Из истории сохранения памятников культурного наследия в Томске в 1917-1920 гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 422. DOI: 10.17223/15617793/422/26

Из истории сохранения памятников культурного наследия в Томске в 1917-1920 гг.

Раскрывается слабоизученная тема сохранения и использования культурного наследия в переломное время Революции и Гражданской войны в России. Показаны создание и функционирование органов государственного управления, общественных организаций и научно-исследовательских учреждений, ведавших охраной памятников истории и культуры в Томске. Выявлены имена томичей, сыгравших видную роль в деле охраны памятников культурного наследия, в их числе И.А. Евсенин, Э.В. Диль, Н.Н. Бакай, Б.П. Денике, В.Ф. Смолин и др.

From the history of the conservation of cultural heritage objects in Tomsk in 1917-1920s.pdf Что со времени создания и до конца сентября 1920 г. губернское управление по архивным делам размещалось в канцелярии Института исследования Сибири, в физическом корпусе технологического института [46. Л. 19]. Новое направление в сохранении и изучении памятников культурного наследия формировал профессор Томского университета А. Д. Григорьев. Он занимался сбором и изучением русских говоров в Сибири, собирал материалы по истории Сибирского торгового тракта. Несколько раз докладывал о результатах своей работы на заседаниях Общества этнографии, истории и археологии и в историко-этнологическом отделе Института, а затем опубликовал их в «Известиях» Института исследования Сибири. В приложении к работе были помещены названия населенных пунктов, расположенных вдоль тракта, которые А. Д. Григорьев объехал летом 1920 г. [47]. На съезде по организации Института исследования Сибири проектировался особый музейный отдел с целью поддержки существующих и создания новых музеев, а также для «разработки мероприятий в интересах охраны памятников труда и культуры» в Сибири [48. Л. 105]. Отдел, однако, не был сформирован, зато развернулось создание собственного музея Института исследования Сибири. Временным заведующим музеем был назначен А.Я. Тугаринов, а его помощником - Г. Веселов, в декабре 1919 г. в музей был принят в качестве сотрудника К. Логиновский [37. С. 45, 51, 57]. Но Тугаринов так и не приехал в Томск, хотя, оставаясь в Красноярске, участвовал в некоторых работах Института, и музей был передан в ведение историко-этнографического отдела [Там же. С. 81-82]. Известно, что в Институт исследования Сибири были переданы фонды двух томских музеев - Музея прикладных знаний и Сибирского областного научно-художественного музея. Велась подготовка к открытию в горном корпусе Томского технологического института собственного музейного хранилища. В него поступали некоторые предметы, например, от начальника Томского тылового артиллерийского склада, который предложил передать в Институт старинное оружие. В журнал № 19 заседания совета Института 18 марта 1920 г. была внесена следующая запись: «Признавая старинное оружие крайне ценным вкладом в создаваемый Институтом музей, просить начальника томского тылового артсклада пожертвовать Институту старинное оружие и все находящееся в его распоряжении, имеющее научное значение или археологическую ценность» [37. С. 117]. А в журнале № 25 от 29 апреля 1920 г. записано: выяснить местонахождение «кустарно-промышленной коллекции», собранной А. В. Адриановым, и по возможности «приобрести ее у семьи А.В. Адрианова» [37. С. 156]. (По публикации в газете «Знамя революции» от 9 марта 1920 г. сотрудники Института знали об аресте и расстреле А.В. Адрианова по постановлению ЧК.) В Институте исследования Сибири активно формировалась библиотека, была создана и деятельно работало библиографическое бюро. Во второй половине 1919 г. в хранилище Института поступили книжные собрания Я.И. Николина, В.В. Мраморнова, А.Н. Шипицина, Г.Н. Потанина. Тут нужно отметить вклад П. М. Дмитриева, занимавшего должность библиотекаря Института, человека, далеко не случайного в деле охраны памятников. Прослушав курс Петербургского археологического института, в котором преподавались, в числе других, архивоведческие и музееведческие дисциплины, П.М. Дмитриев настаивал на том, что собирать и хранить нужно не только книги, но и весь документальный комплекс, характеризовавший личность и деятельность того или иного исследователя [49. Л. 142-143]. Руководствуясь этим важным для сохранения наследия положением, сотрудники Института приняли не только личную библиотеку Г. Н. Потанина, но и его рукописи, рисунки, сделанные во время экспедиций, портреты самого Потанина и его друзей [9. С. 72-73]. П.М. Дмитриев сообщал в совет Института исследования Сибири, что разместил все потанинские вещи в особом помещении с намерением создать коллекцию имени Потанина [49. Л. 143]. Н.Н. Бакай произвел осмотр потанинского собрания и обнаружил много новых данных о научных занятиях Потанина, а также большую подборку писем Н. И. Наумова. В выступлении на заседании совета Института он рассказал, что принятый на хранение документальный комплекс содержал этнографические материалы самого Потанина и его коллег, рисунки художника Г. Гуркина и литографические изображения предметов монгольской культуры [37. С. 203-204; 39. Л. 24]. Организуя работы по сохранению и изучению памятников культуры, сотрудники Института исследования Сибири занимались популяризацией, просветительством. Так, И.М. Мягков и В.Ф. Смолин читали доклады и лекции об охране археологических памятников, организовывали экскурсии на раскопки, проводившиеся в окрестностях Томска [50. Л. 135]. М.К. Азадовский руководил работой Сибирского кружка учащихся, организовывал доклады и собеседования. В кружке началась подготовка «Большого сибирского альбома», в котором предполагалось хранить фотодокументы о Сибири [51. С. 309-310]. Весной 1920 г. при Сибирском кружке томских студентов были организованы курсы сибиреведения (родинове-дения) с целью дать школьным учителям знания о родном крае. Лекции, проходившие в главном корпусе Томского университета, читали М. К. Азадовский, Н.Н. Бакай, Б.П. Денике, П.Г. Любомиров, В.Я. На-гнибеда, С.И. Руденко, В.В. Сапожников, В.Ф. Смолин, С. А. Теплоухов и др. Слушатели курсов, по сообщению прессы, приступили к созданию хрестоматии по родиноведению (сибиреведению) [52. 24 февр., 14, 30 марта]. Вскоре после завершения курсов по сибиреведению профессор П.М. Богаевский и B.Ф. Смолин разработали план курсов по музееведению, перед слушателями которых ставилась задача активизации работ по охране памятников, по созданию музеев. Но курсы организовать не удалось [5. C. 129]. Возможно, неудача была связана с большой административной перестройкой. В декабре 1919 г. с приходом Красной армии в Сибири развернулось воссоздание органов управления советской власти, упразднялись все управленческие структуры Правительства Колчака. На совместном заседании представителей ЦК РКП (б), Сибревкома и Реввоенсовета 5-й армии 25 декабря 1919 г. был создан Томский губернский революционный комитет (губревком). Как чрезвычайный орган советской власти в Томске губревком (с января по апрель 1920 г. - уездный ревком) действовал до октября 1920 г., когда передал свои полномочия губернскому исполкому Советов депутатов [53. С. 179]. В составе губревкома был создан отдел народного образования, включавший, кроме других, секцию охраны памятников искусства и старины. Однако достаточно противоречивая информация о создании секции охраны требует, на наш взгляд, внимательнее рассмотреть ситуацию, которая сложилась в Томске зимой 1919/20 г. Дело в том, что в конце 1950-х гг. московская исследовательница О.В. Ионова без какого-либо документального подтверждения сообщила, что 17 декабря 1919 г. при Томском губнаробразе был создан подотдел искусств, а в нем - секция охраны памятников [54. С. 41]. Эту версию позже поддержал кемеровский автор А.М. Кулемзин. Апеллируя к здравому смыслу (советская власть восстановлена в Томске 20 декабря 1919 г.) и опираясь на достоверные источниковые данные, С.Е. Григорьева высказала мнение о том, что секция охраны памятников начала свою работу не ранее 27 января 1920 г. [2. С. 138]. Более раннюю дату - 11 января 1920 г. - обосновывает А. А. Донцова. Со ссылкой на документы Госархива Томской области и Архива Томского областного краеведческого музея она заявила, что секция создана К. М. Молотовым из комиссии, в которую входили художники Ильин, Засыпкин, Берингов, Котов, Поляков, ранее работавшие «над выявлением культурных ценностей» [5. С. 125]. Возникает естественное желание выяснить, что эта была за комиссия и когда все же возникла секция охраны памятников. В фонде «Отдел народного образования Томского губисполкома» ГАТО нами обнаружен один достаточно интересный документ. Эта машинописная копия, без заверительной подписи и печати, а также без знаков препинания, содержит следующее: «Постановление № 1 17 декабря 1919 г. Сего числа я по решению Томского губернского революционного комитета и революционного военного совета 5 приступил к организации Томского губернского комиссариата по народному просвещению. Комиссар». (Между прочим, это выражение - реввоенсовет 5, обозначавшее руководство 5-й Красной армией, судя по газете «Знамя революции», часто использовалось в Томске в 1920 г.) В архивном деле имеется Постановление № 2 от 20 декабря 1919 г. о назначении Р. Шергова секретарем губернского комиссариата по просвещению. В документе сообщается также о том, что в ведение комиссара переходят все созданные в Томске в 1918-1919 гг. учреждения - канцелярия уполномоченного Министерства народного просвещения, отдел народного образования Томской губернской земской управы, а также образовательные подразделения городского самоуправления, управления Томской железной дороги и др. «Все служащие названных учреждений, желающие продолжать службу в комиссариате, должны подать соответствующие заявления», - говорилось в документе. В Постановлении № 3 от 25 декабря сообщалось об освобождении Шергова от секретарских обязанностей и о назначении Лесника на должность секретаря. Постановление № 4 от 27 декабря содержало информацию о создании школьного и внешкольного отделов, а также отдела искусств в составе Лямина, Котова, Виноградова и Таманти [55. Л. 97]. Наконец, в машинописной заверенной копии Постановления № 8 от 9 января 1920 г., подлинник которого подписан комиссаром К. Молотовым, изложена информация о формировании Томского губернского комиссариата народного просвещения - «временно до связи с центральными учреждениями Народного комиссариата просвещения». В этом документе, наряду с школьным, внешкольным, дошкольным, информационно-издательским, назван также отдел искусств, а в составе отдела искусств впервые сказано о секции охраны музеев и памятников искусств [Там же. Л. 9]. В других документах комиссариата народного просвещения (отдела народного образования), сформированных в январе-феврале 1920 г., упоминается уже секция охраны памятников, которой заведовал до 26 февраля Д.Н. Ильин [56. Л. 99, 272]. В завершении этого экскурса отметим следующее: в списке служащих отдела искусств, составленном по запросу комиссара народного просвещения К. Моло-това от 6 января 1920 г., среди принятых на службу до 1 января 1920 г. назывались Н.Г. Котов, Б.Н. Засыпкин, Д.Н. Ильин, М.М. Берингов, М.М. Поляков. А в списке подотдела по делам музеев и охраны памятников искусства и старины, датированном мартом 1921 г., указано, что заведующий подотделом М. М. Берингов состоял на службе в губернском отделе народного образования с 18 декабря 1919 г. [56. Л. 4; 57. Л. 307]. Чтобы понять, каким образом 17 декабря 1919 г. мог быть создан комиссариат народного просвещения и на следующий день в его штаты зачислен М.М. Берингов, нужно обратиться к драматическим событиям томской зимы 1919/20 г. Известно, что 16 декабря 1919 г. под натиском Красной армии белые покинули Томск, и 17 декабря в городе был сформирован Комитет общественной безопасности и охраны порядка во главе с председателем Томской городской думы А.С. Зелениным [38. 18 дек.]. Параллельно с ним томские подпольщики, готовившие вооруженное восстание против белых, создали коалиционный военно-революционный комитет, который возглавил большевик Я. Д. Янсон. Заместителем председателя революционного комитета стал большевик-подпольщик К.М. Молотов, в начале 1918 г. работавший в отделе народного образования Томского гу-бисполкома [58. С. 215]. Он-то и взял на себя инициативу воссоздать в составе революционного комитета отдел образования и, назвав его Томским губернским комиссариатом просвещения, по-видимому, подчеркнул родство с Наркоматом просвещения РСФСР. По старой памяти он именовал себя комиссаром, как это было принято в Томске весной 1918 г. А по публикациям в томской газете «Знамя революции» видно, что уже 20 февраля 1920 г., когда была восстановлена связь с центром страны, с Москвой, К. М. Молотов значился как заведующий отделом народного образования. С приходом в Томск частей 5-й Красной армии 20 декабря 1919 г. в Томском комиссариате просвещения стали оформляться сотрудники упраздненных новой властью культурно-образовательных учреждений. В их числе были томские художники Д.Н. Ильин, М.М. Поляков, прибывший в Сибирь в годы Гражданской войны петроградский художник М. М. Берингов и др. Они-то и сформировали упоминавшийся отдел искусств и в его составе - секцию охраны музеев и памятников искусств. Именно они 14 февраля 1920 г. произвели осмотр архиерейского дома на предмет сохранения многочисленных памятников искусства, находившихся в этом доме. Комиссия выработала решение: для сохранения обстановки необходимо предоставить помещение архиерейского дома под Музей старины и революции [59. С. 3]. Как видим, комиссия повторила предложение Бахметьева и Евсе-нина, сформулированное в апреле 1918 г. В марте 1920 г. в архиерейский дом перебрался весь отдел народного образования [60. Л. 69]. И развернулась настоящая борьба, в которой победил все же музей, открывший в архиерейском доме в марте 1922 г. свою первую экспозицию. Формирование, или, говоря языком того времени, конструирование органов охраны памятников, затянулось на несколько месяцев и совпало по времени с роспуском ранее созданных учреждений. Постановлением Сибревкома от 5 июня 1920 г. был упразднен и Институт исследования Сибири как «центр интеллигентских сил, враждебно настроенных к советской власти и опора колчаковщины» [61. Стб. 281]. Была создана специальная ликвидационная комиссия, работавшая до ноября 1920 г. [62. Л. 12]. Решением Сиб-наробраза все дела Института были переданы в Томский университет. Что касается историко-этноло-гического отдела и его подразделений, то библиографическое бюро, книжные собрания и часть музейных фондов оказались в библиотеке и Археологическом музее Томского университета. Музейные коллекции, собранные и хранившиеся в Институте исследования Сибири, были подготовлены к перевозке в Новонико-лаевск (Новосибирск), куда и были «переброшены» [3. С. 120-121; 40. Л. 55]. Сотрудники Института исследования Сибири частично влились во вновь создаваемые структуры. Так, В.Ф. Смолин заведовал археологической секцией, организованной в конце мая 1920 г. и два месяца спустя включенной в состав подотдела по делам музеев Томского отдела народного образования. Затем его сменил на этом посту И.М. Мягков [57. Л. 307; 63. Л. 65; 64. Л. 132; 65. Л. 94]. Как уже отмечалось, работавшие в Томске в годы революции и Гражданской войны Н. Н. Бакай, Д. Н. Ильин, И. М. Мягков остались в городе и продолжали работу по сохранению культурного наследия в 1920-х гг. Их коллеги и соратники покинули Томск и работали в избранном направлении в других городах страны: М. К. Азадовский занимал ведущие позиции в изучении русской фольклористики и этнографии, Н. В. Здобнов стал виднейшим деятелем библиографии и книжного дела в СССР [66. С. 245; 67. С. 442]. Профессор П.Г. Любомиров известен своими трудами в области экономической истории, А. Д. Григорьев продолжал диалектологические и фольклористические занятия, находясь в эмиграции в Чехии [68. С. 88-89, 155]. После отъезда из Томска в 1921 г. М. М. Берингов жил и работал в Москве, его картины ныне хранятся в Третьяковской галерее, в Русском музее, в музейных собраниях Томска [69]. Все сказанное позволяет говорить о том, что в годы революции и Гражданской войны в Томске не только не было спада в деле сохранения культурного наследия, напротив, в тот период сложились направления и формы культурной работы, которые определили дальнейшее развитие томской культуры.

Ключевые слова

история Томска, культурное наследие, охрана памятников истории и культуры, Tomsk history, cultural heritage, protection of history and culture objects

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Черняк Эдуард ИсааковичТомский государственный университетд-р ист. наук, зав. кафедрой музеологии, культурного и природного наследияed.i.chernyak@gmail.com
Дмитриенко Надежда МихайловнаТомский государственный университетд-р ист. наук, профессор кафедры музеологии, культурного и природного наследияvassa.mv@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

Черняк Э.И. Сохранение культурного наследия // Энциклопедия Томской области. Т. 2: Н-Я. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2009. С. 730.
Григорьева С.Е. Основание и открытие Томского краеведческого музея // Вестник Томского государственного университета. История. 2011. № 1. С. 137-140.
Дмитриенко Н.М., Григорьева С.Е. К истории создания Сибирского областного научно-художественного музея в Томске (1911-1920 гг.) // Вестник Томского государственного университета. 2014. № 381. C. 119-122.
Дмитриенко Н.М., Черняк Э.И. Музеи Императорского Томского университета: первые годы создания и деятельности // Вестник Томско го государственного университета. 2015. № 397. C. 81-90.
Донцова А. А. Создание и деятельность секции по охране памятников искусства и старины при Томском губернском отделе народного образования // Вестник Томского государственного университета. Культурология и искусствоведение. 2016. № 1. С. 122-132.
Донцова А. А. Деятельность Томского губернского комитета по делам музеев и охраны памятников искусства и старины, народного быта и природы (губмузей): июль 1921 - май 1925 г. // Вестник Томского государственного университета. Культурология и искусствоведение. Томск, 2017. № 25. С. 137-146.
Дмитриенко Н.М., Черняк Э.И. Образование и культура в Томске в годы революции и Гражданской войны // Современное историческое сибиреведение XVII - начала XX вв. : сб. науч. трудов. Барнаул : Аз Бука, 2005. С. 351-366.
Дмитриенко Н.М., Лозовая Л.А., Бутенко М.А., Глухов В.С. Музееведение как комплекс знаний о музейном деле: к историографии проблемы // Вестник Томского государственного университета. 2015. № 399. С. 34-41.
Дмитриенко Н.М., Черняк Э.И. Вклад Г.Н. Потанина в музейное дело Сибири // Вестник Томского государственного университета. 2016. № 404. С. 67-76.
Потанин Г. Памяти мучеников за свободу // Сибирская жизнь. Томск, 1917. 10 марта.
Сибирская жизнь. Томск, 1917.
ГАТО. Ф. 102. Оп. 1. Д. 775.
ГАТО. Ф. 102. Оп. 1. Д. 731.
Бакай Н.Н. Памяти П. А. Словцова как историка Сибири. Красноярск, 1918. 15 с.
Кузина Г.А. Государственная политика в области музейного дела в 1917-1941 гг. // Музей и власть. Ч. 1: Государственная политика в области музейного дела (XVIII-XX вв.) / отв. ред. С. А. Каспаринская. М., 1991. С. 96-172.
Советы Томской губернии. Март 1917 - май 1918 гг.: сб. документов и материалов / гл. ред. И.М. Разгон. Томск : Зап.-Сиб. кн. изд-во, 1976. 219 с.
Знамя революции. Томск, 1918.
Сибирская советская энциклопедия: в 4 т. Т. 1: А-Ж. Новосибирск : Сиб. краевое изд-во, 1929. 988 стб.
Здобнов Н.В. Материалы для сибирского словаря писателей. М., 1927. 61 с.
ГАТО. Ф. 102. Оп. 1. Д. 773.
Вестник Томского губернского исполнительного комитета Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Томск, 1918.
Дмитриенко Н.М. Томские купцы: биографический словарь (вторая половина XVIII - начало XX в.). Томск : Изд-во Том. ун-та, 2014. 336 с.
Художественная жизнь Томска. 1917-1918: Хроника. Архивные документы и материалы. Каталоги / отв. ред. Л.И. Овчинникова. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2001. 148 с.
Рабочее знамя. Томск. 1918. 28 июля.
Сибирская жизнь. Томск, 1918.
Мирзоев В.Г. Историография Сибири: домарксистский период. М. : Мысль, 1970. 391 с.
Дмитриенко Н. М. Григорий Николаевич Потанин как историк Сибири // Вестник Томского государственного университета. Томск, 2016. № 406. С. 72-80.
ГАТО. Ф. 102. Оп. 10. Д. 20.
Голос Сибири. Томск, 1919.
ГАРФ. Ф. 176. Оп. 6. Д. 1092.
Тугаринов А.Я. Местные музеи Сибири и организация их деятельности // Труды съезда по организации Института исследования Сибири. Томск, 1919. Ч. 1. С. 42-49.
Денике Б.П. Задачи изучения и охраны памятников старинного деревянного зодчества в Сибири // Труды съезда по организации Института исследования Сибири. Томск, 1919. Ч. 3. С. 90-91.
Азадовский М. К. Об этнографическом изучении русского населения Сибири // Труды съезда по организации Института исследования Сибири. Томск, 1919. Ч. 3. С. 89-90.
Крячков А.Д. О задачах изучения искусства в Сибири // Труды съезда по организации Института исследования Сибири. Томск, 1919. Ч. 3. С. 91-93.
Хвостов М.М. Собирание материалов по истории мировой войны и русской революции // Труды съезда по организации Института исследования Сибири. Томск, 1919. Ч. 3. С. 95-97.
Резолюции, принятые на общих собраниях съезда по организации Института исследования Сибири // Труды съезда по организации Института исследования Сибири. Томск, 1919. Ч. 4. С. 18-42.
Журналы заседаний совета Института исследования Сибири (13 ноября 1919 г. - 16 сентября 1920 г.) / отв. ред. С.Ф. Фоминых. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2008. 264 с.
Сибирская жизнь. Томск, 1919.
ГАТО. Ф. Р-815. Оп. 1. Д. 33.
ГАТО. Ф. Р-26. Оп. 1. Д. 39.
Журналы заседаний отделов, Средне-Сибирского отделения и комиссий Института исследования Сибири (1919-1920 гг.) / отв. ред. С.Ф. Фоминых. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2014. 358 с.
ГАТО. Ф. Р-815. Оп. 1. Д.31.
ГАНО. Ф. Р-2. Оп. 1. Д. 8.
ГАТО. Ф. Р-28. Оп. 1. Д. 33.
ГАТО. Ф. Р-28. Оп. 1. Д. 11.
ГАНО. Ф. Р-2. Оп. 1. Д. 7.
Григорьев А.Д. Устройство и заселение Московского тракта в Сибири с точки зрения изучения русских говоров // Известия Института исследования Сибири. 1920. № 6. С.1-103.
Приложения к протоколу двенадцатого общего собрания // Труды съезда по организации Института исследования Сибири. Томск, 1919. Ч. 1. С. 105-107.
ГАТО. Ф. Р-26. Оп. 1. Д. 48.
ГАТО. Ф. Р-28. Оп. 1. Д. 67.
Бородкина М. Сибирский кружок учащихся высших учебных заведений г. Томска // Журнал Министерства народного просвещения. 1919. № 1. С. 309-311.
Знамя революции. Томск, 1920.
Ларьков Н.С. Губревком // Энциклопедия Томской области : в 2 т. Т. 1: А-М. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2008. С. 179.
Ионова О.В. Создание сети краеведческих музеев РСФСР в первые десять лет советской власти // История музейного дела в СССР : сб. ст. М., 1957. Вып. 1. С. 37-72.
ГАТО. Ф. Р-28. Оп. 1. Д. 12.
ГАТО. Ф. Р-28. Оп. 2. Д. 5.
ГАТО. Ф. Р-28. Оп. 1. Д. 92.
Томск от А до Я: краткая энциклопедия города / отв. ред. Н.М. Дмитриенко. Томск : НТЛ, 204. 438 с.
Шатилов М.Б. Исторический очерк и обзор Томского краевого музея // Труды Томского краевого музея / под ред. М.А. Слободского и М.Б. Шатилова. Томск, 1927. Т. 1. С. 1-37.
ГАТО. Ф. Р-28. Оп. 1. Д. 61.
Сибирская советская энциклопедия : в 4 т. Т. 2: З-К. Новосибирск : Зап.-Сиб. отд. ОГИЗ, 1930. 1152 стб.
ГАТО. Ф. Р-815. Оп. 1. Д. 506.
ГАТО. Ф. Р-28. Оп. 1. Д. 31.
ГАТО. Ф. Р-28. Оп. 1. Д. 2.
ГАТО. Ф. Р-28. Оп. 1. Д. 632.
Азадовский Марк Константинович // Большая советская энциклопедия. 3-е изд. М. : Сов. энцикл., 1970. Т. 1. С. 245.
Здобнов Николай Васильевич // Большая советская энциклопедия. 3-е изд. М. : Сов. энцикл., 1972. Т. 9. С. 442.
Профессора Томского университета. Биографический словарь / отв. ред. С.Ф. Фоминых. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1996. Вып. 1. 288 с.
Овчинникова Л.И. К 125-летию художника Митрофана Михайловича Берингова: URL: http://artmuseumtomsk.ru/page/10/0/110 (дата обращения: 06.10.2016).
 Из истории сохранения памятников культурного наследия в Томске в 1917-1920 гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 422. DOI: 10.17223/15617793/422/26

Из истории сохранения памятников культурного наследия в Томске в 1917-1920 гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 422. DOI: 10.17223/15617793/422/26