Особенности развития высшего технического образования в Сибири во второй половине 60-х гг. ХХ в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2018. № 435. DOI: 10.17223/15617793/435/18

Особенности развития высшего технического образования в Сибири во второй половине 60-х гг. ХХ в.

Рассматриваются особенности развития высшего технического образования в Сибири во второй половине 1960-х гг. На базе архивных источников и материалов охарактеризована подготовка инженерных кадров в различных группах технических вузов. Анализируются изменения в их материально-технической базе, структуре факультетов и специальностей, соотношении форм обучения - дневного, вечернего и заочного. Особое внимание уделено вопросам социально-бытового устройства преподавателей и студентов.

Features of higher technical education development 143 in Siberia in the second half of the 1960s..pdf Развитие производительных сил Сибири в послевоенный период явилось объективной основой для роста высшей технической школы, которая к середине 1960-х гг. уже представляла сеть учебных заведений, условно разделяемую на две группы. Первую группу составляли политехнические институты. Это крупные учебные центры, которые вели подготовку кадров на широкой общенаучной, общеинженерной основе по самым различным специальностям. К примеру, в 1966/67 учебном году Томский политехнический институт (ТПИ) вел подготовку кадров по 46 специальностям, Алтайский (АПИ), Иркутский (ИПИ), Кузбасский (КузПИ) и Омский (ОмПИ) технические вузы соответственно по 15, 17, 16 и 12 [1]. Практика показывала, что именно крупные вузы экономически более выгодны. В небольших труднее было сформировать высококвалифицированные научно-педагогические коллективы, оснастить лаборатории современным оборудованием, вести серьезную научную работу. Поэтому они не могли обеспечить качественную подготовку высококвалифицированных инженерных кадров. Вторую группу технических вузов в рассматриваемый период составляли отраслевые институты, готовившие специалистов для железнодорожного, водного и автомобильного транспорта, строительства, связи, радиоэлектроники, геодезии и картографии. Их характерной особенностью было меньшее число специальностей и факультетов. Так, в 1966/67 учебном году Новосибирский электротехнический институт связи (НЭИС) готовил инженерные кадры по четырем специальностям на трех дневных факультетах, Сибирский автомобильно-дорожный институт (СибАДИ) - по пяти на трех, Новосибирский институт инженеров водного транспорта (НИИВТ) - пяти на трех, Омский институт инженеров транспорта (ОмИИТ) - пяти на четырех, Новосибирский институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии (НИИГАиК) - пяти специальностям на двух дневных факультетах [2]. Несколько отраслевых вузов - Новосибирский электротехнический институт (НЭТИ), Сибирский металлургический институт (СМИ), Красноярский институт цветных металлов (КрасИЦМ) - занимали промежуточное положение. НЭТИ, например, будучи номинально отраслевым институтом, в 1966/67 учебном году имел шесть факультетов и 16 специальностей, СМИ - пять факультетов и 15 специальностей, КрасИЦМ - четыре факультета и 12 специальностей [3]. Кроме того, подготовка инженерных кадров осуществлялась в сельскохозяйственных институтах (Алтайском, Иркутском, Новосибирском, Омском) и в трех университетах (Новосибирском, Томском, Иркутском). В последних в связи с объективными требованиями науки и производства расширение естественнонаучных кафедр и факультетов стало ведущей тенденцией. В Томском государственном университете (ТГУ) за вторую половину 1960-х гг. численность студентов возросла с 4,5 тыс. до 10 тыс. человек, были открыты физико-технический факультет, пять проблемных лабораторий, вычислительный центр [4]. Вузом особого типа стал Новосибирский госуниверситет. Основанный на базе Сибирского отделения Академии наук СССР (СО АН СССР) он был тесно связан с 20 академическими научно-исследовательскими институтами (НИИ), где студенты получали значительный запас знаний, опыт самостоятельной работы. Здесь фактически объединились вуз и НИИ для повышения качества подготовки специалистов [5. Л. 35-36]. Помощь академических институтов университету проявлялась также в участии крупных ученых в преподавательской работе. В 1966/67 учебном году из них в НГУ работало 70 академиков, членов-корреспондентов, профессоров, докторов наук [6. Л. 59]. Университетское образование является одной из ведущих форм высшего образования. Университеты -крупные учебные и научные центры. Здесь в описываемый период осуществлялась подготовка кадров по самым различным естественным и гуманитарным специальностям, студенты получали глубокие специальные знания на широкой общетеоретической основе. В университетах были сконцентрированы высококвалифицированные научно-педагогические коллективы. Поэтому увеличение в университетах удельного веса инженерных специальностей было явлением прогрессивным, способствующим в целом улучшению качества подготовки кадров для сферы материального производства. Рассмотрим подробно особенности развития высшего технического образования Сибири во второй половине 1960-х гг. Они проявлялись прежде всего в изменении соотношения форм обучения - дневного, вечернего и заочного. Преимущественное развитие той или иной формы обучения определяется главным образом потребностями производства. Но оно зависит также и от экономических возможностей страны. Расходы на подготовку инженерных кадров на дневных отделениях всегда выше, чем на вечерних и заочных. Так, средняя стоимость обучения одного студента в год за 19641966 гг. составила в Томском политехническом институте на дневных отделениях 1 031,99 руб., вечерних - 404,96 руб., заочных - 294,59 руб.; в Томском институте радиоэлектроники и электронной техники соответственно 970,35; 383,7; 385,62 руб.; Томском инженерно-строительном институте (1964 г.) - 815,7; 381,65; 278,58 руб. [7. С. 10]. Для Сибири в рассматриваемый период экономическая выгода подготовки кадров без отрыва от производства заключалась в том, что позволяла предприятиям закреплять специалистов. Как правило, данная категория работников обеспечивалась жилплощадью [8. Л. 119]. Вместе с тем развитие системы вечернего и заочного обучения отвечало и субъективным интересам лиц, не получившим в свое время высшего образования. Поступление их на дневное отделение было связано со значительными материальными трудностями, затруднено из-за особенностей возраста, наличия семьи. Обучение студентов без отрыва от производства являлось в те годы не только важной экономической, но и социальной задачей, связанной с созданием в СССР бесклассового общества. Исследование показало, что многие студенты-вечерники и заочники были рабочими или детьми рабочих. Получение ими высшего образования усиливало социальную мобильность общества, способствовало преодолению существенных различий между умственным и физическим трудом. Однако данная форма обучения имела и негативные стороны. Главная из них - низкое качество подготовки: второгодничество и, как следствие, большой отсев студентов, удлинение сроков учебы. Скажем, в ряде вузов Новосибирска второгодничество составляло более 50%. Не случайно поэтому в 1969/70 учебном году из 259 человек, защитивших дипломные проекты в институте инженеров водного транспорта (НИИВТ), обучались в вузе 5 лет - 4 человека (1,5%), 6 лет - 77 (29,7%), 7 лет - 78 (29, 8%), 8 и более лет - 100 человек (39,1%). Средний срок обучения составлял 7,3 года [9. Л. 115-116]. Эти издержки в подготовке специалистов без отрыва от производства объяснялись несколькими причинами. Прежде всего - недостаточной общеобразовательной подготовкой. Кроме того, они были вызваны тем, что здесь значительно был сокращен очный контакт «студент-преподаватель». Если на обязательных занятиях на дневных отделениях отводилось на весь период обучения 4-4,5 тыс. ч, то на заочных -1 500-1 800 часов [10. С. 304]. В таких условиях главную роль в приобретении знаний должна играть самостоятельная работа, однако в силу ряда обстоятельств, объективного и субъективного характера (неритмичность в работе предприятия, служебные командировки, неумение распределять свое свободное время и т.д.), ей уделялось недостаточное внимание. Положение, на наш взгляд, осложнялось и несовершенством системы контроля со стороны Минвуза за подготовкой кадров без отрыва производства. Из 39 показателей, по которым вузы ежегодно отчитывались перед МВ и ССО РСФСР, результаты работы с вечерниками и заочниками включались только в один. Таким образом, подготовка инженерных кадров по вечерней и заочной формам обучения - явление сложное, имевшее не только положительные, но и значительные негативные стороны. Между тем начатое с середины 1950-х гг. непрерывное расширение обучения студентов без отрыва от производства привело к его неоправданному превалированию. Так, в 1965/66 учебном году удельный вес вечерников и заочников в инженерных вузах Сибири составил 58% [11. С. 54]. Поэтому в соответствии с указаниями ЦК КПСС и Совета Министров СССР о преимуществах подготовки кадров через систему дневного образования [12] за вторую половину 1960-х гг. было достигнуто более оптимальное соотношение между существующими формами обучения. Контингент студентов-вечерников и заочников был сокращен за счет уменьшения приема на одни специальности и закрытия его вообще на другие, где из-за отсутствия условий невозможно было обеспечить качественную подготовку инженерных кадров. В результате доминирующее положение заняла дневная форма обучения (52,8% в 1969/70 учебном году) [13]. Кроме того, за вторую половину 1960-х гг. в вузах произошли изменения в структуре специальностей, на которых шло обучение студентов. Оно сводилось к трем основным моментам: во-первых, увеличилось число специальностей по новой технике; во-вторых, расширились масштабы воспроизводства инженеров-экономистов, строителей, специалистов для легкой и пищевой промышленности; в-третьих, началась подготовка управленческих кадров. Эти изменения отражали линию руководства страны на ускорение научно-технического прогресса, что, в частности, предполагало выпуск специалистов «с учетом требований современного производства, науки, техники, культуры и перспектив их развития» [12]. Следует сказать, что научно-технический прогресс порождает новые тенденции в развитии материального производства. Ранее сложившиеся пропорции между отдельными отраслями промышленности меняются, дополняются новыми, развивающимися более быстрыми темпами. Изменения в материальном производстве ломают существующее разделение труда. Меняются потребности в различных профессиональных группах инженерно-технических кадров. Поэтому и в высшей школе, как основном источнике роста высококвалифицированных специалистов, происходят соответствующие структурные сдвиги. Все эти процессы в вузах Сибири находили более отчетливые проявления из-за уникальных природных богатств края, с одной стороны, и острой нехватки трудовых кадров - с другой. Сибирь в рассматриваемый период, хотя и выделялась среди других экономических районов страны по темпам развития, по существу оставалась краем далеко не полностью реализованных возможностей. Ее доля вместе с Дальним Востоком в общесоюзном объеме промышленного производства составляла 10% [14. С. 16]. В то же время здесь было расположено свыше 60% запасов торфа страны, 70% каменного угля, огромные гидроресурсы, а запасы нефти и газа, по прогнозам, превосходили суммарные запасы Урала и Поволжья [15. С. 90]. Однако освоение всех этих уникальных природных богатств было затруднено из-за острой нехватки квалифицированных кадров. Причем проходивший до конца 1950-х - начала 1960-х гг. интенсивный механический прирост населения приостановился. Снизился в начале 1960-х гг. и естественный прирост, так как в возраст наивысшей рождаемости стал вступать меньший по численности контингент женщин рождения военных лет. Низкая же приживаемость и высокая пространственная мобильность населения из-за отставания восточных районов по целому ряду показателей уровня жизни (реальной заработной плате, обеспеченности жильем, культурно-бытовым обслуживанием и т.д.) вели к значительному его оттоку [16. С. 22, 37]. В таких условиях превращение Сибири в важнейший экономический район возможно было только за счет интенсификации производства. Это предполагало насыщение последнего современной техникой и увеличение численности дипломированных специалистов. Фактически же отрасли народного хозяйства Сибири были обеспечены ими хуже, чем европейская часть страны. Так, в 1964 г. на 1 000 работающих лиц с высшим образованием приходилось в Центральном районе - 131, СевероЗападном - 122, Центрально-Черноземном - 102, в Сибирском - только 74 [17. С. 101]. Подготовка кадров специалистов за пределами региона по этим же причинам (более низкого уровня жизни) не была достаточно эффективной. С предприятий г. Омска, например, каждый пятый специалист, окончивший вузы европейской части СССР, уезжал в течение первых трех лет [18. Л. 96]. Поэтому проблема должна была решаться за счет развития собственной высшей школы. В связи с этим за вторую половину 1960-х гг. в высших технических учебных заведениях Сибири было открыто 12 новых факультетов, 29 специальностей - большинство из них по новой технике и новым направлениям в традиционных ориентациях научно-технического прогресса [19]. Наиболее быстрыми темпами развивались Новосибирский электротехнический, Сибирский металлургический, Томский и Красноярский политехнические институты. В Новосибирском электротехническом институте к шести существующим факультетам (радиотехническому, электронной техники, электроэнергетическому, автоматики и вычислительной техники, электромеханическому и машиностроительному) добавились еще три - физико-технический, электротехнический и самолетостроительный. Прием на I курс дневного отделения увеличился на 300 человек, а контингент студентов - на 1 280 (с 6 304 в 1964 г. до 7 584 - в 1969 г.) [20]. Старейший в Сибири Томский политехнический институт, имевший в своем составе такие факультеты, как физико-технический, электрофизический, автоматических систем, автоматики и вычислительной техники и др., отражавшие новые направления в развитии НТП, увеличил контингент студентов-очников с 11 106 в 1966 г. до 12 369 в 1970 г. Было открыто четыре новых специальности [21. Л. 268]. Второй особенностью структурных изменений, как уже отмечалось, явилось возрастание подготовки инженеров-экономистов, строителей, специалистов для легкой и пищевой промышленности. Такие сдвиги диктовались следующими обстоятельствами. Введение принципов новой системы хозяйственного руководства промышленностью вызвало дополнительные потребности в кадрах экономистов. В связи с этим был открыт инженерно-экономический факультет в Кузбасском политехническом институте, создана кафедра экономики и организации производства в Красноярском политехническом институте, началась подготовка экономистов в Новосибирском институте инженеров железнодорожного транспорта [22]. Необходимость же создания мощной строительной индустрии в Сибири привела к расширению подготовки инженеров-строителей. Были открыты специальности сельскохозяйственного в Новосибирском и сельскохозяйственного и городского строительства в Томском инженерно-строительных институтах [23]. Кроме того, был увеличен прием со 100 до 150 человек на строительный факультет Сибирского металлургического института, открыт факультет промышленного и гражданского строительства в Сибирском автомобильно-дорожном институте [24]. Стала решаться и проблема подготовки специалистов для легкой и пищевой промышленности. В Сибири в рассматриваемый период времени не было ни одного вуза, готовившего специалистов указанного профиля. Поэтому эти отрасли дипломированными инженерными кадрами были укомплектованы слабо. Для снятия этих проблем в 1966 г. в Новосибирске был открыт филиал Московского института легкой промышленности, на четыре специальности которого было принято 304 человека. В дальнейшем прием увеличился на 140% (425 человек в 1970 г.), а контингент студентов - на 135% (1 415 человек в 1970 г. против 1 040 человек в 1966 г.) [25]. К 1975 г. филиал должен был стать самостоятельным вузом с числом студентов около 3 тыс. человек [26]. В связи с интенсификацией производства, во второй половине 1960-х гг. возникла потребность в подготовке инженерных управленческих кадров. Поэтому в 1968 г. в Томском политехническом институте был открыт первый в стране факультет организаторов производства по двум специализациям: «Исследование производственных операций» и «Организация производств». Комплектовался он за счет лиц, успешно окончивших два курса любого технического вуза или университета и проявивших способности к организаторской работе. Здесь, кроме научно-технических дисциплин, студенты изучали вопросы психологии, социологии, трудового, гражданского права. Учебный процесс обеспечивали наиболее высококвалифицированные профессорско-преподавательские кадры института, университета, ведущие практические работники предприятий и учреждений города. Окончившие факультет стали пополнять ряды руководителей «среднего командного звена» предприятий приборостроительной и машиностроительной промышленники: начальники участков, лабораторий, цехов, отделов [27]. В описываемый период уделялось большое внимание как увеличению контингента студентов, так и улучшению их быта, расширению материальной базы учебных заведений. Вместе с тем полного соответствия между этими тенденциями не было. Темпы развития первой нередко опережали темпы увеличения второй. Это порождало серьезные диспропорции. Например, в Кузбасском политехническом институте, рассчитанном на 1 500-1 800 студентов, обучалось в 1967 г. 7 тыс. человек [28]. С аналогичными трудностями сталкивались и другие высшие учебные заведения, вынужденные проводить занятия в две смены, арендовать помещения, не приспособленные для учебного процесса, у других организаций и учреждений [29. Л. 104]. Очень остро стояли вопросы бытового устройства студентов. Объяснялось это двумя причинами: во-первых, недостаточным, по сравнению с потребностями, строительством студенческих общежитий; во-вторых, заселением большого количества площадей в них преподавателями. До 1958 г. Совет Министров РСФСР постановлением от 8 сентября № 1053 переложил эту функцию на местные советы депутатов трудящихся. Выполнялась она неудовлетворительно. Все вузы республики стали в пять раз меньше получать квартир. К примеру, согласно специальному постановлению Совета Министров РСФСР, Томский облисполком был обязан выделить вузам города в течение 1965-1967 гг. 20 тыс. м2 жилой площади, а фактически выделил лишь 7,1 тыс. м2 [30. Л. 15]. Между тем развитие высшей школы, увеличение числа преподавательских кадров вынуждали администрацию вузов предоставлять последним квартиры в студенческих общежитиях. В силу этих причин происходило перенаселение, отрицательно сказывавшееся как на воспитательной работе, так и здоровье студентов [31. Л. 28]. Так, концентрация углекислого газа в общежитиях Томского политехнического института, по данным санэпидемстанции, даже в дневное время, когда жильцы находились на занятиях, в три-четыре раза превышала допустимые нормы [32. Л. 169]. Во второй половине 1960-х гг. материально-техническая база вузов была значительно укреплена. Средства, затраченные на строительство и оснащение оборудованием учебно-лабораторных и научных зданий, студенческих общежитий, жилых домов для преподавателей по Минвузу РСФСР в 1970 г. в полтора раза превысила уровень 1966 г. Это позволило увеличить полезную площадь учебных и лабораторных помещений вузов на 25%, а количество мест в студенческих общежитиях - на 40% [33. С. 80]. Значительное строительство в 1966-1970 гг. развернулось в Сибири. Увеличили учебные площади вузы Кузбасса. Сибирский металлургический институт с 23 319 м2 в 1 965/66 учебном году до 28 893 м2 в 1969/70 учебном году, Кузбасский политехнический соответственно -с 11 102 м2 до 17 321 м2. Контингент студентов дневного отделения за это время возрос на 2 818 человек. Тем самым на каждого вновь принятого студента строилось 4,2 м2 учебной площади [34]. Была расширена материальная база высших учебных заведений г. Новосибирска. За вторую половину 1960-х гг. в городе для всех 14 вузов, из которых шесть готовили кадры для инженерной деятельности, было построено и строилось 16 учебных корпусов, 12 студенческих общежитий, два спортивных комплекса, семь жилых домов для профессорско-преподавательского состава и другие объекты [35. Л. 21]. Это позволило, например, увеличить рабочие помещения для студентов дневной формы обучения Новосибирского электротехнического института с 6,6 м2 на одного человека в 1966 г. до 8,5 м2 в 1969 г. [36. Л. 180-181]. В Томске на эти цели было ассигновано 32,6 млн руб., т.е. столько же, сколько выделялось за все послевоенные годы [37]. Общая (учебная, учебно-вспомогательная, подсобная, жилая) площадь в ТПИ, ТИСИ, ТИРиЭТе увеличилась на 71 214 м2 и составила в конце 1970 г. 281 274 м2 [38. Л. 187-188]. В Красноярском политехническом институте в 1966/67 учебном году на 3 965 студентов-очников приходилось 22 356 м2 учебных и учебно-вспомогательных помещений, а в 1969/70 учебном году на 4 789 - 33 480 м2 [39. Л. 170]. Таким образом, развитие высшего технического образования в Сибири во второй половине 1960-х гг., несмотря на определенные трудности системного характера, носило поступательный и непрерывный характер. Это позволило значительно увеличить подготовку инженерных кадров для народного хозяйства страны в целом и для ее восточных регионов, в частности.

Ключевые слова

высшая техническая школа, Сибирь, факультеты и специальности, материальная база вузов, контингент студентов, higher technical school, Siberia, faculties and specialties, material resources of universities, students

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Петрик Валерий ВладимировичТомский политехнический университетд-р ист. наук, профессор отделения социально-гуманитарных наукv.v.petrik@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Текущие архивы Томского, Алтайского, Кузбасского и Омского политехнических институтов. Годовые отчеты о работе вузов за 1966/67 учеб ный год.
Текущие архивы Новосибирских: электротехнического института связи, института инженеров водного транспорта, института инженеров гео дезии, аэрофотосъемки и картографии, Сибирского автомобильно-дорожного института. Годовые отчеты о работе вузов за 1966/67 учебный год.
Текущие архивы Новосибирского электротехнического, Сибирского металлургического институтов и Красноярского института цветных металлов. Годовые отчеты о работе вузов за 1966/67 учебный год.
Данилов А.И. Университет накануне XXIII съезда КПСС // За советскую науку. 1966. 14 марта.
Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. П-4. Оп. 77. Д. 119. 1967 г.
ГАНО. Ф.П-4. Оп. 77. Д. 120. 1967 г.
Горюнов А.П. Об эффективности подготовки инженерных кадров // Известия Томского политехнического института. 1967. Т. 181. C. 29-30.
Государственный архив новейшей истории Иркутской области. Ф. 127. Оп. 88. Д. 34. 1968 г.
ГАНО. Ф.П-4. Оп. 33. Д. 1713. 1969-1970 гг.
Зиновьев С.И. Учебный процесс в советской высшей школе. М. : Высш. шк., 1968. 445 с.
Трубицына Г.Т. Развитие инженерного образования без отрыва от производства в вузах Западной Сибири за годы семилетки // Доклады третьей научной конференции кафедр общественных наук, посвященной 100-летию со дня рождения В.И. Ленина. Томск, 1970.
Постановление ЦК КПСС, CM СССР от 3 сентября 1966 г. «О мерах по улучшению подготовки специалистов и совершенствованию руководства высшим и средним специальным образованием в стране» // Правда. 1966. 9 сент.
Статистические отчеты вузов (форма 3-НК) за 1966-1970 гг.
Орлов Б.П. О масштабах и методах освоения природных ресурсов Сибири // Известия Сибирского отделения Академии наук СССР. Серия общественных наук. 1971. Вып. 1, № 1.
Бесчестная А.В. Воплощение ленинских идей о будущем Сибири // Известия Сибирского отделения Академии наук СССР. Серия общественных наук. 1970. Вып. 1, № 1.
Перевезенцев В.И. Миграция населения и трудовые проблемы Сибири. Новосибирск : Наука, 1966. 235 с.
Тимонина А.Т. Средняя специальная школа Сибири и некоторые проблемы ее развития // Вопросы трудовых ресурсов и уровня жизни населения восточных районов. Новосибирск, 1966. Вып. 7. 135 с.
Центр документации новейшей истории Омской области. Ф. 4. Оп. 57. Д. 11. 1968 г.
Справочник для поступающих в высшие учебные заведения СССР. М. : Высш. шк., 1969. 378 с.
Текущий архив Новосибирского электротехнического института. Статистические отчеты (форма 3-НК) НЭТИ за 1965-1970 гг.
Центр документации новейшей истории Томской области (ЦДНИТО). Ф. 320. Оп. 10. Д. 33. 1966-1970 гг.
Текущие архивы Кузбасского и Красноярского политехнических институтов, Новосибирского института инженеров железнодорожного транспорта. Годовые отчеты о работе вузов за 1966-1970 гг.
Текущие архивы Новосибирского и Томского инженерно-строительных институтов. Годовые отчеты о работе вузов за 1966-1970 гг.
Текущие архивы Сибирского металлургического и Сибирского автомобильно-дорожного институтов. Годовые отчеты о работе вузов за 1966-1970 гг.
Текущий архив Новосибирского филиала института легкой промышленности. Годовые отчеты вуза за 1966-1970 гг.
Иванова Л. Сегодня - филиал, завтра институт // Советская Сибирь. 1968. 20 мая.
За кадры (ТПИ). 1972. 13 апр.
Овсянников П.М. Перегрузки, перегрузки // За инженерные кадры (КузПИ). 1967. 29 апр.
ЦДНИТО. Ф. 115. Оп. 10. Д. 226. 1967 г.
Государственный архив Российской Федерации. Ф.А-605. Оп. 1. Д. 3797. 1965-1967 гг.
ЦДНИТО. Ф. 607. Оп. 115. Д. 127. 1968 г.
ЦДНИТО. Ф. 320. Оп. 10. Д. 94. 1968 г.
Харитонов Д.Н. Повышать эффективность капитальных вложений // Вестник высшей школы. 1972. № 3.
Текущие архивы Сибирского металлургического и Кузбасского политехнического институтов. Статистические отчеты вузов за 1966 1970 гг.
ГАНО. Ф.П-4. Оп. 33. Д. 3876. 1960 г.
ГАНО. Ф.П-269. Оп. 32. Д. 3. 1966-1969 гг.
Планы партии - планы народа // Красное знамя (Томск). 1966. 1 марта.
ЦДНИТО. Ф. 607. Оп. 1. Д. 4206. 1970 г.
Государственный архив Красноярского края. Ф. Р-2234. Оп. 1. Д. 48. 1966-1970 гг.
 Особенности развития высшего технического образования в Сибири во второй половине 60-х гг. ХХ в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2018. № 435. DOI: 10.17223/15617793/435/18

Особенности развития высшего технического образования в Сибири во второй половине 60-х гг. ХХ в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2018. № 435. DOI: 10.17223/15617793/435/18