Возможности получения образования евреями в Российской Империи во второй половине XIX - начале XX столетия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 416. DOI: 10.17223/15617793/416/23

Возможности получения образования евреями в Российской Империи во второй половине XIX - начале XX столетия

Рассматриваются возможности получения среднего и специального образования евреями, связанные с действующим законодательством в Российской империи во второй половине XIX - начале XX в. Сравниваются исторически сложившиеся условия обучения евреев в черте оседлости и в Сибирском регионе, приводятся данные о возможностях обучения в национальных школах, школах со смешанным контингентом учащихся; анализируются преимущества получения образования в разных типах школ. Изучено влияние государственной политики в области образования в указанный период на степень ассимиляции евреев.

Opportunities for the Jews to receive education in the Russian Empire (the second part of the 19th - early 20th centurie.pdf История еврейских общин Российской империи активно изучается в последние десятилетия. Несмотря на значительное количество работ, некоторые аспекты жизнедеятельности евреев в России требуют дальнейшего исследования. В частности, большой интерес у исследователей вызывает вопрос о возможности получения образования евреями в Российской империи. Во второй половине XIX столетия в Российской империи отмечается процесс обновления общественной жизни, затронувший и еврейское сообщество. Изменения охватили все стороны жизни евреев, в том числе и систему образования, которое, по мысли правительства Александра II, могло облегчить культурную ассимиляцию еврейской молодежи. В результате изменений в черте оседлости, введенных законом 27 ноября 1861 г. [1. Стб. 687-688], молодежь уже с 60-х гг. XIX столетия предпочла общие с православными учебные заведения. Что касается евреев в Сибири, то в виду удаленности региона, эти процессы фиксируются позднее. Надо отметить, что первые евреи, родившиеся в Сибири, вообще не имели возможности учиться. Соответственно, представители первого поколения еврейских купцов и торговцев с трудом могли поставить свою подпись под различными документами [2. Л. 97-124]. Своим детям они уже пытались дать хорошее образование, предпочитая отдавать их в национальные школы. В этих немногочисленных школах давались лишь начальные знания светских предметов и русского языка. Поэтому благодаря изменениям в российском законодательстве во второй половине XIX столетия детей из семей евреев стали отдавать в городские учебные заведения. Хотя, надо отметить, число учащихся евреев здесь было невелико. Последствия принятия закона 21 ноября 1861 г. и общая либерализация правительственного курса в отношении образования евреев сказались к 70-80-м гг. XIX в. Исследователи отмечали, что в 80-е гг. XIX столетия процент обучающихся евреев в России резко возрос. В 1881 г. на территории России они составляли 12,3% от общего числа учащихся. За десятилетие - с 1870 по 1881 г. - процент всех учащихся увеличился на 65,1, а евреев среди них - на 262,9. Число евреев-гимназистов на всей территории России возросло в 2,5 раза, а в некоторых округах - в 20 и более раз [3. С. 37]. В целом можно отметить, что к 80-м гг. XIX столетия на смену традиционному образованию пришло гимназическое. В черте оседлости отказ от традиционного образования в пользу светского наталкивался на непонимание ортодоксальных слоев и приводил к конфликтам поколений: «Немедленно по объявлении о приеме в гимназию я облекся в установленный мундир - короткий однобортный сюртук из синего сукна с белыми металлическими пуговицами, со стоячим воротником и с белым галуном, в кепи с гимназическим гербом. Мой вид гимназиста в мундире причинил истинное горе моим родным. Мать и бабушка обливались слезами, видя меня в таком богоотступническом наряде...» [4. С. 297]. В Сибири эта проблема не стояла ввиду большей ассимиляции еврейского населения. Например, в Томске в мужской и женской воскресных школах, расположенных в зданиях Владимирского мужского и Владимирского женского училищ, на 1 марта 1881 г. число евреев-мальчиков составляло 3,7% от общего количества учащихся, число девочек - 2,6%. В курс обучения включались Закон Божий, чтение и письмо, начала арифметики [5]. В этом же году в Алексеевском реальном училище число учеников-евреев составляло 11,1%, они занимали второе место по численности после православных [6], среди 3 человек, окончивших в нем курс обучения, был 1 еврей [7]. В 1902/03 учебном году в Томской женской воскресной школе число обучающихся евреек достигало 2,2% [8] от общего числа учащихся, в реальном училище число учеников евреев составляло 4,3% [9] от всех учеников. Стремление евреев получить образование было связано с желанием упрочить свое проживание в Сибири, так как образование, с одной стороны, повышало социальный статус еврея, а с другой - давало ему гарантии избежать выселения, учитывая постоянную нужду в Сибири в специалистах. По данным Первой всеобщей переписи населения 1897 г., 60,0% евреев г. Томска были грамотными. Это довольно высокий показатель, если учесть, например, что в то же время грамотных среди православных было 47,8%. Процент грамотных мужчин-евреев был выше в 1,2 раза, чем процент таковых православных мужчин, а процент грамотных женщин-евреек - в 1,3 раза выше, чем у православных женщин [10. С. 82-83]. Такая разница объясняется не столько высоким уровнем образованности женщин у евреев, процент грамотности которых был все-таки в 1,3 раза ниже такового у мужчин, сколько невысоким процентом грамотности православных женщин. Несмотря на существующие препятствия в усвоении русского языка (запрет его преподавания в хедерах, порицание ортодоксальных слоев), исследователи отмечали что, евреи Российской империи опережали в усвоении русской грамотности остальное население (в 1897 г. - 24,6% против 16,8%), в том числе и православное, грамотность среди которого составляла 19,7% [11. С. 48-50]. В Сибири число евреев-мужчин, владевших русским языком, достигало 17,5%, женщин - 15,0% [11. Прил. С. 18]. В то же время евреи в Сибири долгое время считали родным языком еврейский, даже те, кто не мог написать ни слова по-еврейски. Среди евреев г. Томска родным языком признали русский только 7,0% мужчин и 6,6% женщин, еврейский - 92,7% мужчин и 93,0% женщин [10. С. 83, 85]. Сибирь вообще опережала остальные регионы Российской империи вне черты оседлости по сохранению разговорного еврейского языка: процент евреев сибирских губерний, назвавших его родным языком, составлял 92,3% против внутренних губерний, где таковой составлял 87,2%, в Прибалтийском крае - 76,1%, на Кавказе и в Средней Азии - 57,1% [11. С. 37]. Одновременно, благодаря обучению евреев в городских школах, процент грамотности среди евреев г. Томска, назвавших в качестве родного языка русский, в 1897 г. составлял 69,5, что превышало процент грамотных евреев, назвавших в качестве родного еврейский язык, в 1,2 раза. При сравнении степени овладения национальной грамотой по возрастным группам наблюдается явная тенденция к обрусению образования еврейской молодежи. Грамотность и образование томских евреев в 1897 г., % [10. С. 124-127] Возраст Лица, умевшие читать и писать по-русски Лица, умевшие читать и писать на других языках (не русском) Лица, получившие образование выше начального До 9 лет 16, 0 1,3 0,5 10-19 лет 77,2 1,8 8,9 20-29 лет 63,2 2,2 17,7 30-39 лет 53,4 4,5 6,1 40-49 лет 48,4 9,5 0,3 50-59 лет 36,0 9,6 1,9 60 и более лет 30,0 9,5 0 Самые высокие показатели владеющих русской грамотой наблюдаются среди 10-19- и 20-29-летних евреев. В то же время самый высокий процент владеющих не русской (еврейской) грамотой встречается у людей в возрасте 40-60 лет и старше. Обнаруженное в томском архиве прошение об открытии в г. Томске еврейского молитвенного дома, поданное томскому губернатору в 1835 г., подписали 26 чел., из них 25 чел. поставили подпись на иврите [12. Л. 3636 об.]. Эти люди, по-видимому, изучали язык еще в черте оседлости и к 1897 г. (год проведения Всеобщей переписи) как раз попали в возрастную группу 60 и старше. В то же время, чем моложе возрастная группа, тем ниже процент владеющих еврейской грамотой, что является следствием недостатка учителей в Сибири и малочисленностью национальных школ. Кроме того, уже в 80-е гг. XIX столетия осознание ценности получения образования на русском и вообще овладения им наблюдается среди пожилого населения черты оседлости, не говоря о евреях Сибири, изначально более интегрированных в русскую культуру [13. C. 163]. Таким образом, в получении евреями светского образования четко прослеживаются две тенденции. С одной стороны, большое количество евреев, владеющих русской грамотой, показывает большую степень включения томских евреев в культуру окружающего общества, все большее сближение с образом жизни окружающего населения, по сравнению с чертой оседлости. С другой - высокий процент евреев, указавших в качестве родного языка еврейский, говорит о сохранении внутреннего этнического сознания и близости с еврейской общностью. Стремление евреев к получению образования вызвало негативные отклики среди нееврейского населения. В газете «Сибирь» была помещена статья, призывающая закрыть доступ евреям к образованию. По мнению автора, «жидов, конечно, следует лишить образования... Племя это доказало свою неспособность к образованию, оно не оказало никаких услуг человеческому знанию» [14]. Правительство, в свою очередь, взяв курс на сдерживание проникновения евреев в русское общество, принимает ограничительные меры. Первым импульсом к разработке нового курса в области образования стал доклад попечителя Одесского учебного округа Лавровского в Министерство народного просвещения от 1 февраля 1881 г., в котором говорилось о «переполнении» вверенных ему гимназий еврейскими детьми, подстрекающих учеников из нееврейских семей к школьным беспорядкам [15. С. 49]. Фактически это открыло дорогу для введения процентной нормы для еврейской молодежи. Надо отметить, что введение процентных норм в учебных заведениях было не одномоментным актом, и в правительственных кругах в 80-х гг. XIX столетия шла острая полемика между ее сторонниками и противниками, но из-за явных контрреформаторских тенденций внутренней политики самодержавия жесткие процентные нормы были введены для всех ступеней образования евреев. Для средних учебных заведений процентная норма была введена с 1 июля 1887 г. циркуляром министра народного просвещения. Теперь число учащихся евреев не должно было превышать 10% в черте оседлости, 5% - от учащихся вне черты оседлости, 3% - в Москве и Санкт-Петербурге [16. С. 267]. В средние учебные заведения, не дающие права поступления в высшие учебные заведения - художественные, ремесленные и технические училища, зубоврачебные школы - евреев принимали без ограничения. Часть средних учебных заведений была закрыта для них, что специально оговаривалось в их уставах. Евреев не принимали на балетное отделение и драматические курсы Императорского Санкт-Петербургского театрального училища и Императорского Московского театрального училища, в Домбровское и Иркутское горные училища, в училище лекарских помощников и фельдшериц, учрежденное в память Государыни Императрицы Марии Александровны при дамском лазаретном комитете Российского общества Красного Креста, Императорское училище правоведения, Императорское инженерное училище ведомства путей сообщения [17. С. 73, 75, 78, 173, 181, 304, 314, 349], коллегию Павла Галагана, промышленное училище им. Ф.В. Чижова, училище графа Д. Н. Блудова [18. С. 243, 298, 404]. Из-за действующих ограничений для занятия гражданской службой евреи не могли обучаться на статистических курсах, так как окончившие их должны были поступить на работу в центральные и местные статистические учреждения Министерства внутренних дел, что было для евреев невозможно [17. С. 261]. Изначально процентная норма исчислялась от числа поступающих в училище христиан, при этом расчет процента производился относительно общего числа обучающихся учеников-евреев. С 1896 г. порядок исчисления процентной нормы был изменен: расчет стал производиться по отношению к общему числу обучающихся в училище. К ученикам-евреям, переходящим из одного учебного заведения в другое, процентная норма не применялась. В случае смерти ученика-еврея вакансия могла быть заменена на конкурсной основе лишь тогда, когда процент поступающих евреев по отношению к общему числу учащихся станет ниже установленной нормы. Подобный порядок резко сократил число обучающихся евреев в учебных заведениях. Исследователи отмечали, что по всей территории России число учеников-евреев сократилось в 2 раза: если в 1881 г. в гимназиях и прогимназиях евреи составляли 12,5% всех учеников, а в реальных училищах 8,0%, то в 1891 г. этот показатель составлял 6,5 и 5,2% соответственно. Евреи пытались обойти процентные нормы, что породило систему взяточничества. В некоторых местах богатые евреи за свой счет определяли в школу детей христиан из бедных семей, чтоб тем самым увеличить процент для детей евреев [19. С. 108]. Что касается Сибирского региона, то по данным на начало XX в. в г. Томске действовали 4 гимназии -2 мужские и 2 женские, Алексеевское мужское реальное училище, Первое Сибирское коммерческое училище цесаревича Алексея, учительский институт, духовная семинария, женское епархиальное училище, железнодорожное училище, два ремесленных (одно из них - правительственное трехклассное), ветеринарная школа, повивальный институт ведомства учреждений Императрицы Марии, повивальная школа и 22 городские приходские школы (мужские и женские), кроме того, церковно-приходская школа, частные и общественные училища, например школы общества попечения о начальном образовании [20. С. 114]. В большинстве из них, естественно, за исключением готовящих к деятельности православных священнослужителей, евреи в соответствии с общей процентной нормой могли обучаться. Иногда в устав учебных заведений дополнительно особыми распоряжениями вносились положения о приеме евреев. Например, только в 1911 г. по ходатайству попечителей в устав Первого сибирского коммерческого училища цесаревича Алексея в Томске министр торговли и промышленности постановил внести положение о том, что дети лиц иудейского вероисповедания принимаются с расчетом не более 10% от общего числа учащихся [21. С. 53]. В ряде уставов средних учебных заведений были прописаны ограничения для поступления евреев. Например, для поступления лиц иудейского вероисповедания в мужскую губернскую гимназию, открытую в 1838 г., помимо прочих документов, евреи должны были представить свидетельства полиции на право жительства в Томске [22. С. 55]. Право жительства евреев в Томске требовалось и для поступления в Алексеевское мужское реальное училище [23. С. 34], в частное мужское учебное заведение 1-го разряда, Мариинскую гимназию, гимназии Миркович и Тихо-нравовой, женскую прогимназию, в зубоврачебную школу зубных врачей М.А. Каменецкого, Н.С. Сосу-нова и дантиста Б.Л. Левитина [22. С. 55, 69]. В акушерско-фельдшерскую школу (преобразована 1 июля 1906 г. из открытой в 1878 г. повивальной школы) принимались женщины всех званий и состояний, но лица иудейского вероисповедания должны были представить удостоверения от губернского начальства с места их родины или приписки о том, что они располагают правом самостоятельного жительства повсеместно в империи [Там же. С. 67-68]. Долгое время процедура получения права на жительство имела формальный характер, от поступающего требовалось лишь дать подписку в том, что в случае непоступления он тотчас же уедет в место приписки. Более того, после преобразования музыкальных классов при отделении Императорского Русского музыкального общества (открыты 8 февраля 1893 г.) в 1911 г. в музыкальное училище права евреев при поступлении в него были расширены. Евреи, учащиеся в училище, на время обучения (5 лет) с 1911/12 учебного года даже получали право жительства в Томске [Там же. С. 69]. Исключением стал отказ в выдаче временного права на жительство в Томске для поступления в зубоврачебную школу Той-бе Зубицкой и Шифре Дистлер [24. Л. 7, 81] в 1909 г., но это были единичные случаи. В целом следует отметить, что система среднего образования евреев во второй половине XIX - начале XX столетия претерпевает серьезную трансформацию. Изменения в законодательстве об образовании органично вписались в русло либерализации внутренней политики 60-70-х гг. XIX столетия, которые самым положительным образом сказались на гражданском статусе евреев, как черты оседлости, так и Сибири. Благодаря образованию евреи получили доступ к ранее закрытым для них профессиям, с одной стороны, а что касается Сибири, то и возможности на законном основании проживать здесь. Это вызвало необратимые изменения внутри еврейской общины, которая стала воспринимать получение светского образования как залог выживания и благосостояния. Желание еврейской молодежи получить светское образование достигло такого размаха, что в 80-х гг. XIX столетия правительство принимает серьезные меры для ограничения образовательных возможностей евреев, введя процентные нормы. Однако эти меры, напротив, усилили стремление евреев учиться. В результате в начале XX столетия постепенно двуязычие, характерное для черты оседлости XIX в., уходит в прошлое. В Сибири, из-за оторванности от центров религиозной жизни, эти процессы протекали быстрее.

Ключевые слова

law, Siberia, education, Jewish pale, закон, Jews, Сибирь, черта оседлости, образование, евреи

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ульянова Оксана Сергеевна Томский государственный университет канд. ист. наук, доцент кафедры музеологии, культурного и природного наследияshamaim_7@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Весь Томск: адресно-справочная книжка на 1911-1912 гг. / сост. Г.В. Чавыкин. Томск, 1911. 332 с.
Томск в кармане: справочная книжка и адрес-календарь г. Томска / сост. Н.А. Гурьев. Томск, 1902. 118 с.
ГАТО. Ф. 104. Оп. 1. Д. 3747.
Кутилова Л.А., Нам И.В., Наумова Н.И., Сафронов В. А. Национальные меньшинства Томской губернии. Хроника общественной и культурной жизни. 1885-1919 гг. / под ред. Э.И. Черняка. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1999. 298 с.
Сибирь: адресно-справочная торгово-промышленная книга / сост. И.Е. Чураев. М., 1910. 956 с.
Гессен Ю. О жизни евреев в России: записка в Государственную Думу СПб. : Тип. т-ва «Общественная польза», 1906. 140 с.
Свод уставов ученых учреждений и учебных заведений ведомства Министерства народного просвещения: издание 1893 года // Свод законов Российской Империи. СПб. : Изд-е Кодификационного отдела при Государственном Совете, 1893. Т. XI, ч. 1. 645 с.
Свод уставов ученых учреждений и учебных заведений. Книга II. Уставы ученых учреждений и учебных заведений ведомств Министерства Императорского Двора, Торговли и промышленности, Внутренних дел, Юстиции, Путей сообщения и Финансов, Главного управления землеустройства и Земледелия Собственной Его Императорского Величества Канцелярии и Императорского Человеколюбивого общества: издание 1911 года // Свод законов Российской империи. СПб. : Гос. тип., 1911. Т. 11, ч. 1. 513 с.
Систематический сборник действующих законов о евреях / сост. Л.М. Роговин. СПб., 1913. 487 с.
Сибирь. 1878. № 3.
Иванов А.Е. Еврейское студенчество в высшей школе Российской империи начала XX века. Каким оно было? Опыт социокультурного портретирования. М. : Новый хронограф, 2007. 436 с.
ГАТО. Ф. 3. Оп. 4. Д. 35.
Ульянова О.С. Еврейское население в экономической, социокультурной и общественно-политической жизни города Томска (вторая половина XIX - 20-е гг. XX столетия). Томск, 2010. 246 с.
Бруцкус Б. Д. Статистика еврейского населения. Распределение по территории, демографические и культурные признаки еврейского населения по данным переписи 1897 г. СПб. : Тип. «Север», 1909. Вып. III. 62 с.
Сибирская газета. 1881. 1 марта.
Сибирская газета. 1881. 14 июня.
Сибирская газета. 1881. 7 июня.
Сибирский вестник. 1903. 1 октября.
Сибирский вестник. 1903. 19 декабря.
Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897. Изд-е Центрального Статистического комитета Министерства Внутренних Дел / под. ред. Н. А. Тройницкого. Т. LXXIX: Томская губерния. 1904. 245 с.
Слиозберг Г.Б. Дела минувших дней // Евреи в России: XIX в. М. : Новое литературное обозрение, 2000. С. 247-496.
Государственный архив Томской области (далее - ГАТО). Ф. 127. Оп. 1. Д. 2591.
Познер С.В. Евреи в общей школе. СПб. : Разум, 1914. 213 с.
Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Т. III: 1855-1864. СПб. : Тип. тов-ва «Общественная польза», 1865. 303 с.
 Возможности получения образования евреями в Российской Империи во второй половине XIX - начале XX столетия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 416. DOI: 10.17223/15617793/416/23

Возможности получения образования евреями в Российской Империи во второй половине XIX - начале XX столетия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 416. DOI: 10.17223/15617793/416/23