Политика Китая в Арктическом совете | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 423. DOI: 10.17223/15617793/423/16

Политика Китая в Арктическом совете

Рассматриваются факторы, причины и инструменты участия Китайской Народной Республики в Арктическом совете - ведущем межправительственном интеграционном объединении в Арктическом регионе. Прослеживаются некоторые этапы долгосрочной стратегии КНР по получению доступа к управлению Арктическим регионом и использованию его ресурсов, анализируются методы, применявшиеся китайской стороной для получения одобрения своих действий со стороны арктических государств - членов АС. Использованы такие источники, как официальные заявления китайской стороны, публикации китайских экспертов, многосторонние документы АС, двусторонние документы, актуальные публикации СМИ КНР и стран АС, с которыми она осуществляет наиболее тесное взаимодействие.

China's policy in the Arctic Council.pdf Исследование международных отношений и проблем безопасности в Арктическом регионе является одной из актуальных тем международных исследований на современном этапе. В том числе важным становится изучение интеграционных процессов, осуществляемых в регионе. Арктика не стала исключением в условиях усиления повсеместных для глобализирующегося мира тенденций к созданию интеграционных институтов и роста роли многосторонней дипломатии. Ключевым многосторонним межправительственным объединением в регионе является Арктический совет (АС). В рамках данного исследования рассматривается участие в нем в качестве наблюдателя Китайской Народной Республики, проявляющей уже много лет повышенный интерес к Арктическому региону и наиболее громко заявляющей о своих правах на использование его ресурсов и торговых путей. С точки зрения типологии интеграционных объединений, Арктический совет является региональной межправительственной организацией. Свою деятельность он ведет c 1996 г. Основные сферы - координация усилий по решению различных проблем в регионе, в том числе взаимодействие с другими межправительственными и неправительственными организациями в деле борьбы с угрозами экологической безопасности и обеспечении прав коренных народов [1]. Не менее важными задачами организации являются регулирование вопросов хозяйственной деятельности на арктическом шельфе, сохранение биоразнообразия, координация спасательных операций, авиационного и морского поиска и т.д. [2]. В качестве постоянных членов в его ряды входят арктические государства - Россия, США, Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция. Поскольку организация является главным координирующим, правосоздающим и правореализующим субъектом в таком геополитически значимом регионе, как Арктика, о желании войти в нее со временем начали заявлять и неарктические государства, в том числе Китай. Впервые Пекин подал заявку на вступление в АС на правах наблюдателя еще в 2009 г., однако она была отклонена. Наиболее категоричную позицию тогда заняла Норвегия [3. С. 45]. КНР не оставила своих попыток. К тому моменту арктическое направление уже, по сути, заняло место в ряду ключевых для нее внешнеполитических задач в силу заинтересованности, как логично предположить, во всех видах имеющихся в Арктике природных ресурсов и использовании в случае таяния льдов ее транспортных путей. Отдающее откровенным национализмом заявление на официальном сайте Государственной администрации по вопросам океанов, опубликованное еще в 2007 г., гласило: «Китай - великая нация, и он готов, в интересах человечества и всего мира, внести свой вклад в исследование, развитие и использование (курсив наш. - К.М.) Арктики» [4]. В реальности притязания выражались в том, что на тот период у Китая уже имелся задел по изучению Арктики. В частности, действовали два ключевых подразделения Государственной администрации по вопросам океанов: Управление Арктики и Антарктики (структура, занимающаяся «организацией полярных экспедиций», «сотрудничеством с зарубежными программами полярных исследований», «популяризацией полярных экспедиций», а также, что самое интересное, не расшифрованными «другими задачами, ставящимися Администрацией» [5]), и Институт по изучению полярных территорий [6] (сфера его деятельности - естественнонаучные области: гляциология, океанография, физика, биология и т. д.; к этим отраслям относятся доступные на сайте Института публикации его сотрудников). Также был начат целый ряд других научно-исследовательских программ, изучающих темы, связанные с Арктическим регионом [7. P. 5]. Кроме этого, КНР владела небольшой научно-исследовательской базой на о. Свальбард [8] (открытой в 2004 г., задолго до скандала с диссидентом-Нобелевским лауреатом и ухудшения отношений с Норвегией) и купленным в свое время у Украины недостроенным советским ледоколом, который сначала пришлось достраивать и только потом использовать для экспедиций в Арктику и Антарктику [9]. Необходимо отметить интенсивность и разнообразие методов, которыми Китай добивался участия в АС. Во-первых, страна каким-то неизвестным образом присоединялась к работе министерских конференций [10]. Во-вторых, начала организовывать визиты в АС своих исследователей (как специалистов естественнонаучного профиля, например, по гляциологии [11], так и исследователей международных отношений [12. Р. 19]) и журналистов [Ibid.]. Премьер Вэнь Цзябао активно обсуждал вопрос членства в организации с представителями скандинавских государств во время серии визитов в 2012 г. [13]. Развивались и научные исследования внутри страны. В Шанхае в 2009 г. начал работу специализированный Центр полярных и океанологических исследований, в качестве сфер деятельности которого на его официальном сайте заявлены «всеобъемлющие исследования Арктики и Антарктики: политика, право, безопасность, общество, окружающая среда, экономика, полярная стратегия и полярная политика КНР». Среди конкретных мероприятий Центра - проведение научных исследований, в том числе междисциплинарных, сотрудничество с зарубежными специалистами. В числе научных сотрудников Центра есть и эксперты по международным отношениям, а советником организации является посол КНР в Исландии. Финансируется деятельность Центра Государственной администрацией по вопросам океанов [14]. Отличие этого Центра от упоминавшегося выше Института по изучению полярных территорий в том, что в шанхайском Центре акцент сделан на политические науки, а не на естественнонаучное направление. В списке публикаций шанхайского Центра на его официальном сайте перечислены названия сравнительно небольшого количества работ (без гиперссылок и тем более без полного текста) по изучению международных отношений в Арктическом регионе с точки зрения теории игр, а также по изучению нетрадиционных угроз региональной безопасности, возможностей Китая по участию в глобальном управлении Арктикой, истории и этнографии коренных народов Арктики и различным аспектам изучения Антарктики. В разделе «документы» приводятся декларации АС разных лет и арктические стратегии государств АС, но, как нетрудно догадаться, не приводится какой-либо открытой и столь же четко и ясно сформулированной и выложенной в общий доступ арктической стратегии самого Китая. Логично предположить, что большая часть работы такого think tank в частности и составление арктической стратегии КНР в целом может вестись в закрытом режиме и по конкретным госзаданиям. Далее следует отметить участие КНР во встрече наблюдателей АС и «наблюдателей аd hoc» в 2012 г., где китайской стороной было сделано программное заявление о том, что в Арктике есть вопросы «трансрегионального уровня», такие как изменение климата и международные грузоперевозки, «затрагивающие интересы неарктических стран», и что в случае принятия в свои ряды наблюдателей Совет повысит свою «открытость и инклюзивность, получит более высокую оценку своей работы мировым сообществом, а также в целом расширит свое влияние». Особого внимания заслуживает выражение из области некой дипломатической эквилибристики, в котором было собрано всё, пригодившееся к месту и не к месту: Китай назывался в этом заявлении не арктическим государством, но «приарктическим» («near Arctic») на том основании, что «природные изменения и экономическое развитие Арктики» якобы «имеют существенное влияние на его климат, экологическую обстановку, сельскохозяйственное производство и социально-экономическое развитие» [15]. Принятия в число наблюдателей АС КНР добилась в 2013 г. Это было зафиксировано Декларацией саммита в г. Кируна (Швеция) [16]. Статус наблюдателя присваивается АС неарктическим государствам, а также межправительственным и межпарламентским организациям, которые, согласно Декларации об учреждении АС и Правилам процедуры, «могут внести положительный вклад в его работу». Наблюдатели участвуют в заседаниях АС, являются членами рабочих групп, могут выступать с проектными предложениями через любого постоянного участника и вносить финансовый вклад в проекты АС. Последний, однако, не может превышать объемы финансирования от арктических государств. Среди добившихся, подобно КНР, статуса наблюдателя - Франция, Германия, Польша, Испания, Япония, Индия, Великобритания, Сингапур и др. [17]. Новость о принятии заявки в АС в Китае была воспринята с огромным энтузиазмом: наблюдатели писали о получении доступа к «арктическому пирогу», сопоставляли различные оценки запасов полезных ископаемых, оценивали варианты использования арктического транспортного коридора и шансы конкурентов в борьбе за лидерство в регионе (России, США, Канады, стран ЕС), прежде всего в плане военного присутствия в Арктике [18]. Интересно, что, по некоторым оценкам, принятие КНР в число наблюдателей АС произошло как раз после масштабных денежных вливаний в экономику отдельных членов организации, а именно Дании, Исландии и, конечно, России [19]. Дания, в частности, как отмечают западные эксперты, по сути, затеяла с Китаем довольно странную игру, пытаясь с выгодой для себя сбыть Пекину полезные ископаемые Гренландии. Гренландский министр полезных ископаемых, промышленности и труда побывал в Китае с торговой миссией, а китайские компании осуществили крупные закупки датских станков и фармацевтических препаратов на несколько миллиардов долларов. Более того, часть контейнерных перевозок из КНР была «завязана» на датскую логистическую компанию Maersk. Наконец, были достигнуты договоренности об инвестициях китайских компаний Sinosteel и China Communications Construction Corp в разработку в Гренландии рудных месторождений. В итоге посол Датского королевства в КНР Ф. А. Петерсон заявил, что Китай имеет в Арктике «естественные и законные экономические и научные интересы» [20]. В подходе к Исландии Китай, по сути, сыграл на противоречиях, с одной стороны, между ней и другими членами Арктического совета, а с другой - между ней и ЕС. Дело в том, что в 2007-2010 гг. Россия, США, Канада, Норвегия и Дания некоторое время, с подачи последней, пытались обсуждать все важнейшие вопросы в формате «пятерки», и это очень сильно «подстегнуло» активность Исландии в АС. В ЕС же страну попросту не приняли после долгих переговоров, поскольку не смогли согласовать вопросы регулирования рыболовства. Пекин проявил завидную оперативность, предложив Исландии валютный своп на 406 млн долл., соглашение о свободной торговле и контракты в геотермальной энергетике, которую планировалось развивать в КНР. Еще одним бонусом для обоих может стать увеличение импорта из Исландии в КНР рыбы [21]. Если говорить о других членах Арктического совета, то Норвегия показала себя очень неуступчивым партнером [22], а активность и принципиальность США в отстаивании своих интересов в Арктике известны и сохраняются уже длительное время (см., например: [23, 24]). Поэтому поддержкой лишь Дании и Исландии Пекин, похоже, не намерен ограничиваться. С Финляндией он обменивается опытом в правовых вопросах [25], изъявляет готовность развивать арктический туризм [26] и владеет корпорацией «Kaidi Finland», специализирующейся на альтернативной энергетике [27]. В Швеции были вложены гигантские средства в покупку компании-производителя люксовых смартфонов Vertu [28], а также создано (правда, уже на китайской территории) совместное предприятие по производству электромобилей [29]. Кроме того, в условиях активизации на современном этапе торговых связей с Евросоюзом [30] Пекин теоретически может рассчитывать на поддержку со стороны ЕС в случае принятия последнего в АС на правах корпоративного члена или наблюдателя (заявка уже подавалась ранее, но пока статус наблюдателя ЕС получен не был [17]). Наконец, требуется остановиться подробнее на позиции России. Свое стремление к проникновению в Арктику КНР закрепила еще в 2001 г., когда, будучи инициатором и автором проекта двустороннего Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, включила в него многозначный пункт о «сотрудничестве в области защиты и улучшения состояния окружающей среды, предотвращения трансграничных загрязнений, справедливого и рационального использования пограничных водотоков, живых ресурсов в северной части Тихого океана и бассейнах пограничных рек» (ст. 19) [31. С. 150]. Что такое «северная часть Тихого океана»? Это Охотское и Берингово моря с проливом, ведущим непосредственно в арктические воды Северного Ледовитого океана. И вот этот ареал КНР и предложила в совместное «справедливое и рациональное использование». В 2003 г. РФ и КНР был подписан еще один документ, содержавший договоренности, касавшиеся Арктики, - межправительственное Соглашение о сотрудничестве в области исследования и использования Мирового океана. В нем впервые появился пункт о совместном изучении Арктики и Антарктики и употреблялась формулировка «освоение минеральных ресурсов Мирового океана» [32. С. 255]. В последующие годы, т. е. в период настойчивого стремления КНР войти в число членов Арктического совета, начавшуюся параллельно дискуссию о делении шельфа китайские СМИ назвали «вызовом, который бросают международному порядку и международному праву Россия и некоторые другие государства» [33], а затем и вовсе начали открыто призывать руководство страны «отказаться от нейтральной позиции, осознать, что мы не так далеки от полярных дел»; при этом заместитель директора Государственной администрации по вопросам океанов Чэнь Ляньцзэн прямо заявлял, что «Китай может и должен использовать "жесткую силу"» [34. С. 48]. В ходе видеомоста «Москва - Пекин» в августе 2011 г. зам. директора Института по изучению полярных территорий Ли Юаньшэн изложил своим российским коллегам позицию китайской стороны: «Для нас вопрос освоения Арктики - ключевой. И мы бы хотели, чтобы Россия не только пошла навстречу в исследовательском плане, но и предоставила благоприятные условия для прохода наших судов через свои воды» [35]. Как видим, требования, в общем-то, совершенно безосновательные - у китайской стороны сразу были более чем высокими и достаточно жесткими. Относительно принятия КНР в Арктический совет руководство РФ, с одной стороны, озвучило достаточно принципиальную точку зрения. Премьер-министр Д. А. Медведев высказался в интервью Норвежской телерадиовещательной корпорации (NRK) так: «Доверие к Китаю существует, но правила игры устанавливаем мы с вами, то есть арктические государства... Это естественно, это наш регион, мы здесь живем. Это наша родная земля» [36]. Справедливую озабоченность выразил и министр обороны РФ С. К. Шойгу. «Настойчиво в Арктику стремятся развитые страны, не имеющие непосредственного выхода к приполярным областям, предпринимают определенные политические и военно-экономические шаги в этом направлении», - заявил министр и добавил, что «одним из приоритетных направлений деятельности Министерства обороны является развитие в этой зоне военной инфраструктуры», при этом «постоянное военное присутствие в Арктике и возможность защиты государственных интересов средствами вооруженной борьбы рассматриваются как составная часть общей политики обеспечения национальной безопасности» [37]. С другой стороны, в 2013 г. стало известно о том, что гораздо менее принципиальную позицию занимает российский крупный бизнес, который, в лице «Роснефти», выразил готовность сотрудничать с Китаем в «освоении арктических месторождений» [38]. Не в создании, отметим, передовых предприятий обрабатывающей промышленности, не в очистке побережья от загрязнений, а в банальном вычерпывании ресурсов из одного из немногих оставшихся неосвоенным и нетронутым мировыми ТНК участков моря и суши совместно с не имеющим никакого отношения к Арктике государством. О каких-либо опровержениях или принципиальных отказах от этих планов не сообщалось, из чего можно сделать вывод, что они продолжают оставаться актуальными для мало заботящихся о стратегическом равновесии и балансе сил в Арктическом регионе, его уникальной экосистеме и простом «сохранении лица» российских ТНК. Российский совет по международным делам в своем аналитическом докладе отмечает, что «следует взвешенно подходить к действиям Китая в Арктике в контексте российско-китайских отношений. Согласно ст. 234 Конвенции по морскому праву 1982 г., Россия, как прибрежное государство, имеет право принимать законы в области судоходства и защиты экологии в покрытых льдом районах». Выявляется новая проблема: «Пекин настаивает на пересмотре тарифной политики России в отношении провода ледоколов по Северному морскому пути, подчеркивая, что высокие расценки могут значительно снизить коммерческое преимущество использования маршрута. Кроме того, китайская сторона выражает обеспокоенность расширением суверенных прав арктических государств и увеличением исключительной экономической зоны, в первую очередь России, поскольку при этом зона международных арктических вод существенно сокращается. Не исключено, что Китай может потребовать предоставления Северному морскому пути статуса нейтральных вод. По мнению заместителя директора Института по изучению полярных территорий Ли Юаньшэна, Россия должна предоставить Китаю благоприятные условия прохода по Северному морскому пути». Таким образом, китайская сторона продолжает занимать более чем категоричную позицию в ответ на дружественный жест своего стратегического партнера, а Россия пока лишь констатирует факт появления такой проблемы, но не выступает с конкретными ответными действиями или заявлениями. В то же время в докладе выражается надежда, что «сотрудничество может стать взаимовыгодным» [39. С. 26-28]. Кстати, в КНР российскую арктическую политику и любые ее нюансы тщательно отслеживают, анализируют, сообщают о планах технических инноваций [40], испытаниях в условиях Арктики военной техники [41] и строительстве инфраструктуры [42], подсчитывают в СМИ государственные инвестиции в арктические регионы, объемы добычи газа на Ямале и несколько пренебрежительно отмечают, что, «сталкиваясь с двойным соблазном разработки ресурсов и проложения пути, Россия [в Арктике] придерживается позиции "борьбы за каждый клочок земли"» [43]. Интересны китайским СМИ даже экологические проблемы, вызванные хозяйствованием на приарктических территориях российских ТНК [44] (как будто мало аналогичных тем внутри своей страны). Когда же российский министр иностранных дел С. В. Лавров сделал достаточно дежурное заявление о том, что РФ «открыта для взаимовыгодного сотрудничества с соседями в Арктике, в том числе в сферах транспорта, энергетики, туризма и экологии», это было мгновенно воспринято и растиражировано как «готовность России к совместным энергетическим проектам в Арктике с другими странами» [45]. Отчасти схожей с российской оказалась реакция на вступление КНР в АС другого крупнейшего государства в регионе, претендующего на лидерство в Арктике [46. С. 23], - Канады: с одной стороны, СМИ страны публикуют обсуждаемые затем активно в Китае статьи, призывающие задуматься о причинах и серьезности активизации КНР в Арктике [47], с другой - канадская сторона, не задумываясь о возможной трактовке Пекином ее действий как важного прецедента и создания благоприятного политического дискурса, организует семинары типа «Китай в Арктике» [Там же], и власти, как и крупный бизнес, все еще рассчитывают на китайские инвестиции, что китайская сторона опять же прекрасно видит, осознает [Там же] и, несомненно, будет пользоваться моментом. Добившись статуса наблюдателя в АС, Китай активизировал всю свою арктическую политику. Была проведена серия «научных исследований» «в районах Берингова моря, Берингова пролива, Чукотского моря, Чукотского поднятия и Канадской котловины» [48] и объявлено о планах создания собственного ледокольного флота [49]. В 2013 г. был создан еще один крупный научный центр - Центр арктических исследований Китая и северных государств, нацеленный на сотрудничество с зарубежными think tanks [50]. Приоритетные сферы исследований, выделяемые им, -«изменение климата в Арктике», «ресурсы Арктики», «судоходство и экономическое сотрудничество», а также «политика и право в Арктике» [51]. Китайские исследователи, как отмечается в докладе Российского совета по международным делам, ведут работу по оценке коммерческих, политических и военных последствий освоения Арктики. Но главное - параллельно Пекином активно развивается концепция интернационализации Арктики и признания ее ресурсов «общим наследием человечества», а не только арктических государств [39. С. 18-19]. При этом для обоснования своей арктической политики китайская сторона предпочитает использовать разнообразные и приятные на слух лозунги о международном сотрудничестве [52], но от истинных целей они достаточно далеки. АС, кстати, пытается привлекать КНР к своим экологическим проектам, например к сотрудничеству по изучению миграции птиц [53. P. 18], но эта тема вряд ли может быть интересной китайской стороне. Не звучит и выражений горячей поддержки Китаем одной из рекомендаций декларации саммита АС в Фэрбэнксе 2017 г. по снижению странами-членами и наблюдателями вредных выбросов в атмосферу [54]. Пожалуй, наиболее открыто свои приоритеты КНР обозначила на форуме «Арктика - территория диалога» в марте 2017 г. Вице-премьер Госсовета Ван Ян заявил: «Китай предлагает следующее. Первое: укреплять охрану экосистемы в Арктике. Второе: постоянно углублять научные исследования Арктики. Третье: рационально освоить и использовать арктические ресурсы на правовой основе. Четвертое: совершенствовать институты и механизмы арктического управления» [55]. Вычленить из этого ряда главную мысль о доступе к ресурсам и «арктическому управлению» несложно, тем более что высказывание Ван Яна развило на следующий день Международное радио Китая, опубликовав заметку о том, что «в ходе исследований Арктики появится возможность добывать газ и нефть подо льдом и водой». Сослалось китайское СМИ, кстати, на российский бизнес, а именно - на специалистов «Объединенной судостроительной корпорации», которые «работают над соответствующими технологиями» [56]. Судя по всему, Китай намерен, как стратегический партнер РФ, присоединиться к работам и овладеть этими технологиями. Что же касается «управления», то китайский взгляд на управление миром, как «глобальной деревней» с ресурсами в виде «общего котла», был высказан еще в 2011 г., во времена Ху Цзиньтао. Китай, согласно этому взгляду, не стремится иметь самую большую ложку, чтобы побольше захватить или оттолкнуть соседа, - говорилось в статье члена Госсовета КНР Дай Бинго. Его стратегия - «создать стабильную и благоприятную окружающую среду для собственного развития, добиться взаимной выгоды и общего выигрыша с соответствующими странами». Но если проблемы слишком остро воспринимаются, то их нужно «подвесить и взяться за них тогда, когда созреют условия» [57]. В таком случае заявление Ван Яна следует воспринимать как твердое намерение Китая добиваться своих целей, не ограничивая себя ни во времени, ни в средствах. При этом, как отмечает профессор Океанического университета Китая Го Пэйцин, «арктическим государствам не стоит опасаться Китая»: «Даже при наличии бизнес-интересов в сфере ресурсов никакого спора о суверенитете Арктики нет». Более того, Китай якобы больше всего радеет за экологию Арктики (хотя, как цитировалось выше, главное для него - это «возможность добывать нефть и газ») и «готов активизировать научные исследования, чтобы защитить наш общий дом» (курсив наш. - К.М.) [58]. Одновременно китайские военные эксперты пристально отслеживают арктические стратегии и развитие в этом регионе вооруженных сил арктических государств [59]. В докладе Шанхайской Академии международных исследований делается упор на крайне важную роль «близкого к Арктике» Китая в сферах экологии, ресурсов, маршрутов судоходства. Также называются странными растущие подозрения со стороны международного сообщества в отношении политики КНР в регионе. Особенно подчеркивается показанный практически как нечто естественное и само собой разумеющееся логистический интерес: сокращение времени доставки торговых грузов из Китая в Европу посредством морских торговых путей, что значительно улучшит позиции Китая в геополитическом отношении [60]. Наконец, по словам Кай Суня из Океанического университета Китая, «таяние льдов Арктики и открытие арктических путей и ресурсов привлекли значительное внимание китайского бизнеса», и ключ к успеху в этой ситуации - развитие научной базы, самых разных направлений полярных исследований, их «воплощение на практике», развитие образования, подготовки кадров [61. P. 2]. В целом можно отметить, что пока члены АС лишь наблюдают за действиями и растущими амбициями Китая. Одной из причин может быть почему-то укоренившееся среди части экспертов мнение, что «исключение азиатских стран из региона» якобы «неминуемо повлечет за собой ослабление возможностей Арктического совета, поскольку в данном случае они легко могут перенести обсуждения и действия на другие форумы, такие как Международная морская организация или ООН, тем самым ослабив возможности АС» [62]. Самим созданием статуса наблюдателей, по сути, и прецедентом приглашения к обсуждению проблем региона внерегиональных акторов АС сам для себя открыл «ящик Пандоры». На нынешнем этапе уже не важно, в общем-то, было ли это сделано в расчете на пусть и не критичное, но значительное финансовое участие с их стороны или на сохранение веса организации по сравнению с неправительственными объединениями, в которых, например, государства Азии участвуют также очень активно. Важны результаты, а они весьма специфичны. В настоящее время число наблюдателей уже превысило число постоянных членов, и еще 17 стран претендуют на получение такого статуса, что вызывает вполне понятное отторжение со стороны собственно арктических государств. Эта проблема отмечается руководством АС как один из ключевых вопросов, который организации придется решать в ближайшее время [63]. Мы можем также сказать, что, выражая желание быть одним из игроков в Арктике и осуществлять там свои собственные шаги, Китай делает большие и долгосрочные ставки на регион. Но будущее, однако, зависит не только от него, но и от того, как арктические государства будут взаимодействовать с ним и между собой. На сегодняшний день Арктический совет стал важным международным институтом, и поэтому очевидно, что планомерное и активное внедрение Китая в данную структуру способствует расширению его деятельности в регионе и дальнейшей активизации его арктической политики. И только развитие грамотных стратегий и твердое отстаивание арктическими государствами своих интересов поможет избежать лишних прецедентов и конфликтов в регионе.

Ключевые слова

Китай, Арктика, Арктический совет, российско-китайские отношения, арктическая политика Китая, China, Arctic, Arctic Council, Russian-Chinese relations, China's Arctic policy

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Муратшина Ксения ГеннадьевнаУральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцинаканд. ист. наук, доцент кафедры теории и истории международных отношенийksenia-kgm@mail.ru
Иванова Анна ЕвгеньевнаУральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцинастудентка департамента международных отношенийmychinatown12@gmail.com
Всего: 2

Ссылки

The Arctic Council. A backgrounder // Arctic Council official website. URL: http://www.arctic-council.org/images/PDF_attachments/2015-07- 03_Arctic_Council_Backgrounder_PRINT_VERSI0N_N0_LINKS.pdf (дата обращения: 1.05.2017).
20th Anniversary Declaration. The Arctic Council: A Forum for Peace and Cooperation // Arctic Council official website. 19.09.2016. URL: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/1784 (дата обращения: 1.05.2017).
Ягья В.С., Харлампьева Н.К., Лагутина М.Л. Арктика - новый регион внешней политики Китая // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2015. № 1. С. 43-52.
The long way to the Arctic // Chinese Arctic and Antarctic Administration. 16.01.2007. URL: http://www.chinare.gov.cn/ en/index.html?pid=events&sub=arc&id=36 (дата обращения: 20.06.2017).
Chinese Arctic and Antarctic Administration. URL: http://www.chinare.gov.cn/en/index.html?pid=about (дата обращения: 20.06.2017).
Polar Research Institute of China. URL: http://www.polar.gov.cn/en/index/ (дата обращения: 20.06.2017).
Jakobson L. China Prepares for an Ice-Free Arctic // SIPRI Insights on Peace and Security. 2010. № 2. 16 р.
Arctic Yellow River Station // China.org.cn. URL: http://www.china.org.cn/english/features/CPR/168820.htm (дата обращения: 20.06.2017).
Icebreaker Snow Dragon // China.org.cn. 19.05.2006. URL: http://www.china.org.cn/english/features/CPR/168828.htm (дата обращения: 20.06.2017).
Arctic Council 7th Ministerial Meeting. Nuuk, Greenland. 12 May 2011. List of Participants // Arctic Council official website. 2011. URL: https://oaarchive.arctic-council.org/bitstream/handle/11374/1608/list_of_participants_web.pdf?sequence=1&isAllowed=y (дата обращения: 1.05.2017).
Melting Ice: Regional Dramas, Global Wake-Up Call. Troms0, 28 April 2009. Co-Chair's Summary // Arctic Council official website. 2009. URL: https://oaarchive.arctic-council.org/handle/11374/1643 (дата обращения: 1.05.2017).
Arctic Council Secretariat Annual Report 2013. Troms0 : ACS, 2013. 34 p
More Chinese pressure on Arctic Council // Barents Observer. 17.04.2012. URL: http://barentsobserver.com/en/arctic/more-chinese-pressure-arctic-council (дата обращения: 19.03.2017)
Center for Polar and Oceanic Studies // Tongji University. URL: http://cpos.tongji.edu.cn/en/content.aspx?info_lb=1&flag=1 (дата обращения: 24.06.2017)
Statement by H.E. Ambassador Lan Lijun at the Meeting between the Swedish Chairmanship of the Arctic Council and Observers // Arctic Council official website. URL: http://www.arctic-council.org/images/PDF_attachments/Observer_DMM_2012/ACOBSDMMSE01_Stockholm_2012_ Observer_Meeting_Statement_Ambassador_Lan_Lijun_China.pdf (дата обращения: 20.05.2017)
Kiruna Declaration // Arctic Council official website. 2013. URL: https://oaarchive.arctic-council.org/bitstream/handle/ 11374/93/MM08_Kiruna_Declaration_final_formatted.pdf?sequence=5&isAllowed=y (дата обращения: 1.05.2017)
Наблюдатели // Официальный сайт Арктического совета (раздел на русском языке). URL: http://www.arctic-council.org/index.php/ru/about-us/arctic-council/observers (дата обращения: 1.05.2017)
Чжэндо Бэйцзи «хуаюй цюань» чэн шицзе цзюньши цзюэчжу синь цяньянь / на кит. яз. (Соперничество за «право голоса в Арктике» и новые границы в регионе) // Huaxia.com. 30.05.2013. URL: http://big5.huaxia.com/thjq/jswz/2013/05/3359046.html (дата обращения: 24.06.2017)
Blank S. China's Arctic Strategy // The Diplomat. 20.06.2013. URL: http://thediplomat.com/2013/06/20/chinas-arctic-strategy/ (дата обращения: 3.07.2013)
Erickson A., Collins G. China's New Strategic Target: Arctic Minerals // The Wall Street Journal. 18.01.2012. URL: http://blogs.wsj.com/chinarealtime/2012/01/18/china%E2%80%99s-new-strategic-target-arctic-minerals/ (дата обращения: 19.03.2017)
Guschin А. China, Iceland and the Arctic // The Diplomat. 20.05.2015. URL: http://thediplomat.com/2015/05/china-iceland-and-the-arctic/ (дата обращения: 24.10.2015)
Norway 'wants to block China from Arctic Council' // The Telegraph. 25.01.2012. URL: http://www.telegraph.co.uk/ news/worldnews/europe/norway/9038782/Norway-wants-to-block-China-from-Arctic-Council.html (дата обращения: 10.05.2017)
Фененко А.В. Военно-политические аспекты российско-американских отношений в Арктике: история и современность // Вестник Московского университета. Серия 25: Международные отношения и мировая политика. 2011. № 2. С. 129-157
Шаклеина Т. А. Общность и различия в стратегиях России и США // Международные процессы. 2013. Т. 11, № 33. С. 6-19
Juola C.D. «Arctic law and governance: the role of China and Finland» in conversation with Timo Koivurova // Finnish China Law Center. URL: http://blogs.helsinki.fi/chinalawcenter/arctic-law-and-governance-the-role-of-china-and-finland-in-conversation-with-timo-koivurova/#.WNgTjf m LTIU (дата обращения: 27.03.2017)
Arctic Finland looks for boost from Chinese tourists // Eye on the Arctic. URL: http://www.rcinet.ca/eye-on-the-arctic/2015/04/20/arctic-finland-looks-for-boost-from-chinese-tourists/ (дата обращения: 29.03.2017)
Chinese investors move ahead in Finnish Lapland, will build €1 billion biofuel refinery // The Barents Observer. 8.12.2016. URL: https://thebarentsobserver.com/en/industry-and-energy/2016/12/chinese-investors-move-ahead-finnish-lapland-will-build-eu1-billion (дата обращения: 24.06.2017)
Китайские инвесторы приобрели Vertu // Жэньминь жибао онлайн. 5.11.2015. URL: http://russian.people.com.cn/n/2015/1105/c31518-8971976.html (дата обращения: 20.05.2017)
Китайские и шведские предприятия будут совместно строить электромобили // Жэньминь жибао онлайн. 29.06.2015. URL: http://russian.people.com.cn/n/2015/0629/c31520-8912683.html (дата обращения: 20.05.2017)
Китай и ЕС начали сопряжение «Плана Юнкера» и «Пояса Си» - итальянский политолог // Информационно-аналитическое издание «Евразия.эксперт». 15.06.2017. URL: http://eurasia.expert/kitay-i-evrosoyuz-nachali-sopryazhenie-plana-yunkera-i-poyasa-si-italyanskiy-politolog/ (дата обращения: 20.06.2017)
Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР // Сборник российско-китайских документов. 1999-2007. М. : Олма Медиа Групп, 2007. С. 143-151
Соглашение между Правительством РФ и Правительством КНРосотрудничестве в области исследования и использования Мирового океана // Сборник российско-китайских документов. 1999-2007. М. : Олма Медиа Групп, 2007. С. 254-258
Китай позарился на российскую Арктику // Инновационный портал Уральского федерального округа. 12.03.2010. URL: http://www.invur.ru/index.php?page=news&id=79962 (дата обращения: 13.03.2010)
Романюк Д.В. Полярная проблематика: статус Арктики в XXI в. // Вековой путь Китая к прогрессу и модернизации : тез. докл. XIX Междунар. науч. конф. «Китай, китайская цивилизация и мир. История, современность, перспективы». М. : ИДВ РАН, 2011. С. 4748
Х. Клинтон рассказала, кто и как должен делить «арктический пирог» // РБК. 3.06.2012. URL: http://top.rbc.ru/politics/03/06/2012/653358.shtml (дата обращения: 20.09.2012)
Медведев: Страны Арктики доверяют КНР, но будут устанавливать правила // РИА Новости. 4.06.2013. URL: https://ria.ru/world/20130604/941379869.html (дата обращения: 1.05.2017)
Сергей Шойгу: Россия готова оружием защищать свои национальные интересы в Арктике // Russia Today. 25.02.2015. URL: https://russian.rt.com/article/76378 (дата обращения: 1.05.2017)
Роснефть приглашает в Арктику Китай // Barents Observer. 24.03.2013. URL: http://barentsobserver.com/ru/energiya/2013/03/rosneft-priglashaet-v-arktiku-kitay-24-03 (дата обращения: 1.05.2017)
Азиатские игроки в Арктике: интересы, возможности, перспективы. Доклад Российского совета по международным делам. 2016. № 26. 58 с
Элосы туйчи цидун цзяньцэ Бэйцзи дицюй вэйсин ситун чжи 2018 нянь / на кит. яз. (Запуск спутниковой системы «Арктика» перенесен Россией на 2018 год) // Хуаньцю шибао. 17.10.2016. URL: http://world.huanqiu.com/hot/2016-10/9562848.html (дата обращения: 24.06.2017)
Бэйцзи сянь: Элосы цзюньюн чэлян цзай Бэйцзи дицюй цзиньсин найхань син цэши / на кит. яз. (Риски Арктики: российская военная техника была протестирована в условиях арктических холодов) // Хуаньцю шибао. 20.02.2017. URL: http://world.huanqiu.com/photo/2017-02/2862006.html (дата обращения: 24.06.2017)
2017 нянь Э цзян цзай Бэйцзи дицюй цзяньчэн бай юй чу цзюньши цзичу шэши / на кит. яз. (2017: Россия развивает военную инфраструктуру в Арктике) // Хуаньцю шибао. 26.01.2017. URL: http://world.huanqiu.com/hot/2017-01/10026222.html (дата обращения: 24.06.2017)
Борьба за Арктику постепенно накаляется // Жэньминь жибао онлайн. 18.02.2014. URL: http://russian.people.com.cn/95181/8539559.html (дата обращения: 15.11.2015)
Э гунсы чэнжэнь ужань у селоу чжи бэйцзи дицюй хэлю бянь «сюэ хэ» / на кит. яз. (Россия допускает утечку загрязняющих веществ в Арктике, «кровавые реки») // Хуаньцю шибао. 13.09.2016. URL: http://world.huanqiu.com/hot/2016-09/9437479.html (дата обращения: 24.06.2017)
Э вайчжан: Э чжуньбэй юй таго цзай Бэйцзи дицюй ляньхэ кайчжань нэнъюань сянму / на кит. яз. (Министр иностранных дел России: Россия готова сотрудничать с другими странами с целью проведения совместных энергетических проектов в Арктике) // Хуаньцю ши-бао. 9.02.2017. URL: http://world.huanqiu.com/exclusive/2017-02/10094996.html (дата обращения: 24.06.2017)
Комлева Н.А. Арктическая стратегия приарктических государств: общее и особенное // Арктика и Север. 2011. № 2. С. 19-25
China and Canada expect more collaboration on the Arctic // China Daily. 26.03.2015. URL: http://usa.chinadaily.com.cn/world/2015-03/26/content_19911768.htm (дата обращения: 28.03.2017)
Научно-исследовательское судно «Сюэлун» отправится в 6-ю китайскую научную экспедицию в Арктику // Жэньминь жибао онлайн. 7.07.2014. URL: http://russian.people.com.cn/n72014/0707/c31517-8751661.html (дата обращения: 19.09.2014)
Вай мэй гуаньчжу шоу соу «Чжунго цзао» цзиди побинчуань чжэнши кай цзянь / на кит. яз. (Иностранные СМИ обращают внимание на первый китайский ледокол) // Цанькао Сяоси. 23.12.2016. URL: http://www.cankaoxiaoxi.com/mil/20161223/1544779.shtml (дата обращения: 1.05.2017)
China to build research center for Arctic region // Chinese Arctic and Antarctic Administration. URL: http://www.chinare.gov.cn/en/index.html?pid=news&sub=nat&id=91 (дата обращения: 20.06.2017)
Background // China-Nordic Research Center. URL: http://www.cnarc.info/organization (дата обращения: 24.06.2017).
Чжунго цзицзи цаньюй Бэйцзи яньцзю кайфа кань гэго Бэйцзи чжаньлюэ жухэ буцзю / на кит. яз. (Китай активно участвует в исследованиях в Арктике в стратегических целях) // China.com.cn. 23.11.2016. URL: http://www.china.com.cn/news/world/2016-11/23/content_39765553_2.htm (дата обращения: 1.05.2017).
The Arctic Migratory Birds Initiative. Workplan 2015-2019. Conservation of Arctic Flora and Fauna Strategy Series Report. Borgir: CAFF International Secretariat, 2015. № 6. 64 р.
Fairbanks Declaration // Arctic Council official website. 2017. URL: https://oaarchive.arctic-council.org/bitstream/handle/11374/1910/ED0CS-4339-v1-ACMMUS10_FAIRBANKS_2017_Fairbanks_Declaration_Brochure_Version_w_Layout.PDF?sequence=8&isAllowed=y (дата обращения: 20.06.2017).
Госсовет КНР: Китай готов и способен играть большую роль в развитии Арктики // ТАСС. 29.03.2017. URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4134538 (дата обращения: 30.03.2017).
В Арктике нефть и газ будут добывать под водой и льдом // Международное радио Китая (переводная версия). 31.03.2017. URL: http://russian.cri.cn/3051/2017/03/31/1s600612.htm (дата обращения: 31.03.2017).
Дай Бинго. Как правильно есть из общего котла // Российская газета. 2.03.2011.
Чжуаньцзя: Бэйцзи дицюй гоцзя усюй дуй Чжунго хуай ю цзесинь чжунфан Бэйцзи кэянь сюй сянгуань го чжичи / на кит. яз. (Эксперт: арктические страны не должны проявлять осторожность и нуждаются в поддержке Китая в проводимых ими исследованиях в Арктике) // Хуаньцю шибао. 1.11.2016. URL: http://world.huanqiu.com/exclusive/2016-11/9618983.html (дата обращения: 24.06.2017).
Бэйцзи, цзюньши бои будуань шэнвэнь / на кит. яз. (Арктика: военные продолжают игру) // Чжунго гунчаньдан синьвэнь ван (Новостной портал Компартии Китая). 13.01.2014. URL: http://cpc.people.com.cn/BIG5/n/2014/0113/c83083-24098990.html (дата обращения: 24.06.2017).
Бэйцзи чжили юй Чжунго цзиди чжаньлюэ - и Бэйцзи хандао кайпи лиюн вэй аньли / на кит. яз. (Арктическое управление и стратегия Китая в Арктике. Исследование арктических судоходных маршрутов) // Шанхай гоцзи вэньти яньцзю юань (Шанхайский институт международных исследований). 2015. № 4. 58 p.
Kai Sun. East Asia - Arctic relations: boundary, security and international politics. 0ntario : Center for International Governance Innovation, 2013. 14 p.
Sigfusson A. Climate change is opening up new opportunities and challenges in the Arctic. Is the United States ready to lead? // American Foreign Service. URL: http://www.afsa.org/getting-game-americas-arctic-policy (дата обращения: 24.04.2017).
20 years of the Arctic Council: What are the "big questions" ahead? // Arctic Council official website. 29.09.2016. URL: http://www.arctic-council.org/index.php/en/our-work2/8-news-and-events/418-20-years-balton-2 (дата обращения: 1.05.2017)
 Политика Китая в Арктическом совете | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 423. DOI: 10.17223/15617793/423/16

Политика Китая в Арктическом совете | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 423. DOI: 10.17223/15617793/423/16