Сотрудничество Кыргызстана и России в топливно-энергетическом секторе: состояние, проблемы и перспективы | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 422. DOI: 10.17223/15617793/422/11

Сотрудничество Кыргызстана и России в топливно-энергетическом секторе: состояние, проблемы и перспективы

Рассматриваются кыргызско-российские топливно-энергетические отношения, их состояние, основные проблемы и перспективы сотрудничества. На основании исторического, дедуктивного и причинно-следственного методов анализа и наблюдения динамики соглашений и договоров разбирается процесс выстраивания отношений Кыргызстана и России. Выявлены признаки теории, классифицирующие Кыргызстан как Государство-(полу)Рантье, влияющие на топливно-энергетическую стабильность и внешнеполитический курс Кыргызстана.

The cooperation of Kyrgyzstan and Russia in the fuel and energy sector: state, problems and prospects.pdf ТР ТС 013/2011) от 18 октября 2011 г. [18]. В аренду компании-партнеру передаются станции, расположенные преимущественно в регионах, где спрос на топливо класса Евро-5 минимален. Кроме «Газпрома» в Кыргызстане работает российская компания ОАО «Лукойл». ОсОО «АВТ» является официальным дилером компании «Лукойл» на территории Кыргызстана. Компания стабильно укрепляет репутацию ведущего производителя индустриальных автомобильных масел. ОсОО «TTC-Trading» и ОсОО «Примэкс» - официальные дилеры «Лукойл» по реализации продукции в Кыргызстане. В сентябре 2014 г. российская компания «Роснефть» выкупила стопроцентную долю четырех компаний, входивших в группу БНК (Бишкекская нефтяная компания), осуществлявших розничную и оптовую реализацию нефтепродуктов на территории Кыргызской Республики через сеть собственных АЗС и нефтебазу [19]. Рамочное соглашение о приобретении БНК было подписано 19 февраля 2014 г. главой ОАО «Роснефть» Игорем Сечиным и генеральным директором ЗАО «Бишкекская нефтяная компания» Александром Ниязовым в Бишкеке. На балансе предприятия по состоянию на конец 2016 г. находятся 23 АЗС, все они расположены в пределах Чуйской области Кыргызстана. В планах у руководства компании - реализация масштабной инвестиционной программы, направленной на строительство новых и модернизацию действующих комплексов АЗС на основе современных технологий, учитывающих новые экологические стандарты. С каждым годом Россия наращивает влияние в Кыргызстане. Экономические проекты России в Кыргызстане поглощают экономическую независимость центральноазиатской республики. Особо следует обратить внимание на то, что все энергетические компании, которые работают в Кыргызстане в настоящее время, имеют прямое отношение к политическим кругам государственного управления в России. Имея статус закрытых акционерных обществ, эти компании больше по статусу напоминают государственные компании, а это значит, что внешнеполитический курс выстроен на интересах внешнеполитического курса правящей когорты России. Все это может в итоге привести к выдавливанию интересов Запада и совершенствованию внешней политики России в Кыргызстане как плацдарме в Центральной Азии. Таким образом, в нефтегазовом секторе по состоянию на 2016 г. основным партнером Кыргызстана является Россия. Основным поставщиком нефтепродуктов на рынок Кыргызстана является компания «Газпром». У этой компании самая большая доля присутствия на рынке Кыргызстана из всех российских компаний. Затем следует «Роснефть» и замыкает список «Лукойл». Монополизация российскими компаниями нефтегазового рынка Кыргызстана несет в себе определенные риски для Кыргызстана. Особое внимание следует обратить на цены российских нефтепродуктов в Кыргызстане, которые большей частью растут из года в год. Этот рост обоснован сезонным спросом, например весенне-осенние полевые работы, с ростом оптово-отпускных цен на российском рынке нефтепродуктов. Но есть и другие факторы, влияющие на цены: ремонтные работы на российских нефтеперерабатывающих заводах, которые повышают спрос на внутреннем российском рынке, что приводит к снижению экспорта. Кроме того, политические разногласия между странами также приводят к повышению цен на нефтепродукты. Вышеуказанные аспекты показывают зависимость от российских нефтепродуктов. Учитывая этот факт, следует обратить внимание на исследование, выполненное Андреасом Голдзау (Andreas Goldthau) [20]. Анализируя российское влияние, автор объясняет страх государств Центральной и Восточной Европы стать субъектами российского блага - энергетических поставок. И если возникнет необходимость увеличения потребления, то это может привести к их резко выраженной импортной зависимости [21]. В настоящее время европейские государства ускоряют повышение потребления энергетических продуктов, таким образом, увеличивается рост импортной зависимости, а значит, зависимость от российского газа. В соответствии с растущей европейской потребностью «Газпром» частично приватизировал и взял под государственный контроль газовый сектор, став монополистом на внутреннем рынке. Заключено некоторое количество долгосрочных контрактов с европейскими покупателями, которые включают солидное повышение цен на экспорт. Российская экономика развивается в 4-5 раз быстрее, чем газовое потребление за весь период. Внутренний газовый рынок высоко политизирован. Внутренне повышение цен на газ ниже цен, возросших в Европе. Газпром хорошо зарабатывает на Западной Европе, хотя от всего потенциала России в газовом секторе торговля составляет лишь 30% [20]. «Газпром» скупает газ в Центральной Азии, затем повышает цену и перепродает в Европейский Союз. Высокие цены на газ в Центральной Европе начинают порождать развитие потребностей на Украине. Внутренние российские цены в настоящее время уже выросли, что привело к повышению цен для Западной Европы. Западная политика должна сфокусировать свое внимание на инвестиционный процесс газового сектора при участии западных компаний. Политика российской компании «Газпром» прагматична не только в Европе, но и в Центральной Азии, и Кыргызстан -не исключение. Сотрудничество Кыргызстана и России не ограничивается нефтегазовым сектором. Гидроэнергетическая отрасль - второе направление в истории совместной работы двух стран. Россия заинтересована в развитии региональной центральноазиатской энергетики. В связи с большим интересом многих стран к гидроэнергетическим ресурсам Кыргызстана Россия активизировала свои действия. В августе 2004 г. Правительство Кыргызстана и РАО «ЕЭС России» подписали меморандум «О совместных действиях по подготовке к реализации проекта по завершению строительства Камбар-Атинских ГЭС-1 и ГЭС-2». По предварительным оценкам, вложения в достройку ГЭС должны были составить около 2 млрд долл. Рассматривалась возможность привлечения к финансированию строительства частных и институциональных инвесторов, в том числе Всемирного банка и Азиатского банка развития. В 2008 г. были достигнуты кыргызско-российские договоренности о проекте строительства Камбаратин-ской ГЭС-1 мощностью 1,9 ГВт и каскаде ГЭС на реке Нарын. Строительство станции оценивалось в 2 млрд долл. Предполагалось, что Москва выдаст на реализацию проекта кредит в размере 1,7 млрд долл. Строить Верхненарынский каскад ГЭС должно было «РусГидро». В новом соглашении «Интер РАО» и «РусГидро» хотели уйти от утвержденного ранее паритетного участия. Официальный Кремль предлагал пересмотреть соглашение. Взамен российским инвестициям не 50% акций станций, построенных в будущем, а 75%. События развивались, велись переговоры и консультации. В ходе рабочего визита в Москву экс-президента Кыргызстана К. Бакиева 3 февраля 2009 г. был подписан документ о выделении Кыргызстану кредита для возведения Камбаратинской ГЭС-1. Стороны заключили соглашения о безвозмездной финансовой помощи республике, о предоставлении ей государственного кредита, о погашении части госдолга в имущественной форме и списании оставшейся задолженности Кыргызстана перед РФ (задолженность составляла почти 193 млн долл.). Кроме средств на строительство ГЭС Кыргызстан также получил 300 млн долл. в виде госкредита на 40 лет с отсрочкой начала выплат на семь лет и безвозмездный грант в 150 млн долл. Также РФ согласилась списать кыргыз-станский долг в размере 180 млн долл. в обмен на 48% акций оборонно-промышленного ОАО «ТНК Дастан» и здание торгпредства РФ в Бишкеке. Однако прежнее руководство республики не выполнило взятых на себя обязательств. Пришедшее к власти в 2010 г. новое правительство обвинило режим Бакиева в нецелевом использовании российского кредита [22]. Кыргызстан не в состоянии самостоятельно начать и завершить запланированное строительство гидроэнергетических объектов на реке Нарын. Более того, в ближайшей перспективе нехватка финансовых средств, квалифицированных кадров в секторе гидроэнергетики, износ оборудования и разрушение энергетических мощностей могут привести к глубокому гидроэнергетическому кризису в стране. Кыргызстан владеет верховьями горных рек, питающих водными ресурсами весь Центральноазиатский регион. Страны, находящиеся ниже по течению (Казахстан и особенно Узбекистан), используют потенциал трансграничных рек для нужд ирригационного земледелия. Накопление больших объемов воды в искусственных резервуарах для генерации электроэнергии создает проблемы для аграрных стран. В результате остроты противоречий в перспективе по использованию региональных гидроресурсов между Кыргызстаном, Узбекистаном и Казахстаном первая в этом списке страна не сможет быть равноправным актором разрешения создавшейся проблемы без поддержки более сильного игрока, которым может выступить Россия. В ходе визита в Кыргызскую Республику Президента РФ В. Путина 20 сентября 2012 г. были подписаны два межправительственных соглашения о строительстве и эксплуатации Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Для его реализации создана российско-кыргызская компания «Камбар-Атинская ГЭС-1», в которой 50% акций принадлежат «Интер РАО ЕЭС». Российская компания «РусГидро» заключила сделку на строительство гидрокаскада стоимостью 400 млн долл. [23]. Предполагаемый срок строительства станции - 7 лет, срок окупаемости проекта - 12,5 лет. В августе 2013 г. на площадке строительства ГЭС начались инженерно-технические и буровые работы. В частности, рассмотрены детали строительства Кам-баратинской ГЭС-1 и Верхненарынского каскада ГЭС. Но в итоге и здесь не обошлось без остановок. Был поднят вопрос о задержке оформления земель под строительство ГЭС-1. Выдача кредита была приостановлена в связи с тем, что также должно было пройти согласование со всеми заинтересованными сторонами - Узбекистаном и Казахстаном. Необходимо отметить, что политическая активность Москвы в вопросах, касающихся водно-энергетических проблем региона, направлена на его стабильное развитие. Российское руководство настаивало на необходимости учитывать при строительстве крупных ГЭС в регионе интересы всех государств Центральной Азии. Еще одной стороной непростых водно-энергетических проблем ЦАР являются интересы бизнеса, который на практике реализует проекты и межправительственные договоренности. Увязать эти часто разнонаправленные интересы не просто. Международная независимая экспертиза по проекту Камбаратинской ГЭС-1 в Кыргызстане привела к задержке ее строительства. Кыргызстан настаивал на продолжении строительства плотины, но вышеуказанные причины не позволили продолжить начатое. Осуществление планов продвигалось медленно и сопровождалось высказываниями не в пользу России. О том, что Кыргызстан сильно рискует попасть в экономическую, а затем и в политическую зависимость от России неоднократно заявляли политики Кыргызстана. «Давайте возьмем кредит и сами построим Камбар-Атинскую ГЭС», - предлагал А. Кельдибе-ков1 [24]. Мало того, что мы даем России преференции, поблажки, так еще и не получим прибыль, пока их же компания не рассчитается по кредиту. Более того мы, оказывается, должны экспортировать электричество по той же стоимости, по которой его продают внутри государства» [Там же]. О. Текебаев выступил против того, чтобы Кыргызстан совместно с Москвой строил Верхненарынский каскад и Камбар-Атинскую ГЭС. «Рано или поздно во всех проектах заканчиваются ресурсы, - убежден он. А вода - это вечный запас Кыргызстана, и еще минимум 4,5 млрд лет у нас будет электроэнергия» [Там же]. Несмотря на то, что экспертное сообщество и многие авторитетные политики выступают за сотрудничество с Россией и признают, что Кыргызстан никогда самостоятельно не построит Камбар-Атинскую ГЭС, эти депутаты парламента Кыргызстана пытаются убедить общественность в обратном. Однако нельзя забывать о том, что Кыргызстан не в состоянии самостоятельно начать и завершить запланированное строительство гидроэнергетических объектов на реке Нарын. Более того, в ближайшей перспективе нехватка финансовых средств, квалифицированных кадров в секторе гидроэнергетики, износ оборудования и разрушение энергетических мощностей может привести к тотальному гидроэнергетическому кризису в стране, что может привести к экономическому, а затем и политическому кризису. Тем не менее кыргызско-российский гидроэнергетический проект по строительству ГЭС зимой 2016 г. был денонсирован [25]. Нежелание России брать на себя экономические и политические риски строительства крупнейших ГЭС в Кыргызстане долгое время являлось определяющим фактором того, что эти объекты оставались недостроенными. В итоге Кыргызстан должен выплатить России 37 млн долл. за одностороннюю денонсацию соглашений по строительству «Кам-бар-Аты-1» и Верхненарынского каскада ГЭС. Россия играет важную экономическую роль в Кыргызстане, потому что экономика страны зависит от ресурсов России. Российская компания «Газпром» монополизировала топливно-энергетический сектор Кыргызстана в виде дочерних предприятий и закрепила свои позиции. Российский бизнес в Кыргызстане не высокоприбыльный в масштабах общей нефтегазовой внешней торговли России, но имеет геополитический характер. Делается попытка реанимации цен-тральноазиатского авторитета России в Кыргызстане и создания плацдарма для продвижения интересов России в Центральной Азии. В гидроэнергетическом комплексе Россия остается приоритетным партнером. В этой части энергетическая структура Центральной Азии и Кыргызстана до сих пор остается единой в призме единой региональной энергетической политики, хотя Кыргызстан и имеет ЛЭП «Датка-Кемин». Самостоятельно маленькая страна со слабой экономикой вряд ли сможет удовлетворить потребности страны в нефтепродуктах, газе и осуществить гидроэнергетические проекты. Если еще учитывать, что износ оборудования на Токтогульской ГЭС достиг критической точки, то помощь России еще раз подтверждает необходимость ее присутствия. Так, например, на ремонт ГЭС Кыргызстана предусмотрено 29 млн 285 тыс. 770 сомов [26]. Гидроэнергетическая политика Кыргызстана испытывает необходимость постоянных вливаний в этот сектор. Хотя представители кыргызстанских властных структур и говорят, что внешняя политика Кыргызстана придерживается многовекторной политики [27. С. 12-15; 28. С. 6-11], тем не менее среднеазиатское государство придерживается определенного курса внешней политики. Этот курс ориентирован на Россию. Кыргызстан пытается вести сбалансированную энергетическую политику, решая проблемы экономического и политического характера одновременно. Чтобы понять уровень отношений России и Кыргызстана, были приведены сведения, которые дают подтверждение основным направлениям двустороннего сотрудничества в топливно-энергетическом секторе. Партнерство в газовой сфере, соглашения в области транспортировки газа способствуют укреплению двусторонних отношений. В статье Пола Домжана (Paul Domjana) и Мэта Стони (Matt Stonea) «Сравнительное исследование национализма ресурса в России и Казахстане» (A Comparative Study of Resource Nationalism in Russia and Kazakhstan 2004-2008) [29. P. 35-62] дается сравнительное сопоставление национализма ресурса двух соседствующих государств России и Казахстана. Эта статья интересна для заявленного исследования тем, что сведения, использованные в ней, характеризуют возможную политику России в Кыргызстане. В ней выявляется роль участия государства в нефтяном и газовых секторах. Авторы считают, что цели двух государств в процессе национализма абсолютно разные, хотя по своему экономическому развитию эти страны ближе, чем другие центральноазиатские республики. Россия усиливает свой сектор (топливно-энергетический) для достижения геополитических целей, а также обеспечения внутренней политической стабильности. Стратегия России - государственная энергетическая сеть транспортировки, экспортные трубопроводы; контроль правительства экспортных трубопроводов с целью приобретения рычагов влияния на регион и отдельно взятые государства, что еще раз подтверждает геополитические амбиции Кремля. Кроме того, огромная сеть нефтепроводов и перевозящих транзитом газопроводов - наследство российского политического господства в Средней Азии со времен советского периода. В статье сообщается, что экспорт энергоресурсов находится в руках власти, контролирующей огромные валютные доходы, которые гораздо выше внутренних. Что касается внутренней обеспеченности и поставок, то монопольные компании «предлагают» другим российским компаниям работать на внутреннем рынке, таким образом монополизируя экспорт. Обсуждается также система трубопроводов, созданная еще при СССР, но доставшаяся в наследство России сеть сегодня располагается и в центральноази-атских странах. Россия стремится взять под контроль и эти сети. Тому пример - российская военная операция в Грузии, где под прикрытием защиты осетинцев, имеющих российский паспорт, на самом деле отстаивались интересы России в кавказском трубопроводе. Или пример с казахским экспортом нефти в Китай (Atasu-Alashankou), где явно навязывается топливно-энергетическая политика России. Исследование России демонстрирует политические интересы или стимулы в вопросе национализма ресурса. В особенности - важность нефти и газопроводов в общей внешнеполитической стратегии Кремля. Упомянутые выше исследования западных ученых говорят о прагматичной политике России с использованием энергетических ресурсов. Использованные материалы при попытке определить взаимосвязь энергетической и внешней политики Кыргызстана, результатом чего могут быть риски, а также перспективы показали, что Кыргызстан может классифицироваться как Государство-(полу)Рантье или государство с экономикой Рантье по следующим признакам: - Кыргызстан экономически зависим от внешней помощи; - управляющие элиты Кыргызстана не имеют доступа к большим доходам и вынуждены находиться под влиянием региональных и глобальных экономик, неспособность решать государственные экономические вопросы самостоятельно приводят к зависимости; - тесная связь экономики с политикой; - энергетическая и экономическая зависимость вынуждает Правительство Кыргызстана выполнять требования инвесторов, кредиторов и партнеров; - Кыргызстан не обладает достаточными топливно-энергетическими ресурсами для удовлетворения внутренних потребностей, но благодаря определенным внешнеполитическим процессам получает высокую степень доступа к чужим ресурсам. Учитывая вышеперечисленное, необходимо отметить, что российские нефтегазовые компании в Кыргызстане занимают серьезную долю в топливно-энергетическом секторе Кыргызстана. Отсутствие альтернативных поставок еще больше усугубляет зависимое положение Бишкека. Успех российских нефтегазовых компаний в стратегических секторах экономики Кыргызстана очевиден. Показателем успешности политики России при использовании энергетического оружия и других экономических ресурсов в Кыргызстане являются соглашения между Кыргызстаном и Россией. Политическая элита, находящаяся у власти в Кыргызстане, удовлетворяет желания Кремля, поскольку интересующие Россию проекты в Кыргызстане осуществляются. Основным риском Кыргызстана является экономическая и политическая зависимость от России. Очевидно, что Кыргызстан зависим от поставок нефтепродуктов, газа. Тем не менее эту проблему в случае удовлетворения требований российской стороны можно считать благоприятным моментом зависимости Кыргызстана, так как появляется возможность постоянного доступа к нефтепродуктам и газу России. Политическая элита Кыргызстана закрывает глаза на то, что страна попадает в экономическую зависимость, которая также подразумевает и политическую. В нашем случае приведенные примеры, связанные с российской компанией «Газпром» и продажей «Кыргызгаза» России, влияет на экономическую и политическую безопасность Кыргызстана, но политическая элита официального Бишкека, используя плюсы таких сделок, закрывает глаза на минусы. Также умалчиваются вопросы об альтернативной поставке нефтепродуктов на рынок Кыргызстана. Если Азербайджан, Казахстан и Кыргызстан договорятся о совместной работе в топливно-энергетическом секторе, это может привести к снижению зависимости Кыргызстана от российских нефтепродуктов. Азербайджан мог бы доставлять необходимый объем нефтепродуктов в Казахстан по Каспийскому морю. Далее Казахстан, приняв определенное количество нефтепродуктов из Азербайджана, поставил бы тот же объем нефтепродуктов в Кыргызстан. В свою очередь, Казахстану нет необходимости вести доставку нефтепродуктов через всю страну. Соседи могут доставить топливо по железной дороге из Шымкентского НПЗ на железнодорожную станцию Маймак (Казахстан) и далее через Таласскую область в Кыргызстан либо из Тараза в Бишкек по железной дороге или автомагистрали. При таком варианте альтернативной поставки Кыргызстан может выйти из односторонней топливной зависимости от России. У Кыргызстана появляется возможность распределить в процентном соотношении поставки партнеров, своевременно замещая в случае необходимости Россию. В этом случае риск топливной зависимости Кыргызстана от России снижается. Тем не менее отраслевая поддержка России может позитивно сказаться на экономической ситуации в Кыргызстане. Поддержка и развитие гидроэнергетического, нефтегазового секторов Кыргызстана со стороны России позволят получать стабильный доступ к ресурсам, играющим важную роль в развитии экономики республики. Партнерство с Россией при лояльной внешней политике Кыргызстана будет способствовать бесперебойной поставке нефтепродуктов. Именно в этом заинтересованы власти Кыргызстана, в связи с чем и обозначен основной внешнеполитический курс страны. В случае отсутствия лояльной внешней политики Кыргызстана в отношении России зависимость от российских нефтегазопродуктов может привести к определенным экономическим сложностям топливно-энергетического комплекса, которые могут повлиять на внутриполитическую ситуацию в стране. Отношения между Россией и Кыргызстаном выстраиваются на платформе стратегического партнерства, под которым подразумеваются нефтепродукты и финансовая поддержка в ответ на лояльность. ПРИМЕЧАНИЕ 1 Ахматбек Кельдибеков - депутат Жогорку Кенеша Кыргызстана. В декабре 2012 г. был избран Спикером Парламента Кыргызстана. С 14 декабря 2011 г. заявил о сложении полномочий спикера. Был в оппозиции. В ноябре 2013 г. заключен под стражу в СИЗО ГКНБ. В августе 2014 г. депутата отпустили на лечение в Германию. В настоящее время общественный политический деятель.

Ключевые слова

Кыргызстан, Россия, топливно-энергетический комплекс, энергоресурсы, сотрудничество, теория Государства-Рантье, «Газпром», Kyrgyzstan, Russia, fuel and energy complex, energy, cooperation, theory, Rentier state, Gazprom

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Бейсебаев Рахат СансызбаевичБишкекский гуманитарный университет им. К. Карасаеваканд. ист. наук, доцент кафедры международных отношенийbeisebaev.ra@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Mahdavy H. The Patterns and Problems of Economic Development in Rentier States: The Case of Iran. London, 1970.
Yates Douglas A. The Rentier State in Africa. Africa World Press, 1996 // Frynas, The oil boom in Equatorial Guinea. African Affairs. Royal Afri can Society, 2004 // Soares de Oliveira. Oil and Politics in the Gulf of Guinea. October 20. Journal de Angola, 2007.
Kuru A. The rentier state model and Central Asian studies // Alternatives: Turkish Journal of International Relations. 2002. № 1 (1).
Ishiyama, Neopatrimonialism and the Prospect for Democratization in the Central Asian Republics in Sally Cummings (ed). Power and Change in Central Asia. London ; New York : Routledge, 2002.
Franke A., Gawrich A., Alakbarov G. Kazakhstan and Azerbaijan as Post-Soviet Rentier States: Resource Incomes and Autocracy as a Double 'Curse'in Post-Soviet Regimes // Europe-Asia Studies. January, 2009. № 1.
Luong J. The 'use and abuse' of Russia's energy resources: implications for state-society relations. Westview Press. 2000 // Kim Y. The Resources Curse in a Post-Communist Regime: Russia in Comparative Prospective. Farnham : Ashgate.
Beblawi. The rentier state in the Arab world. URL: http://gov332.weebly.com/uploads/1/3/../beblawi-rentier_state.pdf
Ostrowski W. Rentierism, Dependency and Sovereignty in Central Asia. In Sally N. Cummings and Raymond Hinnebusch (eds.). Sovereignty After Empire: Comparing the Middle East and Central Asia. Edinburgh University Press, 2011.
Объем денежных переводов трудовых мигрантов в Киргизию растет. URL: http://easttime.ru/news/kyrgyzstan/obem-denezhnykh-perevodovtrudovykh-migrantov-v-kirgiziyu-rastet (дата обращения: 20.12.2013).
ОАО «Газпром нефть». URL: http://www.gazprom-neft.kg/about (дата обращения: 07.06.2014).
О компании. «Газпром Нефть Азия». URL: http://www.gazprom-neft.kg/about (дата обращения: 07.06.2014).
ОсОО Газпромнефть-Аэро Кыргызстан. URL: http://www.gazpromneft-aero.kg (дата обращения: 07.06.2014).
«Газпром» официально стал владельцем «Кыргызгаза». URL: http://ecopartner.org/gazprom-oficialno-stal-vladelcem-kyrgyzgaza/ (дата обращения: 19.09.2016).
Волынский А. Россия наращивает свое влияние в Кыргызстане. URL: http://russkg.ru/index.php?option=com_content&view= arti-cle&id=5075:2014-08-29-07-50-37&catid=33:2010-08-30-13-55-25&Itemid=1 (дата обращения: 09.09.2014).
Караева Э. Выступление Атамбаева в Таласе бурно обсуждалось. URL: http://www.gezitter.org/politic/29527_vyistuplenie_atambaeva (дата обращения: 19.09.2016).
Shaffer B. Energy Politics. Philadelphia : University of Pennsylvania Press, 2009.
Президент Алмазбек Атамбаев принял председателя правления ОАО «Газпром» Алексея Миллера. URL: http://www.president.kg/ru/news/3750_prezident_alm (дата обращения: 19.09.2016).
«Газпром нефть Азия» меняет стратегию работы и сосредотачивается на премиальном сегменте. URL: http://www.tazabek.kg/news:1335139?from=kgnews&place (дата обращения: 24.10.2016)
Бейшенбек Э. кызы. «Роснефть» вместо аэропорта приобрела БНК. URL: http://rus.azattyk.org/a/26621255.html (дата обращения: 05.10.2014).
Andreas Goldthau. Rhetoric versus reality: Russian threats to European energy supply // Energy Policy. 2008. № 36.
Пепе Эскобар. Россия и Китай смеются над принципом «разделяй и властвуй». URL: http://inosmi.ru/world/20141226/225177910.html (дата обращения: 30.12.2014).
Российско-киргизские отношения. Досье. URL: http://tass.ru/info/1371562 (дата обращения: 21.12.2014).
Россия наращивает свое влияние в Кыргызстане. URL: http://www.ca-portal.ru/article:13287 (дата обращения: 19.09.2016).
Vesti.kg. Текебаева и Кельдибекова объединила антироссийская риторика. URL: http://www.vesti.kg/index.php?option=com_ k2&view=item&id= 17718&Itemid=83 (дата обращения: 15.12.2016).
КР денонсировала соглашения с РФ по строительству ГЭС. URL: http://rus.azattyk.org/a/27498915.html (дата обращения: 19.09.2016).
Костенко Ю. На ремонт ГЭС Кыргызстана предусмотрено 29 миллионов 285 тысяч 770 сомов. URL: http://arch.24.kg/economics/174094-na-remont-gyes-kyrgyzstana-predusmotreno-29.html (дата обращения: 19.09.2016).
Бейсебаев Р. С. Алымкожоев А. - начальник Генерального штаба Кыргызстана. «Кыргызстан придерживается многовекторной политики и не ориентируется только на Россию. У нас хорошие отношения и связи также с другими странами, в том числе в вопросах безопасности». Интервью для журнала «Честь имею» 23.09.14 // Честь имею. Август 2014. № 3 (91-93). С. 12-15.
Бейсебаев Турганбаев М. - Министр внутренних дел Кыргызстана. «Кыргызстан во внешнеполитическом курсе придерживается много-векторности. Нет, мы не зависим от России. Кыргызстан не должен стоять на месте, а должен экономически развиваться. Этим обусловлено то, что мы сотрудничаем с Россией, в том числе» // Честь имею. Декабрь 2014. № 4 (94-96).
Domjana P., Stonea M. A Comparative Study of Resource Nationalism in Russia and Kazakhstan 2004-2008 // Europe-Asia Studies. January 2010. Vol. 62, № 1.
 Сотрудничество Кыргызстана и России в топливно-энергетическом секторе: состояние, проблемы и перспективы | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 422. DOI: 10.17223/15617793/422/11

Сотрудничество Кыргызстана и России в топливно-энергетическом секторе: состояние, проблемы и перспективы | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 422. DOI: 10.17223/15617793/422/11