Концепция промышленной революции: от появления до наших дней | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 420. DOI: 10.17223/15617793/420/12

Концепция промышленной революции: от появления до наших дней

Анализируется развитие научных концепций промышленной революции в Великобритании второй половины XVIII - первой половины XIX столетий. Уделяется внимание появлению и развитию понятия «промышленная революция» в европейской историографии. Анализируется эволюция взглядов историков и экономистов в контексте историографических эпох. Установлена зависимость в развитии определения промышленной революции и её исторической роли от экономического состояния современной глобальной мир-системы.

The concept of the industrial revolution: from appearance to the present day.pdf Историческим пионером индустриализации в Европе выступила Великобритания во второй половине XVIII - первой половине XIX в. Эта страна достигает пика своего могущества, завоевав статус крупнейшей промышленной и торговой державы мира. Британия вызывала восхищение современников и являлась образцом развития для мыслителей из других стран. Мало кто оспаривает, что первая в мире «промышленная революция» произошла на Британских островах, однако не британцы стали авторами данного понятия. Вероятнее всего, термин «промышленная революция» был придуман в начале XIX в. представителями французской политической экономии, которые были поражены социально-экономическими изменениями по ту сторону Ла-Манша. Они отождествляли важность промышленной революции (revolution industrielle) и революции политической (revolution politique). Строгое определение отсутствовало. Но уже тогда с промышленной революцией связывали экономический рост, основанный на применении новых технологий и машин [1. P. 271]. Интерес к событиям в Британии также определялся попыткой осмыслить недавнюю историю Франции. Так, А. Сен-Симон называет причиной революционных перемен рубежа XVIII-XIX вв. переход «от феодальной и теологической системы к системе промышленной и научной» [2. С. 5]. Значительно развил понимание индустриальной революции Ф. Энгельс в работе «Положение рабочего класса в Англии». Промышленная революция, по его мнению, является важнейшим этапом в истории, так как привела к появлению широкого класса пролетариев. Особое внимание Ф. Энгельс уделил техническим нововведениям. Так, применение прялки «Дженни» Д. Харгривса вызвало «решительные изменения в положении английского рабочего» [3. С. 245]. Прогресс в хлопчатобумажной промышленности и металлургии в короткий срок вывели Великобританию в промышленные лидеры. По словам Ф. Энгельса, «промышленная революция имеет такое же значение для Англии, как политическая - для Франции». При этом «самым важным детищем этого промышленного переворота является английский пролетариат» [Там же. С. 256]. Энгельса интересовали социальные последствия промышленной революции. Он сконцентрировал свое внимание на положении рабочего класса. Такой подход определялся развитием рабочего движения и чартизмом в 1830-1840-е гг. В работах английских исследователей, в отличие от континентальной Европы, понятие «промышленная революция» (industrial revolution) появляется только в 1840-е гг. Так, профессор политической экономии Оксфордского университета Т. Твисс в 1847 г. писал, что на фоне социальных экспериментов, ставших результатом революции во Франции «тихая промышленная революция в Англии привела к результатам еще более примечательным и важным» [4. P. 226]. В это же время Д.С. Милль доказывает преимущества крупных промышленных предприятий. Развитию промышленности и торговли в Британии способствовали такие природные условия, как островное положение страны и наличие доступных ресурсов в виде каменного угля и железа [5. С. 110-128]. Осознание больших перемен в Великобритании наблюдается и у более ранних авторов. В 1814 г. шотландец П. Колкхун в «Трактате о богатстве, мощи и ресурсах Британской империи» пишет, что «нельзя не заметить без удивления всех достижений Великобритании в промышленности за последние тридцать лет» [6. P. 68]. Другой шотландец Э. Ур в 1835 г. писал о Британии следующее: «Этот остров выделяется на фоне остальных цивилизованных стран колоссальным уровнем промышленного производства и потому является объектом зависти правительств иностранных держав» [7. P. 6]. В историографии первой половины XIX в. сам термин «промышленная революция» ещё не был твердо введён в научный оборот. При этом признавались масштабность перемен и их социальные последствия. Складываются представления, что общество XIX в. вступило в новую индустриальную эпоху. Английский историк и экономист А. Тойнби первым предложил целостную концепцию промышленной революции. В 1884 г. были изданы его «Лекции по промышленной революции в Англии» (в России эта работа была издана под названием «Промышленный переворот в Англии в 18 столетии» в 1898 г.). А. Тойнби подобно Ф. Энгельсу симпатизировал рабочему классу. Однако он предлагал собственную картину динамики промышленного переворота. За точку отсчёта промышленной революции А. Тойнби берёт 1760 г. Он указывает на то, что «до 1760 года в Англии держалась старая промышленная система; ни одно великое механическое изобретение не было ещё введено» [8. С. 13]. Под промышленной системой понимается совершенно новая схема хозяйственных, торговых и общественных отношений. Эта система порождена главным образом характером складывавшейся капиталистической системы. А промышленная революция заключается «в замене средневековой системы регламентации, которой подчинены были до сего времени производство и распределение богатства, конкуренцией» [Там же. С. 121]. Популярность работ А. Тойнби послужила толчком к появлению в конце XIX в. экономической истории. Родоначальник данного направления У. Каннин-гем находит предпосылки промышленной революции с началом Великих географических открытий и борьбы за колонии. В этой борьбе победила Англия, что открыло ей рынки Востока и Нового Света [9. С. 1]. Основным достижением промышленной революции, по мнению историка, был отказ Великобритании от национальной политики в области экономики в пользу космополитической экономической системы. Историческое значение промышленного переворота в Англии У. Каннингем видел в том, что он выполнит миссию распространения промышленных улучшений во всех частях земного шара [Там же. С. 223-229]. По мнению Г. Гиббинса, промышленная революция превратила Англию в «средоточие всемирной торговли и фабричного капитализма. Сельское же хозяйство сделалось второстепенной отраслью, год от года преходящей в упадок» [10. С. 24]. Главным условием применения технических изобретений Г. Гиббинс видел в развитии путей сообщения, в первую очередь строительстве каналов. Развитие внутренней торговли являлось одной из причин такого успеха [11. С. 76-80]. Свои концепции промышленной революции предлагали и французские учёные того времени. Так, историк Э.Г. Бутми, делит английское общество XVIII-XIX вв. на «две нации». Одна нация представляет собой «старое» сельское хозяйство в лице деревенских работников и джентри. Вторая же нация представляет собой «многочисленность человеческих существ, быстро и искусственно вылупившейся из яйца под влиянием теплоты всюду зажженных горнил» [12. С. 153]. Так Э.Г. Бутми характеризует промышленников и рабочих, которые в XIX в. первую нацию и по количеству, и по богатству. Его коллега П. Манту пришел к выводу, что «промышленная революция есть расширение ранее сжатых сил, внезапное распускание и пышный рост зародышей, остававшихся до тех пор в скрытом или дремлющем состоянии» [13. С. 415]. Он так же, как У. Каннингем и Г. Гиббинс, трактовал промышленную революцию как часть более длительных процессов, происходивших до нее. По мнению П. Манту, необходимо рассматривать промышленную революцию с трёх точек зрения: с технической, экономической и социальной [Там же]. Среди русских историков экономики в первой трети XX в. особое место занимал И. Кулишер. Он подверг внимательному анализу и критике всю предшествующую историографию. Историк отмечал, что в Англии рано проявилась потребность в технических улучшениях. Успехи в естественных науках позволяли её удовлетворить. Обезземеливание крестьян подготавливало рабочую силу для новых промышленных центров. Зародился новый тип предпринимателя, чертами которого были инициатива и расчётливость. Все условия экономической жизни в Англии способствовали промышленному перевороту, и толчком к нему явилось внедрение машин [14. С. 493]. По мнению И. М. Кулишера, промышленная революция выступает последним этапом в формировании условий перехода от одного хозяйственного уклада к другому. Хозяйственный уклад от XVI до конца XVIII в. учёный именует периодом национального хозяйства. С начала XIX в. наступает период международного, или мирового, хозяйства [Там же. С. 457]. Исследователи-позитивисты конца XIX - начала XX в. рассматривали промышленную революцию как важнейший исторический этап, подчеркивая «революционность» и значимость всех технических изменений. Термин «промышленная революция» занял прочное место в трудах историков, экономистов и социологов. Под ним понимались относительно кратковременный насыщенный период «великих» изобретений в промышленности и появление современного фабричного капитализма. При этом историки признавали промышленную революцию результатом длительной эволюции социальных, экономических, политических предпосылок. В 1920-1940-е гг. появляются исследования с критикой сложившихся представлений о промышленной революции. В период мировых войн и экономических кризисов усложнилось видение сущностной динамики капитализма и факторов социально-экономического развития. Так, австрийский экономист Й.А. Шумпетер исходил из того, что в истории капитализма было несколько «промышленных революций». Ученый привязывает их к «длинным волнам» Н.Д. Кондратьева продолжительностью приблизительно в 50 лет. По словам Шум-петера, «мы можем статистически и исторически выделить фазу подъема длинной волны в конце 1780-х гг., её высшую точку около 1800 года, а затем спад и некоторое оживление, которое окончилось к началу 1840-х гг. Это и была «промышленная революция», столь близкая сердцам авторов учебников» [15. С. 445]. Английский историк Д. У. Неф считал неуместным употребление термина «промышленная революция» применительно к XIX в. и находил её черты в Англии уже в XVII в. [16. P. 23-24]. А медиевист Е.М. Карус-Вильсон находила признаки промышленной революции в усовершенствовании технологии производства английского сукна уже в XIII в. [17]. В межвоенный период на фоне экономических кризисов и развития экономической науки речь уже идет скорее о множестве промышленных революций, происходивших в различных отраслях в разное время, нежели о всеохватывающей промышленной революции как единичном историческом факте. Во времена «Великой депрессии» промышленный бум XIX столетия казался лишь частью подъема длительного цикла, за которым последовал очередной спад, а далее рост. В послевоенной историографии происходит отказ от циклической модели. Исследователи вновь возвращаются к классическому определению промышленной революции. Примечательна концепция У. Ростоу, в которой он выделяет короткий промежуток времени, когда «пережитки прошлого прекращают своё сопротивление». Применительно к Великобритании ученый определяет конкретные сроки между 1783 и 1802 гг., называя этот период «взлетом» (take off) и связывая его с понятием «промышленная революция». Он акцентировал внимание на долгом формировании структурных предпосылок к стадии «взлёта» [18. P. 4-11]. Историк Э. Хобсбаум назвал промышленную революцию «самой значимой трансформацией человеческой жизни в мировой истории, зафиксированной документально» [19. P. XI]. Это стало следствием общеевропейского хозяйственного подъёма и роста населения. Социальная, политическая и экономическая подготовленность Англии способствовала индустриальной революции в конце XVIII в. [20. С. 49]. В 1970-е гг. в западной историографии взгляды на промышленную революцию опять подвергаются пересмотру. Мировой экономический кризис заставил вновь задуматься о цикличном развитии капиталистической экономики. Так, С. Кузнец связывал долгосрочные экономические подъемы (промышленная революция один из них) в истории с «эпохальными инновациями». Одной из таких инноваций был паровой двигатель Д. Уатта [21. P. 247]. Р. Камерон продолжил развитие этой идеи и ввел понятие логических циклов длинною в 200-300 лет [22. С. 204]. Данная концепция близка взглядам Й. Шумпетера, но отличается тем, что за единицу анализа взяты более длительные циклы, нежели циклы Кондратьева, которые характерны для последнего логического цикла, или периода «современного экономического роста», начавшегося в конце XVIII в. В конце XX в. на основе трудов представителей «новой экономической истории» (Р. Фогель, С. Кузнец, Р. Камерон) Дж. Мокир доказывает исключительность событий конца XVIII в., когда «технический прогресс, свободное предпринимательство и эффективное управление смогли сбросить оковы нужды и бедности» [23. P. 127]. А. Мэддисон выделил два периода в экономическом развитии Европы. С 1000 по 1820 г. - период протокапитализма. С 1820 г. по настоящее время - период современного экономического роста [24. P. 28]. Промышленная революция представляется как своеобразный «водораздел», отделяющий традиционные общества от модерных. В 1990-2000-е гг. в США в работах так называемой «Калифорнийской школы» (Р.Б. Вон, Дж. Гол-дстоун, К. Померанц, Д. Ли, В. Фэн, А. Г. Франк) происходит ревизия взглядов на причины и факторы индустриальной революции в Европе XVIII-XIX вв. [25. P. 177]. В основе их лежал тезис, что именно промышленная революция обеспечила гегемонию Европы в XIX-XX вв. В ранее Новое время Восток не только не уступал, но и вовсе превосходил Европу экономически и политически. Отсюда получалось, что европейцы воспользовались неожиданными «бонусами» в виде удачного расположения природных ресурсов [26. P. 207], присвоения богатств других народов или эксплуатации рабского труда в Америке [27. P. XXV]. Оппоненты «Калифорнийской школы» (Д. Лэндис, Р. Аллен, П. Врис) указывали им на недостаточное внимание к культурным особенностям, экономическим институтам [28. P. 71], религии и духовным ценностям европейцев [29. P. 253]. Зарубежные теории экономического развития стали предметом критического анализа отечественных исследователей А. В. Коротаева и Л. Е. Гринина. Они предложили концепт социального ароморфоза, под которым понимается совокупность универсальных инноваций в развитии социальных организмов, повышающих их сложность, приспособленность, инте-грированность и способствующих прогрессивному развитию [30. С. 7-8]. По мнению исследователей, промышленная революция XVIII-XIX вв. является одним из этапов в становлении современной мир-системы. Наступление индустриальной эпохи было бы невозможно без достижения мир-системой определенного уровня населения. Так, «мировое население по приблизительным оценкам возросло с 225-300 млн в I в. н. э. до почти миллиарда в 1800 г. Индустриальная революция не могла произойти в Вавилоне в 1500 г. до н. э. и в Греции в 500 г. до н. э. ввиду недостатка критической массы населения и технологий» [Там же. С. 23]. А в мире XVIII в. все условия были созданы и промышленная революция, даже если не в Англии, так или иначе все равно бы произошла. Мы видим, что представления о промышленной революции и ее роли во всемирной истории изменялись на разных этапах развития науки и общества. В работах первой половины XIX в. были заданы общие контуры теории, отмечались скорость и важность социально-экономических перемен. В конце XIX в. термин «промышленная революция» утверждается в историографии. Автор статьи выделяет три основных концептуальных направления: эволюционное, циклическое и системное. Эволюционные теории предполагают, что промышленная революция - один из этапов постепенного развития человеческого общества, пройдя через который оно полностью трансформируется, меняя социально-экономический уклад (Ф. Энгельс, А. Тойнби, И. Кулишер, У. Ростоу, А. Мэддисон). Циклические теории определяют промышленную революцию как один из циклов подъема мировой экономики (Й. Шумпетер, С. Кузнец, Р. Камерон), системные - исходят из того, что промышленная революция есть важнейший этап развития глобальной мир-системы (А.Г. Франк, А.В. Коротаев, Л.Е. Гринин). У первых они заимствовали предмет исследования, у вторых методологию. Таким образом, третий подход представляет собой синтез циклического и эволюционного направлений. Представляется, что он отражает современный уровень развития проблематики.

Ключевые слова

промышленная революция, индустриализация, Великобритания, социально-экономическая трансформация, историография, industrial revolution, industrialization, Great Britain, social-economic transformation, historiography

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Булдыгин Сергей СергеевичКемеровский государственный университет аспирант кафедры всеобщей истории и социально-политических наукbuldygin.sergey@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Fazy J.J. Principes d'organisation industrielle pour le development des richesses en France. Paris, 1830. 298 p.
Сен-Симон А. О промышленной системе // Избранные сочинения : в 2 т. М., 1948. Т. 2. С. 5-101.
Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений. М., 1955. Т. 2. 652 с.
Twiss T. View of the progress of political economy in Europe since the sixteenth century. London, 1847. 355 p.
Милль Д.С. Основания политической экономии. Киев, 1896. 866 с.
Colquhoun P.A. Treatise on the Wealth, Power and Resources of the British Empire. London, 1814. 568 p.
Ure A. The Philosophy of Manufactures. An Exposition of the Factory System of Great Britain. London, 1835. 508 p.
Тойнби А. Промышленный переворот в Англии в 18-м столетии. М., 1898. 340 с.
Каннингем У. Западная цивилизация с экономической точки зрения. М., 1903. 274 с.
Гиббинс Г. Промышленная история Англии. СПб., 1898. 238 с.
Гиббинс Г. Очерк английской торговли и колоний. СПб., 1899. 123 с.
Бутми Э.Г. Развитие конституции и политического общества в Англии. М., 1897. 175 с.
Манту П. Промышленная революция XVIII столетия в Англии. М., 1937. 440 с.
Кулишер И.М. История экономического быта Западной Европы : в 2 т. Челябинск, 2004. Т. 2. 1030 с.
Шумпетер Й.А. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия. М., 2008. 864 с.
Nef J.U. The Progress of Technology and the Growth of Large-Scale Industry in Great Britain, 1540-1640 // The Economic History Review. 1934. Vol. 5 (1). P. 3-24. doi: 10.1111/j.1468-0289.1934.tb00858.x
Carus-Wilson E.M. An Industrial Revolution of the Thirteenth Century // The Economic History Review. 1941. Vol. 11 (1). P. 39-60. doi: 10.1111/j.1468-0289.1941.tb01589.x
Rostow W.W. The Stages of Economic Growth. A Non-Communist Manifesto. Cambridge, 1960. 173 p.
Hobsbawm E. Industry and Empire: From 1750 to the Present Day. New-York. 1999, 411 p.
Хобсбаум Э. Век революции. Европа 1789-1848. Ростов н/Д, 1999. 480 с.
Kuznets S.S. Modern Economic Growth: Finding and Reflection // The American Economic Review. 1973. Vol. 63(3). P. 247-258.
Камерон Р. Краткая экономическая история мира. От палеолита до наших дней. М., 2001. 544 с.
Mokyr J. Editor's Introduction: The New Economic History and Industrial Revolution // The British Industrial Revolution: An Economic Perspective. Colorado ; Oxford, 1998. P. 1-127.
Maddison A. The World Economy: A Millennial Perspective. Paris, 2001. 385 p.
Goldstone J.A. The rise of the West - or not? A revision to socio-economic history // Sociological Theory. Davis, 2000. P. 173-194.
Pomeranz K. The great divergence: China, Europe, and the making of modern world economy. Princeton, 2000. 393 p.
Frank A.G. Reorient: Global Economy in the Asian Age. Berkeley and Los Angeles, 1998. 557 p.
Vries P. Via Peking Back to Manchester: Britain, the Industrial Revolution, and China. Leiden, 2003. 121 p.
Landes D.S. The Wealth and Poverty of Nations: Why Some Are So Rich and Some So Poor. New York, 1999. 658 p.
Гринин Л.Е., Коротаев А.В. Макроэволюция и Мир-Система: новые грани концептуализации // История и современность. Волгоград, 2008. № 1. С. 3-31.
Grinin L., Korotayev A. The Great Divergence and Great Convergence. A Global Perspective // Springer. 2015, 260 p. URL: http://www.springer.com/ us/book/9783319177793 (дата обращения: 15.03.2016).
 Концепция промышленной революции: от появления до наших дней | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 420. DOI: 10.17223/15617793/420/12

Концепция промышленной революции: от появления до наших дней | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 420. DOI: 10.17223/15617793/420/12