Государственно-правовое моделирование: понятие и место в системе методов теории государства и права | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 416. DOI: 10.17223/15617793/416/29

Государственно-правовое моделирование: понятие и место в системе методов теории государства и права

Рассмотрен метод государственно-правового моделирования, дана его авторская дефиниция, обозначены некоторые аспекты его применения, а также указан его особый научный потенциал. Проанализированы мнения правоведов по поводу вопроса о системе методов общей теории государства и права, ее принципах, а также о соотношении с методом государственно-правового моделирования. Сделан вывод, что под государственно-правовым моделированием необходимо понимать как специальный технико-юридический метод, так и процесс изучения государственно-правовых явлений на примере конкретных моделей путем мысленного и реального воспроизведения исследуемых объектов, в том числе процесс внедрения определенных правоотношений на конкретной территории с последующим их изучением.

State-legal modeling: definition and role in the system of state and law theory methods.pdf Современная методология науки теории государства и права характеризуется сложностью и многоплановостью. В классическом представлении под методом и формами общей теории государства и права чаще всего понимают способы, средства или инструменты, которые применяются наукой для получения новых знаний об объекте правового исследования. Очевидно, что в сложносоставных правовых отношениях, которые характерны для современного мира, таких методов и форм имеется множество. Прежде всего отметим, что получение любых тео-ритических знаний, связанных с правом, невозможно без применения специальных правовых способов исследования, а наличие эффективных методик приведет к эффективному распределению сил исследователя. Высокая актуальность исследования методов общей теории государства и права и общая статичность рефлексии средств и способов познания государственно-правовых явлений обусловливают необходимость фундаментальных исследований в области теории юридической методологии. В специализированном труде Б. А. Кистяковского «Социальные науки и право: очерки по методологии социальных наук и общей теории права» [1] автор раскрывает идею рациональности методологического плюрализма в юриспруденции, приходя к выводу о том, что методология общей теории государства и права представлена в воззрениях ученого комплексом средств научного познания. Для данного исследования представляет интерес анализ Б. А. Кистяковского гносеологического и эвристического потенциала диалектики, разработанной в учении Г. Гегеля [2]; научно-философский идеализм характеризуется им как эффективный подход к познанию общих закономерностей формирования и развития государственно-правовых явлений. В трудах ученого-правоведа Н.Н. Алексеева [3] методология общей теории государства и права характеризовалась как наиболее фундаментальное и важное направление юридической науки, требующее обязательного внимания, что указывает на актуальность исследования данной темы. На основании изложенного, в рамках настоящей статьи вызывает интерес вопрос о понятии, месте и роли государственного правового моделирования в системе современных методов науки теории государства и права. В целях изучения поставленного вопроса, прежде всего, имеется необходимость проанализировать методологические воззрения ученых-правоведов по поводу науки методологии, в том числе о частях ее системы. Метод науки представляет собой ряд взаимосвязанных принципов, приемов и правил научной деятельности. Такие методы, как справедливо отмечал А.В. Мелехин [4], применяются для получения истинных и объективно отражающих деятельность знаний. Профессор Н.Н. Алексеев в научном изыскании [3] определяет методологию общей теории государства и права как предварительную науку о целях познания, а также о тех принципах, которые не только предшествуют образованию предмета, но и впервые его оформляют и строят. Происхождение термина «методология» находим в древнегреческом слове «методос», что в переводе означает «путь исследования» или «метод исследования». В связи с этим методология как понятие соприкасается с методами и средствами научного исследования, с теми «инструментами», которые обогащают имеющиеся знания в какой-либо конкретной науке. Необходимо акцентировать внимание, что как в философии, так и в юридической науке имеют место различные мнения относительно понятия «методология». Ряд авторов рассматривают методологию как всеобщий метод исследования [5, 6], другие исследователи - как совокупность методов познания [7, 8], третьи расценивают понятия «метод» и «методология» как синонимы [9; 10. С. 96]. Так, философ Г.А. Подкорытов [11], а также ученый в области юриспруденции Д.А. Керимов [12] определяют методологию как учение о методах познания и как совокупность методов и приемов познания. Иными словами, соотношение методологии и метода может быть описано как соотношение целого и части, общего и отдельного. Представляется, что такая позиция корректно опишет содержание искомых понятий в контексте нашей статьи. Однако следует отметить, что методология права есть в первую очередь не метод и не сумма методов, а некое учение, наука о методах познания, их видах и особенностях. С этой точки зрения методология права преобразовывает методы научного исследования в предмет исследования. «Методология или учение о (логических) методах, - как справедливо указывал Н.Н. Ланге, - имеет задачей показать, какими путями мы, исходя из данного состояния наших знаний, можем достигать цели, которую ставит нам наука, т.е. истинного, полного и связного знания» [13. С. 25-27]. Необходимо определиться с тем, что методологической основой науки теории государства и права, как и большинства других наук, служат общие, частные и специальные методы. Также необходимо отметить, что основа современного подхода к изучению общественной жизни не должна включать в себя «вульгарно социалистическую», а в основу изучения должен быть положен системный и комплексный подход. На основании такого комплексного подхода ниже указана система методов науки государства и права с различных позиций ее изучения. На основе диалектического и исторического материализма теория государства и права использует системно-структурный, функциональный, сравнительный, статистический, кибернетический, социологический и другие методы. Важное значение для науки теории государства и права имеют специфические, специальные методы: формально-логический, сравнительно-правовой, технико-юридический, в который входит метод правового эксперимента, а также метод государственно-правового моделирования. Все эти методы формируют культуру мышления и способствуют эффективной работе юриста-профессионала. Также социальные методы в классическом понимании классифицируются на следующие четыре группы. К первой группе относятся общенаучные методы, включающие в себя анализ, синтез, индукцию, дедукцию, сравнение, классификацию и др.; ко второй - философские методы, куда относят историзм как метод научного познания, системный подход, диалектический метод и др. Четвертая группа - это специально-научные методы, которые охватывают формально-догматический (юридический), сравнительного правоведения, конкретно-социологический и др., и, наконец, интуитивные методы, к которым относятся метод эмпирического познания, интеллектуальная интуиция и др. В учебном пособии под редакцией В. А. Толстик, Н.Л. Дворникова, К.В. Каргина [14] методы познания правовых явлений предлагают подразделять на общенаучные методы, например анализ, синтез, индукция, дедукция; специальные методы - статистический, сравнительный, системный; частно-научные - правовой эксперимент, правовое прогнозирование и др. Необходимо отметить, что все изложенные выше методы исполняют различную роль в познавательных процессах, однако они взаимодействуют друг с другом, включаются в единую систему, являются одним собирательным целым - методом юридической науки, которым присущи основополагающие начала. А.В. Мелехин в научном труде [15] указывает, что методическую основу теории государства и права составляют общенаучные принципы, такие как историзм - рассмотрение государственных и правовых явлений в развитии и их исторической взаимосвязи; объективность - истинное отражение государственно-правовой действительности в научном знании; конкретность - точный учет всех условий, в которых находится объект познания; плюрализм - многоас-пектность в любом исследовании. Указанные автором принципы методической основы теории государства и права представляются нам обоснованными, при этом, по нашему мнению, также подлежит включение в указанный перечень принципа системного научного анализа - структурирования имеющихся источников знаний по различным критериям; а также принципа научно-обоснованного использования научно-технических средств. В качестве основных выводов укажем, что методология общей теории государства и права представляет собой совокупность упорядоченных способов познания. В классическом понимании методологической основой науки теории государства и права служат общие, частные и специальные методы. Методы исполняют различную роль в познавательных процессах, однако все они взаимодействуют друг с другом, включаются в единую систему. Метод государственно-правового моделирования необходимо отнести к специальным методам теории государства и права, а именно специальному технико-юридическому методу в виду его специфики, которая будет рассмотрена ниже. Далее представляется конструктивным перейти к рассмотрению понятия, в том числе специфики метода государственно-правового моделирования. Модели являются важными звеном в проектировании и создании различных устройств, недвижимых и сложных движимых объектов. Моделирование как познавательный процесс связанно с развитием знания, при этом использование моделей является конструктивным орудием познания, в том числе и в общественных науках. Реальные общественные объекты и общественные процессы, как указано выше, сложны и многогранны, в таких случаях эффективным способом их изучения могут являться предварительное построение и исследование модели, отображающей какую-либо область рассматриваемого социального явления. Вместе с тем современная юриспруденция, по нашему мнению, не обладает эффективной методологией построения государственно-правовых моделей. Изучение правового моделирования должно иметь большое будущее в науке теории государства и права для последующего рационального его использования на практике. Прежде всего нам необходимо определиться с терминами «модель» и «моделирование» в контексте определения искомого понятия. В классическом понимании моделирование - это метод познания, состоящий в создании и исследовании моделей. Модель - это некий новый объект, который отражает существенные особенности изучаемого объекта, явления или процесса. Решение назревших научно-правовых вопросов по большей части возможно с помощью построения обдуманных теоретических моделей, механизмов их внедрения в практическую правовую деятельность. Другими словами, надлежаще обдуманная правовая модель способствует как внедрению самого объекта исследования, так и последующего его использования для реформирования иных смежных правоотношений на основании полученных им выводов. Ю.А. Стрельников указывает на некоторые достоинства метода моделирования в праве, в частности на наличие альтернатив в изучении, поясняя, что «правовое моделирование предполагает возможность построения нескольких моделей, сравнение и оценку их свойств в конкретных ситуациях» [16. С. 2]. Думается, что «построить» различные модели при решении какой-либо актуальной правовой задачи в большинстве случаев затруднительно, а подчас не представляется возможным на основании следующих причин. Общество сложно по своему составу, части общества взаимодействуют и связаны друг с другом, образуя сложную систему. Так, в ряде случаев между указанными правовыми моделями может вообще отсутствовать признак «типичность группы» - тот признак, который является обобщающим при прогнозировании правовых новшеств. Получается, что типичность конкретной правовой модели, по сравнению с иной, можно обозначить только с большой долей условности, что должно быть учтено субъектами моделирования при планировании, проведении и подведении итогов для любого государственно-правового исследования. Как уже было отмечено выше, теория государства и права изучает государственно-правовые явления с помощью общенаучных и специальных методик. Мы пришли к выводу, что наиболее распространенным методом правовых исследований является системный подход. Отличительной особенностью данного метода можно считать то, что построение правовой теоретической модели возможно лишь при синтезе гуманитарных знаний. Поэтому получается, что ряд государственно-правовых вопросов надлежит изучать путем объединения знаний из области истории, политологии, социологии, логики, философии и иных. Отсюда следует вывод, что для обладания максимальным сходством с объектом исследования юридическая модель должна учитывать все компоненты и направления системы: компонентный, структурный, функциональный и интегративный. Данный вывод считает важным для эффективного использования метода моделирования в праве. Любопытным для данного исследования представляется указание в доктрине [17] на деление науки теории государства и права на «классическую» и «прагматическую». Первая ориентируется на наиболее общие закономерности возникновения, функционирования и развития государства и права, их сущность, структуру, основные элементы, принципы, институты. Вторая - на создание моделей решения общественных и государственных задач. Мы согласны, что ряд правовых проблем не может в настоящее время решаться с помощью методологии «классической» теории и истории государства и права, поэтому именно для решения таких «прикладных проблем» требуется дополнение современной юридической науки методами правового моделирования. Представляется необходимым, с учетом доктри-нальных идей современных правоведов [16], обозначить требования к методу моделирования применительно к юридической науке: иметь дело с конкретным юридическим процессом, который решает важную государственно-правовую задачу; указывать орудия, стадии и последствия такой правовой деятельности; исследовать пути воздействия на юридический процесс; достигается заранее обозначенный определенный результат, для которого указанная модель использовалась. Предложим ряд задач, с которыми будет иметь дело субъект моделирования, используя мнения ученых юристов [18, 19]: 1) постижение сути конкретной системы; 2) управление системой - определение эффективных способов воздействия; 3) прогнозирование -процесс исследования конкретных перспектив дальнейшего развития юридического процесса. Обобщая вышесказанное, приходим к выводу, что практическая ценность государственно-правового моделирования состоит в выводах анализа планируемых государственно-правовых решений; конкретная правовая модель позволяет познать, как будут развиваться события и насколько эффективно будет то или иное правовое решение в плане жизнеспособности и устойчивости. Однако также следует отметить, что использование государственно-правовой модели не всегда возможно. Государственные процессы представляют собой сложные явления, на них оказывают большое влияние как внешние и внутренние факторы, поэтому определенно предсказать поведение объекта в среде не представляется возможным - возможна лишь некая степень его вероятности. При этом также необходимо указать при рассмотрении данного вопроса на существование недостаточного уровня развития юридической науки в целом для ряда исследования моделей в праве. Конечно, правовое моделирование используется законодателем в современной правотворческой деятельности, например в рамках создания Модельного закона о конкуренции [20], для обеспечения бюджетного процесса в муниципальных образованиях [21], однако этот метод, по нашему мнению, используется недостаточно эффективно. Сказанное выше позволяет сделать вывод о необходимости разрешения одной из проблем теории государства и права - отсутствия жизнеспособной методики модельного способа исследования правовых явлений. В качестве одного из основных выводов данной статьи, используя мнения К.А. Стрельникова [22], а также А.С. Безрукова [23] по поводу понятия «правовая модель», необходимо указать следующее. Под государственно-правовым моделированием предлагаем понимать как специальный технико-юридический метод, так и процесс изучения государственно-правовых явлений на примере конкретных моделей (прототипов) путем мысленного и реального воспроизведения исследуемых объектов, в том числе процесс внедрения определенных правоотношений на конкретной территории с последующим их изучением. Суть данного метода заключается в том, что различные государственные и правовые явления в некоторых частях схожи - «идея подобия правоотношений» [24], в связи чем, обозначив искомое сходство, можно в достаточной мере предсказать иные правовые явления в других конкретных правоотношениях, нежели исследуемые. В тезисах отметим соотношение государственно-правового моделирования и правотворческого эксперимента. Правотворческий эксперимент - это организованное компетентными органами государства, органами государственных образований и органами муниципальных образований испытание предполагаемых правовых нововведений в ограниченной области применения, проводимое с целью проверки предположения правового характера по заранее разработанной программе, состоящее из подготовки, проведения и подведения итогов эксперимента, тогда как государственно-правовое моделирование - это метод или процесс изучения государственно-правовых явлений на примере конкретной модели; в правовой модели «правовое предположение» не всегда имеет место быть, в отличие от правотворческого эксперимента; имеется отличие по субъекту: в правотворческом эксперименте это исключительно орган государства, орган государственного образования или орган муниципального образования, тогда как в правовом моделировании субъект не ограничен лишь указанными. Между правотворческим экспериментом и правовым моделированием имеются сходства: наличие конкретно сформулированной цели, существование определенной программы, сходный объект исследования. В качестве вывода укажем, что специальный технико-юридический метод - государственно-правовое моделирование, при должном внимании и изучении, будет являться эффективным способом исследования правоотношений. Это направление, на наш взгляд, имеет большое теоретическое и практическое будущее: оно позволит лучше организовывать конкретные правовые отношения в государстве. Считаем, что будущее теории и истории государства и права как науки должно определяться необходимостью создания эффективных государственно-правовых моделей для разрешения наиболее важных вопросов.

Ключевые слова

система методов, правовая модель, методология, государственно-правовое моделирование, метод познания, теория права, methods of system, legal model, methodology, state-legal modeling, learning method, legal theory

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Фатьянов Илья ВалерьевичБеловский институт (филиал) Кемеровского государственного университетаканд. юрид. наук, преподаватель кафедры общественных наукfiv_d@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Стрельников К.А. Государственно-правовое моделирование. М. : Юрист, 2009. 130 с.
Письмо Минфина РФ от 30 июня 2005 г. № 06-04-08/01 «О размещении на официальном сайте Минфина РФ «Сборника модельных правовых актов для обеспечения бюджетного процесса в муниципальных образованиях»» // СПС «Консультант Плюс».
Приказ Минэкономразвития России от 25 февраля 2013 г. № 80 «О создании рабочей группы по разработке проекта Модельного закона о конкуренции в рамках формирования нормативно-правовой базы Единого экономического пространства Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс».
Могилев А.В., Пак Н.И., Хеннер Е.К. Информатика. М. : Издательский центр «Академия», 1999. 316 с.
Алтухов В.Л., Шапошников В.Ф. О перестройке мышления: философско-методологические аспекты. М. : Знание, 1988. 147 с.
Стрельников К. А. Моделирование как новое направление государственно-правовых исследований // Конституционное и муниципальное право. 2009. № 24. С. 2-4.
Чернавский Д.С. Синергетика и информация (динамическая теория информации) / послесл. Г.Г. Малинецкого. М. : Книжный дом «Либ-роком», 2004. 198 с.
Подкорытов Г. А. Историзм как метод научного познания. М. : Изд-во Моск. гос. ун-та, 1967. 197 с.
Керимов Д. А. Методология права. Предмет, функции, проблемы философии права. М. : Аванта+, 2001. 559 с.
Лонге Н.Н. Учебник логики. СПб. : Изд-во О.Н. Поповой, 1898. 168 с.
Толстик В.А., Дворников Н.Л., Каргин К.В. Системное толкование норм права. М. : ИД «Юриспруденция», 2010. 136 с.
Мелехин А.В. Теория государства и права : учеб. М. : Маркет ДС, 2009. 640 с.
Новикова Ю.В. Методологические начала криминологической характеристики преступности (преступлений) // Актуальные проблемы российского права. 2013. № 11. С. 455-460.
Комиссарова Е.Г. Методологический потенциал гражданско-правовой науки // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2013. № 4. С. 91-98.
Постовой Н.В. Муниципальное управление: планирование, собственность, компетенция. М. : Юриспруденция, 2014. 142 с.
Сычева О. А. Тактика судебного следствия. Ульяновск : Вектор-С, 2012. 240 с.
Иванов И.С. Институт вины в налоговом праве: теория и практика. М. : Проспект, 2009. 160 с.
Мочалова В. А. Гражданско-правовые вопросы обращения взыскания на заложенное недвижимое имущество : науч.-практ. пособие. М. : Юстицинформ, 2013. 224 с.
Мелехин А.В. Административное право Российской Федерации : курс лекций. М. : Юрайт, 2009. 617 с.
Алексеев Н.Н. Очерки по общей теории государства: основные предпосылки и гипотезы государственной науки. М. : Зерцало, 1919. 208 с.
Гегель Г.В.Ф. Философия права. М. : Мысль, 1990. 524 с.
Кистяковский Б. А. Социальные науки и право: очерки по методологии социальных наук и общей теории права. М. : М. и С., 1916. 718 с.
Безруков А.С. Правовая модель как инструмент юридической науки и практики : дис.. канд. юрид. наук. Владимир, 2008. 151 с.
Балашенко С. А. Правовое моделирование в системе обеспечения безопасности // Современные тенденции правового регулирования экологических отношений. 2013. № 1. С. 31-32.
 Государственно-правовое моделирование: понятие и место в системе методов теории государства и права | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 416. DOI: 10.17223/15617793/416/29

Государственно-правовое моделирование: понятие и место в системе методов теории государства и права | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 416. DOI: 10.17223/15617793/416/29