Изменения показателей чтения в процессе изучения китайского языка: лонгитюдное окулографическое исследование | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 442. DOI: 10.17223/15617793/442/5

Изменения показателей чтения в процессе изучения китайского языка: лонгитюдное окулографическое исследование

Рассматривается динамика изменения показателей процесса чтения у русскоязычных студентов, изучающих китайский язык в качестве основного иностранного на языковом факультете. У студентов отмечен прогресс по всем основным показателям чтения (продолжительность фиксаций, частота регрессий, вероятность пропуска иероглифа), а также зафиксировано различное влияние факторов, традиционно влияющих на процесс чтения, показатели процесса чтения на разных этапах изучения языка.

Developmental Change in the Reading Measures of Russian Students Learning Chinese: A Longitudinal Eye-Tracking Study.pdf Введение Одним из актуальных в настоящее время направлений изучения процесса чтения с использованием окулографических методов (методов слежения за движениями глаз) является изучение особенностей становления данного навыка. Значительное внимание уделяется проблеме возрастных изменений в характеристиках процесса чтения; в такого рода исследованиях ученых интересуют как физиологические, так и когнитивные изменения, влияющие на данный процесс на разных этапах взросления и формирования навыка чтения [1]. Другой актуальной проблемой, находящей в последнее время интерес у исследователей, являются особенности билингваль-ного чтения1, а именно выявление характерных особенностей процесса чтения билингвов по сравнению с процессом чтения монолингвов [2]. В изучении этих двух направлений подавляющее большинство исследований проводится на материалах европейских языков, в первую очередь английского. В последние два десятилетия сложившийся перевес в сторону европейских языков начинает исправляться: активно изучаются типологически другие языки, а также языки с отличными от алфавитных системами письменности. Как правило, участниками окулографических экспериментов становятся взрослые люди с уже сложившимся навыком чтения. Это во много связано с техническими трудностями при работе с детьми, однако в последние два десятилетия сравнительно большое количество исследований было посвящено описанию характеристик движений глаз при развитии навыка чтения у детей [1]. Так, было установлено, что после года изучения системы письменности родного языка положение первой фиксации2 на слове начинает приходиться на его центр, к 11 годам наблюдается снижение количества коротких саккад3, связанных с ошибками окуломоторного программирования; показатели средней продолжительности фиксаций и общей продолжительности чтения предложений у детей сравниваются с аналогичными показателями у взрослых после возраста 11-12 лет [3, 4]. У китайских детей навык, в целом, развивается аналогичным образом [5]. На материале европейских языков, использующих алфавитные системы письменности, были изучены многие факторы, влияющие на процесс чтения. Среди них самым существенными оказываются длина [6], частотность [7], возраст усвоения слова [8], а также контекст, в который помещено слово [9]; важную роль также оказывает выделение орфографических слов посредством пробелов [10]. Большая длина слова увеличивает продолжительность фиксаций, а также снижает вероятность пропуска слова. Так, слова длиной больше 8 букв почти никогда не пропускаются [11], а более высокая частотность, предсказуемый контекст, ранний возраст усвоения слова понижают продолжительность фиксаций на нём, также повышают вероятность того, что слово будет пропущено. В языках, в которых слова на письме разделяются пробелами, информация о границах слов помогает читателю установить место следующей фиксации в тексте: он стремится направить свой взгляд к центру слова - таким образом, все слово находится в области центрального зрения и отсутствует необходимость в повторных фиксациях на данном слове. На продолжительность фиксаций большое влияние оказывают место запуска саккады - начальное положение саккады, связывающей текущую фиксацию с предыдущей, а также положение первой фиксации на слове [12]. В настоящее время нет единого мнения относительно того, каким образом читатели определяют положение своей следующей фиксации в тексте на китайском языке. С одной стороны, в исследовании Х.-М. Яна и Дж.У. Макконки было показано, что носители китайского с одинаковой вероятностью фиксируются как на иероглифах, так и на промежутках между двумя соседними иероглифами [13]. С другой стороны, в эксперименте М. Яня с соавт., наоборот, было продемонстрировано, что читатель стремится зафиксироваться на середине слова, если для прочтения слова ему требуется одна фиксация, и на первом иероглифе, если для прочтения слова ему требуется несколько фиксаций [14]. Помимо этого, на процесс чтения влияют как частотные характеристики многосложных слов в целом, так и их составных частей, причём частотность первого иероглифа имеет большее значение, чем частотность последующих [15]. Дополнительно на процесс чтения также оказывают влияние визуальные характеристики иероглифа -простые иероглифы, состоящие из малого количества черт, могут пропускаться, а более сложные иероглифы пропускаются реже и требуют большего времени на их обработку [16]. Особенности билингвального чтения на китайском языке отражены в незначительном количестве исследований. Так, например, в исследовании, проведенном М. Эверсоном в 1986 г., сравнивались показатели процесса чтения у англоязычных студентов, в разной степени владеющих китайским языком. В работе М. Эверсон отмечает, что даже хорошо владеющие китайским языком студенты читают тексты на китайском языке значительно медленнее, чем носители языка. Это демонстрировалось на примере средней продолжительности фиксаций (200 мс - у носителей, 317 мс - у начинающих студентов, 370 мс - у продолжающих) и показателе скорости чтения (546, 109 и 194 иероглифа в минуту соответственно) [17]. Представляется, что различие в показателях начинающих и продолжающих обучение студентов может объясняться использованием различных стратегий чтения: при прочтении текста начинающие студенты сделали больше фиксаций (302), чем продолжающие студенты (147), которые в свою очередь показали результат ниже, чем носители языка (92). Таким образом, более низкая средняя продолжительность фиксаций у начинающих студентов может объясняться существенно большим количеством фиксаций. В другом исследовании Д. Шэнь и соавт. рассматривали влияние родного языка носителей английского, корейского, японского и тайского на чтение предложений на китайском языке. В предложения были вставлены пробелы (между иероглифами, словами и случайным образом) и прослеживался фактор влияния типа системы письменности родного языка (алфавитная / слоговая, с пробелами / без пробелов). Авторам не удалось обнаружить эффекта влияния родной системы письменности на процесс чтения на китайском языке. Тем не менее им удалось показать, что выделение слов пробелами помогает ускорить процесс чтения [18]. Средняя продолжительность фиксаций у начинающих студентов из Америки составила 350 мс, в то время как у более опытных студентов из Японии, Кореи и Таиланда - 250 мс. В исследовании А. Вана и соавт. проверялось влияние уровня владения вторым языком носителей корейского языка на некоторые особенности процесса чтения. Было показано, что читатели-билингвы могут извлекать из незафиксированных иероглифов только орфографическую информацию, причем её количество увеличивалось с уровнем владения вторым языком корейских билингвов. Таким образом, они делают вывод о том, что более опытные читатели обладают большим диапазоном зрительного восприятия [19]. На настоящий момент нам неизвестны исследования, изучающие динамику развития навыка чтения на втором языке, использующем систему письменности, отличную от родной системы письменности читателя. В силу недостаточной разработанности проблемы адаптации к новой системе письменности у людей со сложившимся навыком чтения на родном языке, мы поставили цель установить характер изменения показателей процесса чтения на ранних этапах изучения языка - в течение первых двух лет активного изучения языка. Выбор такого «временного окна» обусловлен, с одной стороны, результатом эксперимента М. Эверсона, в котором было показано, что показатели процесса чтения у опытных студентов не достигают значений соответствующих показателей у носителей языка, с другой стороны, предыдущим экспериментом автора, в котором было отмечено существенное повышение показателей процесса чтения у студентов второго курса по сравнению со студентами первого курса, в то время как разница в показателях у студентов старших курсов была незначительна [20, 21]. Учитывая результаты данных исследований, мы предполагаем, что в условиях наличия навыка чтения на родном языке адаптация к новой системе письменности происходит на раннем этапе её изучения. Русская и китайская письменность отличаются по способу кодирования фонологической информации. Русская письменность является алфавитной - фонема языка на письме обозначается отдельным знаком или сочетанием знаков. Китайская система письменности является логографической - каждый знак (за небольшим исключением) соотносится с морфемой и может состоять из нескольких звуковых сегментов. Также по сравнению с кириллической письменностью китайская обладает следующими особенностями: большой и потенциально неограниченный инвентарь знаков; не всегда прозрачная фонетическая структура знака (создающая сложности при чтении незнакомых иероглифов); отсутствие пробелов между словами; отсутствие различия строчных / прописных написаний. Все перечисленные трудности, несомненно, должны отразиться в показателях процесса чтения у студентов, начинающих изучать китайский язык. В рамках данного исследования определяется влияние продолжительности обучения на следующие показатели чтения, среди них: а) продолжительность чтения предложения без учета продолжительности перечитывания (first pass reading time). Ранняя мера4. На рис. 2 продолжительность чтения охватывает фиксации 1-11; б) продолжительность первой фиксации на слове (first fixation duration). Учитывая отсутствие консенсуса относительно того, уделяет ли читатель внимание отдельным иероглифам или же целым словам при выборе места следующей фиксации, а также сложностью определения слова как такового в китайском языке, было принято решение рассматривать иероглиф в качестве основной единицы анализа процесса чтения. Продолжительность первой фиксации определяется как продолжительность самой первой фиксации на иероглифе без учета любых последующих фиксаций, при этом предыдущая фиксация должна находиться на иероглифе, расположенном слева от текущего, а иероглифы, расположенные по правую сторону от текущего, до этого не были зафиксированы. Ранняя мера. На рис. 2 фиксации 1-6, 9, 10 являются первыми фиксациями на иероглифе; в) продолжительность взгляда на иероглифе при первом проходе (gaze duration) определяется как сумма всех фиксаций на иероглифе с момента первой его фиксации до момента фиксации на другом иероглифе, все остальные условия соответствуют условиям определения продолжительности первой фиксации. Ранняя мера. На рис. 2 продолжительность взгляда совпадает с продолжительностью первой фиксации во всех случаях, кроме фиксаций на последнем иероглифе, где продолжительность взгляда представляется суммой продолжительности фиксаций 10 и 11; г) место первой фиксации (initial landing position) определяется как относительное положение первой фиксации на иероглифе, где 0 соответствует левая граница иероглифа, а 1 - правая. Ранняя мера. На рис. 2 первая фиксация на иероглифе «скоро» смещена вправо относительно центра - её можно закодировать как «0,65», а первая фиксация на иероглифе 7 (грамматический показатель) приходится на его начало - её можно отметить как «0,1». д) вероятность пропуска иероглифа при первом проходе (skip probability). Ранняя мера. На рис. 2 при первом проходе были пропущены два иероглифа: S, «государство» и - (классификатор); е) вероятность повторной фиксации на иероглифе (refixation probability) - вероятность того, что иероглиф получит повторную фиксацию, после того как был зафиксирован другой иероглиф. Поздняя мера5. На рис. 2 иероглифы Ш, «я», Й, «два» и Ж, «звезда»6 были зафиксированы повторно; ж) частота регрессий (regression rate) - частота возвратных саккад (справа налево) среди всех саккад первого прохода. Поздняя мера. На рис. 1 восемь сак-кад являются прогрессивными (представлены тонкими непрерывными линями), две - регрессивными (пунктирные линии), а ещё три саккады не используются для вычисления данной характеристики (жирные непрерывные линии). mm О «пробел» -» -да, «С»-нет, «ENTER»-нет отвела-> 5 секунд ИЛ1* фиксация на поспеднетлиероглифе Рис 2. Процедура эксперимента. Слева направо: фиксационная точка, располагающаяся по центру первого иероглифа экспериментального предложения; экспериментальное предложение на китайском; перевод предложения на русский; предложение на китайском, подготавливающее участника к чтению экспериментального предложения. Снизу обозначены действия, необходимые для перехода к следующему экрану. Данный цикл повторялся 130 раз за эксперимент, из них 10 были тренировочными и 120 основными Анализ данных Предварительная обработка данных осуществлялась при помощи программного обеспечения SR-Research Data Viewer версии 3.2.48. При анализе -данные правого глаза; для двух респондентов использовались данные левого глаза, так как при прохождении эксперимента для них не удалось откалибровать данные от правого глаза. Из анализа удалялись предложения, в которых содержались серьёзные проблемы с информацией о положении глаз: фиксации за пределами экрана, ошибочные саккады, связанные с ошибкой трекинга глаз. После этого к предложениям применялась процедура 4-ступенчатой очистки данных о фиксациях, встроенная в программное обеспечение. Таким образом, располагавшиеся рядом друг с другом короткие фиксации (< 80 мс) объединялись в одну, а продолжительные фиксации (> 1 200 мс) удалялись. После этого данные экспортировались в среду R [24] для их дальнейшей обработки. Из анализа были исключены предложения, на контрольные вопросы которых были даны неправильные ответы. В итоге были использованы данные 7 394 прочитанных предложений из 10 200 возможных (72,5%). Для анализа данных использовался метод смешанной линейной регрессии [25], реализованный в библиотеке lme4 [26]. Данный метод позволяет сочетать в пределах одной статистической модели фиксированные и случайные эффекты. Существуют различные критерии определения того, является эффект фиксированным или случайным [26]. В данной работе мы используем следующие критерии: фиксированные эффекты - это эффекты, имеющие постоянное значение для всех участников и влияние которых изучается в исследовании (т.е. те, которые представляют прямой интерес для исследования), случайные эффекты - это эффекты, которые отражают вариативность в показателях разных участников, стимулов и т.д. Для анализа данных на уровне отдельных иероглифов в модели в качестве фиксированных эффектов учитывались факторы продолжительности обучения, места первой фиксации на иероглифе, место запуска саккады, приведшей к фиксации на иероглифе, визуальная сложность иероглифа (т.е. количество черт в иероглифе7). В качестве случайных эффектов были включены интерсепт - точка пересечения оси ординат, в данном анализе отмечающая общее среднее значение зависимой переменной, -для идентификаторов участников (с подуровнем номера экспериментального этапа), списка предложений (с подуровнем идентификатора предложений), а также идентификатор иероглифа, таким образом в модели предполагалось одинаковое влияние фиксированных факторов на зависимые переменные для всех случайных факторов, однако вместе с тем учитывался тот факт, что исходный уровень зависимой переменной у разных участников, предложений и иероглифов может отличаться. ia) ттшш^тто 16) тттш^^тт о GMD 2а) mmmim^mjo 26) ттш^шШтто Рис. 3. Эффекты места первой фиксаций и места запуска саккады. 1а - фиксация 2 приходится на начало иероглифа, 1б - фиксация 2 приходится на конец иероглифа. 2а - фиксация 1 находится на коротком расстоянии от фиксации 2 (короткое место запуска), 2б - фиксация 1 находится на большом расстоянии от фиксации 2 (дальнее место запуска) Фактор продолжительности обучения был закодирован при помощи скользящего контраста - таким образом, сравнение проводилось по отдельности между студентами первого и второго, второго и третьего, третьего и четвертого семестров. Стоит отметить, что при таком кодировании может возникнуть ситуация, когда два смежных уровня не имеют статистически значимых различий, однако между двумя несмежными уровнями имеется статистически значимое различие. В случае неудовлетворения требования нормальности распределения остатков линейной модели переменная подвергалась трансформации. Все независимые непрерывные переменные были предварительно центрированы по среднему значению, т.е. из каждого отдельного значения вычиталось среднее арифметическое значение данной переменной, таким образом, новое среднее значение оказывалось равным 0, а значения переменной указывали на то, насколько сильно отклоняется каждое конкретное значение от этого среднего. Такой подход преследует две цели: с одной стороны, приводит все независимые переменные к одной шкале, с другой стороны, упрощает интерпретацию модели. Второй пункт представляется особенно важным: во всех представленных моделях базовым уровнем (относительно которого высчитываются эффекты) является значение показателей чтения предложения для студента после первого семестра обучения при всех остальных независимых эффектах, имеющих среднее значение. При построении моделей сначала строилась максимально сложная модель, учитывающая все взаимодействия. Однако большое количество факторов приводило к излишне большому количеству взаимодействий между факторами и существенно снижало интерпретируемость полученных результатов, поэтому из моделей по очереди удалялись незначимые взаимодействия. Сравнение моделей осуществлялось при помощи функции anova библиотеки stats языка программирования R. В статье представлены результаты оптимальных моделей; формулы, использованные при вычислении результатов модели, дополнительно представлены в соответствующих таблицах. В реализации метода смешанных линейных моделей в библиотеке lme4 не предусмотрено вычисление статистической значимости в силу отсутствия консенсуса относительно вычисления количества степеней свобод для смешанных линейных моделей. Одним из возможных способов установления значимости является использование t-значения в качестве статистического теста значимости. При большом объеме выборки t-значение, большее, чем |±1,96|, принимается как статистически значимое (p < 0,05). Другой способ, используемый исследователями, - применение приближения Кенварда-Роджерса для вычисления степеней свободы, реализованное в пакете lmertest [28]. P - значения, вычисленные с использованием данного метода, также приведены в таблицах. Стоит учесть, что данный анализ имеет разведочный характер, т.е. данный анализ не ставит целью проверить одну или несколько конкретных гипотез. Целью данного анализа является выявление различий в показателях чтения на различных этапах овладения китайским языком. Таким образом, данный анализ включает большое количество сравнений, что непременно приводит к увеличению количества ошибок первого типа (ложноположительный результат). Во избежание возникновения таких ошибок было принято решение считать эффект значимым, если t-значение превышает |±3,3|, что приблизительно соответствует p-значению 0,001. Значения, превышающие |±3,3|, в таблицах отмечены жирным шрифтом. T-значения, большие, чем |±1,96|, рассматриваются как свидетельство о возможном наличии эффекта. Р-значения, вычисленные по приближению Кенварда-Роджерса, меньшие 0,05 также выделены жирным шрифтом, для того чтобы отметить потенциально значимые факторы. Так как повторная фиксация и пропуск иероглифа предполагают бинарный исход (например, иероглиф либо был пропущен, либо нет), для анализа данных зависимых переменных использовалась генерализированная смешанная линейная модель с бинарным исходом. В качестве фиксированных и случайных эффектов использовались те же переменные, что и в обычных линейных моделях. Построение графиков, отражающих результаты моделирования, было произведено при помощи пакетов sjplot [29] и ggplot2 [30]. Результаты Студенты после первого семестра правильно ответили на 61,2% контрольных предложений, после второго - на 81,8%, после третьего - на 89,7%, после четвертого семестраи - на 90,27%. Общая продолжительность чтения. Средняя продолжительность чтения составила 7,59 с (SD = 2,88) для студентов первого семестра, 5,96 с (SD = 2,77) - второго семестра, 5,83 с (SD = 2,31) - третьего семестра, 4,38 с (SD = 1,8) - четвертого курса. В качестве фиксированных эффектов в модель были включены продолжительность обучения и длина предложения. Результаты модели представлены в табл. 2. В целом студенты продемонстрировали понижение продолжительности чтения предложения с увеличением продолжительности изучения языка (рис. 4). Очевидным образом фактор длины предложения оказал существенное влияние на продолжительность чтения. Стоит отметить отсутствие различия между студентами второго и третьего семестра по данному показателю. С одной стороны, это может быть связано с тем фактом, что в действительности результаты первого и второго семестра, а также третьего и четвертого семестра представлены двумя различными группами, а наблюдаемые эффекты могут быть объяснены эффектом знакомства с экспериментальной процедурой. Тем не менее при проверке эффекта длительности эксперимента на продолжительность чтения не было выявлено ни уставания - снижения характеристик процесса чтения, ни привыкания - повышения характеристик с ходом эксперимента. В таком случае представляется, что эффект знакомства с процедурой эксперимента должен был проявиться уже в ходе первого экспериментального этапа. Более вероятным представляется, что студенты освоили программы семестров в несколько различных темпах. В дальнейшем эффект перехода со второго на третий семестр (который наблюдается и в других показателях) не обсуждается. Таблица 2 Результаты моделирования продолжительности чтения Продолжительность чтения предложения lmer(log(td) ~ term + sl + (1|subj/visit) + (1|list/sid)) Фактор Значение SE t P Общее среднее, мс, log 8,59 0,03 275,4

Ключевые слова

учебный билингвизм, китайский язык, логографическая система письменности, чтение, движения глаз, окулографические методы, лонгитюдное исследование, late bilingualism, Chinese, logographic writing system, reading, eye movements, eye-tracking, longitudinal study

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Машанло Тимур ЕвгеньевичТомский государственный университетмл. науч. сотр. лаборатории лингвистической антропологии, аспирант кафедры общего, славяно-русского языкознания и классической филологииmashanlote@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Schroeder S., Hyona J., Liversedge S.P. Developmental eye-tracking research in reading: Introduction to the special issue Developmental eyetracking research in reading : Introduction to the special issue // Journal of Cognitive Psychology. 2015. Vol. 27, № 5. P. 500-510.
Whitford V. Eye Movement Methods to Investigate Bilingual Reading // Methods in Bilingual Reading Comprehension Research. 2015. P. 183 211.
Blythe H.I., Joseph H.S.S.L. Children's eye movements during reading // The Oxford Handbook of Eye Movements. 2011. P. 643-662.
Kirkby J.A. et al. Binocular Coordination During Reading and Non-Reading Tasks // Psychological bulletin. 2008. Vol. 134, № 5. P. 742-763.
Feng G. Orthography and the development of reading processes: An eye-movement study of Chinese and English // Child development. 2009. Vol. 80, № 3. P. 720-735.
Hyona J., Olson R.K. Eye fixation patterns among dyslexic and normal readers: Effects of word length and word frequency // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition. 1995. Vol. 21, № 6. P. 1430-1440.
Inhoff A.W., Rayner K. Parafoveal word processing during eye fixations in reading: Effects of word frequency // Perception & Psychophysics. 1986. Vol. 40, № 6. P. 431-439.
Juhasz B.J., Rayner K. The role of age of acquisition and word frequency in reading: Evidence from eye fixation durations // Visual Cognition. 2006. Vol. 13, № 7-8. P. 846-863.
Rayner K., Well A.D. Effects of contextual constraint on eye movements in reading: A further examination // Psychonomic Bulletin & Review. 1996. Vol. 3, № 4. P. 504-509.
Perea M., Acha J. Space information is important for reading // Vision Research. 2009. Vol. 49, № 15. P. 1994-2000.
Rayner K. Eye movements in Reading and Information Processing: 20 Years of Research // Psychological Bulletin. 1998. Vol. 124, № 3. P. 372422.
Vitu F., O'Regan J.K., Mittau M. Optimal landing position in reading isolated words and continuous text // Perception & Psychophysics. 1990. Vol. 47, № 6. P. 583-600.
Yang H.M., McConkie G.W. Reading Chinese: Some basic eye-movement characteristics // Reading Chinese script: A cognitive analysis. 1999. Р. 207-222.
Yan M. et al. Flexible saccade-target selection in Chinese reading // Quarterly Journal of Experimental Psychology. 2010. Vol. 63, № 4. Р. 705725.
Yan G. et al. The effect of word and character frequency on the eye movements of Chinese readers // British Journal of Psychology. 2006. Vol. 97, № 2. P. 259-268.
Liversedge S.P. et al. The effect of visual complexity and word frequency on eye movements during Chinese reading eye movements during Chinese reading // Visual Cognition. 2014. Vol. 22, № 3-4. P. 441-457.
Everson M.E. The effect of word-unit spacing upon the reading strategies of native and non-native readers of Chinese: An eye-tracking study. The Ohio State University, 1986.
Shen D. et al. Eye movements of second language learners when reading spaced and unspaced Chinese text // Journal of Experimental Psychology: Applied. 2012. Vol. 18, № 2. P. 192-202.
Wang J. et al. Adult Age Differences in Eye Movements During Reading : The Evidence From Chinese // The Journals of Gerontology: Series B 2018. Vol. 73, № 4. P. 584-593.
Mashanlo T.E. Intercultural written communication: bilingual reading of texts written in alphabetic and logographic writing systems // Rusin. 2018. № 51. P. 299-311.
Mashanlo T.E. The effect of L2 proficiency on the eye movement measures during L2 reading in Russian-Chinese and Chinese-Russian late bilinguals // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2018. № 433. P. 22-30.
Juhasz B.J., Pollatsek A. Lexical influences on eye movements in reading // The Oxford Handbook of Eye Movements. 2011. P. 873-893.
Marian V., Blumenfeld H.K., Kaushanskaya M. The Language Experience and Proficiency Questionnaire (LEAP-Q): Assessing Language Profiles in Bilinguals and Multilinguals // Journal of Speech Language and Hearing Research. 2007. Vol. 50, № 4. P. 940-967.
R Core Team R: A Language and Environment for Statistical Computing // R Found. Stat. Comput. Vienna, Austria, 2017.
Четвериков А.А. Линейные модели со смешанными эффектами в когнитивных исследованиях // Российский когнитивный журнал. 2015. Т. 1, № 2. С. 41-51.
Bates D. et al. Fitting Linear Mixed-Effects Models Using {lme4} // Journal of Statistical Software. 2015. Vol. 67, № 1. P. 1-48.
Gelman A. Analysis of Variance: Why It Is More Important than Ever // The Annals of Statistics. 2005. Vol. 33, № 1. P. 1-31.
Kuznetsova A. lmerTest: Tests in Linear Mixed Effects Models. 2015. 2 (13).
Ludecke D. sjPlot - Data Visualization for Statistics in Social Science. 2018.
Wickham H. ggplot2: Elegant Graphics for Data Analysis. 2009.
Hoosain R. Psychological Reality of the Word in Chinese // Advances in Psychology. 1992. Vol. 90. P. 111-130.
Kaakinen J.K., Hyona J. Task Effects on Eye Movements During Reading // Journal of Experimental Psychology: Learning Memory and Cognition. 2010. Vol. 36, № 6. P. 1561-1566.
 Изменения показателей чтения в процессе изучения китайского языка: лонгитюдное окулографическое исследование | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 442. DOI: 10.17223/15617793/442/5

Изменения показателей чтения в процессе изучения китайского языка: лонгитюдное окулографическое исследование | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 442. DOI: 10.17223/15617793/442/5