Религиозный фактор и обеспечение национальной безопасности в многоконфессиональной жизни российского общества: конституционно-правовое исследование | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 442. DOI: 10.17223/15617793/442/28

Религиозный фактор и обеспечение национальной безопасности в многоконфессиональной жизни российского общества: конституционно-правовое исследование

Рассмотрена роль религии в обеспечении стабильного развития российского общества. Анализу подвергнуты конституционная модель светского государства и особенности ее практической реализации в России. Делается вывод о том, что религия может быть мощным интегрирующим фактором, если обеспечить, с одной стороны, независимое существование различных религиозных объединений, а, с другой - их мирное взаимодействие в многоконфессиональной России.

Religious Factor and National Security in the Multi-Religious Life of Russian Society: A Constitutional Legal Study.pdf Религиозный фактор имеет первостепенное значение для стабильного развития многоконфессионального российского государства. Религия играет значительную роль в обеспечении стабильного развития российского общества. Поэтому органам публичной власти необходимо выстраивать адекватные отношения с различными религиозными объединениями в государстве. В последнее время отношения между институтами власти и религиозными структурами все больше становятся элементом общественно-политического дискурса в стране. Но невзирая на свою стабильность, религиозная ситуация в Российской Федерации не столь однозначна, а многие вопросы до сих пор не решены. Динамика религиозного фактора в России в постсоветский период. Роль религиозного фактора в политической жизни страны до 1990-х гг. была незначительной. Это было сопряжено с преобладающей ролью Коммунистической партии Советского Союза и государственной атеистической пропагандой [1]. Значение религии в стране возросло с крушением тоталитарной идеологии. В обществе появились тенденции обновления традиционных ценностей и моральных устоев с опорой на религию. Поэтому ее роль и место в системе общественных отношений претерпели изменения, что повлекло пересмотр нормативно-правовой основы деятельности религиозных объединений со стороны органов публичной власти. В процессе работы над текстом новой Конституции в начале 1990-х гг. ее разработчики, осознавая значение принципа светского государства, фактически с самого начала включали его в первую главу проекта. О.Г. Румянцев акцентировал внимание на том, что «независимость государства от церкви является составной частью государственного суверенитета. Фактически это запрет на создание теократического государства, запрет на создание теократии» [2. С. 320]. В результате при формировании текста ныне действующего Основного закона страны вопросы государственно-конфессиональных отношений, формы и способов закрепления и реализации религиозной свободы прошли поэтапную и тщательную разработку. Были учтены многочисленные мнения и предложения, что в итоге привело к принятию относительно прогрессивных норм, соответствующих внутринациональным интересам и международным стандартам в данной области. Предусмотренная в Конституции 1993 г. концепция представляется весьма демократичной и закрепляет модель «сепарационного» секу-ляризма с равноудаленным от государства положением религиозных объединений. Итоговый текст ст. 14, 28, 29 Конституции РФ был рассчитан на нивелирование возможных в будущем неточностей в правовом регулировании и включал как можно большее число жизненных ситуаций. Но, как оказалось на практике, последующее формирование отраслевого законодательства поставило под сомнение фактическое претворение в правовой жизни России светской доктрины, а потому вопросы развития взаимоотношений государства и религиозных объединений не теряют своей актуальности и продолжают обсуждаться учеными и правоприменителями [3. С. 16-20; 4]. Конкретные задачи формирования национальной модели секуляризма и форм построения государственно-конфессиональных отношений остро стоят и в наше время. Современная религиозная ситуация в Российской Федерации. Существующая в наши дни религиозная ситуация во многом определяется спецификой структуры многонационального населения. За годы своего независимого существования Россия обеспечила мир и согласие представителям более 190 народностей [5]. В постсоветские годы в России значительно увеличилось количество религиозных объединений, среди верующих есть последователи практически всех мировых религий: ислама, христианства, буддизма и иудаизма, индуизма, древних политеистических культов и новых религий. С момента принятия Конституции в 1993 г. и вплоть до 1997 г. в Российской Федерации в отношении форм реализации свободы совести и деятельности религиозных структур действовал Закон РСФСР от 25.10.1990 № 267-1 (ред. от 27.01.1995) «О свободе вероисповеданий» (далее Закон РСФСР № 267-1). Он так же, как и действующий сейчас акт, закреплял возможность реализации свободы вероисповедания индивидуально и совместно друг с другом, путем создания соответствующих общественных объединений (ст. 4). Кроме того, предусматривалась возможность учреждения религиозных и атеистических общественных объединений граждан, действующих на основании своих уставов (положений), регистрируемых в установленном законом порядке. В соответствии с абз. 3 ст. 17 Закона РСФСР № 267-1 религиозные объединения могли составлять региональные или централизованные объединения со своими органами управления и иными структурными подразделениями, предусмотренными уставами (положениями) данных объединений. Нормативно предусматривалась возможность создания религиозных объединений, обладающих статусом юридического лица или нет, а также создание региональных или централизованных объединений. В этом плане можно говорить о некотором подобии в характере правового регулирования. Однако Закон РСФСР № 267-1 был даже более либеральным, чем сменивший его Федеральный закон Российской Федерации от 26.10.1997 № 125-ФЗ (в ред. 05.02.2018) «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее Федеральный закон РФ № 125-ФЗ). Например, последний до 2015 г. [6] предусматривал норму, согласно которой для регистрации в качестве юридического лица религиозной организации необходимо было осуществлять на территории России в виде религиозной группы свою деятельность в течение 15 лет. Позже эта норма была признана не конвенционной [7]. В ранее действовавшем же Законе РСФСР № 267-1 таких требований не содержалось, и статус юридического лица религиозное объединение могло получить независимо от продолжительности своей деятельности в России. Сейчас, в отличие от ранее действовавшего Закона РСФСР № 267-1, ст. 20 Федерального закона РФ № 125-ФЗ исключает граждан (как и религиозные группы) из числа лиц, имеющих право на групповой или индивидуальной основе устанавливать и поддерживать прямые контакты с иностранными организациями и гражданами. В настоящее время только религиозные организации вправе самостоятельно поддерживать международные связи. В то же время недостаточно на конституционном уровне закрепить принцип светского государства, он должен найти свое отражение в отраслевом законодательстве. Это привело к необходимости разработки нового акта, регулирующего порядок и формы реализации свободы совести в России. Цели нормативного регулирования фактически сразу были обозначены разработчиками Федерального закона РФ № 125-ФЗ. Уже 19 сентября 1997 г. на заседании Государственной Думы РФ председатель Комитета по делам общественных и религиозных организаций (и один из авторов законопроекта) В. Зоркальцев выступал со следующим заявлением: «И все же я напомню суть этого закона. Она состоит в том, что закон создает барьер на пути религиозной экспансии в Россию, препятствует развитию тоталитарных сект, ограничивает действие иностранных миссионеров и при всем этом создает условия для деятельности наших традиционных религий и конфессий» [7]. В итоге работы был принят акт, создавший правовую основу для существования многочисленных верований и конфессий в стране. Свобода совести и свобода вероисповедания стала одной из основных свобод, гарантированных не только Конституцией страны, но и отраслевым законодательством. Можно констатировать, что количество верований и религиозных объединений в стране сильно возросло. Если на 1 января 1990 г. в РСФСР насчитывалось 3 983 религиозных объединения [8], то на 23 декабря 2018 г., по данным Министерства юстиции РФ, всего в России зарегистрировано 30 965 религиозных организаций. Можно отметить, что предусмотренный Конституцией 1993 г. «сепарационный» тип государственно-церковных отношений в Российской Федерации так и не был реализован. На практике был реализован «кооперационный» тип, предусматривающий ряд ограничений для нетрадиционных вероучений и поддержку некоторых религиозных объединений. Федеральный закон РФ № 125-ФЗ и его последующие изменения направлены на ограничение различных форм реализации свободы совести, постепенный отход от модели отделения государства от религиозных объединений к их партнерским взаимоотношениям. Ряд внесенных поправок носит локальный технический характер и не затрагивает основных характеристик модели государственно-церковных отношений в России. Но некоторые поправки носят более концептуальный характер. Например, Федеральным законом от 02.07.2013 [9] был ограничен круг не просто возможных учредителей, но даже участников (членов) религиозных организаций. Представляется, что это является вмешательством в гарантированное ст. 28 Конституции 1993 г. право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания. С 2015 г. [10] была введена «двухуровневая система» (англ. two-tier system) религиозных объединений. При ней отдельные религиозные общины, в отличие от всех прочих, в силу исторических предпосылок более тесно сотрудничают с институтами публичной власти и получают от них дополнительную поддержку (Австрия, Венгрия). Религиозная организация может беспрепятственно зарегистрироваться и получить статус юридического лица и наделяется в связи с этим определенным объемом прав и обязанностей («нижний уровень»). Но «верхний» или «второй» уровень достижим только при соблюдении религиозной организацией ряда условий, например, период деятельности в стране или количество последователей. Для России, согласно ст. 27 Федерального закона РФ № 125-ФЗ, им стал десятилетний срок существования в стране со дня их государственной регистрации. Федеральным законом в 2017 г. [11] в России были введены нормы о миссионерской деятельности. Представляется, что в России регулирование миссионерской деятельности необходимо [12. С. 762-768], если оно преследует законные цели, что, впрочем, не было четко показано ни при разработке законопроекта, ни в ходе реализации его норм. Действующие сейчас нормы о миссионерской деятельности необходимо доработать, так как в них очевидны коллизии и недоработки, которые осложняют деятельность правоприменителей и религиозных объединений. Уточнению подлежит само определение миссионерской деятельности с тем, чтобы разграничить ее с распространением гражданами своих личных религиозных убеждений [13. С. 27-45]. Таким образом, в Федеральном законе РФ № 125-ФЗ учитываются два основных момента: консолидация положений о защите граждан от деятельности псевдорелигиозных движений и культов, а также нетрадиционных для России религиозных объединений деструктивной направленности; регулирование деятельности религиозных объединений. При этом с 1997 г. до 31 декабря 1999 г. религиозные организации, созданные до вступления в силу указанного закона, должны были пройти процедуру государственной перерегистрации. Невзирая на то, что такая обязанность вызвала некоторые затруднения, особенно у тех организаций, которые не имели подтверждения своего существования на территории России в течение 15 лет [14], она показала не только количественную картину пространственного расположения религиозных организаций, но и отношение религиозных объединений к государственной религиозной политике. Президент РФ неоднократно подчеркивал, что «Россия - многонациональная, многоконфессиональная страна, мы чувствуем дружбу со всех сторон» [15]. Такое утверждение небезосновательно. Наиболее распространенной религией в России является православное христианство, которое, согласно ряду социологических исследований, исповедует более 60% населения. Второй по величине конфессией является ислам, которому следует около 10% проживающих в России лиц. На долю мусульман и православных христиан приходится более 70% общего числа верующих в России. Если к ним прибавить все прочие христианские течения, процент увеличится. Представителей других религий менее 1% от общей численности населения [16. С. 135-146]. По оси «христианство - ислам» в нашей стране может проводиться работа по укреплению толерантности населения России на основе самых важных заповедей ислама и христианства, которые проповедуют любовь, сострадание, доверие, открытость, уважение к ближнему. На это указывают и положения Указа Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» [17]. В нем глава государства апеллирует к традиционным российским духовно-нравственным ценностям и традиционным религиям. И хотя термин «традиционные религии» законодательно не определен, однако преамбула к Федеральному закону РФ № 125-ФЗ указывает, что в нашей стране признается особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России, уважаются. Таким образом, выстраивается некая иерархия религий в стране, однако все прямо указанные могут быть отнесены к вызывающим доверие у власти, а на практике их прямо называют «традиционными» [18]. Наиболее распространенными конфессиями являются католицизм, протестанизм, лютеранство, иудаизм. В последние годы количество религиозных объединений, нетрадиционных для России, значительно увеличилось. К ним относятся многие из нетрадиционных конфессий и новых образований, которые существуют сегодня в мировом сообществе (Церковь объединения, Саентологическая церковь, АУМ Синрикё, Мормоны, Церковь Христа и т.д.). В целом религиозная ситуация в стране характеризуется как стабильная. В то же время было бы неправильно предполагать, что она абсолютно идеальная. Религиозная безопасность страны находится под воздействием ряда угроз. Среди них можно выделить: религиозный экстремизм и преступления, совершенные по мотивам религиозной ненависти; миссионерская деятельность (в том числе в связи с проблемой прозелитизма), если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам; процессы миграции, в том числе в отношении выходцев из Узбекистана и Киргизии, где экстремистские группировки скрываются за фундаментальными лозунгами; религиозная пропаганда через средства массовой информации, в том числе Интернет; несоответствие конституционно закрепленных принципов государственно-церковной политики и практики ее реализации и др. В частности, существенный международный резонанс вызвал приговор за «организацию деятельности запрещенной экстремистской организации» - местной общины свидетелей Иеговы, гражданина Дании Денниса Кристенсена к 6 годам лишения свободы. Он был задержан в мае 2017 г. после полицейского рейда на его конгрегацию в городе Орел и с тех пор находился под арестом до февраля 2019 г., когда ему был вынесен приговор. Фактически он был привлечен к ответственности за свою религиозную деятельность. Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет заявила, что приговор Д. Кристенсену «фактически криминализует право исповедовать религию или придерживаться какой-либо веры» и противоречит обязательствам России в области прав человека [19]. Немедленного и безоговорочного освобождения Д. Кристенсена требовали Комиссия США по международной религиозной свободе [20], Совет Европы [21] и Европейскому Союзу [22]. 11 декабря 2018 г. Президент РФ В. Путин на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека отметил: «...мы можем, и даже должны в какой-то момент, быть гораздо более либеральными к представителям различных религиозных сект.», а тот факт, что большинство населения считает себя православными, совсем «не значит, что мы представителей религиозных сообществ должны зачислять в какие-то там деструктивные, даже не то что в террористические организации. Конечно, это чушь полная... » [23]. Основы государственной политики по обеспечению межнационального и межконфессионального диалога. Закрепив в Основном законе страны свободу слова и религии, государство последовательно регулирует отношения с религиозными объединениями. Одновременно преследуется цель предотвращения конфликтов в полиэтническом и многоконфессиональном обществе. Органы публичной власти на всех уровнях власти стремятся наполнить социальную жизнь бессменными человеческими ценностями, подлинной верой, формированием духовных идеалов молодежи. Минувшие годы для России стали этапом переоценки целого комплекса идеологических ориен-таций и ценностей. Начинается осознание того, что строительство гражданского общества, забота о сохранении межконфессионального согласия, утверждение демократических идей и ценностей неразрывно связаны с развитием национальной культуры и духовности русского общества. Недооценка культуры и религиозного фактора приводит не только к значительному истощению цивилизации в целом, но также и к гражданским конфликтам. С целью обеспечения единства российского народа в нашем государстве реализуется целый спектр программ по укреплению межконфессиональных связей. Согласно Указу Президента РФ от 30.01.2019 № 30 «О грантах Президента Российской Федерации, предоставляемых на развитие гражданского общества», неправительственные некоммерческие организации могут получить гранты, в частности, предоставляемые организациям, осуществляющим деятельность по укреплению межнационального и межрелигиозного согласия. Гранты предоставляются по результатам конкурсов, которые проводятся не реже двух раз в год фондом-оператором с участием Координационного комитета. Значимым элементом поддержки межнационального согласия в стране является деятельность общероссийских общественных организаций, которые всемерно поддерживаются действующей властью. К таковым можно отнести, например, Межрелигиозный Совет России (образован 23 декабря 1998 г. на совместном заседании глав православной, мусульманской, иудейской и буддистской религиозных общин страны), Российскую ассоциацию защиты религиозной свободы (зарегистрирована 28 ноября 2014 г. и объединяет не только представителей более 11 вероисповеданий, но также ученых-религиоведов и правозащитников), Ассамблею народов России (создана в 1998 г. и объединяет общественных, религиозных и политических деятелей), являющиеся центрами консолидации граждан всех национальностей и религий. Главной задачей этих организаций не должно быть реагирование на состоявшиеся события. Их цель -создание системы превентивных мер и рекомендаций по нормализации межэтнических и межрелигиозных отношений. Религия (особенно мировые и традиционные религии) является значительным фактором развития духовно-нравственных начал человека. Истинная цель религии - сохранить и приумножить в человеке все человеческое, помочь ему сохранить свое «лицо». Задача современного мира - активно использовать универсальные ценности гуманизма и терпимости, межконфессиональной гармонии и диалога, которые на протяжении веков разрабатывали принципы и парадигмы мировых и традиционных религий для поддержания мира в человеческой цивилизации. Некоторые итоги. С целью усиления роли религии как интегрирующего, духовно и морально формирующего фактора национальной безопасности, она должна улучшать образовательный статус населения. И речь не только о повышение его религиозной грамотности, но и о политической и правовой культуре, формировании политического сознания и самосознания населения. Эта потребность связана прежде всего с тем, что одной из серьезных угроз современной цивилизации является религиозный экстремизм. Последний возник не только как прямой результат отсутствия религиозных знаний, но и как слияние религии и политики. Такое единение довольно опасное явление, так как религиозные и политические лидеры апеллируют к религиозным чувствам верующих для достижения своих целей и амбиций. В настоящий момент прослеживается весьма значительная взаимосвязь религии и политики. С одной стороны, это усиление влияния политики на религиозные процессы, с другой - использование религии для решения политических вопросов. Например, отдельные авторы связывают пересмотр ст. 148 Уголовного кодекса РФ с реакцией политических деятелей на деятельность панк-группы Pussy Riot, некоторые члены которой были осуждены за хулиганство в 2012 г. [24. С. 28]. Проанализировав существующие социально-политические реалии, важно обратить внимание на то, что в нашей стране имеет место публичное обсуждение религиозных вопросов, в том числе в рамках деятельности органов власти. Религия на сегодняшний день не вытеснена в частную жизнь человека. Президент РФ В.В. Путин публично участвует в мероприятиях, касающихся внутренней жизни церкви. Так, 31 января 2019 г. он посетил Государственный Кремлевский дворец, где состоялись мероприятия, посвященные десятилетию Поместного собора Русской православной церкви и патриаршей интронизации. В своем выступлении он подчеркнул, что «государство продолжит активно развивать созидательное партнёрство с Церковью во всех значимых областях, в первую очередь в воспитании молодого поколения, в сбережении культурного достояния, в решении насущных общественных проблем» [25]. Однако такие явления выглядят неуместными и противоречат конституционно провозглашенному принципу светского государства. Представляется верной точка зрения Н.В. Витрука, который отмечал, что «вряд ли можно говорить как о положительном факте о высоком, все нарастающем уровне интеграции Русской Православной Церкви (Московского Патриархата) в жизнь государства, так как это противоречит конституционным нормам, не учитывает многокон-фессиональность общества, интересы атеистов» [26. С. 413-414]. Фактором положительной религиозной идентичности, с одной стороны, является независимое и стабильное существование различных религиозных объединений в стране, с другой - их мирное взаимодействие. Создание такой идентичности предполагает, с одной стороны, воспитание уважения к представителям различных вероучений, культивирование национальных обычаев и традиций, с другой - создание условий для развития на территории России многочисленных религиозных структур, распространение идей религиозной толерантности. Таким образом, думается, что религия может быть сильным интегрирующим фактором, если не искать различий в вероучениях, но развивать общие ценности. Только в этом случае религиозная гармония и чении стабильного развития общества, стать основой диалог могут сыграть положительную роль в обеспе- национальной безопасности государства.

Ключевые слова

национальная безопасность, светское государство, свобода совести, свобода вероисповедания, религиозные объединения, national security, secular state, freedom of conscience, freedom of religion, religious associations

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Исаева Анастасия АлександровнаТомский государственный университетканд. юрид. наук, ст. преподаватель кафедры конституционного и международного праваtess@mail2000.ru
Всего: 1

Ссылки

Государство и церковь в XX веке: эволюция взаимоотношений, политический и социокультурный аспекты. Опыт России и Европы / А.И. Филимонова. М. : ЛИБРОКОМ, 2011. 464 с.
Из истории создания Конституции Российской. Конституционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990-1993). М., 2007. Т. 3/2: июль-декабрь 1992 года.
Бурьянов С.А. Свобода совести. Отношения Российского государства с религиозными объединениями // Закон и право. М. : ЮНИТИ- ДАНА, 2003 № 919.
Карпушкин А.В. Конституционные основы и генезис взаимоотношений государства и религиозных объединений в Российской Федера ции : автореф. дис.. канд. юрид. наук. Саратов, 2009.
Всероссийская перепись населения 2010 года. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (дата обра щения: 10.03.2019).
Федеральный закон от 13 июля 2015 года № 261-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" и признании утратившими силу положений отдельных законодательных актов Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2015. № 29 (ч. I). Ст. 4387.
The European Court of Human Rights. Judgment of 1 October 2009. Kimlya and Others v. Russia, Applications nos. 76836/01, 32782/03. URL: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-94565 (дата обращения: 10.03.2019).
Шахов М.О. Правовые основы деятельности религиозных объединений в Российской Федерации. 2-е изд., доп. М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2013. 528 с.
Федеральный закон от 02.07.2013 № 180-ФЗ «О внесении изменения в статью 9 Федерального закона «О свободе совести и о религиоз ных объединениях» // Российская газета. 2013. 5 июля. № 145.
Федеральный закон от 13.07.2015 № 261-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» // Российская газета. 2015. 16 июля. № 154.
Федеральный закон от 06.07.2016 № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» // Российская газета. 2016. 8 июля. № 149.
Петюкова О.Н. Проблемы правового регулирования государственно-конфессиональных отношений в науке административного права на современном этапе // Административное и муниципальное право. 2015. № 8.
Исаева А.А. Правовое регулирование миссионерской деятельности: российские реалии и опыт стран Содружества Независимых Государств // Сравнительное конституционное обозрение. 2017. № 3 (118).
Постановление Конституционного Суда РФ от 23.11.1999 № 16-П «По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года "О свободе совести и о религиозных объединениях" в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения "Христианская церковь Прославления"» // Собрание законодательства РФ. 20.12.1999. № 51. С. 6363.
Встреча с главным раввином России Берлом Лазаром и главой Федерации еврейских общин Александром Бородой. 9 сентября 2018 года. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/58500 (дата обращения: 10.03.2019).
Анурин В.Ф. Религия как фактор социальной интеграции // Социологические исследования. 2013. № 1.
Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 04.01.2016. № 1 (ч. II). Ст. 212.
Традиционные конфессии надо защитить от псевдорелигиозных объединений законодательно, а мошенников от религии наказывать более строго, считают российские сенаторы. URL: http://council.gov.ru/events/news/19149/ (дата обращения: 10.03.2019).
Комментарий Верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет о криминализации права «Свидетелей Иеговы» на свободу религии в России от 7 февраля 2019 г. URL: https://www.ohchr.org/RU/NewsEvents/Pages/DisplayNews.aspx? NewsID=24145&LangID=R (дата обращения: 10.03.2019).
USCIRF. Condemns Russian Conviction of Danish Prisoner of Conscience Dennis Christensen. URL: https://www.uscirf.gov/news-room/press-releases-statements/uscirf-condemns-russian-conviction-danish-prisoner-conscience (дата обращения: 10.03.2019).
Russia monitors express concern at sentencing of Jehovah's Witness for 'extremism'. URL: http://assembly.coe.int/nw/xml/News/News-View-EN.asp?newsid=7366&lang=2&cat=3 (дата обращения: 10.03.2019).
Statement by the Spokesperson on the sentencing of Dennis Christensen in Russia. URL: https://eeas.europa.eu/headquarters/headquarters-homepage/57728/statement-spokesperson-sentencing-dennis-christensen-russia_en (дата обращения: 10.03.2019).
Заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека. URL: kremlin.ru/events/president/news/59374 (дата обращения: 10.03.2019).
Меньшиков А.С. Свобода совести и защита чувств верующих: права человека в контексте постсекулярной модерности // Известия Уральского федерального университета. Сер. 3. Общественные науки. 2017. Т. 12, № 4 (170).
Торжественное собрание по случаю 10-летия Поместного собора РПЦ и патриаршей интронизации. URL: http://kremlin.ru/ events/president/news/59757 (дата обращения: 10.03.2019).
Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М. : Норма, 2008.
 Религиозный фактор и обеспечение национальной безопасности в многоконфессиональной жизни российского общества: конституционно-правовое исследование | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 442. DOI: 10.17223/15617793/442/28

Религиозный фактор и обеспечение национальной безопасности в многоконфессиональной жизни российского общества: конституционно-правовое исследование | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 442. DOI: 10.17223/15617793/442/28