Историография научного творчества А. А. Богданова | Вестн. Том. гос. ун-та. 2018. № 429. DOI: 10.17223/15617793/429/18

Историография научного творчества А. А. Богданова

Анализируется советская и постсоветская историография научного творчества Александра Александровича Богданова (1873-1928), выделяются основные направления изучения его научного наследия. Особо отмечается сохранившееся у современных исследователей стремление интерпретировать разработки Богданова в философско-дискурсивном ключе. В качестве альтернативы господствующему подходу к изучению наследия Богданова предлагается распространение методов тектологии в область исторических исследований.

Historiography of Alexander Bogdanov's scientific works.pdf Александр Александрович Богданов (1873-1928) долгое время фигурировал в истории науки лишь как представитель философского направления под названием «русский махизм», которое якобы представляло собой эклектическое объединение элементов марксизма и позитивизма, за что подверглось критике со стороны Г.В. Плеханова и В.И. Ленина. Монография последнего «Материализм и эмпириокритицизм» в течение всего советского периода отечественной истории оставалась фактически единственным источником информации о Богданове и его исследованиях. Однако и в постсоветское время по-прежнему не признано то, что такие богдановские разработки, как эм-пириомонизм1 и в особенности всеобщая организационная наука тектология2, не только являлись пионерными для науки начала XX столетия, но и в настоящее время обладают большим эвристическим потенциалом при исследовании сложных (в особенности социальных) процессов. Несмотря на то, что системно-аналитические методики Богданова на десятилетия опередили исследования таких корифеев, как Л. фон Берталанфи, Н. Винер и Ст. Бир, наследие российского ученого по-прежнему принято рассматривать как сугубо философскую концепцию дискурсивного характера, никак не связанную с прикладной научной работой. Причину такого избирательного подхода к творчеству А. А. Богданова следует искать, прежде всего, в том, что его научные взгляды формировались на «стыке» естественнонаучного и гуманитарного знания и потому обладают междисциплинарным характером, который закономерно затруднял их анализ, даже если не принимать в расчет откровенную политизированность первых исследовательских работ, связанных с философско-идеологической оценкой тектологии [3]3, а также с определением роли ее создателя в социал-демократическом движении [4]. За пределами этих четко очерченных областей деятельность А. А. Богданова вообще не анализировалась и не оценивалась вплоть до 1957 г., когда исследователи обратили внимание на медицинские разработки ученого [5], а также на связь всеобщей организационной науки текто-логии с аналогичными по содержанию методиками системного анализа, разработанными на Западе после Второй мировой войны [6]. Однако политическая деятельность А. А. Богданова, а равно его разработки в области системного анализа все еще оценивались в рамках сложившейся традиции [7]. Для этой традиции, сформировавшейся еще в 1930-х гг., характерна жесткая идеологическая заданность, предполагавшая соотнесение взглядов Богданова не с современными ему научными концепциями, но исключительно с полемическими работами Г. В. Плеханова и В. И. Ленина, имевшими пристрастный антибогданов-ский характер. Следование этому канону выступило одной из ключевых предпосылок формирования «черной легенды» о «ревизионизме» и «реакционности» взглядов создателя тектологии. Ситуация изменилась лишь на рубеже 1980-х и 1990-х гг. вместе с политической идеологией государства: публикация произведений А.А. Богданова [8, 9] обусловила рост интереса к его научным разработкам в среде историков, экономистов, философов [10-14] и специалистов по системному анализу [15], а облегчение доступа в архивы позволило не только осуществить издание значимой части рукописного наследия ученого [16, 17], но и приступить к исследованию его подлинной роли в развитии отечественной и мировой науки. Таким образом, период директивного превращения А. А. Богданова в «фигуру умолчания» российской истории сменился периодом активного изучения его трудов, и с середины 1990-х гг. по настоящее время различные аспекты научного и политического наследия А. А. Богданова в контексте развития соответствующих областей деятельности послужили предметом диссертационных исследований молодых ученых, специализирующихся в социально-гуманитарных областях. Эти исследования, отличающиеся разноплановостью проблематики [18-26], особенностями привлекаемого культурного, исторического и философского контекста [27-37], а также методологическим разнообразием [38-44], обладают, тем не менее, рядом общих черт. Прежде всего, поле исследования сознательно сужается авторами буквально до одного-двух аспектов деятельности А. А. Богданова, чтобы сосредоточиться на строго определенной проблематике его обширного наследия. Подобный подход представляется недостаточно корректным с методологической точки зрения, поскольку появляется соблазн поставить богдановскую методику тектологического системного анализа - по своему характеру столь же прикладную, как, например, законы механики Ньютона, - в один ряд с философскими доктринами «серебряного века», которые в большинстве своем изначально не предназначались для практического использования. Объяснение причин этой ситуации можно найти в работах самого Богданова, отмечавшего, что нередко «мысленный» эксперимент воспринимается как научный, чем перечеркивается главный постулат тектологической науки: «То, что установлено экспериментом, установлено научно и является научным фактом, потому что позволяет при реализации тех же условий точно предвидеть результат; и нет высшего критерия научности, чем точное предвидение на практике. И потому эксперимент всегда научен, "философским" он быть не может по самому определению: что установлено научно, то уже не философия , своих экспериментов у нее нет и быть не может. У тектологии свои эксперименты имеются, и уже одно это доказывает, что она - не философия» [2. С. 412-413]. Доказательством справедливости выводов Богданова может служить также и то обстоятельство, что дискурсивные рассуждения философов XXв., при всей логичности построений, были нарочито дистанцированными от любых форм прикладной деятельности и не предполагали проверки практикой. Наиболее показательным в этом отношении может служить следующее высказывание Н.А. Бердяева: «Задача человечества не в том, чтобы насильственно создать тот или иной строй и им осчастливить всех, а в том, чтобы победить грех и зло, внут-ренно соединить свою волю с Божьей, полюбить Бога и любовью завоевать себе богатства полевых лилий» [45. С. 87]. Каких-либо рекомендаций - даже самого общего характера - на предмет практического осуществления красиво изложенной концепции «теократического социализма» Н. А. Бердяев не просто не составил, но весьма недвусмысленно указал на неприемлемость столь «приземленного» восприятия философских текстов, основой которых видел исключительно «интуицию, субъективную по внешности, объективную по внутреннему существу» [45. С. V] и не нуждающуюся в обоснованиях и доказательствах. Вопреки доводам Богданова, подавляющее большинство современных историков и философов, изучающих его наследие, продолжают рассматривать текто-логию как сугубо дискурсивную концепцию, которая оценивается лишь с позиции противоречия или согласованности с суждениями других авторов, но не как науку, являющуюся квинтэссенцией практической деятельности по систематизации организационного опыта. Кроме того, прикладные исследования, связанные с применением элементов системного тектологиче-ского анализа [46. С. 106], интегрируют разработки А. А. Богданова в современный научный контекст, исключая из рассмотрения их связь с конкретной культурно-исторической средой второй половины XIX - начала XX в. К сожалению, отсутствие в общем массиве выполненных работ тех полномасштабных исследований, которые рассматривали бы научное наследие Богданова в контексте реальной практики во всем ее многообразии, не способствует формированию представлений о возможностях и перспективах применения методов тектологии для обнаружения закономерностей развития событий социальной, экономической и политической истории любого периода жизни человечества. Появление научных трудов, посвященных решению указанной проблемы, представляется актуальным направлением исследовательского поиска для следующего поколения ученых-историков ввиду того, что присущее определенным историческим школам современности стремление свести многообразную жизненную практику людей прошлого исключительно к оторванным от практической деятельности «дискурсам» и их интерпретациям (зачастую субъективизиро-ванно-произвольным) объективно ведет к сохранению господства мифов в общественно-историческом сознании, поскольку «дискурсивное» восприятие стирает различия не только между глобальными историческими событиями и эпизодами частной жизни отдельных людей, но даже между доказательно подтверждаемыми и умышленно искаженными интерпретациями одних и тех же исторических фактов, так что исчезает грань между истиной и ложью в научном, социальном и нравственном смыслах4. Подобных методологических ошибок можно будет избежать, если помнить о тектологических исследованиях Богданова, которые были направлены не на собирание и сравнение разнообразных описаний проблемной ситуации, а на исследование структурно-функциональных взаимосвязей динамически развивающегося процесса и поиск конкретных мер эффективного воздействия, способного привести изученный процесс к необходимому целесообразному результату. Естественно, описания в этом исследовании использовались, но играли не самодовлеющую, а сугубо инструментальную роль, и Богданов признавал, что характер трансформации общества детерминируется, во-первых, исходным состоянием социальной системы, во-вторых, господствующей культурой социального сотрудничества, через которую и в соответствии с которой входят в жизнь общества любые инновации [2. С. 430-460]. ПРИМЕЧАНИЯ 4 Наиболее показательным примером здесь может служить продолжающееся по сей день историко-идеологическое противостояние «красных» и «белых»: оба исследовательских меньшинства выступают каждое со своим «дискурсом», крайне мало соотнося его с реальным воздействием событий раннего советского периода отечественной истории на жизненную практику действительного большинства населения бывшей Российской империи. Между тем лишь сопоставление обоих «дискурсов» с изменениями образа жизни этого самого большинства может с предельной четкостью показать, в чем именно были правы, а в чем заблуждались «белые» и «красные» во время Гражданской войны.

Ключевые слова

историография, история науки, научное творчество А. А. Богданова, тектологический системный анализ, historiography, history of science, scientific work of Alexander Bogdanov, tectological system analysis

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Луценко Антон ВиленовичСеверский технологический институт - филиал Московского инженерно-физического институтаканд. ист. наук, доцент кафедры гуманитарных и социальных наукantom9@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Богданов А. А. Эмпириомонизм. Статьи по философии. М. : Республика, 2003.
Богданов А.А. Тектология. М. : Финансы, 2003.
Щеглов А.В. Борьба Ленина против богдановской ревизии марксизма. М. : Соцэкгиз, 1937. 228 с.
История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. М. : Правда, 1938. 352 с.
Богомолец А. А. Памяти А. А. Богданова. К вопросу о научном и практическом значении метода переливания крови // Богомолец А. А Избранные труды : в 3 т. Киев : Изд-во АН УССР, 1957. Т. 2. С. 183-186.
Сетров М.И. Об общих элементах тектологии А. Богданова, кибернетики и теории систем // Ученые записки кафедр общественных наук вузов г. Ленинграда. Философия. 1967. Вып. 8. С. 49-60.
Суворов Л.Н. Из истории борьбы В.И. Ленина, партии большевиков против богдановской «организационной науки» // Научные доклады высшей школы. Философские науки. 1966. № 3. С. 84-91.
Богданов А.А. Тектология. Всеобщая организационная наука : в 2 кн. М. : Экономика, 1989.
Богданов А. А. Вопросы социализма. Работы разных лет. М. : Политиздат, 1990. 479 с.
Гловели Г.Д., Фигуровская Н.К. Предисловие к книге А. А. Богданова «Тектология. Всеобщая организационная наука» // Богданов А.А. Тектология : в 2 кн. М. : Экономика, 1989. Кн. 1. С. 7-35.
Гловели Г.Д., Фигуровская Н.К. А. А. Богданов (биографический очерк) // Богданов А.А. Тектология : в 2 кн. М. : Экономика, 1989. Кн. 1. С. 36-44.
Гловели Г.Д., Фигуровская Н.К. Трагедия коллективиста // Богданов А. А. Вопросы социализма. М. : Политиздат, 1990. С. 3-27.
Гловели Г.Д., Пустильник С.Н. Сотри случайные черты.. // Химия и жизнь. 1990. № 12. С. 11-19.
Абалкин Л.И. Тектология А.А. Богданова: на пути к новой парадигме // Вопросы философии. 1995. № 8. С. 3-7.
Моисеев Н.Н. Тектология А. Богданова - современные перспективы // Вопросы философии. 1995. № 8. С. 8-13.
Плютто П. А. Время и люди (из архивов А. А. Богданова) // Социологические исследования. 1992. № 11. С. 133-142.
Неизвестный Богданов : в 3 кн. М. : АИРО-XX, 1995.
Пустильник С.Н. Биологические идеи тектологии А. А. Богданова: к генезису общей теории систем : автореф. дис.. канд. биол. наук. М., 1993.
Кузьминых Н. А. Историографические проблемы исследования организационно-социологической концепции А. А. Богданова : автореф. дис.. канд. социол. наук. М., 1993.
Кульсеева Т.Г. Теоретические основания эмпириомонизма А. А. Богданова : дис.. канд. философ. наук. Курск, 1995.
Максименко Е.П. Концепция «пролетарской культуры» в идейно-политическом наследии А.А. Богданова : дис.. канд. ист. наук. М., 1996.
Луценко А.В. Александр Богданов как политик, ученый, просветитель, основоположник методологии системного анализа. Томск, 2000.
Шушпанов А.Н. Литературное творчество А.А. Богданова и утопический роман 1920-х гг. Иваново, 2001.
Тарент И.Г. Историко-философский анализ тектологии А.А. Богданова : дис.. канд. филос. наук. М., 2003.
Афанасьева Е.Л. Рациональная организация социально-экономических систем на основе тектологии А. А. Богданова : дис.. канд. филос. наук. Якутск, 2004.
Кузнецова К. А. Социологические взгляды А. А. Богданова : дис.. канд. социол. наук. Саратов, 2010.
Мясникова С.В. Проблема социального идеала в философско-литературных произведениях А. А. Богданова, Е.И. Замятина, А.П. Платонова : дис.. канд. филос. наук.
Пономарева Г.М. Утопия и утопическое сознание в контексте русской культуры XIX - начала XX века : дис.. д-ра филос. наук. М., 1997.
Николаева Л.С. Теория и практика Пролеткульта, 1917-1932 гг. : дис.. канд. ист. наук. М., 1997.
Добронравов С.В. Дискуссия «реалистов» и «идеалистов» в русской философии начала XX века : дис.. канд. филос. наук. М., 2000.
Юдин М.В. Деятельность Московского Пролеткульта в 1918-1925 гг. : дис.. канд. ист. наук. М., 2001.
Сыченкова Л.А. Культура Западной Европы: российский опыт историографического осмысления, вторая половина XIX - 30-е гг. XX вв. : дис.. д-ра ист. наук. М., 2001.
Бойко М.И. Теоретические проблемы культуры в общественно-политических дискуссиях 20-х - начала 30-х годов в Советской России : дис.. канд. ист. наук. Ростов н/Д, 2002.
Иванцов Д.С. Феномен Пролеткульта в культурно-историческом аспекте : дис.. канд. культурологии. Киров, 2006.
Изюмова Ю.А. Общественная мысль Советской России: футурологические проекты научной интеллигенции 1920-х годов : дис.. канд. ист. наук. Самара, 2006.
Подоль Р.Я. Теория исторического процесса в русской историософии 1920 - середины 1930-х гг. : дис.. д-ра филос. наук. М., 2009.
Полуян Н.Н. Идеи теории познания «русского эмпириокритицизма» : дис.. канд. филос. наук. Киров, 2010.
Калиниченко С.Б. Проблема «нового» человека в трудах политических деятелей 20-х годов: А.А. Богданов, Н.И. Бухарин, А.В. Луначарский, Л.Д. Троцкий : дис.. канд. ист. наук. Ставрополь, 1994.
Алексеев В.В. Концепция социально организованного опыта А.А. Богданова и ее роль в становлении советской модели социализма в 1920-х - середине 1930-х годов : дис.. канд. ист. наук. Ижевск, 2007.
Балановский В.В. Понятие трансцендентальной рефлексии в философии И. Канта и его применение к анализу гносеологических концепций Вл.С. Соловьёва и А.А. Богданова : дис.. канд. филос. наук. Калининград, 2011.
Жукоцкий В.Д. Русский марксизм в религиозном измерении: историко-философский аспект : дис.. д-ра филос. наук. Екатеринбург, 2000.
Минтус О.М. Эволюция философских взглядов Н.И. Бухарина : дис.. канд. филос. наук. Нижневартовск, 2003.
Кисельникова Т.В. Проблемы либерального социализма в российской общественно-политической мысли: 1890-е - 1917 гг. : дис.. д-ра ист. наук. Томск, 2003.
Шепелева В.Б. Проблема революционно-демократической альтернативы в России 1917-1920 гг. : дис.. д-ра ист. наук. Тюмень, 2013.
Бердяев Н.А. Новое религиозное сознание и общественность. СПб. : Изд. М.В. Пирожкова, 1907.
Лубин А.Ф. Методология криминалистического исследования механизма преступной деятельности : дис.. д-ра юрид. наук. Н. Новго род, 1997.
 Историография научного творчества А. А. Богданова | Вестн. Том. гос. ун-та. 2018. № 429. DOI: 10.17223/15617793/429/18

Историография научного творчества А. А. Богданова | Вестн. Том. гос. ун-та. 2018. № 429. DOI: 10.17223/15617793/429/18