Контаминация в семантике др.-рус. тоска | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 449. DOI: 10.17223/15617793/449/3

Контаминация в семантике др.-рус. тоска

Статья посвящена проблеме функционально-семантических особенностей лексемы тоска и предполагаемых однокорневых образований в древнерусском и русском языках: семантика этого круга лексики оказывается связанной не только с понятием «пустой, напрасный», но и с понятиями, не соотносящимися с представлением о пустоте. Функциональный и историко-этимологический анализ позволяют предполагать в данном случае контаминацию в семантике производных с корнем *tbsk и -тщ-/*ъ§с-, вероятно, под влиянием иноязычной модели номинации.

Blending in the Semantics of the Old Russian T"ska.pdf История вопроса. Лексема тоска в современном русском языке однозначно соотносится с обозначением тяжелого гнетущего чувства, душевной тревоги, в разговорной речи может обозначать гнетущую, томительную скуку. Понятие, выражаемое этой лексемой, признано этноспецифичным для русского сознания и не раз привлекало внимание лингвистов, культурологов [1. С. 21-117; 2. С. 117-122 и др.]. С происхождением этого слова как будто нет проблем. Этимологические источники чаще достаточно уверенно, иногда с оговоркой «возможно» связывают историю словообразовательно-этимологических отношений рус. тоска (укр. тоскно, блр. тоскнщь, др.-рус. тъска) и его соответствий в западнославянских языках (чеш. stesk 'тоска', teskny 'тоскливый, заунывный', ст.-польск. teskny 'тж' и др.) с производными корня тъщ- (*^§сь < *tbsk-j-), ср. рус. тощий, тщета, тщетный и др. [3. С. 527; 4. С. 446; 5. С. 88; 6. С. 253 и др.]. При таком сближении этимологический словарь старославянского языка предполагает следующее развитие значения: 'пустой (prazdny)' ^ 'напрасный, тщетный (marny)' ^ 'удрученный, унылый, печальный, грустный (skliceny, smutny)' [7. С. 1008]. Представление о тоске интерпретируется, таким образом, как ощущение пустоты в душе. Проблема. Словарь П.Я. Черныха, поддерживая общую точку зрения на словообразовательно-генетические связи рус. тоска, допускает (под вопросом) иное направление развития семантики: «О.-с. *tbska. И.-е. *tus-sk-, база *teus- "опорожнять, делать пустым, осушать" (Pokorny I, 1085) та же, что в тощий, тщета, тщательный. Старшее значение -"давление, теснота" > "ощущение беспомощности", "волнение" (?)» [6. С. 253]. Вследствие чего возникло второе предположение о направлении развития семантики в словообразовательном гнезде *tbsk-? Вероятно, на такое решение повлияло неоднозначное употребление слова тоска в древнерусских текстах: так, словарь П.Я. Черныха, со ссылкой на Истрина, приводит употребление слова тоска в Хронике Георгия Амартола в значениях 'морское волнение, шторм', 'теснота', 'тяжелое или трудное положение'. При этом в словаре нет никакого объяснения условий возникновения связи понятий «пустота» и «давление, теснота» [Там же. С. 253]. Но еще больше вопросов, не получивших до сих пор ответа, возникает при обращении к семантике предполагаемых однокорневых для слова тоска образований. Семантическая структура др.-рус. тъска в текстах древнерусского и более поздних периодов действительно фиксирует наличие связи понятия «тоска» с понятием «стеснение, сдавленность»: наряду со значением 'горе, печаль' (Не бысть милости межи нами, нъ бяше туга и печаль, на уличи скърбь другъ съ другомъ, дома тъска, зряще дЪтии плачюще хлЪба, а другая умирающа. XIII в.) у этого слова отмечены также значения 'стеснение, притеснение; сдавливание, сжатие' (.в толику тъску Меле(ти)нию поста-виша, якоже вборзЪ, плЪнити ю. XV-XI в.), в более поздних текстах - ' болезнь, связанная с чувством внутренней сдавленности, сжатия' (типа стенокардии) (Муж и Дрездорва колотья и в бокахъ имЪл и удушье и тоску в грудех...XVI-XVП вв.), 'тошнота, отвращение' (с XVII в.). Грамматически же отличающееся др.-рус. тъскъ (тоскъ), отмеченное в значении 'поспешность' (с XV в.), не связано с обозначением чувств, эмоций человека, как и производный глагол тоснути-ся, известный в значении 'спешить, торопиться' (с XV - XII-XIII вв.), 'стараться' (с XII в.), 'стремиться к чему-л.' (с XV в.), а укр. тоск, тоска 'боязнь, подавленность', тоскнути 'тужити' [8. С. 68; 9. С. 977]. Близки им по семантике другие производные с корнем тщ- (тъщ-): тщати 'принуждать, побуждать, торопить' (с 11 в), тщатися 'торопиться, спешить' (с XI в.), 'стремиться' (с XI в.), тщанный 'поспешный, торопливый' (с XV в.), 'усердный' (с XII в.), 'желанный, вожделенный' (с XII в.), тщивый 'пустой, малодушный' (с XI в.) и тщивый 'быстрый, стремительный' (с XV-XIII в.), 'усердный' (с XII в.) [8. С. 240241]. Таким образом, семантическое поле словообразовательного гнезда с корнем тщ- в древнерусском языке обнаруживает практически противоположные значения 'пустой, тщетный' и 'усердный, тщательный' (не похожие на энантиосемию!) и дополняется семантикой тоски / печали (поскольку тоск- и тщ-рассматриваются как фонетические варианты исторически одного корня). Анализ проблемы. Смешение значений 'пустой, опустошать' и 'спешить, торопить, стремиться', ' усердный, старательный' у производных корня тъщ-отмечается еще в старославянском (тъшть / тъщь 'пустой,' 'тщетный, ничтожный', 'голодный, жаждущий' и тъщивъ 'скорый, усердный', тъщивъ 'малодушный', тъщьно 'поспешно, усердно, ревностно', тъщати са 'спешить, стараться, стремиться' и др.) и болгарском (тщан (устар.) 'усърдие, старание', ща-телен 'грижовен, старателен') [10. С. 534-537; 11. С. 720]. След подобного смешения семантики отмечен и в словенском языке: для словен. 'nascat 'тяготеть, стремиться к чему-л.' допускается сопоставление с pasciti se 'трудиться, стараться', др.-рус. натъщь 'сильно желаемый, завидный', рус. тщиться (

Ключевые слова

контаминация, славянские языки, понятие «тоска», blend, Slavic languages, concept "toska"

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Дронова Любовь ПетровнаТомский государственный университетд-р филол. наук, профессор кафедры славяно-русского языкознания и классической филологииlpdronova@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Вежбицкая А. Сопоставление культур через посредство лексики и прагматики. М. : Языки славянской культуры, 2001. 272 с.
Красавский Н.А. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах. М. : Гнозис, 2008. 374 с.
Machek V. Etymologicky slovnik jazyka ceskeho a slovenskeho. Praha, 1957.
Skok P. Etimologijski rjecnik hrvatskoga ili srpskoga jezika. Kn. 1-3. Zagreb, 1971-1973. Kn. 3.
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка : в 4 т. / пер. с нем. и доп. О.Н. Трубачева. М. : Прогресс, 1973. Т. 4.
Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка : в 2 т. М. : Русский язык, 1994. Т. 2.
Etymologicky slovnik jazyka staroslavenskeho / Hlavni redaktorka Ilona Janyskova. Tribun EU, 2014. C. 17.
Словарь русского языка XI~XVII вв. Вып. 30. / гл. ред. Р.Н. Кривко. М. ; СПб. : Нестор-История, 2015.
Желеховский Е., Недшьский С. Малоруско-шмецький словар. Львiв : Lemberg, 1886. Т. 2.
Словарь старославянского языка : в 4 т. Репринт. СПб. : Изд-во СПбГУ, 2006. Т. 4.
Божков Д., Велчев В., Влахов С. и др. Руско-български речник. 2-е изд., прераб. / под ред. на С. Влахов, Г. А. Тагамлицка. София : Наука и изкуство, 1985. Т. 2.
Куркина Л.В. К этимологии словенских лексических диалектизмов // Этимология, 2000-2002. М. : Наука, 2003. С. 64-77.
Сербско-хорватско-русский словарь: ок. 50 000 слов / сост. И.И. Толстой. М. : ГИС, 1957. 1168 с.
Русско-чешский словарь / под ред. Л.В. Копецкого, О. Лешки. Москва; Прага, 1978.
Доротьякова В., Филкусова М., Коллар Д. и др. Русско-словацкий словарь: ок. 50.000 слов. М. : Русский язык; Братислава : Словац. пед. изд-во, 1989. 747 с.
Cesko-rusky slovnik. 3., opravene vydani / za hlavni licasti E. Melnikova, Z. Sromove, M. Martinkove. Praha : Statni pedagogicke nakladatelstvi, 1968. 1242 c.
Reizеk J. Cesky etymologicky slovnik. Praha : Leda, 2001.
Bankowski A. Etymologiczny slownik jazyka polskiego. Warszawa : Wydawnictwo naukowe PWN, 2000. T. 2.
Дронова Л.П. Понятие «тоска / печаль» в русинском языке: историко-ареальные связи // Русин. 2018. № 2 (52). C. 118-125.
Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. Ок. 50 000 слов. 2-е изд., перераб. и доп. М. : Русский язык, 1976. 1096 с.
Pokorny J. Indogermanisches etymologisches Worterbuch. Bern, 1959.
 Контаминация в семантике др.-рус. тоска | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 449. DOI: 10.17223/15617793/449/3

Контаминация в семантике др.-рус. тоска | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 449. DOI: 10.17223/15617793/449/3