Анализ парадоксов политики Pax Americana в исторической ретроспективе (дискуссии в «мозговых центрах» США) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 424. DOI: 10.17223/15617793/424/18

Анализ парадоксов политики Pax Americana в исторической ретроспективе (дискуссии в «мозговых центрах» США)

Рассматриваются труды современных американских историков, политологов и экономистов, представляющих «мозговые центры» США неолиберального и неоконсервативного толка. Первые развивают «великую» либеральную идею как основу политики Pax Americana с опорой на «мягкую» силу. Вторые отстаивают американские национальные интересы, опираясь на принципы Realpolitik и действия своей страны на международной арене с «позиций силы».

Analysis of paradoxes of the Pax Americana policy in a historical retrospective (discussions in the US think tanks).pdf Характеризуя парадоксы политики Pax Americana в исторической ретроспективе, американский профессор Кентского университета Ст. Крюк указывает на «импульсивное» чередование либеральных и консервативных основ строительства «мира по-американски». Либеральные истоки политики Pax Americana зарождались в межвоенные годы и были связаны с именем президента-демократа В. Вильсона. В послевоенные годы, в обстановке холодной войны в американских правящих и академических кругах стал оформляться консервативный консенсус американского общества на принципах Realpolitik как основа «мира по-американски» [1]. После окончания холодной войны в процессе формирования контуров «нового мирового порядка» на рубеже XX-XXI вв. президенты-демократы Б. Клинтон и Б. Обама пытались возродить теорию и практику Pax Americana с опорой на «мягкую» силу, тогда как президенты - республиканцы отец и сын Буши, формируя «мир по-американски», в то же время действовали на международной арене c «позиций силы». В своей инаугура-ционной речи 20 января 2017 г. президент США республиканец Д. Трамп официально отказался от возрождения «нового вильсонизма» времён президентства Б. Клинтона и Б. Обамы, призвав американский народ отстаивать национальные интересы своей страны на международной арене в любой форме, опираясь при этом на принципы Realpolitik [2]. Интерес к подобного рода парадоксам политики Pax Americam вызвал оживлённые дискуссии и в нашей стране, которые развернулись на страницах журналов «Россия в глобальной политике» и «Международные процессы», в частности вокруг статьи по этому вопросу профессора МГИМО А. Д. Богатурова. Автор статьи указывал на неспособность отечественной американистики ответить на многочисленные вопросы, связанные с эволюцией политики Pax Americana в исторической ретроспективе [3]. В годы Второй мировой войны президент США Ф.Д. Рузвельт и английский премьер-министр У. Черчилль подписали Атлантическую хартию, реанимировав тем самым вильсоновский проект политики Pax Americana как англо-саксонский вариант послевоенного устройства мирового сообщества без участия Советского Союза. Понятно, почему наша страна отказалась участвовать в разработке этой хартии и выступить в качестве члена Бреттон-Вудской конференции (1944 г.), на которой были разработаны экономические основы англо-саксонского проекта под эгидой США. В связи с началом холодной войны в общественно-политических и академических кругах США явно обозначились два основных направления послевоенного устройства мирового сообщества. Так называемые неолибералы-интернационалисты, пишет профессор Санкт-Петербургского университета В.Н. Ко-нышев, отстаивали идею «демократического мира», тогда как «неоконсерваторы-интервенционисты» выдвинули концепцию «ограниченного суверенитета» своей страны на принципах Realpolitik [4]. С конца 1950-х - в течение 1960-х гг. «великая» либеральная стратегия стала рушиться под напором гонки ядерных и обычных вооружений, чему в немалой степени способствовало также расширение фрон-тира холодной войны на периферию мировой политики. Борьба «сверхдержав» за третий мир с этого времени всё очевиднее велась с «позиций силы», приходит к выводу почётный профессор политологии и международных отношений в «Центре Вудро Вильсона» Р. Гильпин [5. P. 165-182]. В конце 1960-х - начале 1970-х гг. советская и американская концепции «разрядки» международной напряжённости, оформленные как «доктрина Брежнева» и «доктрина Никсона», закрепили раздел мира на две сферы влияния между «сверхдержавами». Раскол мира на две системы ценностей в условиях «биполярного» противостояния СССР и США, казалось, сулил предсказуемое развитие международных отношений: исключалась возможность реализовать политику Pax Americana как основу для формирования однополяр-ного мира. В течение 1970-х гг., однако, в условиях кризиса и краха «разрядки» международной напряжённости и во времена «второго издания» холодной войны в 1980-е гг. чётко обозначились факторы внешнего влияния, связанные с окончательным разрушением универсальных и институциональных структур послевоенных международных отношений. Мир в это время столкнулся с многочисленными потрясениями и конфликтами на разных уровнях: 15 августа 1971 г. Соединённые Штаты официально отказались от Бреттон-Вудской системы; в 19731974 гг. мировое сообщество столкнулось с очередным глобальным экономическим кризисом, который сопровождался обострением экологических, демографических, энергетических и иммиграционных проблем, ростом безработицы, формированием диктаторских режимов на периферии мировой политики и т.д. и т.п. В мусульманских странах набирал силу исламский фундаментализм; на Ближнем и Среднем Востоке нормой стал политический терроризм, который постепенно приобретал международный характер, распространяясь на все континенты. В этой связи ныне покойный Зб. Бжезинский, советник по национальной безопасности США при американском президенте-демократе Дж. Картере, констатировал: «Факторы, которые обусловили международную нестабильность в условиях кризиса и краха "разрядки" международной напряжённости и "второго издания" холодной войны, стали доминировать над силами, которые формировали в это время международное сотрудничество». Вероятно, предсказывал он, основные тенденции, определяющие социальные конфликты, политические разногласия, экономические кризисы и международный раскол, сохранятся до конца XX в. и, скорее всего, будут влиять на развитие международных процессов в XXI в. [6. P. 874]. Эти слова оказались пророческими. Профессор истории и директор Центра по изучению проблем международной безопасности Йельско-го университета Пол Кеннеди предсказывал в этой связи распад «сверхдержав». Соединённые Штаты и Советский Союз переживали в процессе холодной войны геополитическое перенапряжение, что, в частности, мешало им противостоять торговой и технологической конкуренции со стороны других стран как в Европе, так и на Азиатском континенте и в Западном полушарии [7. P. XV]. Объективно этот процесс способствовал крушению «биполярного мира». В условиях глобальных системных изменений на международной арене на рубеже XX-XXI вв. Соединённые Штаты вновь попытались реанимировать политику Pax Americana на принципах рыночной экономики, буржуазной государственности и демократии в масштабах всего мирового сообщества. В такой обстановке в правящих и академических кругах США обозначился либерально-консервативный консенсус, который стал основой американской внешней политики в годы первого президентства Б. Клинтона. Под влиянием этого феномена, утверждает американский автор Г. Дж. Айкенберри (Принстонский университет), администрация демократов стала отказываться от всех договоров времён холодной войны и «разрядки» международной напряжённости, дезавуируя тем самым ялтинско-потсдамские решения как основу послевоенной системы международных отношений и субъект международного права [8]. Скрытый смысл «неолиберальной» теории и практики администрации Б. Клинтона, подчёркивает американский автор Д. Дьюдни (Университет Джонса Хопкинса), заключался в стремлении официального Вашингтона в который уже раз в истории реализовать на практике идеи «американоцентризма» в международном масштабе [9]. Под силу ли было так называемому новому виль-сонизму администрации Клинтона возродить «великую» либеральную идею? «Ортодоксы» теории и практики Pax Americana в «мозговых центрах» США (Фрэнсис Фукуяма, Збигнев Бзежинский, Джеймс Редвуд, Мильтон Фридман, Пол Кеннеди, Энн Слотер и др.) отвечают на этот вопрос положительно, рассчитывая с опорой как на «мягкую», так и «жёсткую» силу создать «однополярный» мир под эгидой США. Б. Aксфорд, Д. Хелл, Д. Гольдблатт, Э. Макгрю, Дж. Перратон, Дж. Розенау, Э. Гилденс и некоторые другие американские историки, политологи и экономисты в целом разделяют оптимизм «ортодоксов», но при этом отвергают дорогостоящую политику с «позиций силы», призывая Белый дом вернуться к «великой» либеральной стратегии Вудро Вильсона. Формально эта точка зрения не исключала формирования многополярного мира. Современные скептики (С. Хантингтон, П. Херст, Г. Томпсон, Дж. Филеен, Н. Фергюссон, Г. Киссинджер и др.) продлили внушительный список послевоенных критиков «великой» либеральной идеи, в начале которого стоят У. Липпман, Дж. Кеннан, Ч. Краутман. Они пренебрежительно называют внешнюю политику администрации демократов во главе с Б. Клинтоном «неовильсонианским импульсом», который, по их мнению, не способен сформировать экономическую и, тем более, политическую идентичность мирового сообщества под руководством США. Всё вышесказанное подробно отражено в Программе спецкурса на отделении международных отношений Томского госуниверситета «Политика Pax Americana в теории и на практике», а также проанализировано в формате Moodle в рамках Электронного университета ТГУ [10].

Ключевые слова

"hard" power, "soft" power, Realpolitik, "New Wilsonism", "new world order", «жёсткая» сила, «мягкая» сила, «новый вильсонизм», Realpolitik, «новый мировой порядок»

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Шебалкина Ирина СергеевнаТомский государственный университетст. преподаватель кафедры европейских языковshe_ir@mail.ru
Соколов Николай НиколаевичТомский государственный университетканд. ист. наук, доцент кафедры новой и новейшей истории и международных отношенийsokolov.nsokolov@yandex.ru
Всего: 2

Ссылки

Pax Americam в теории и на практике // Электронный университет ТГУ: Moodle. URL: https://moodle.tsu.ru/course/view.php?id=288
Ikenberry G.J. Who Export Democracy?: The «Hidden Grand Strategy of American Foreign Policy» // The Wilson Quarterly. 1999. Vol. 23, № 2.
Aйкенберри Дж., Дьюдни Д. Отступление от соглашений времён холодной войны. URL: http://globalaffairs.ru/number/n_14560
20-th Century international relations // Encyclopedia Britanica. Chicago, 1994. Vol. 21. P. 874.
Gilpin R. Op. cit. Introduction. P. XV.
Конышев В.Н. Американский неореализм о природе войны: эволюция политической теории. СПб., 2004.
Gilpin R. The Rise of American Hegemony // Two ^gemonie's: Britain in 1846-1914 and the United States 1941-2001 / ed. be Patrick Karl O'Brien and Armand Clesse. Aldershot, 2002. P. 165-182.
Полный перевод инаугурационной речи Дональда Трампа. URL: https://strana.ua/articles/istorii/51355-polnyj-perevod-inauguracionnoj-rechidonalda-trampa.html
Богатуров А.Д. Истоки американского поведения. URL: http://globalaffairs.ru/number/n_4204
Hook St.W. U.S. foreign policy: the paradox of world power. Kent State University, 2008. Ch. 1.
 Анализ парадоксов политики Pax Americana в исторической ретроспективе (дискуссии в «мозговых центрах» США) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 424. DOI: 10.17223/15617793/424/18

Анализ парадоксов политики Pax Americana в исторической ретроспективе (дискуссии в «мозговых центрах» США) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 424. DOI: 10.17223/15617793/424/18