Сравнительный анализ подходов к определению объема изучения личности преступника: дискуссия и пути ее решения | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 420. DOI: 10.17223/15617793/420/25

Сравнительный анализ подходов к определению объема изучения личности преступника: дискуссия и пути ее решения

Освещается дискуссия об определении объема изучения личности преступника, достаточного для решения криминалистических задач и достижения криминалистически значимой цели, анализируются причины ее возникновения, делается обзор достоинств и недостатков каждого из трех основных подходов к ее разрешению, проводится их сравнительный анализ, а также предлагаются пути решения проблемы, приведшей к возникновению длительной дискуссии об определении объема изучения личности преступника.

The comparative analysis of approaches to determining the scope of studying a criminal's personality: the problem a.pdf С середины XX в. в отечественной криминалистической науке длительное время идет дискуссия по поводу определения объема изучения личности преступника, достаточного для решения криминалистических задач и достижения криминалистически значимой цели. Данная дискуссия возникла не случайно: с одной стороны, в научно-исследовательской литературе широко представлены результаты исследований множества факторов, влияющих на личность [1. С. 164], с другой стороны, в криминалистическом исследовании личности преступника возникает необходимость учитывать процессуальные сроки, установленные в УПК РФ (ст. 162 УПК РФ). Из вышесказанного можно сделать вывод, что основная проблема сводится к выбору между двумя крайностями: либо быстрое, но поверхностное изучение личности преступника, либо длительное, но глубокое изучение личности преступника. Выбор между тем, какой объем сведений о личности преступника является необходимым, а значит, достаточным для расследования уголовного дела, и тем, какой объем позволит всесторонне изучить личность преступника, разными авторами решается по-разному; вместе с тем анализ научных позиций различных авторов позволил выделить основные точки зрения, в которых наблюдается определенное единство. Во-первых, основная цель дискуссии заключается в решении вопроса о пределах изучения личности преступника, которое, как отмечается в научно-исследовательской литературе, сводится к определению объема необходимых данных, обозначению путей изучения, которые бы раскрывали содержание личности, наполняя это содержание конкретными сведениями, дающими в совокупности всестороннее представление о данном человеке [2. С. 84]. Во-вторых, различными авторами подчеркивается, что вопрос о пределах изучения личности преступника значительно осложняется тем, что эти пределы будут неодинаковы в зависимости от категорий преступлений [3. С. 76; 4. С. 204]. В-третьих, авторы указывают на необходимость существования определенного минимума сведений о личности преступника в любом уголовном деле [2. С. 40]. В попытке решить проблему определения необходимого и достаточного объема изучения личности преступника, в то же время дающего всестороннее представление о нем, многими учеными неоднократно предпринимались попытки разработать такую универсальную схему изучения личности преступника, которая бы оптимизировала процесс изучения личности преступника и, следовательно, сам процесс расследования в целом. На сегодняшний день в ходе дискуссий об определении объема изучения личности преступника в современной криминалистической науке сложились три основные подхода. I. Первый подход характеризуется конструированием общей формулы в изучении личности преступника. В литературе неоднократно предпринимались попытки вывести универсальную общую формулу личности преступника, которая была бы эффективна в расследовании любого уголовного дела. В частности, такую попытку предпринял Г.Г. До-спулов: «Личность = общечеловеческое + социально-типичное + национально-типичное + профессионально-типичное + возрастное + половое + типологическое + сугубо индивидуальное» [5. С. 87]. Сторонники рассматриваемого подхода в стремлении избежать, на их взгляд, излишней конкретизации в определении объема изучения личности преступника, с одной стороны, оставляют значительное пространство для адаптации и применения каждой формулы в большом количестве уголовных дел, с другой стороны, в ситуациях, когда требуются более четкие указания на объемы в исследовании личности преступника, отмечают, что этих формул становится недостаточно. II. Второй подход предлагает ограничиться направлениями в исследовании личности. Данный подход наиболее конкретизирован, поскольку сужает границы исследования личности к определенным направлениям. Так, А. С. Кривошеев выделяет три направления исследования личности преступника: криминалистическое, уголовно-правовое и уголовно-процессуальное [6. С. 6-8]. Аналогичную позицию можно встретить в работах И.А. Матусевич [7. С. 6-30], в которой выделяются социальное и естественно-биологическое направления изучения личности преступника, а также, Б.С. Волкова, который рекомендует изучение бессознательных, ситуативных и личностных установок [8. С. 38]. Таким образом, в рамках рассматриваемого подхода личность преступника исследуется преимущественно под одним углом зрения, в зависимости от того, какое направление будет выбрано. Формирование данного подхода связано с тем, что авторы решили значительно сузить диапазон криминалистического исследования личности преступника, приняв позицию исключительной специализации изучения личности преступника, предложив сконцентрироваться на наиболее существенных группах данных о личности преступника. III. Третий подход представляют авторы, пытающиеся дать определенную классификацию свойств. Сторонники данного подхода предлагают определенные перечни сведений о личности преступника, классифицированных по различным признакам [9. С. 178; 10. С. 285; 11. С. 44; 12. С. 64-65; 13. С. 148; 14. С. 78; 15. С. 38-39], пытаются расшифровать общие формулировки и по-разному решают проблему создания исчерпывающего перечня сведений о личности преступника. Способов решения этой проблемы сложилось три. 1) Авторы, приводя перечни сведений о личности преступника в конце признают, что он не является исчерпывающим, а составить исчерпывающий перечень либо чрезмерно сложно, либо вовсе невозможно. При подобном подходе к решению определения объема криминалистического изучения личности преступника вопрос остается открытым, а проблема не устранена. 2) Авторы предлагают перечни групп сведений. При подобном подходе к решению вопроса об определении объема криминалистического изучения личности преступника объем определяется перечнем групп (разделов) сведений о личности преступника, который является исчерпывающим. Вместе с тем каждая группа (раздел) содержит в себе не исчерпываемый перечень сведений о личности преступника. 3) Авторы предлагают связать объем изучения личности преступника с задачами криминалистического изучения личности преступника. При подобном подходе к решению определения объема криминалистического изучения личности преступника определение объема связывается с решением соответствующих задач криминалистического изучения личности преступника, которые вытекают из его процессуального статуса (подозреваемый, обвиняемый), а также, из обстоятельств и характера расследуемого преступления [16. С. 79-81]. Помимо вышеприведенного, встречается и такая точка зрения, которая основывается на необходимости при определении объема криминалистического изучения личности преступника исходить из достаточности такого объема информации для установления психологического контакта с ним [17. С. 277] (помимо обстоятельств совершенного преступления и ролей участвующих в нем лиц). Вместе с тем данная точка зрения напрямую не касается проблемы определения объема изучения личности преступника, оставляя этот вопрос открытым. В юридической литературе встречается достаточное количество перечней с классификацией свойств личности преступника [18. С. 126; 19. С. 63]. В этой связи рассмотрим научное решение Н.Т. Ведерникова, которое заключается в классификации, состоящей из семи групп сведений, каждая из которых в свою очередь включает в себя определенные признаки и данные о личности преступника и внутри не является исчерпывающей. Данное научное решение дискуссии об определении объема изучения личности преступника уникально тем, что, с одной стороны, являясь продуктом третьего подхода к определению объема изучения личности преступника, она соединяет в себе черты первого подхода, поскольку входящие в перечни признаки и данные о личности преступника имеют вид слагаемых формулы личности; вместе с тем каждый перечень сам по себе является конкретным направлением в изучении личности преступника. Ведущим достоинством рассматриваемой классификации является представление сведений о личности преступника в формализованном виде. Вероятней всего, возникновение третьего подхода обусловлено стремлением расшифровать слагаемые из формул личности преступника, определив хотя бы приблизительный список сведений о нем. Однако авторы различных перечней групп сведений о личности в своем стремлении к максимальной конкретизации, пытаясь предусмотреть всевозможные варианты, в конечном итоге признают, что даже самых полных и продуманных перечней оказывается недостаточно. Разграничение позиций первого и третьего подходов главным образом заключается в том, что в рамках первого подхода приводится исчерпывающий список определенных данных о личности преступника, без описания того, что включает в себя каждый пункт [20. С. 101102; 21. С. 101-102]. Сторонники третьего подхода содержание таких списков более подробно [22. С. 3031] или менее подробно [23. С. 130] расписывают. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что третий подход определил границы изучения личности преступника несколько четче, по сравнению с первым подходом, но не настолько детально и четко, как во втором. Как и первый подход, третий подход применим в значительном количестве практических ситуаций, имея при этом несколько более конкретизированные и четкие положения. Общие формулы, предлагаемые авторами первого подхода, по существу, нашли свою расшифровку во третьем подходе, а направления изучения личности, содержащиеся в положениях авторов-сторонников второго подхода, послужили основой для классификации перечней криминалистически значимых свойств личности преступника. Рассмотрев три основных подхода к определению пределов и объема изучения личности преступника в криминалистической науке, можно заключить следующее. 1. Первый подход, согласно которому объем изучения личности преступника определяется общей формулой, имеет следующие недостатки: во-первых, это низкая глубина исследования, а во-вторых, присутствует размытость слагаемых приводимых формул; вместе с тем он не лишен преимуществ: во-первых, он применим в широком кругу случаев с последующей адаптацией применительно к каждому делу, а во-вторых, он предоставляет большой охват криминалистически значимых черт и свойств личности. 2. Второй подход, согласно которому объем изучения личности преступника ограничивается определенными направлениями, имеет следующий недостаток: вне поля исследования остаются многие элементы, что исключает целостность изучения личности; однако его преимуществом является узкая специализация исследования. 3. Третий подход, согласно которому объем изучения личности преступника определяется перечнями личностных свойств, признаков и данных, имеет два недостатка: во-первых, имеется большое количество перечней, разных по объему и содержанию, а во-вторых, каждый перечень не является исчерпывающим; при этом его преимуществами является то, что, во-первых, он применим в широком кругу случаев с минимальной адаптацией и более четкими практическими указаниями, а во-вторых, положения, развиваемые в рамках данного подхода, могут послужить базой для разработки различных классификаций личности на основе сходств определенных свойств личности. В процессе расследования могут возникнуть самые разные следственные ситуации. На первый взгляд малозначимые или даже совершенно неважные для решения криминалистических задач и достижения криминалистически значимой цели данные о личности преступника могут потенциально сильно изменить весь ход процесса расследования. Именно поэтому однозначно строго определять, какую именно информацию о личности преступника следует собирать, а какую точно не надо, значит, потенциально ставить эффективность процесса расследования под угрозу. В этой связи решение дискуссии об определении объема изучения личности преступника должно быть ориентировано на качество расследования преступления, т. е. на глубину криминалистического исследования личности преступника, при этом, в целях оптимизации времени, это решение должно содержать в себе алгоритм, упрощающий эту нелегкую деятельность. В целях решения проблемы определения объема изучения личности преступника в криминалистической науке усматривается целесообразным выделить определенные исследовательские уровни. Так, на первом уровне изучаются личностные свойства и черты характера, на втором уровне выделяется типология, в рамках которой из личностных свойств и черт характера выделяются определенные закономерности, характерные для определенного типа, на третьем уровне формируется модель личности [24. С. 104, 118], которая на сегодняшний день является для исследователей новой и малоизученной. Из всех проанализированных подходов к определению объема изучения личности преступника первые два, предлагающие общую формулу и направления в изучении личности преступника, в большей степени связаны с первым исследовательским уровнем, когда как выход на второй исследовательский уровень имеет третий подход, предлагающий перечни свойств личности. В связи со сказанным одним из возможных путей решения проблемы определения объема изучения личности преступника видится развитие положений сторонников этого подхода, в частности, предлагаемые Н. Т. Ведерниковым перечни свойств личности преступника. Такое развитие потенциально может иметь три пути. Первый путь заключается в дальнейшем расширении списка конкретных криминалистических значимых данных внутри каждого из перечня сведений о личности преступника. Второй путь заключается в применении типологии акцентуированных типов для анализа информации [25. С. 159-161], собранной в рамках каждого из перечня сведений о личности преступника. Третий путь заключается в применении биографического метода криминалистического исследования личности для анализа информации, собранной в каждом перечне сведений о личности преступника, при этом не исключается возможность использования типологий. С высокой степенью вероятности в качестве наиболее оптимального решения криминалистических задач и достижения криминалистически значимой цели представляется развитие положений в рамках третьего пути решения дискуссии об определении объема изучения личности преступника. Резюмируя вышесказанное, следует сделать ряд выводов. 1. Отправным положением в изучении любой личности является ее понимание как целостного образования. 2. Значительная трудность в криминалистическом исследовании личности преступника заключается в выборе между достаточной глубиной исследования личности преступника и соблюдением сжатых процессуальных сроков, установленных в ст. 162 УПК РФ. 3. Дискуссия о пределах изучения личности преступника в криминалистической науке породила три классических подхода: общая формула, направления в изучении личности преступника и перечни свойств криминалистически значимых свойств личности преступника. 4. Каждый подход имеет свои достоинства, недостатки и отличается от другого степенью конкретизации объема познания личности. 5. Решение дискуссии об определении объема изучения личности преступника должно быть ориентировано на глубину криминалистического исследования личности преступника, при этом содержа в себе упрощающий алгоритм. 6. Предложенное Н. Т. Ведерниковым научное решение, заключающееся в классификации самих сведений о личности преступника в виде формализованных перечней, сформировано по технологии типологического подхода и в большей степени выводит на окончательное разрешение дискуссии об определении объема изучения личности преступника. 7. Для решения проблемы определения объема изучения личности преступника целесообразно выделить основные исследовательские уровни криминалистического исследования личности преступника: на первом уровне изучаются конкретные черты и свойства личности, на втором уровне - конкретные типы личности, а на третьем - модель личности. 8. Условно, можно выделить три пути решения дискуссии об определении объема изучения личности преступника, каждый из которых связан с исследовательским уровнем криминалистического изучения личности. 9. В качестве наиболее оптимального решения криминалистических задач и достижения криминалистически значимой цели в рамках дискуссии об определении объема изучения личности преступника представляется применение биографического метода криминалистического исследования личности для анализа информации, собранной при использовании перечня сведений о личности преступника.

Ключевые слова

личность преступника, криминалистическое изучение личности, объем изучения личности, дискуссия, подходы, формула изучения личности, направления изучения личности, перечни свойств личности, биографический метод, personality of criminal, forensic study of personality, scope of study of personality, discussion, approaches, formula for studying personality, direction of studying personality, lists of personality traits, biographical method

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Юань Владимир Лишиньевич Томский государственный университет аспирант кафедры криминалистикиit-rigon@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

О'Брайен Дж., Ван Котт Х., Векер Дж. и др. Человеческий фактор. Т. 4: Эргономическое проектирование деятельности и систем / пер. с англ. В.П. Зинченко, В.М. Муннпова. М. : Мир, 1991. 495 с.
Ведерников Н.Т. Избранные труды. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2009. Т. 1. 250 с.
Яблоков Н.П. Криминалистика : учеб. 3-е изд. М. : Юристь, 2007. 781 с.
Волынский А.Ф., Лавров В.П. Криминалистика : учеб. для вузов. 2-е изд. М. : ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2008. 943 с.
Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М. : Юрид. лит., 1976. 112 с.
Кривошеев А.С. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. М. : Юридическая литература, 1971. 80 с.
Матусевич И. А. Изучение личности обвиняемого в процессе предварительного расследования преступлений. Мн. : Изд-во БГУ, 1975. 128 с.
Волков Б.С. Личность преступника. Уголовно-правовое и криминологическое исследование. Казань : Изд-во Казанского университета, 1972. 187 с.
Аминов И.И. Юридическая психология : учеб.пособие. М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2007. 415 с.
Балашов Д.Н., Балашов Н.М., Маликов С.В. Криминалистика : учеб. М. : ИНФРАМ, 2005. 503 с.
Бирюков В.В., Мельникова О.Б., Шехавцов Р.Н., Попов И.В. Теория и практика планирования расследования преступлений : учеб. пособие. Луганск : РИО ЛАВД, 2002. 72 с.
Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М. : Юрид. лит., 1970. 208 с.
Еникеев М.И. Психология следственных действий : учеб.-практ. пособие. М. : Проспект, 2013. 424 с.
Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. М. : Юрид. лит., 1982. 96 с.
Ахмедшин Р.Л. Изучение личности преступника в методике расследования преступлений. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2000. 138 с.
Ануфриева Е.А. Особенности тактики допроса подозреваемого (обвиняемого) по делам о коррупционных преступлениях, совершаемых сотрудниками ОВД // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями : сб. статей. Барнаул : Барнаульский юридический институт МВД России, 2015. Ч. 1. 294 с.
Шурухнов Н.Г. Криминалистика : учеб. пособие. М. : Юристь, 2005. 639 с.
Селиванов Н.А., Викторова Е.Н., Викторова Л.Н. и др. Справочная книга криминалиста. М. : НОРМА (Издательская группа НОРМА -ИНФРА-М), 2000. 727 с.
Чуфаровский Ю.В. Психология оперативно-розыскной и следственной деятельности : учеб. пособие. М. : Проспект, ТК Велби, 2006. 208 с.
Белкин Р.С., Лифшиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997. 176 с.
Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. 3-е изд. Минск : Вышэйшая школа, 1978. 176 с.
Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе расследования. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1968. 84 с.
Давыдов Г.П., Притузова В. А., Шевченко В.И. Тактика следственных действий. Руководство к практическим занятиям. М. : Гос. изд-во юрид. лит., 1959. 168 с.
Ахмедшин Р.Л. Криминалистическая характеристика личности преступника. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2005. 210 с. URL: http://vital.lib.tsu.ru/vital/access/manager/Repository/vtls:000204210
Алексеева Т.А. Криминалистическая характеристика содержательности как структурного элемента устной речи // Вестник Томского государственного университета. 2014. № 378. С. 159-161. URL: http://vital.lib.tsu.ru/vital/access/manager/Repository/vtls:000469634
 Сравнительный анализ подходов к определению объема изучения личности преступника: дискуссия и пути ее решения | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 420. DOI: 10.17223/15617793/420/25

Сравнительный анализ подходов к определению объема изучения личности преступника: дискуссия и пути ее решения | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 420. DOI: 10.17223/15617793/420/25