из Нерчинской таможни в Енисейск... человека Лукьяна Никифорова лавочной сиделец Василей Давыдов а с ним отпущено перекупные и ево промыслу мягкой рухляди сорок три соболя с путику, с хвостом тридцать росомах, лоскутишка соболя три фунта кабаргины струи да с ним же... выписки покупил лавочного ево сидельца Игнашки Титова три сорока двадцать соболей с хвосты. А по енисейской таможенной оценке та с ним всей мягкой рухляди на пятьсот на семнадцать на один рубль на шестнадцать алтын на четыре деньги и с тою у него мягкая рухлядь взята великих государей десятая пошлина с семи сорока с тех соболей с тридцати росомах с лоскутишка соболья с трех фунтов кабаргины струи...» [17. Л. 7]. В этом же документе речь идет о сборе «отъезжей» пошлины. Размер пошлины определялся «с оценки рубля». «В Нерчинском в таможне остроге сорок з двадцати соболей, да в Баргузинском остроге с соболей. а с россомах и с лоскутишка соболья и струи кабаргины по оценке деньгами в нынешнем году сполна два с ним же идет для товарного береже-ныя брать ево Ивана Григорьева отъезжие пошлины с тех соболей с сорока схинего васьмю и з брата ево по четыре деньги и с одного с него васьмю рубл. А того с ним по алтыну в Нерчинской в таможне взято сполна указных пошлин.» [Там же]. Сведения о взимании «печатной» пошлины также имеются в документах. Печатная пошлина взималась «по оценке с рубля». В «Сказке» таможенного головы от 10 сентября, по поводу отпуска из Нерчинского острогу из таможни в Албазинской острог Ивана Остафьева, сказано: «.отъезжие пошлины с того у него скота с оценки с рубля и с него исаку по четыре денги и на нынешней. на год и него исаку указных пошлин по дву алтына с скотины в Нерчинском в таможне взято сполна да и с того ж у него скота дове-детца взять печатных пошлин с оценки с рубля по денге и того тринадцать алтын три денги. А в Нерчинском остроге великих государей печати нет [Там же. Л. 10-11]. В указе 12 ноября 1698 г. [14] урегулированы вопросы статуса таможенных голов. В документе «головам быть честными и справедливыми; никого не отягощать; срок в уплате пошлин давать людям верным и взыскивать в случае смерти лиц, которым доверено, с их поручителей; выписи делать по уплате пошлин; если воевода желал заставить поступать в чем-либо против статей - головам их не слушать, а писать к великому государю, в Сибирский приказ "самою правдою без всякия затейки"; ни на какие воротные печати, кроме Сибирского приказа, внимания не обращать; ни от кого из служащих подарков не брать. А нерчинскому и верхотурскому головам велеть, опричь. прислать за рукою росписи, сколько весною с Верхотурья на низ, а зимою в Москве, а из Нерчинска в китайское государство и из Китая с караваном в сибирские городы и на Русь и чьих и каких товаров . что в отпуску будет, доносить в Москву, сколько денег и каких собрано; и вообще давать ежегодно полный и обстоятельный отчет, заканчивая оный к 1 сентября». Регламентировался также порядок применения таможенных формальностей. В частности, указывались необходимость складки товаров в гостином дворе, информирования о прибытии товара таможни и действиях при выявлении тайно провозимых товаров или попытке обмана таможенных служителей. В последнем случае товар конфисковывался в пользу казны, кроме того, оговаривалось наказание для тайных про-возителей «высечь нещадно батогами, да сказанное ему буде впредь он там сворует, и ему в Сибири и в Китае, как явному вору, пропуску не будет» [Там же]. За оплаченные пошлиной товары указывалось выдавать в Нерчинске выпись именную за нерчинскою печатью. В случае выезда из Нерчинска торговых людей через Обскую заставу и Камень к Вычегде, при нежелании их оплатить товары пошлиной в Нерчинске, «товар клеймить в Нерчинске сургучом или какою краскою и прикладывать печати, чтоб была возможность отличить этот товар от неоплаченного. За провоз таких товаров брать только на служилых заставных людей по рублю с судна» [7. Л. 6]. В 1699-1700 гг. функцию таможенного головы в Нерчинске выполнял Петр Худяков. В документах четко фиксируется: «. в Нерчинску в таможне таможенному и заставному и кружечных дворов голове Петру Худякову.» [Там же. Л. 6-7, 13, 25-26]. Анализ выявленных документов свидетельствует о содержательной стороне деятельности таможенного головы, например о представлении «голове» двух видов «сказок». Первые содержали сведения о товарах, провозимых торговыми людьми, вторые - информацию «о неимении запретных товаров». При этом интересно, что присягали на Евангелие. Так, в одном из документах сказано: «В Нерчинску в таможне таможенному и заставному и кружечных дворов голове Петру Худякову со товарищи соли вычеготской торговой человек Петрушко Гаев сказал по святой Евангельской непорочной заповеди господни еже ей вправду и два из Нерчинска по таможенному отпуску мимо Иркуцкой, Тобольской чрез Верхотурьевские городы, а со мною идет нерчинской покупки и посылки китайские товары камни и китайки а сколько числом и тому вотдает нерчинская таможня отпуск и нерчинская опись. заповедных товаров мягкой рухляди соболей черных лисиц и кусков золота и каменя и... товаров богдой-ских и животов их нет со мною...» [Там же. Л. 45]. То есть государство, в условиях монополии на торговлю отдельными «заповедными» товарами, вменяло в обязанности таможенному голове контролировать соблюдение государственных предписаний. По прибытии в Нерчинск торговые люди представляли проезжие грамоты, подтверждавшие оплату пошлины в других таможнях и описание провозимого товара. Пошлина по-прежнему взималась «десятая» (десятинная). Приведем пример документа «В Нерчинску в таможне таможенному и заставному и кружечных дворов голове Петру Худякову со товарищи устюжанин торговой человек Ефим Гаврилов сын Набоков сказал в прошлом году приехал я на Верхотурье. с товар своими и отпущен я с Верхотурья из таможни по проезжей до Тобольска а из Тобольска отпущен по проезжей из приказной палаты в понизове город с всякими моими товарами а из Тобольской проезжей отпущен в Томской. из приказной избы товары своего с лавошным сидельцем Максимом Кузнецовым да из той же Тобольской проезжей отпущен из Енисейска из таможни с сыном своим Васильем товаров своих да из той же проезжей отпущен из таможни с лавочным своим сидельцом с Михаилом Лобасиным в Нерчинск всякого товару и те товары он сын мой и лавочные сидельцы в томском и Ир-куцком проезжали и в таможни великому государю с товаров десятую пошлину по указам великого государя платили а осталой товар продавал я в Енисейску с братом своим Филипом Набоковым и десятую пошлину в таможне в Енисейску по указам великого государя платили. А которые товары отпущены были из Енисейска в Нерчинск и те товары распроданы самой малой ценой из тех товаров я Ефим в Нерчинску в таможне великого государя десятую пошлину платит буду в том сию сказку дал.» [17. Л. 54]. В документе четко просматривается специфика пошлинного обложения. В начале XVIII в. торг осуществлялся на основании таможенных правил, имевших применение на всей территории государства. Региональные особенности были обусловлены спецификой товаров, пропускаемых через таможню. Оценка таможенных книг позволяет сформировать следующий перечень товаров, пропущенных через Нерчинскую таможню: холсты, сукно сермяжное, сукно лятчины (сорт сукна польского производства), сукно оренбургское, воск, рукавицы (вязанные шерстяные рукавицы, обычно надеваемые под кожаные или меховые), мыло, зеркала, тканцы шелковые, нити шитья, медь зеленая в котлах, порох, бумага писчая, горностаи, лисицы, белки, кожа. Пошлина взималась «десятая», или «десятинная». Взиматься она могла как в Нерчинской таможне, так и в других таможнях. В материалах фондов архива Забайкальского края сохранилась запись от 27 января 1705 г., составленная в отношении явившегося в Нерчинскую таможню «Андрея Пономарева, племянника устюжанина Якова Путилова». С него была взята пошлина в Нерчинской таможне «с камок плачена десятая пошлина по оценке деньгами по гривне с рубля в Нерчинске в таможне в нынешнем 1704 году». В случае оплаты пошлин в других таможнях необходимо было предьявить таможенную выпись за таможенной печатью и рукою таможенного головы заверенную. Выпись содержала информацию о месте выдаче, таможенном голове, торговом человека, характере товара и месте оплаты «десятой» пошлины. Приведем пример документов с такой информацией: «Февраля 4 явился в Нерчинск в таможню устюжанин Василий Сакин и подал иркутскую таможенную выпись за таможенной печатью и рукою таможенного головы Петра Соловарова и расправой Ар-тамона Попова. Лета 1705 года по указу Великого государя иркутской таможенной и заставной и кружечных сборов голова Петр Соловаров с товарищи отпустили из Иркутска за Байкал в Нерчинск город устюжанина Василия Сакина а с ним товарных платежных 240 рублей денег а те деньги вышли у него в Селенгинске с продажи китаек (первоначально шелковая, затем хлопчатобумажная легкая ткань, производившаяся в Китае) с которых плачена десятая пошлина» [18. Л. 64]. Интерес купечества вызывали различные видовые категории товаров, большая часть которых - китайские, и мягкая рухлядь. Сохранившиеся росписи (книги купеческих записей, представлялись в таможню) наглядно свидетельствуют об этом. Часто торг осуществлялся при посредничестве местных жителей. Местом торга был Аргунский перевоз. Оценочные списки, составленные в Нерчинской таможне на ввезенные в Нерчинск китайские товары [18. Л. 3], позволяют говорить об осуществлении торга купцами различных регионов России. Например, в июле 1705 г. «По указу Великого Государя царя и Великого князя Петра Алексеевича Всея Великая и малая, и белая России Самодержца и по приказу стольника и воеводы Петра Савича Мусина-Пушкина с товарищи в таможне перед таможенным, и заставным, и кружечным дворов Головой Василием Поповым с товарищи ценили казну Великого Государя китайские и наунские локотные и мелочные, и весчие товары нерчинской настоящей прямой ценой». Торг вели: москвич Алексей Осинцев; устюжане Иван Сухих, Иван Оконишни-ков, Иван Кузнецов, Иван Русинов, Федор Ходукин, Петр Бабкин, Василий Сакин, Василий Шаламов, Яков Путилов; усольцы Иван Пивоваров, Афанасий Попов, Илья Матренинской, Прокопий Олисов, Василий Барашков; казанец Иван Савастьянов; пеженец Иван Пя-тов; вологжанин Матфей Колесов; важенин Василий Марков; тобольские Борис Коршунов, Иван Быданов, Иван Тюрин; яренчане Иван Фоминых, Григорий Ма-ковеев; енисейцы Иван Истопников, Григорий Скорняков; важенин Фадей Ярыгин; нерчинский житель Семен Стуков. Взаимная торговля приносила пользу обеим сторонам. Несмотря на хорошую прибыль, а в некоторых случаях она превосходила первоначальный бюджет в два раза, российскому правительству казалось это недостаточным, поэтому оно стремилось всячески увеличить доход. При Петре I в 1706 г. был даже издан указ, который утверждал, что наказанием за частную торговлю является смертная казнь. Поток частных караванов в Пекин снизился, но частникам оставили возможность торговать в г. Урге, г. Науне, при этом сократив разрешенный перечень продаваемых товаров. Так, например, частным купцам категорически запрещалось торговать пушниной, что было наиболее ценным товаром для китайцев. «Покорение Сибири», расширение границ Российского государства на Восток ускорили процессы становления дипломатических и торговых отношений между двумя государствами. Сложившиеся исторические условия послужили первыми предпосылками становления таможенного дела и зарождения таможенных учреждений в Забайкалье. Деятельность таможенных структур на окраинных рубежах Российского государства приобрела важнейший характер для государства, что подтверждается постоянным вниманием центральных властей к ее регулированию. Создавались отдельные законодательные акты, учреждались управленческие структуры. При том, что система пошлинного обложения имела достаточно высокие результаты, российские власти не смогли сохранить Нерчинск как центр торговли и стратегический пункт таможенного контроля. Заключение торговых договоров с Китаем привело к утрате торгового и таможенного значения Нерчинска. В 20-е гг. XVIII . ключевая роль будет принадлежать Кяхте.

Ключевые слова

customs head, China, customs house, Nerchinsk customs, trade, Китай, таможенный голова, Нерчинская таможня, таможенная изба, торговля

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Дугаров Владимир ДоржиевичЗабайкальский государственный университет д-р ист. наук, профессор кафедры административного права и таможенного делаngsav@mail.ru
Казанцева Наталья ГеннадьевнаЗабайкальский государственный университет канд. юрид. наук, зав. кафедрой административного права и таможенного делаngsav@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

Российский государственный архив древних актов. Ф. 1142. Оп. 1. Д. 91.
Государственный архив Забайкальского края. Ф. 10. Оп. 1. Д. 3.
Машанова Л.В. Иркутские и нерчинские таможенные книги как источник истории промыслов и торговли Забайкалья конца XVII -начала XVIII в. // Источниковедение отечественной истории. М. : Наука, 1989. С. 169-175.
Александров В.А., Чистякова Е.В. К вопросу о таможенной политике в Сибири в период складывания всероссийского рынка (вторая половина XVII в.) // Вопросы истории. 1959. № 2. С. 132-143.
Полное собрание законов Российской империи (далее - ПСЗРИ). № 1542.
История таможенного дела и таможенной политики России (907-1811 гг.). Ч. 1. 200 с.
ПСЗРИ. № 1654.
Российский государственный архив древних актов. Ф. 1142. Оп. 1. Д. 17, 32, 80, 91.
Петряев Е. Нерчинск. Очерки культуры прошлого. Чита, 1959. С. 9.
Таможня на Тихом океане: документы и материалы. Вып. 5: Таможня в Забайкалье. 1862-1926 гг. / сост. Н.А. Беляева. Владивосток : ВФ РТА, 2008. 212 с.
Птицин В.В. Селенгинская Даурия: Очерки Забайкальского края. СПб., 1896. 306 с.
Андриевич В.К. Краткий очерк истории Забайкалья. От древнейших времен до 1762 г. М. : Вече, 2013. 288 с.
Сладковский М.И. История торгово-экономических отношений народов России с Китаем (до 1917 г.). М. : Наука, 1974. 439 с.
Корсак А. Историко-статистическое обозрение торговых отношений России с Китаем. Казань, 1857. 186 с.
Марков Л.Н. Очерки по истории таможенной службы. Иркутск : Изд-во Иркут. ун-та, 1987. 157 с.
Таможенное дело в Восточной Сибири и Забайкалье / под ред. В.П. Шахерова. Иркутск : Изд-во Иркут. ун-та, 1999. 79 с.
Даревская Е.М. Сибирь и Монголия: Очерки русско-монгольских связей в конце XIX - начале ХХ веков. Иркутск : Изд-во ИГУ, 1994. 401 с.
Единархова Н.Е. Русские в Монголии: основные этапы и формы экономической деятельности (1861-1921 гг.). Иркутск : Оттиск, 2003. 252 с.
 Таможенное дело на территории Юго-Восточного Забайкалья в конце XVII - начале XVIII в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 416. DOI: 10.17223/15617793/416/12

Таможенное дело на территории Юго-Восточного Забайкалья в конце XVII - начале XVIII в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 416. DOI: 10.17223/15617793/416/12