Нарицательная лексика как объект перевода и комментария в китайских изданиях «Капитанской дочки» А.С. Пушкина | Вестн. Том. гос. ун-та. 2018. № 433. DOI: 10.17223/15617793/433/6

Нарицательная лексика как объект перевода и комментария в китайских изданиях «Капитанской дочки» А.С. Пушкина

На материале семи китайских изданий романа А.С. Пушкина «Капитанская дочка» 1956-2013 гг. проводится сопоставительный анализ лингвокультурных объектов, избранных публикаторами и переводчиками для комментирования, содержательных особенностей комментариев в проекции на русские и китайские словари. Комментарии переводчика (вторичный текст, предназначенный для снятия лакун в межкультурной коммуникации) являются источником необходимых для читателя сведений.

Common nouns as an object of translation and commentary in the Chinese editions of Pushkin's The Captain's Dau.pdf Введение «Капитанская дочка» А.С Пушкина входит в золотой фонд мировой классической литературы. По данным Б.Л. Канделя, до начала 1980-х гг. в переводах и «переделках» роман издан более 490 раз на 44 языках мира, в том числе на языке эсперанто [1]. «Капитанская дочка» [далее КД. - О.Т., Я.П., Ц.Т.] - один из так называемых сильных текстов, т.е. таких, которые «обладают высокой информационной энергией, что обеспечивает их перманентный энергетический обмен и информационный резонанс с другими "сильными" текстами "своей" и "чужих" культур» [2. С. 111]. Как и другие «сильные» тексты, КД «генерирует многочисленные иноязычные и ино-системные (межсемиотические) вторичные тексты и образует обширный центр переводческой аттракции». Произведения А.С. Пушкина относятся к наиболее известным русским аттракторам перевода [Там же. С. 113]. Материал исследования В списке Б.Л. Канделя находим семь изданий перевода КД на китайский язык: первым в 1903 г. под названием «Русская любовная история Смита и Мэри: Сон бабочек среди цветов»1 был опубликован перевод Цзи И-хоя, являющийся переводом с японского перевода, сделанного с английского перевода; в 1921 г. роман перевел Ань Шоу-го; в 1947 г. - Сюй Син-и; в 1944 г. впервые опубликован перевод Сунь Юня, выдержавший три переиздания (1947, 1949 и 1956 гг.) [4]. В современном Китае имя А. С. Пушкина стоит первым в ряду имен русских писателей (следующие в списке - Л.Н. Толстой и А.П. Чехов), о которых у образованных жителей страны имеется «наиболее полное представление». По данным Н. Тен, за 10 лет (с 1996 по 2006 г.) все издательства Китая опубликовали не менее 90 книг с произведениями А.С. Пушкина [5. С. 163-164]. В их число, скорее всего, вошли переводы КД, опубликованные в 1997 г. (переводчики Цзан Чуаньчжэнь и Шао Мин [6]) и в 2000 г. (переводчик Ли Ган [7]). Кроме того, в 1995 г. вышли в свет два издания романа (переводчики Хуан Цзянянь [8], а также Фэн Чун и Чжан Хуэй [9]); в 2013 г. - еще два (переводчики Чжилян [10] и Лю Вэньфэй [11]). Все эти издания, наряду с переводом Суня 1956 г., представляют собой источники нашего исследования. Таким образом, за последние 60 лет в Китае сформировался корпус параллельных переводов (т.е. «множественных повторных переводов одного и того же текста» [12. С. 186]) КД, который является уникальным материалом для решения исследовательских задач, представляющим большую ценность как в сопоставительном, так и в методическом плане. Из исследуемых в статье семи изданий комментарии, оформленные в виде сносок внизу страницы, присутствуют в шести (в издании перевода 2000 г., выполненного Ли Ганом, текстовых комментариев нет, но в него включено большое количество иллю-страций2). При этом издания различаются списками объектов комментирования: от 46 позиций в издании 2013 г. (переводчик Лю Вэньфэй) до 133 в издании 1956 г. (переводчик Сунь Юн)3. Комментарии переводчика как объект переводоведения (обзор литературы) В художественном переводоведении комментарии переводчика становятся объектом многоаспектных исследований. В работах 2006-2017 гг. (например, [13-22]) их авторы ссылаются на признанные основополагающими труды В. Н. Комиссарова, Ю. Найды, А. Нойберта, Г. Д. Томахина и др. Комментарии переводчика, представляющие собой особый вид вторичного текста, предназначенного для снятия лакун в межкультурной коммуникации «посредством введения в текст дополнительной пояснительной информации» [22. С. 39], должны стать источником необходимых для читателя сведений. Наличие комментария в издании рассматривается как составная часть «переводческой метакоммуникации» [23]. В современном переводоведении значимо понятие перевода как интерпретации (ср., например: «Любой перевод есть своего рода комментарий, и потому переводчик не может не прибегать к герменевтическим принципам» [24. С. 3]). Переводчик воспринимается как носитель двух («своей» и «чужой») культур, ибо скорее культура рассматривается как единица перевода, чем слово: «Основой культурного переворота стало представление о том, что перевод является пересозданием и что такое пересоздание возможно как на внутриязыковом, так и на межъязыковом уровне» [25. С. 37]. Подчеркивается «ключевая роль переводчика в восприятии языковой картины мира текста оригинала и последующей её передачи либо непосредственно в тексте перевода, либо в форме переводческого комментария» [21. С. 241]. Говоря об истоках и развитии переводоведения, С. Басснетт отмечает: «Перевод как литературное творчество существует уже много тысячелетий, но систематическое изучение его в качестве научного предмета началось сравнительно недавно Быстрыми темпами развивается сравнительно молодое переводоведение в Китае, отвечая потребностям в международном общении» [25. С. 31-32], которое имеет выход и в практическую, в том числе учебную, сферу. Так, китайский филолог Чжу Минь, предлагающий, например, рассматривать учебный перевод русской художественной литературы XIX - начала XX в. как методический прием преодоления лингвистических и культурологических трудностей такого общения, в монографии «Инокультурная лексика в художественных произведениях в понимании китайской аудитории» следующим образом формулирует цель исследования: «На примерах отдельных значительных произведений русской художественной лите-ратуры4 и их учебного перевода дать общие правила объяснения культурных фактов русской действительности, для того чтобы отобрать некоторый состав культурных явлений, неизвестных китайским читателям, дать толкования этих культурных явлений . Изучив значения этих слов и стоящих за ними культурных объектов, китайские учащиеся смогут понимать не только данные, но и другие произведения» [26. С. 7]5. Подобные слова, т.е. «языковые единицы, закрепленные за элементами различных культур», в современном художественном переводоведе-нии предлагается именовать, например, «культурони-мами» [2]. Мы полагаем, что культуронимы могут в первую очередь входить в число единиц комментирования в переводном тексте. Таким образом, обращение к рассмотрению комментария переводчика как особого типа текста актуализирует такие проблемы коммуникации, как межъязыковое, «межсемиотическое», межкультурное взаимодействие и культурная трансляция; точность, недостаточность и избыточность комментария; эффективные стратегии перевода, коррелирующие со «степенью переведённости потенциальных единиц перевода» и «способом достижения равенства коммуникативного эффекта в текстах оригинала и перевода (Фененко)» [2. С. 114] и др. См. также отсылку Н. П. Чепель к мнению Ю. Найды в его последних работах: «Культурные расхождения представляют меньше трудностей, чем можно было бы ожидать, особенно если прибегать к помощи примечаний, разъясняющих случаи культурных расхождений, ибо всем понятно, что у других народов могут быть иные традиции» [3. С. 158]. Этим положением определятся цель использования примечаний переводчика, которые отдельными исследователями приравниваются к комментариям. Объект и цель исследования Во всех анализируемых переводах (кроме перевода, который осуществил Лю Вэньфэй) первое место занимают комментарии к нарицательным словам, в среднем 38,3%: от 21,7% (в переводе Лю, у которого больше всего (34,8%) комментариев к антропонимам) до 46,3% (в переводе Цзана и Шао). Обратим внимание на отсутствие нарицательных лексем, которые были бы прокомментированы во всех шести имеющих текстовые комментарии изданиях. Именно нарицательные лексемы, прокомментированные хотя бы в одном переводе, являются объектом настоящего исследования. Исследуемый материал тематически распределяется по следующим группам: 1) обозначения бытовых реалий (17): веник, деревня, забор, камзол, полати, сарафан и др.; 2) устойчивые, терминологические сочетания и термины (18): атаман, ваше благородие, верста, посаженый отец, Семеновский полк и др.; 3) слова, связанные с религиозной жизнью (4): батька6, епитимия, кум, обедня; 4) этнонимы (4): жид, казак, калмык, татарский; 5) названия «профессий» (3): дядька, стремянный, цирюльник. Как правило, переводчики выбирают для комментирования слова, называющие бытовые реалии, в большинстве своем лексемы-экзотизмы для китайского читателя, часто являющиеся также историзмами. Наиболее «популярен» квас (комментарии в пяти изданиях) [25. С. 168], большая же часть слов отмечена одним комментарием. Кроме издания 1956 г. [4], в прочих редко комментируются слова, значение которых связано с выражением общественных, профессиональных и конфессиональных отношений: в подобных ситуациях переводчики прибегают к эквивалентному переводу, несмотря на значительные различия в российской и китайской лингвокультурах. Типологию комментариев в сопоставляемых нами переводах7 в основном можно вписать в известные типологии8, поэтому целью исследования мы считаем рассмотрение комментария в переводном тексте как феномена, зависимого от лингвокультурных компетенций субъектов межкультурной коммуникации (переводчика, издателя) и их представлений об образе читателя-инофона. Таким образом, «точкой отсчета» в настоящем исследовании стал отбор слова для комментария переводчиком или другим лицом (в том числе издателем), т. е. факт восприятия слова и стоящих за ним смыслов как явно чужих, но, тем не менее, необходимых, по мнению субъекта комментирования, читателю для понимания сути происходящего в романе. Задачами исследования становятся: рассмотрение особенностей сопоставляемых переводов в ситуации как отсутствия, так и наличия комментария9 в проекции на рекомендации двуязычных словарей; оценка содержания переводов и комментариев с учетом русских словарных материалов; формулирование вывода об эффективности избранного переводческого решения. Словари В ходе работы мы обращались к следующим двуязычным словарям: для исследования прямых и обратных переводов - к электронному Большому китайско-русскому словарю (БКРС) [30]; для получения представления о корректности, типичности перевода или его индивидуально-авторском характере справлялись с Большим русско-китайским словарем 2001 г. издания (БРКС) [31]). Были использованы «Словарь языка Пушкина» (Словарь Пушкина) [32] и такие исторические словари, близкие ко времени создания оригинального текста, как «Словарь Академии Российской» 1789-1794 гг. (САР) [33], «Словарь русского языка XVIII века» (Словарь XVIII в.) [34, 35], «Словарь церковнославянского и русского языка, составленный вторым отделением Императорской Академии Наук» 1847 г. (СЦСиРЯ) [36], а также современные словари времени переводов - «Толковый словарь русского языка» под ред. Д.Н. Ушакова 19351940 гг. (Словарь Ушакова) [37], «Словарь современного русского литературного языка» 1948-1965 гг. [38], в третьем издании - «Большой академический словарь русского языка» (БАС) [39], «Словарь русского языка» под ред. А.П. Евгеньевой 1981-1984 гг. (МАС) [40], «Словарь русского языка» С.И. Ожегова 1981 г. (Словарь Ожегова) [41] и С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой 1999 г. (ТСОШ) [42]. Обращение к русским толковым словарям необходимо нам, в частности, и для того, чтобы выяснить возможные источники толкования слов в современных двуязычных китайских словарях. Ниже представлено исследование отдельных переводов, комментарии к которым или действительно могут помочь китайскому читателю прояснить культурно чуждую ему ситуацию, представленную в русском тексте, или же (в некоторых случаях) не достигают (с позиций представителей русской лингвокуль-туры) своей объяснительной цели. Отдельные результаты исследования ЦИРЮЛЬНИК Меня лечил полковой цирюльник, ибо в крепости другого лекаря не было, и, слава богу, не умничал [43. С. 165]. БРКС содержит толкование слова цирюльник, которое хорошо объясняет специфику ситуации, пред Е (устар.)> - (стричься) ставленной в цитате из КД: Два словаря содержат комментарии: Словарь Ушакова - о «ходовом шовинистическом обозначении еврея» [37. Т. 1. Стлб. 869], ТСОШ - о средневековой легенде о вечном жиде Агасфере [42. С. 194]. СЕНИ Я пошел в сени [и отворил дверь в переднюю] [43. С. 150]. Сени в этом предложении, как и передняя, -это часть «деревянного домика», как сказано у Пушкина, в «деревушке, окруженной бревенчатым забором», которая предстала перед глазами удивленного Гринева «вместо» Белогорской крепости. В БРКС, толкование в котором приближено к толкованию в БАСе [39. Т. 13. Стлб. 644], находим толкования слова сени, которые при обратном переводе через словарь [30], могут быть представлены как '1. Проходная комната, прихожая в крестьянском или (в прошлом) городском доме', '2. Боковое помещение при входе', которые, собственно, и преобладают в сопоставляемых нами китайских изданиях, а также отмеченные как устаревшие оттенок значения и отдельное значение: '2. | передняя в господском доме', '3. Тамбур вагона' [31. С. 2120]. Слово имеет пять вариантов перевода, из них только одно (пятое в списке ниже), представленное в поздних изданиях 1997 и 2013 гг., рекомендуется словарем [31]: 1) [ПШ- см.: ЗШП-Щ.. [4. С. 31], досл.: Я вошел в проход. В словаре [30] двузначное слово [ПШ предлагается переводить на русский язык: «1) арочные ворота (арка) [в городской стене]; арочный вход; 2) вход; проход; ворота, техн. дверной проём» (ср.: [ [( 1) ворота; двери; калитка) ( 1) пещера, грот) как видим, та кой перевод не позволяет читателю однозначно воссоздать в воображении описываемое Пушкиным помещение; 2) П®5- см.: [9. С. 237], что в соответствии со словарем [30] можно перевести: Я прошел крытое крыльцо / входную галерею, галерею-пандус / пронаос / подъезд.; 3) йШ - см.: [7. С. 25], досл.: Я прошел коридор / переход / проход.; 4) Ш - см.: ШШШ [8. С. 25; 14], досл.: Я вошел во внешнюю комнату. В словаре [30] переводится «внешнее (наружное) помещение (напр. китайского дома); прихожая, передняя; надворная уборная; хлев; сарай»; 5) ЩЩ рекомендуемое в [31] - см.: [6. С. 21; 15], досл.: Я вошел в проходную комнату. Согласно словарю [30], WsL можно перевести как «проходная комната; проход, коридор; сквозной, проходной, вестибюль, прихожая, лобби». Подобную затруднительную ситуацию с поиском слова, приближенного к адекватному переводу сеней, анализирует на материале пушкинского «Станционного смотрителя» китайский филолог Чжу Минь: «В традиционных больших китайских домах, чаще принадлежащих богатым семьям, между дворами Шл; (передний двор) и (задний двор) помещается так называемая проходная комната - WsL [ср. пятый вариант перевода. - О.Т., Я.П., Ц.Т.]. В этой связи некоторые переводчики решили отождествлять китайскую проходную с русскими сенями, переводя сени на китайский язык как WsL (проходная), в результате чего случается недоразумение, как будто пушкинские герои попали в традиционные китайские дворы. В этом контексте лучше бы переводить сени на китайский как Й1Ш (буквально: проходная комната)» [26. С. 127]. Для русских читателей умозрительное воссоздание сеней в доме капитана Миронова в Белогорской крепости тоже может быть затруднительным. По крайней мере словарные материалы дают представление о значительных историко-социальных изменениях в семантике слова. Так, в САР лексема сени имеет одно значение 'отдел строения перед входом в жилые покои' [33. Т. 5. Стлб. 1062]. Более современный Пушкину словарь СЦСиРЯ добавляет к указанному выше (первому) значению еще три, в структуре которых важное место занимают относительные прилагательные; при этом два из значений на тот момент - уже историзмы (с пометой стар.): 'судейский дом' и 'княжеский дворец'. Вторым представлено значение 'господский дом' [36. Т. 4. С. 262]. Таким образом, в этом словаре впервые отражена сословно-иерархическая составляющая в семантике лексемы сени, отсутствующая и в Словаре Пушкина (см.: 'помещение между жилой частью дома и крыльцом' [32. Т. 4. С. 106]). Словари XX в. представляют слово сени как однозначное, но актуализируют диахронические оттенки значения, что отражено в помете устар., как в БАСе ('прихожая, передняя господского дома' и 'тамбур вагона') [39. Т. 13. Стлб. 644], а также пространственно-временные - в самом толковании слова: «В деревенских избах и в старину в городских домах.» [39. Т. 13. Стлб. 644; 40. Т. 4. С. 77; 41. С. 633; 42. С. 711]. Как видим, динамический аспект оказывается очень важным для функционирования слова сени: с течением времени к настоящему дню сени остаются только в деревенских избах (что отмечено во всех словарях XX в.): ассоциации с домами (городской, господский, судейский), дворцами (княжеский) и вагонами ушли для носителей русского языка в далёкое прошлое. Анализ вариантов показывает, что перевод, близкий к рекомендуемому Чжу Минем, выбрал Ли [7] (третий вариант в списке). Сопоставление с русскими словарными материалами позволяет предположить, что в толкование русских сеней китайским филологом Чжу Минем, а именно: «В деревенских избах и в старинных городских домах между крыльцом и жилой частью дома находится помещение под названием "сени"», - вошли (без ссылки на источник) сведения из МАСа, предваряемые не отмеченным в русских словарях указанием на целесообразность такого построения: « в целях защитить дом от холода и мороза» [26. С. 128]. Собственно, единственный комментарий: ЖЩ^РЗй® = Добавочное сооружение за дверью, чтобы преграждать ветер, мороз, дождь и снег [4. С. 31], - которым сопровождается первый вариант перевода, может внести некоторую ясность в представление о непредсказуемой русской погоде, воображаемой китайским читателем хотя бы по сцене метели в предыдущей главе «Вожатый». Ведь, по словам Чжу Миня, при переводе пушкинских произведений переводчик должен обращать внимание на такие обязательные для художественного текста нюансы, как настроение, «которое создается Пушкиным», и впечатление, «которое содержится в тексте Пушкина» [26. С. 128]. ПЕРЕДНЯЯ [Я пошел в сени и] отворил дверь в переднюю [43. С. 150]. В романе, как помним, в передней, за которой следовала «чистенькая комнатка», «старый инвалид, сидя на столе, нашивал синюю заплату на локоть зеленого мундира»; именно он и сказал Гриневу: «Войди, батюшка...» [43. С. 150]. Единственный комментарий находим в издании 1956 г.: ЛЛШШЭДШ^ЩК! ШШ 2ШП 1ШЬЛ £SWH№ = Первая комната при входе, используемая для хранения шапок или одежды и в качестве места, где находится прислуга [4. С. 31]. Сопоставляя текстовый фрагмент оригинала и комментарий, констатируем, что в комментарии выражены все составляющие значения слова передняя, «разбросанные» по пушкинскому тексту. В монографии Чжу Миня читаем: «В современных городских домах вместо сеней у входа помещается передняя, которая не вызывает проблем с переводом, так как в современных китайских домах тоже существует подобная часть помещения. Таким образом, для перевода слова передняя проще всего использовать китайский эквивалент f Jtили ЖГ» [26. С. 128]. В сопоставляемых изданиях находим два варианта перевода: современный времени перевода ЖТ, рекомендованный БРКС и Чжу Минем (в пяти изданиях), а также ЖШ (в двух изданиях). Проверив рекомендации Чжу Миня по словарям [30, 31], находим для версии f Jt переводы: «1) сени; холл; прихожая; тамбур; 2) караульное помещение (будка, сторожка) у [городских] ворот», которые вряд ли уместны для анализируемого пушкинского предложения (так, сени уже были в его начале). Для версии ЖГг, в составе которой иероглифы Ж (передняя сторона (часть)) г (общие комнаты дома, общие покои [дворца]; приёмная, гостиная, столовая (также родовое слово)), словари дают такой набор вариантов перевода «прихожая, передняя, приёмная, вестибюль; аванзал; передний зал; вестибюль; кулуары». Именно эту версию находим в переводах пяти из семи переводчиков в структуре атрибутивной конструкции ЖИТ^Л «передней комнаты дверь» [6, 8-10]. Препозиция для атрибутива -единственно возможная позиция в китайском языке, в то время как в русском языке атрибутив может оказаться в постпозиции. Следовательно, буквально прочитанное словосочетание «дверь в переднюю» не может быть переведено иначе, как «передней комнаты дверь». В переводе Лю наблюдаем дистантное расположение иероглифа П (с реализацией первого из десяти его значений 'ворота; двери; калитка'), см.: ШПШЙТЖЛт = толкнул дверь и вошёл в передний зал [11. С. 177]. Два переводчика использовали вариант Ж ( штеднт Ш сторона (часть)) (1) комната; спальная; камера; палата, зал; кабинет; бюро; отдел) (например, ЙШЖШЭДП [7. С. 25], досл.: толкнул, открывая, передней комнаты дверь) также в структуре атрибутивной конструкции, но иной по сравнению с предыдущей. В словаре [30] ЖШ имеет любопытное для носителей русского языка сочетание значений: «1) передняя, вестибюль; 2) прежняя жена, по первому браку» (в связи с чем, вероятно, в издание [4] и включен комментарий к слову передняя). Обратим внимание на то, что рекомендованный в БРКС вариант перевода, в котором учитывался исторический аспект «3.

Ключевые слова

Alexander Pushkin, intercultural communication, Chinese language, Russian language, translation of a literary text, review, А. С. Пушкин, межкультурная коммуникация, китайский язык, русский язык, комментарий, перевод художественного текста

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Цзин ТунТюменский государственный университетсоискатель кафедры русского языкаt.jing@yandex.ru
Трофимова Ольга ВикторовнаТюменский государственный университетд-р филол. наук, профессор кафедры русского языкаotrofim@rambler.ru
Полухина Яна ПетровнаТюменский государственный университетканд. филол. наук, доцент кафедры русского языкаyanessa7@yandex.ru
Всего: 3

Ссылки

Цзан Чуаньчжень, Шао Мин - Капитанская дочка. (Россия) Пушкин написал. Цзан Чуаньчжень, Шао Мин перевели. Тяньцзинь : Изд-во «Байхуа вэньи», 1997 (ffi) ШШ 1997). 139 с.
Тен Н. От Пушкина до Путина: образ России в современном Китае (1991-2010). М. : Новое литературное обозрение, 2016. 296 с.
Сунь Юн - Капитанская дочка. (Россия) Пушкин написал. Сунь Юн перевел. Би Шэньфу отредактировал. Пекин : Изд-во народной лите ратуры, 1956 1956). 186 с.
Чепель Н.П. Основные аспекты межкультурного взаимодействия при переводе // Вестник Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина. 2008. № 20. URL: http://cyberleninka.ru/article/n7osnovnye-aspekty-mezhkulturnogo-vzaimodeystviya-pri-perevode#ixzz4ZJ40CSRc (дата обращения: 21.02.2017).
Разумовская В. А. Переводимость культурной информации и стратегии художественного перевода // Вестник Санкт-Петербургского уни верситета. Сер. 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. 2016. Вып. 4. С. 110-121.
Кандель Б.Л. Указатель переводов романа «Капитанская дочка» на иностранные языки. URL: http://librebook.ru/kapitanskaia_dochka/vol1/9 (дата обращения: 25.03.2017).
Ли Ган - Капитанская дочка. (Россия) Пушкин написал. Ли Ган перевел. Ханчжоу : Изд-во «Чжецзян вэньи», 2000 (ТЩЙ^Л. (ffi)^^ Ш'Шг!£2ЖМ±, 2000). 143 с.
Хуан Цзянянь - Капитанская дочка. (Россия) Пушкин написал. Хуан Цзянянь перевел. Изд-во «Чанцзян вэньи», 1995 (ТЩЙ^Л. (ffi)^ foXX2ffiM±, 1995). 152 с.
Фэн Чун, Чжан Хуэй - Капитанская дочка. Пушкин написал. Фэн Чун, Чжан Хуэй перевели. Шанхай : Шанхайское изд-во переводов, 1995 1995). 369 с.
Чжилян - Капитанская дочка. (Россия) Пушкин написал. Ван Чжилян перевел. Шанхай : Изд-во Педагогического университета Восточного Китая, 2013 2013). 145 с.
Лю Вэньфэй - Художественная проза Пушкина. (Россия) Пушкин написал. Лю Вэньфэй перевел. Гуйлинь : Изд-во «Лицзян», 2013 2013). 249 с.
Алексеева М.Н. О влиянии вида реалий на выбор переводческих приёмов // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2009. Вып. 89. С. 184-191.
Коробейникова Н.Н. Онтология комментария и его роль в понимании иноязычного художественного текста. Барнаул, 2006. URL: http://www.dissercat.cOm/content/ontologiya-kommentariya-i-ego-rol-v-ponimanii-inoyazychnogo-khudozhestvennogo-teksta#ixzz4bHoxGVA7 (дата обращения: 25.03.2017).
Евсеева Т.В. Переводной художественный текст с комментарием: структурные, когнитивные и функционально-прагматические особенности : дис.. канд. филол. наук. Ростов-на-Дону, 2007. URL: http://www.dissercat.com/content/perevodnoi-khudozhestvennyi-tekst-s-kommentariem-strukturnye-kognitivnye-i-funktsionalno-pra#ixzz4ZIottsn0 (дата обращения: 21.02.2017).
Алексеева В.Н. Переводческий комментарий в художественном тексте // Ярославский педагогический вестник. 2012. № 4. Т. I (Гуманитарные науки). С. 211-213.
Иванкова И.В. Переводческий комментарий как способ интерпретации художественного текста // Альманах современной науки и образования Тамбов: Грамота, 2011. № 5 (48). C. 174-176. URL: www.gramota.net/materials/1/2011/5/60.html (дата обращения: 21.09.2016).
Гудий К.А. Типология приемов передачи культурно-специфических слов // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2012. Вып. № 2. С. 180-184.
Разумовская В.А. Информационная неоднозначность художественного текста: неисчерпаемость оригинала и переводная множественность. URL: http://cyberleninka.ru/article/n7informatsionnaya-neodnoznachnost-hudozhestvennogo-teksta-neischerpaemost-originala-i-perevodnaya-mnozhestvennost#ixzz4ZJ17L2tK (дата обращения: 2.02.2017).
Моисеев М.В. Проблема типологии и точности комментария к переводу художественного текста // Вестник Омского университета. Филология. 2014. № 3. С. 132-135.
Куршева Н.А. Комментарии переводчиков как основа интерпретации авторских интенций (на примере поэмы Т. Элиота «Четыре квартета») // Вестник Чувашского университета. 2015. Вып. № 2. С. 174-178.
Усачева Я.В. Языковая картина мира и подходы к анализу оригинала и перевода художественного произведения // Новый филологический вестник, 2017. № 3 (42). С. 241-253.
Папулова Ю.К. Переводческий комментарий как особый вид метатекста // Вестник Пермского национального исследовательского политехнического университета. Проблемы языкознания и педагогики. 2015. № 1 (11). С. 38-45.
Кашкин Б.В., Остапенко Д.И. О метакоммуникации переводчика // Вопросы когнитивной лингвистики. 2011 № 2 (027). С. 73-76.
Томас Роберт Л. Динамическая эквивалентность: методика перевода или герменевтическая система. URL: http://propovedi.ru/resource/dynamic-equivalence-method-of-translation/download-pdf (дата обращения: 22.12.2017).
Басснетт С. Истоки и развитие переводоведения в 1975-2016 гг. // Вестник СПбГУ. Сер. 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. 2016. Вып. 4. С. 31-44.
Чжу Минь. Инокультурная лексика в художественных произведениях в понимании китайской аудитории. Харбин: Издательство Хэй-лунцзянского университета, 2008 (ШШ. ^Ж^ЖГ^ШШЙ, 2008) 201 с.
Тун Цзин. Лексическая вариативность переводов романа А.С. Пушкина «Капитанская дочка» на китайский язык // Филологический дискурс. 2016. № 13. С. 165-171.
Тун Цзин. Фразеологические единицы в романе А.С. Пушкина «Капитанская дочка»: китайские варианты перевода и комментария // Научный диалог. 2017. № 10. С. 81-97.
Трофимова О.В., Полухина Я.П., Тун Цзин. Комментирование антропонимов в китайских переводах «Капитанской дочки» А.С. Пушкина // Мир русского слова. 2017. № 3. С. 46-54.
БКРС - Большой китайско-русский словарь. URL: https://bkrs.info.
БРКС - Большой русско-китайский словарь, изд. пересмотр. и доп. Пекин : Изд-во «Шанъу Иньшугуань», 2001 тттш -- тж ш ■. тшш' 2001). 2857 с.
Словарь Пушкина - Словарь языка Пушкина: в 4 т. / отв. ред. акад. АН СССР В.В. Виноградов. 2-е изд., доп. М. : Азбуковник, 2000.
САР - Электронное издание Словаря Академии Российской 1789-1794 гг. URL: http://it-claim.ru/Projects/ESAR/SAR/ PDFSAR/Framesetpdf.htm (даты обращения: 15.12.2017-06.01.2018).
Словарь русского языка XVIII века. Л. ; СПб. : Наука, 1985-1992. Вып. 2, 5, 7.
Словарь русского языка XVIII века. СПб. : Наука, 2007-2011. Вып. 17, 19.
СЦСиРЯ - Словарь церковнославянского и русского языка, составленный Вторым отделением императорской Академии наук. Репринт. изд. : в 2 кн. СПб. : Изд-во СПб. ун-та, 2001. Кн. I (Т. I, II). 928 с.; Кн. II (Т. III, IV). 1092 с.
Словарь Ушакова - Толковый словарь русского языка : в 4 т. / под ред. проф. Д. Ушакова. М. : Терра, 1996. (Печатается по изданию: Толковый словарь русского языка. М., 1935-1940).
Словарь современного русского литературного языка: в 17 т. / под ред. В.И. Чернышёва. М.; Л. : Изд-во АН СССР, 1965. Т. 17. 800 с.
БАС - Большой академический словарь русского языка / под ред. К.С. Горбачевича. М.; СПб. : Наука, 2005. Т. 2. 658 с.; 2006. Т. 4. 678 с.; 2006. Т. 5. 632 с.; 2007. Т. 9. 640 с.; 2009. Т. 13. 670 с.; 2011. Т. 16. 632 с.
МАС - Словарь русского языка: в 4 т. / под ред. А.П. Евгеньевой. Изд. третье, стереотип. М. : Рус. яз., 1985-1988.
Словарь Ожегова - Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / под ред. д-ра филол. наук, проф. Н.Ю. Шведовой. М. : Рус. яз., 1999. 816 с.
ТСОШ - Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / под ред. С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой. М. : Азбуковник, 1999. 944 с.
Пушкин А.С. Капитанская дочка. М. : Эксмо, 2015. 256 с.
 Нарицательная лексика как объект перевода и комментария в китайских изданиях «Капитанской дочки» А.С. Пушкина | Вестн. Том. гос. ун-та. 2018. № 433. DOI: 10.17223/15617793/433/6

Нарицательная лексика как объект перевода и комментария в китайских изданиях «Капитанской дочки» А.С. Пушкина | Вестн. Том. гос. ун-та. 2018. № 433. DOI: 10.17223/15617793/433/6