Списки членов управ как источник о личном составе городских служащих (на материалах Томской губернии начала XX в.) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 438. DOI: 10.17223/15617793/438/22

Списки членов управ как источник о личном составе городских служащих (на материалах Томской губернии начала XX в.)

Исследованы списки членов городских управ Томской губернии в 1907-1910 гг., раскрывающие социально-статусный состав служащих: фамилия, имя, отчество и возраст лица, вероисповедание, сословная принадлежность, образование, период службы, имущество, размер содержания и др. По спискам установлено, что на должности членов управ избирались в основном лица трех сословий: купцов, мещан и отставных чиновников. Городское руководство, согласно спискам, было преимущественно православным, с образовательным цензом ниже среднего. Списки указывают на то, что члены управ были людьми среднего достатка. Многие состоятельные члены управ отказывались от жалования в пользу города.

Lists of City Council Members as an Information Source on City Civil Servants (A Case Study of Tomsk Province of the Beg.pdf Городская управа - исполнительно-распорядительный орган городской думы, институт местного самоуправления и хозяйствующий субъект, призванный удовлетворять потребности и интересы населения. Гласные городской думы (в малых городах - собрания уполномоченных) избирали на четырехлетний срок городского голову (старосту), его заместителя (помощников), постоянных членов и секретаря. После чего выбранные лица подлежали утверждению губернатором. Городской голова и члены управы обладали статусом государственных служащих [1. С. 456]. Другие должности управы замещались по вольному найму. При изучении системы городского самоуправления в досоветской России неоценимую помощь исследователю могут оказать такие источники, как списки личного состава городских управ, которые по результатам выборов представлялись губернатору для утверждения. Исследование личного состава городских управ позволяет установить социально-биографические характеристики должностных лиц органов местного самоуправления, которые определяли вектор развития городского хозяйства, характер взаимоотношений с центральным правительством, губернским управлением и населением. От личных и деловых качеств, профессионализма и авторитета членов управ во многом зависела эффективность городского управления. Информационную основу данной работы составили списки городских управ Томской губернии за 1907-1910 гг., хранящиеся в фондах государственного архива Томской области. Данные списки не являлись предметом специального исследования. Список личного состава как источник содержит персональные сведения о городских головах (старостах), их заместителях (помощниках) и членах управ, имеет табличную форму из XIII граф, в которой указывались фамилия, имя, отчество, происхождение и сословная принадлежность лица, его возраст, образование, продолжительность проживания в городе, размер содержания в год, оценка недвижимой собственности, сведения о прохождении службы, даты избрания и утверждения в должности. Форма списка была коллективной (на весь личный состав) и структурно унифицированной. Сравнение списков исследуемых городских управ показывает, что табличные графы списков (трафарет) были напечатаны типографским способом, куда рукописно вносились переменные сведения [2. Л. 1-2, 11-12]. Списки можно отнести к кадровым документам, они являются логическим продолжением актов «выборного производства», фиксируя сведения о лицах, избранных в исполнительный орган (управу). Списки имели служебный характер, в первичном виде они не публиковались и подлежали обязательному представлению в губернское управление, что свидетельствует о высокой степени достоверности их данных. Сведения списков позволяют сразу решить несколько исследовательских задач, скажем, определить численный состав городских управ (таблица). Установлено, что единообразия в структуре и численном составе местных управ в городах не наблюдалось. Всего в четырех городах исследуемой губернии (Томск, Барнаул, Бийск, Новониколаевск) действовали управы в составе городского головы, заместителя и 2-3 постоянных членов, в пяти городах состав был ограничен городским головой (старостой) и одним-двумя помощниками. Численный состав управы зависел от величины территории города и количества в нем жителей. На девять городов приходилось всего 27 членов управ, т. е. в среднем по три служащих. Можно предположить, что из-за финансовых трудностей многие городские управления даже при крайней необходимости не могли себе позволить учреждать новые должности. Очевидно, что нагрузка на руководство была внушительной. Списки содержат данные о «вторых» лицах в местных администрациях - заместителях, помощниках. На помощника возлагался надзор за делопроизводством и казначейской частью, он выполнял личные поручения главы города, а также замещал последнего в случае его командировки, болезни, отпуска или ухода в отставку. Более того, за частыми разъездами глав городов, как по общественной службе, так и коммерческим делам, большая нагрузка приходилась на их заместителей, которые, по сути, становились «невыездными». Согласно спискам, в составах местных управ преобладали представители мещанского сословия (55%). Однако по большому счету сословная принадлежность ничего не означала. Отставные чиновники и мещане наряду с купцами могли заниматься торговлей, извозом, содержать трактиры и постоялые дворы, не покидая своего сословия. Большинство в руководстве городов составляли люди из «торгового элемента». Например, по спискам установлено, что в г. Тюмени за 1873-1917 гг. пост главы города занимали 9 человек, из них 6 были связаны торгово-промышленной деятельностью [6. С. 214]. Среди глав сибирских городов были золотопромышленники, пароходовладельцы, заводчики, мукомолы, маслоделы, чаеторговцы, бакалейщики, рыбопромышленники, торговцы вином и мануфактурой, владельцы типографий, фотоателье и магазинов. Например, мариинский голова И.Т. Савельев (1863-1915) и кузнецкий староста С.Г. Попов (1846 - после 1911) -золотопромышленники; томский голова И.М. Некрасов (1850-1917) торговал железом, металлическими и скобяными изделиями, имел кирпичный завод; новониколаевский голова В.И. Жернаков (1878-1943) в городском торговом корпусе имел павильон по продаже обуви, был совладельцем торгового дома с общим капиталом в 50 000 руб., директором крупчато-мукомольного товарищества, одним из учредителей «Сибирского табачного товарищества» [7. Л. 4-4 об.]. Личный состав городских управ Томской губернии. 1907-1910 гг. [3-5] Город ФИО, должность Сословная принадлежность Возраст Образование Содержание в год, руб. и о я я Савельев Иосиф Трифонович, городской голова мариинский купец 1-й гильдии 43 года домашнее 600 £ Никитин Степан Ефимович, помощник головы мариинский мещанин 54 года домашнее 300 S Агеев Касьян Иванович, городской староста нарымский мещанин 60 лет домашнее 360 & К Кайдалов Кузьма Павлович, помощник старосты нарымский мещанин 36 лет окончил городское приходское училище 200 Орнатский Петр Васильевич, городской голова отставной надворный советник 43 года окончил Казанский учительский институт 2 400 ц & Морозов Василий Федорович, заместитель головы барнаульский купец 2-й гильдии 63 года домашнее 1 200 & W Пешков Аполлос Петрович, член управы барнаульский мещанин 48 лет домашнее 1 200 Сеитов Мухамеделин Хисамет-димов, член управы тобольский почетный бухарец 48 лет окончил Березовское уездное училище 1 200 Симбирцев Иван Дмитриевич, городской голова каинский мещанин 40 лет окончил низшее учебное заведение не указано о я я а ^ Шутаев Василий Панфилович, помощник городского головы каинский мещанин 59 лет окончил приходское училище не указано Новацкий Людвиг Андреевич, помощник городского головы потомственный дворянин 71 год окончил уездное дворянское училище не указано м о м 4j d п о м к я Жернаков Владимир Ипполитович, городской голова колыванский купец 2-й гильдии 31 год окончил Санкт-Петербургский университет, юрист не указано Кузнецов Григорий Максимович, член управы купец 2-й гильдии 43 года домашнее 1 800 м о К Захаров Ефим Михайлович, член управы мещанин 43 года домашнее 1 800 л я d м Губин Михаил Дементьевич, городской староста колыванский мещанин 41 год домашнее 480 g о и Предтеченский Николай Ники-тьевич, помощник старосты колыванский мещанин 46 лет домашнее 360 Некрасов Иван Максимович, городской голова потомственный почетный гражданин 57 лет домашнее 5 000 Томск Богомолов Иван Васильевич, заместитель головы статский советник 60 лет окончил Императорский Московский университет 2 500 Медведчиков Гавриил Иванович, член управы томский мещанин 40 лет обучался в народном начальном училище 1 800 Иванов Петр Иванович, член управы канцелярский служитель 35 лет окончил Томское уездное училище 1 800 и Попов Степан Георгиевич, городской староста потомственный почетный гражданин 60 лет домашнее 800 я я Фамильцев Яков Викентьевич, помощник старосты кузнецкий мещанин 45 лет окончил Кузнецкое уездное училище 500 и Петухов Михаил Васильевич, помощник старосты кузнецкий мещанин 49 лет окончил Кузнецкое уездное училище 300 Кузьмин Тимофей Иванович, городской голова бийский купец 2-й гильдии 51 год домашнее 3 000 Бийск Дворников Федор Петрович, заместитель головы туринский мещанин 42 года домашнее без содержания Мурин Прокопий Корнилович, член управы бийский мещанин 53 года домашнее 1 200 Скобелев Ефим Васильевич, член управы барнаульский мещанин 50 лет домашнее 900 По подсчетам В. А. Нардовой, городские головы из купцов в Сибири составляли 72%, в то время как в европейской части страны они не имели такого подавляющего перевеса: в столицах 90% градоначальников были чиновниками; в Центрально-Черноземном районе соотношение было 46% к 33%, в Юго-Восточном районе - 33% к 67% [8. С. 140-141]. В отдельных управах должности членов занимали отставные чиновники (лица с гражданскими чинами, дворяне). Например, член томской управы И. В. Богомолов, он же статский советник, с 1877-1906 гг. работал учителем и инспектором Томского Алексеевского реального училища; его коллега П.И. Иванов в 1892 г. поступил писцом в Томское отделение государственного банка, в 1897 г. - помощник кассира, в 1902 г. -помощник бухгалтера, а после избрания членом управы службу в банке оставил [3. Л. 81-83]. Довольно редки были случаи, когда в руководстве городов состояли военные чины (подполковники, капитаны, ротмистры, поручики и др.), а также крестьяне. Также отметим, что если ранее в среде городских служащих преобладали люди, родившиеся в губерниях европейской части страны, то в начале XX в. стали появляться местные уроженцы. В частности, староста С.Г. Попов проживал в Кузнецке с 1881 г., где через 4 года стал градоначальником, а его помощники являлись уроженцами города (см. таблицу). По исследуемым спискам видно, что руководство городов было преимущественно православным. Лишь двое были иной веры: Л. А. Новацкий - римско-католической и М.Х. Сеитов - магометанской. Возрастной состав членов управ был старше 48,5 лет. Среди членов управ всех исследуемых городских управлений самым молодым градоначальником стал В.И. Жернаков (31 год), а Л.А. Новацкий оказался рекордсменом по предельному возрасту нахождения на посту (71 год). Образовательный ценз членов управ был ниже среднего, преобладало так называемое домашнее образование (у 15 из 27). Только трое из 27 имели высшее образование. Формулировка «домашнее образование» подчас означала абсолютное отсутствие такового. Обычно люди, нигде не обучавшиеся, стремились использовать более «благозвучную» формулировку - «обучение на дому или при родителях». Некоторые лица при поступлении на службу не представляли документы об образовании, что и отмечено в списках (графа «образование») [9. Л. 6, 38]. На должности членов управ выбирались лица, имевшие избирательный ценз. Помимо общих требований к избирателям, главным критерием для утверждения на посту являлись политическая благонадежность при условии, чтобы «под судом и следствием не состоял». Поэтому такое требование к кандидатам, как грамотность, оставалось лишь пожеланием. Что касается имущественной состоятельности членов управ, то из списков следует, что в целом членами управ были люди среднего достатка. Большинство из них (62,5%) владели собственностью до 2 500 тыс. руб. Вместе с тем их имущественная дифференциация достигала огромных размеров. Согласно спискам, нарымский староста П. Г. Агеев имел деревянный двухэтажный дом стоимостью в 500 руб.; ка-инский голова И. Д. Симбирцев имел дом, оцененный в 700 руб.; томский голова И.М. Некрасов имел в собственности два каменных дома; в Новониколаевске недвижимость члена управы Е.М. Захарова оценивалась в 4 000 руб., а недвижимое имущество первого старосты И.Т. Сурикова - в 20 000 руб. [2. Л. 3-7]. По спискам можно определить, что единообразия в размерах жалования членов управ не наблюдалось. Содержание первым лицам определяла местная дума, оклад зависел от статуса города и его возможностей. Максимальное содержание в 2 000-5 000 руб. в год назначалось главам в крупных центрах - Томск, Барнаул, Бийск, Новониколаевск; в средних - 1 0001 500 руб. и малых городах - 200-600 руб. Многие состоятельные лица отказывались от жалования в пользу города. В частности, кузнецкий староста С.Е. Попов жалование за 8 лет службы (4 800 руб.) передал для принятия санитарных мер по городу [3. Л. 106-107]. Списки членов управ содержат данные, позволяющие проследить «ротацию» должностных лиц в органах городского управления, что важно для оценки обновляемости местной власти. Можно утверждать, что состав городских служащих представлял собой достаточно закрытый круг лиц. Зачастую одни и те же люди «перемещались» по разным постам. Скажем, купец 2-й гильдии И.В. Луканин (мукомол и бакалейщик) более 13 лет служил в г. Колывани на выборных должностях: помощником члена управы -членом управы - членом торговой депутации - членом словесного суда - помощником городского головы [10. Л. 92-93]. Таким образом, списки членов управ как источники содержат многогранные сведения о социальном составе городских служащих Томской губернии в досоветский период, что можно использовать для изучения особенностей формирования институтов местного самоуправления в городах Сибири, а также рассмотрения различных вопросов развития общественной жизни региона. Данные списков свидетельствуют о персоналиях городского руководства, в значительной степени определявших характер, объем и основные направления деятельности местной власти. Детальный анализ совокупности списков позволит «нарисовать» целостный образ городской властной элиты.

Ключевые слова

списки личного состава, городская управа, городской голова, городской староста, помощник городского старосты, lists of staff, city council, mayor, city head, assistant to city head

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Храмцов Александр БорисовичТюменский индустриальный университет канд. ист. наук, доцент кафедры сервисного инжиниринга и правового обеспечения в жилищно-коммунальном и строительном комплексеkhramtsov_ab@bk.ru
Всего: 1

Ссылки

Городовое положение с законодательными мотивами, разъяснениями и дополнениями. СПб., 1912. 996 с.
Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. 3. Оп. 23. Д. 4.
ГАТО. Ф. 3. Оп. 23. Д. 16 а. Л. 3-6, 12-15 об., 23-34 об., 38-39 об., 40-48, 50-57, 81-84 об., 88-95, 96-101, 106-107.
ГАТО. Ф. 3. Оп. 23. Д. 31. Л. 6-7.
ГАТО. Ф. 3. Оп. 23. Д. 85. Л. 2-4.
Камынин В.Д., Храмцов А.Б. Городские головы Тюмени последней трети XIX - начала XX веков: особенности выборов, правового ста туса и социального состава (обзор источников) // Вестник Тюменского государственного университета. 2006. № 2. С. 209-218.
ГАТО. Ф. 3. Оп. 23. Д. 190.
Нардова В. А. Городское самоуправление в России в 60-х - начале 90-х гг. XIX в. Правительственная политика. Л., 1984. 255 с.
ГАТО. Оп. 70. Д. 1523.
ГАТО. Оп. 23. Д. 40.
 Списки членов управ как источник о личном составе городских служащих (на материалах Томской губернии начала XX в.) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 438. DOI: 10.17223/15617793/438/22

Списки членов управ как источник о личном составе городских служащих (на материалах Томской губернии начала XX в.) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 438. DOI: 10.17223/15617793/438/22