Речевой жанр в парадигме лингвистической вариантологии (на материале жанра «личный дневник») | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 425. DOI: 10.17223/15617793/425/4

Речевой жанр в парадигме лингвистической вариантологии (на материале жанра «личный дневник»)

Обосновывается положение о возможном рассмотрении речевого жанра в парадигме лингвистической вариантологии. Разрабатывается методология описания жанровой вариативности текста. Развивается идея возможного представления речевого жанра в виде оппозиции инвариант / вариант. Инвариант жанра представляется как определенная совокупность жанровых признаков, варьирующих в зависимости от коммуникативно-прагматических условий реализации жанровой формы и воплощающихся в виде варианта жанра.

A speech genre in the paradigm of linguistic variantology (based on the genre "private diary").pdf В данной статье обосновывается положение о возможном рассмотрении речевого жанра в системе координат лингвистической вариантологии. Представляется, что речевой жанр, подобно всем иным единицам языка, обладает свойством вариативности, обусловленным действием а) универсальных закономерностей языковой вариативности, обнаруживаемых на всех уровнях языковой системы и в сфере всех ее единиц, и б) специфических, обусловленных взаимодействием детерминантных признаков речевого жанра и его функциональной включенностью в ситуативно-коммуникативный, событийный и речевой контекст. Осмысление феномена вариативности как выражения какой-либо языковой сущности в виде ее модификаций основывается на положении о соотношении инварианта - абстрактного обозначения одной и той же сущности в отвлечении от ее конкретных реализаций, и варианта - ее конкретной модификации, видоизменении одной и той же единицы, которая остается при всех изменениях самой собой (Ю.Д. Апресян, А. Вежбицкая, М.Я. Гловинская, В.А. Плунгян, В.М. Солнцев, Н.С. Трубецкой, И.Б. Шатуновский, Р.О. Якобсон и др.). С актуализацией в лингвистике понятия вариативности через оппозицию инвариант / вариант получает дальнейшее развитие идея о позициях как неких условиях функционирования языковой единицы, определяющих реализацию ее варианта, условиях, при которых происходит актуализация / нейтрализация ее дифференциальных свойств [1, 2]. Значительные объяснительные возможности вари-антологии позволяют включить в орбиту научного исследования новую для этой отрасли науки единицу - речевой жанр. Феномен жанровой вариативности еще не подвергался специальному лингвистическому исследованию в фундаментальном плане, между тем выдвижение принципов, критериев разграничения речевых жанров, объединения разных вариантов (и вариаций) в единый инвариант представляется особо значимым, поскольку имеет отношение к проблеме категоризации объектов [3. С. 55]. В нашем представлении, положение о вариативности как фундаментальном свойстве языка позволяет рассматривать жанровую вариативность в виде частного ее проявления. Подобное утверждение существенно расширяет область рассмотрения языковой вариативности за счет включения в зону научного исследования речевых жанров, что позволяет считать первичные и соотносимые с ними вторичные речевые жанры жанровыми модификациями, иначе - вариантами, некоего инварианта (Т. В. Руссинова, Т. И. Стексова). Вопрос о жанровой вариативности и возможной экстраполяции ряда методологических положений вариан-тологии на область генристики включается в не менее сложную проблему природы речевого жанра: является ли речевой жанр единицей языка, речи или же находится на границе языка и речи1. Данная проблема обозначена в свое время М.М. Бахтиным [5], однако до сих пор не имеет однозначного решения в лингвистике (К.Ф. Седов, М.Ю. Федосюк, Т.В. Шмелева и др.). Резюмируя свое выступление в октябре 1950 г., содержащее самую раннюю по времени характеристику жанров, М. М. Бахтин отмечает, что жанр - непосредственно явление языковое. Жанры рождаются вместе с языком. Отрывать проблему жанра от проблемы языка нельзя [7. С. 141]. Суть данного положения ясна. Очевиден акцент на лингвистической стороне этой проблемы. Однако в более поздних записях М. М. Бахтина утверждается, что жанр - понятие из области высказывания, а не собственно языка: можно говорить о жанрах высказывания, но лишь о формах языка [6. С. 610]. Кроме того, поначалу в черновиках говорится просто о жанрах, но в итоговом тексте - о речевых жанрах. В представлении В. М. Алпатова, отсутствие в черновиках развернутой системы жанров, нечеткость формулировок объясняется, тем, что «мы имеем дело с новой концепцией, которая, как часто бывает, терминологически формулировалась нечетко» [Там же. С. 611]. В настоящем исследовании под речевым жанром понимаются устойчивый тематический, композиционный и стилистический типы текста2 [8. С. 104], представленные комплексом жанрово-релевантных признаков, в число которых входят функционально-целевой и, как правило, материальные, иначе - субстанциональные, признаки (автор, адресат, диктумно-модусное содержание и др.) [3. С. 49]. При рассмотрении феномена жанровой вариативности мы исходим из следующих методологических положений. 1. Актуализируя положение Н.С. Трубецкого о существовании вариантно-инвариантных отношений в языковой системе [9] и мысль М.М. Бахтина о наличии оппозиции первичных / вторичных речевых жанров [5], мы рассматриваем речевые жанры в естественном письменном дискурсе как вторичные по отношению к жанрам устно-разговорной речи, но как первичные по отношению к жанрам художественного и виртуального дискурса. При этом речевой жанр естественно-письменного дискурса и его художественная и виртуальная актуализации представляются вариантами некоего инварианта - абстрактной сущности, которая при реализации жанра в той или иной коммуникативной сфере воплощается (актуализируется) в виде определенного набора признаков, детерминируемых коммуникативными условиями реализации. Под инвариантом речевого жанра нами понимается абстрактная единица языка3, совокупность жанро-во-релевантных признаков, интегральных для речевых модификаций этой единицы, т.е. присущих каждой из ее модификаций, называемых вариантами речевого жанра. Последние составляют «группу, или класс, по отношению, к которым может быть выведен инвариант» [3. С. 32]. Разграничение вариантов и вариаций речевого жанра определяется варьированием его околоядерных (варианты) и периферийных (вариации) признаков [Там же. С. 61]. Под вариантами речевого жанра подразумеваются регулярно воспроизводимые модификации одного и того же речевого жанра. Это единицы речи, которые «при сохранении некоторых сущностных свойств» [10. С. 32]: тождестве иллокутивно-интенционального и тематического содержания, формально-композиционной структуры (данные, ядерные, признаки удерживают варианты в границах некоего жанра), различаются рядом коммуникативно-прагматических (околоядерных) признаков: сферой функционирования, как следствие, характером взаимодействия автора и адресата, ходом коммуникации (особенностями ее пространственной и временной организации) и, возможно, субстратом, к примеру, в случае рукописного и виртуального дневника. Электронный субстрат (компьютер, мобильный телефон) модифицирует традиционные жанры: так, рукописный и виртуальный дневники при наличии общих характеристик, в первую очередь целевой установки, - это разные варианты жанра, так как электронный носитель накладывает свои ограничения (а с другой стороны, и снимает некоторые ограничения) и специфицирует содержательные и прочие аспекты. Для сетевого дневника, в отличие от дневника рукописного с характерной для него автокоммуникативностью, доминантным признаком становится альтерадре-сатность (интимные переживания становятся «достоянием пользователей всей мировой паутины» [12. С. 88]), поскольку параметры средства и канала коммуникации (гипертекстуальность, синхронность, мультимедийность и др.) непосредственно влияют на функционирующие в этой сфере жанры, определяя их специфику [13. С. 39]. По мысли Г.Н. Трофимовой, «речевые жанры в Интернете ориентированы на более свободную и непосредственную коммуникативность» [14. С. 123]. Сетевой дневник как жанровый вариант дневника наследует многие признаки и функции дневника «классического»: прежде всего, свойственную дневнику особую форму воплощения информативно-оценочной интенции, которая проявляется в виде интимно представляемого описания личностно значимых событий, проникнутой ощущением значимости отдельной личности; установку на личностную сублимацию: «Воскресенье, 18 января 2015 13:26 Приветствие Я так давно не вела дневники... Всегда они были с определенной тематикой: то любовь, то похудение, то попытки таинственного творчества. В юности мы все хотим быть услышаны, поняты и в какой-то мере популярны. Но это проходит с годами, правда, не у всех. Этот дневник мне хочется вести, в первую очередь, для себя самой. Пусть тут будет та же любовь, то же похудение и попытки творчества. Главное, что тут буду я Это будет мой маленький мир»4. Однако наряду с собственно дневником, максимально приближающимся к классическому определению данного жанра, используемым автором только как средство фиксирования автобиографической памяти, в интернет-коммуникации появляются: а) «творческие» дневники, в которых авторы (самодеятельные / профессиональные) публикуют свои творения; б) афористические дневники как собрания сентенций хозяина; в) дневники-проекты: организованные тематически или построенные по некоему композиционному принципу; г) дневники, состоящие из картинок, фотографий или цитат; д) дневники, ближе стоящие к форумному общению, чем к ведению дневника [15. С. 73]. Возникает явление, когда в обыденном, наивном жанровом (точнее метажанровом) сознании сохраняется номинация жанра при существенном изменении самих жанровых признаков (см., к примеру, пункты в-е). Среди признаков, ассоциирующихся в обыденном сознании с дневником и позволяющих традиционно номинировать эти жанровые формы, установка автора на личную сублимацию, информативно-оценочная интенция, сопряженная, в частности, с отбором некоего вербального, визуального (афоризмов, картинок, фотографий) материала, отвечающего определенной тематике. В итоге под одним и тем же жанровым обозначением («дневник»), по мнению М.Ю. Сидоровой, выступают разные по сути виды (жанры) интернет-коммуникации [15. С. 73]. Полагаем, что речь идет об омонимии жанровых номинаций: обозначении одним и тем же жанровым именем разных по своей природе жанров, совмещающих признаки разных жанровых образований (о жанровых контаминациях см.: [16. С. 638-639]). Одно из объяснений данного явления заключается в том, что «в Интернете границы между речевыми жанрами мягче и подвижнее, чем в реальной действительности», ибо здесь продолжается «становление жанров, изменение и развитие законов общения» [14. С. 124]. Под вариациями речевого жанра, в свою очередь, понимаются такие разновидности жанра, которые при сохранении инвариантных свойств жанра - тождестве иллокутивно-интенционального содержания (установке на исповедальность), типизированности формально-композиционной структуры текста (размещении материала в виде подневных записей), представленности в одной и той же сфере коммуникации -обнаруживают незначительные отличия, к примеру, касающиеся содержательного наполнения личного дневника. Так, дневниковые записи девочки-подростка нередко включают сентиментальные стихотворения (в том числе и собственного сочинения), иллюстрированные романтическими картинками:

Ключевые слова

вариативность, вариантология, инвариант, вариант, вариация, речевой жанр, variability, variantology, invariant, variant, variation, speech genre

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Рабенко Татьяна ГеннадьевнаКемеровский государственный университет канд. филол. наук, доцент стилистики и риторикиtat.rabenko@yandex.ru
Лебедева Наталья БорисовнаКемеровский государственный университет д-р филол. наук, профессор кафедры стилистики и риторикиnlebedevab@yandex.ru
Всего: 2

Ссылки

Бодуэн де Куртенэ И.А. Опыт теории фонетических альтернаций // Избранные труды по общему языкознанию. М. : Изд-во АН СССР, 1963. Т. 1. 384 с.
Панов М.В. Современный русский язык. Фонетика. М. : Высшая школа, 1979. 256 с.
Лебедева Н.Б. Теоретические основы исследования естественной письменной речи // Лебедева Н.Б., Зырянова Е.Г., Плаксина Н.Ю., Тюкаева Н.И. Жанры естественной письменной речи: Студенческое граффити, маргинальные страницы тетрадей, частная записка. М. : КРАС АНД, 2011. С. 8-61.
де Соссюр Ф. Курс общей лингвистики / ред. Ш. Балли и А. Сеше. Екатеринбург : Изд-во Урал. гос. ун-та, 1999. С. 16-26.
Бахтин М.М. Проблема речевых жанров // Бахтин М.М. Собр. соч. М. : Русские словари, 1996. Т. 5: Работы 1940-1960 гг. С. 159-206.
Алпатов В.М. Волошинов, Бахтин и лингвистика. М. : Языки славянских культур, 2005. 838 с.
Лаптун В.И. К биографии М.М. Бахтина // Бахтинский сборник. Саранск : Изд-во Мордов. гос. ун-та, 2000. Вып. IV. С. 138-149.
Федосюк М.Ю. Нерешенные вопросы теории речевых жанров // Вопросы языкознания. 1997. № 5. С. 102-134.
Трубецкой Н.С. Основы филологии. М. : Аспект Пресс, 2000. 352 с.
Солнцев В.М. Вариантность как общее свойство языковой системы // Вопросы языкознания. 1984. № 2. С. 31-42.
Звегинцев В. А. Теоретическая и прикладная лингвистика. М. : Просвещение, 1968. 336 с.
Лашкевич А.В. Личный дневник и жанры «дискурса персональности» в контексте межкультурной коммуникации. Ижевск : Удмурт. унт, 2014. 173 с.
Кочеткова М.О., Тураева И.В. Динамика развития блога как жанра дискурса блогосферы: социолингвистический аспект // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2014. № 1 (27). С. 39-52.
Трофимова Г.Н. Языковой вкус интернет-эпохи в России (функционирование русского языка в Интернете: концептуально-сущностные доминанты). М. : Изд-во РУДН, 2008. 300 с.
Сидорова М.Ю. Интернет-лингвистика: Русский язык. Межличностное общение. М. : 1989.ру, 2006. 193 с.
Лейдерман Н.Л. Теория жанра: Научное издание / Институт филологических исследований и образовательных стратегий «Словесник» УрО РАО; Урал. гос. пед. ун-т. Екатеринбург, 2010. 904 с.
Горелов И.Н., Седов К.Ф. Основы психолингвистики. М. : Лабиринт, 2001. 304 с.
Лебедева Н.Б., Корюкина Е.А. Наивный автор как письменно-речевая личность: жанровый аспект. Кемерово : КемГУ, 2013. 179 с.
Седов К.Ф. Дискурс и личность: эволюция коммуникативной компетенции. М. : Лабиринт, 2004. 320 с.
Арутюнова Н.Д. Фактор адресата // Известия АН СССР. 1981. Т. 40, № 4. Сер. Литературы и языка. С. 356-367.
Лосев А.Ф. «Мне было 19 лет.»: Дневники. Письма. Проза. М. : Русские словари, 1997. 352 с.
Зализняк А.А. Дневник: к определению жанра // Новое литературное обозрение. 2010. № 106. URL: http://magazines.russ.ru/nlo/2010/ 106/za14.html (дата обращения: 01.09.2017).
Кобрин К.Р. Похвала дневнику // Новое литературное обозрение. 2003. № 61. С. 288-295.
Башкирцева М.К. Дневник. М. : Захаров, 2003. 688 с. URL: https://www.e-reading.club/chapter.php/139775/1/Bashkirceva_-_Dnevnik.html
Успенский Б. А. Ego loquens. Язык и коммуникационное пространство. М. : РГГУ, 2007. 320 с.
Лермонтов М.Ю. Герой нашего времени // Лермонтов М.Ю. Соч. : в 2 т. М. : Правда, 1990. Т. 2. С. 455-589.
Кронгауз М.А. Публичная интимность // Знамя. 2009. № 12. С. 162-167.
Зубкова Л.Г. Общая теория языка в развитии. М. : Изд-во РУДН, 2002. 472 с.
Дементьев В.В. Коммуникативная генристика: речевые жанры как средство формализации социального взаимодействия // Жанры речи. Саратов : Колледж, 2002. С. 18-40.
Рабенко Т.Г., Лебедева Н.Б. К соотношению жанров художественного и естественного дискурсов: постановка проблемы (на материале жанра «письмо в редакцию») // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2016. № 1 (39). С. 50-61.
Рабенко Т.Г. Проблема речежанровой первичности / вторичности в контексте современной лингвистики // Сибирский филологический журнал. 2017. № 2. С. 235-248.
Тынянов Ю.Н. О литературной эволюции // Поэтика. История литературы. Кино. М. : Наука, 1977. С. 270-281.
 Речевой жанр в парадигме лингвистической вариантологии (на материале жанра «личный дневник») | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 425. DOI: 10.17223/15617793/425/4

Речевой жанр в парадигме лингвистической вариантологии (на материале жанра «личный дневник») | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 425. DOI: 10.17223/15617793/425/4