Биографический метод исследования личности: криминалистический и уголовно-процессуальный аспект | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 449. DOI: 10.17223/15617793/449/24

Биографический метод исследования личности: криминалистический и уголовно-процессуальный аспект

Рассматривается место биографического метода в системе источников исследования личности. Диапазон рассматриваемых проблем затрагивает уголовный, уголовно-процессуальный, тактико-криминалистический аспекты. Результатом проведенного исследования выступил тезис о явной недооценнености исследовательского потенциала биографического метода в криминалистических и уголовно-процессуальных исследованиях.

A Biographical Method of Personality Research: Forensic and Criminal Procedural Aspects.pdf Среди криминалистически значимых задач расследования преступлений не теряет актуальность задача изучения личности обвиняемого в целях тактической и методической оптимизации расследования. Центральным элементом в структуре расследуемого уголовного дела является фигура личности обвиняемого, поскольку: 1) он является лицом, по воле и действиями которого было совершено преступление; 2) он и само преступление стали по отношению друг к другу одновременно следообразующими и сле-довоспринимающими объектами, поскольку, с одной стороны, в преступлении отразились следы его индивидуальности, а с другой - сам факт совершенного преступления отразился на нем и стал неотъемлемой частью его жизни; 3) для достижения цели расследования преступления важно не только отыскать лицо, совершившее это преступление, но и сформировать наиболее полные и детальные представления о его личности с целью решения вопросов, возникающих при назначении ему наказания или иных мер уголовно-правового характера [1. С. 30]. Можно сказать, что важность изучения личности в процессе расследования преступлений имеет значение как минимум в трех аспектах: - уголовно-правовом (личность обвиняемого учитывается в рамках общих начал назначения наказания -ч. 3 ст. 60 УК РФ); - уголовно-процессуальном (личность обвиняемого подлежит исследованию в контексте обстоятельств, подлежащих доказыванию - п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК РФ); - криминалистическом (личность обвиняемого учитывается при формировании тактики проведения следственных действий с его участием, а также ложится в основу планирования процесса расследования преступления с учетом возможного противодействия следствию с его стороны) [2. С. 153]. Проблема изучения личности - это не столько проблема криминалистической науки, сколько проблема любой науки о человеке вообще. Отметим, что основные методы изучения личности обвиняемого криминалистика позаимствовала из психологических исследований личности в целом: к примеру, долгое время в следственной практике широко применялась теория темперамента по Гиппократу и Галену. Но исследователи давно осознали, что простое заимствование психологического знания, а также методов изучения личности для решения криминалистических задач, обладающих выраженной спецификой, неэффективно. Специфика криминалистического изучения личности обвиняемого выражается в ряде особенностей, а именно: - в особенностях изучаемого объекта (применительно не ко всякой личности вообще, а к предположительно совершившей преступление); - целевых особенностях исследования (в рамках решения криминалистических и процессуальных задач расследования преступлений); - источниках собираемых сведений о личности обвиняемого (в условиях противодействия со стороны исследуемого и нередко противодействия лиц из его окружения), характеризуемых крайне значительной субъективностью, неточностью и неоднозначностью; - методике изучения (в условиях соблюдения процессуальных правил при производстве следственных действий); - субъекте изучения (реализуется должностным лицом, уполномоченным осуществлять предварительное расследование по уголовному делу). Таким образом, даже напрямую заимствованные из психологической науки методы приобретают в рамках криминалистического изучения личности обвиняемого нехарактерные для психологического исследования черты. Криминалистическое изучение личности обвиняемого тесно связано с решением вопроса определения пределов такого в изучения [3. С. 230-233]. В отечественной криминалистической науке во второй половине XX в. долгое время велась дискуссия о том, какие есть возможные варианты, позволяющие эту проблему решить: предлагалось ограничиться как формулой личности [4. С. 87], так и руководствоваться направлениями в ее изучении [5. С. 6-8; 6. С. 6-30; 7. С. 229]. Рассматриваемая проблема приобретала остроту не только по причине достаточно сжатых процессуальных сроков, существенно ограничивающих процесс изучения личности обвиняемого, но и ввиду потенциальной ценности недополученных сведений об обвиняемом, которые могли бы быть полезны для процесса расследования преступлений. В описываемой ситуации разумно исходить из позиции, когда любое сведение об обвиняемом может иметь ценность для расследования преступления как минимум в плане решения конкретных узких задач на уровне тактики проведения следственных действий. Традиционно исследователи-криминалисты выделяют три источника сведений об исследуемой личности: во-первых, это материалы, уже имеющиеся в уголовном деле; во-вторых, характеристики со стороны третьих лиц; в-третьих, показания осведомленных и напрямую не заинтересованных лиц. Недостатком первого типа источника сведений является то, что в уголовном деле содержится информация о личности, уже известная следователю, нередко на текущий момент неактуальная. Искать в уголовном деле информацию новую непродуктивно. Недостаток второго типа источников - формальность и выраженный субъективизм сведений. Следователю крайне сложно оценить объективность характеристики, данной неизвестным ему лицом малоизвестному ему лицу. Третий источник сведения о личности с точки зрения криминалистической ценности также достаточно субъективен. Все упомянутые источники исследуются с помощью метода обобщения независимых характеристик, что предполагает некоторое сомнение в его познавательной ценности при исследовании личности обвиняемого. Традиционный рецепт повышения объективности перечисленных источников информации о личности -это использование их совокупности. Однако этот рецепт есть лишь «меньшее из зол». Сказанное проистекает из того, что совокупность ненадежных методов исследования порождает лишь ненадежную их совокупность. Когда говорится о ценности перечисленных трех источников изучения личности обвиняемого, то основным аргументом выступает условная простота работы со сведениями, полученными из этих источников. Исследователю необходимо ответить на вопрос - компенсирует ли простота использования этих источников их формальность и субъективизм? Если не компенсирует, то существует ли источник изучения личности обвиняемого, пусть и более сложный в использовании, но более надежный? Само преступление является важным событием в жизни обвиняемого, и именно этот эпизод является пусковым механизмом, который инициирует процесс расследования в отношении него. Какой метод позволит решить вопрос о полноте сбора всевозможной информации о личности обвиняемого и при этом обеспечит системность собираемых сведений? Современной науке известен такой метод - это метод биографического анализа. Несмотря на сложность применения в изучении личности обвиняемого, именно данный метод позволяет руководствоваться не обособленным по сути фактом совершенного преступления, ограничиваясь рамками расследования одного преступного события, а самой личностью обвиняемого, смещая исследовательский акцент с преступления на преступника. Именно биографический метод предполагает формализацию данных об обвиняемом, используя систему биографических фактов как базовые единицы биографии, которая сама по себе является источником информации о личности [8. С. 202]. Только в биографическом методе предполагается структурирование любых сведений об обвиняемом в хронологическом порядке [2. С. 240]. Ранее мы уже говорили о том, что «биография человека есть словесное и фактологическое зеркало его жизни. Она позволяет понять истоки формирования жизненных принципов человека, систему его отношений к явлениям окружающего мира, к другим людям, систему ценностных ориентаций, особенности психологического склада» [9. С. 112-113]. Из сказанного следует, что биографический (монографический) метод возможно применять в двух аспектах. Во-первых, для непосредственного использования информации о биографических фактах. Во-вторых, что более важно, для анализа тех личностных особенностей, которые предопределили само возникновение этих фактов. Криминалистика твердо стоит на принципе детерминированности, и идея случайности происходящего с человеком не должна быть свойственна науке о расследовании в подавляющем большинстве случаев. Нельзя утверждать, что в системе методов изучения личности обвиняемого отечественные авторы обходят вниманием биографический метод. Нет. Скорее можно говорить об ограниченности использования этого метода. Традиционно биографический метод применяется только в аспекте непосредственного использования информации о биографических фактах. К примеру, образование предполагает наличие определенных навыков (вероятность создания взрывчатого вещества химиком по образованию больше, чем филологом или юристом). Таким образом, логические цепочки здесь достаточно простые и базируются на обыденных познаниях. Обыденные познания ограниченны по объему и предопределяют ограниченное количество выводов, что в значительной степени снижает практическую ценность биографического метода для практических работников. Отечественная криминалистическая наука, однако, мало сосредоточена на исследованиях биографического метода в контексте анализа тех личностных особенностей, которые предопределили само возникновение биографических фактов. Для того чтобы понимать причины этого, необходимо обратиться к зарубежному, прежде всего англосаксонскому, исследовательскому опыту. Исследования личности за рубежом в значительной степени базируются на паритете социологических методов и метода биографического. Зарубежные ученые-исследователи активно изучают на монографическом уровне жизнь конкретного преступника, предопределяя возникновение знания, построенного от частного к общему. В отечественных исследованиях приоритет однозначно отдается социологическим методам исследования личности обвиняемого. Серьезных научных (криминалистических) монографических исследований, посвященных анализу биографии конкретного преступника, явно недостаточно. Именно баланс методов (социологических и биографического) исследования личности обвиняемого предопределяет конечную их эффективность и надежность полученных выводов. Отечественная наука базируется на посылке, в которой утверждается, что выявленная статистическая закономерность в плане познаваемости гораздо более перспективна по сравнению с результатами использования биографического метода. Исторически мы сделали «ставку» на познание от общего к частному, одновременно с этим заявляя о целесообразности комплексного подхода в исследованиях личности обвиняемого, в котором реализуется весь методологический спектр. Без сомнения, проделанный советской и российской криминалистикой путь правилен, но должен был наступить момент, который на качественно новом уровне сбалансировал бы рассматриваемые группы методов и алгоритмов познания. Анализ личностных особенностей, которые предопределили возникновение биографических фактов, сложен и дискуссионен по своей природе, но крайне адаптивен к современным информационным технологиям. Возможность программной алгоритмизации криминалистического анализа личности обвиняемого - одно из направлений развития криминалистического знания сегодня. Создание и эффективное использование информационных баз данных позволяют надеяться и на создание баз данных биографических фактов, доступ к которым в рамках расследования преступлений получит и следователь. Именно в описываемой ситуации и возможно эффективное использование биографического метода анализа личности обвиняемого в плане анализа личностных особенностей, взаимосвязанных с тем или иным биографическим фактом. Для исследователей-криминалистов становится актуальной скорейшая разработка методики анализа личностных особенностей, взаимосвязанных с тем или иным биографическим фактом. Для исследователей-процессуалистов актуальна разработка механизма доступа следователя к описываемым базам данных. По существу, биографический метод может быть ведущим относительно других методов криминалистического исследования личности обвиняемого, поскольку любые собранные в рамках других криминалистических методов сведения являются фрагментами биографии обвиняемого. Широко применяемый в следственной практике метод обобщения независимых характеристик есть не что иное, как несистемный анализ совокупности фактов: факта проживания, обучения или работы обвиняемого по данному адресу, в данном месте или конкретном учреждении. Кроме того, открывается возможность выявлять дополнительные направления и источники информации о личности обвиняемого, поскольку в рамках анализа его биографии могут стать известны такие факты из его жизни, которые в своей совокупности предполагают существование других, еще пока неизвестных следствию. Таким образом, биографический метод обладает рядом преимуществ, содержащих полный и всесторонний анализ личности обвиняемого, обеспечивая целостность его изучения, не характерную для других криминалистических методов изучения личности обвиняемого. Сказанное вместе с тем не обесценивает другие криминалистические методы изучения личности обвиняемого, но подчеркивает важность их интегрированного использования совместно с методом биографического анализа. На современном же этапе развития криминалистической науки крайне актуальны исследования, в которых бы разрабатывались механизмы получения криминалистически ценной информации об обвиняемом с помощью биографического метода.

Ключевые слова

биографический метод, личность обвиняемого, криминалистика, законность, biographical method, criminal personality, forensics, legality

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ведерников Николай ТрофимовичТомский государственный университетд-р юрид. наук, профессор кафедры криминалистикиtsu-crime@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Ведерников Н.Т. Уголовно-процессуальный аспект изучения личности обвиняемого // Вестник Томского государственного университета. Право. 2016. № 4 (22) C. 30-35
Ведерников Н.Т. Избранные труды. Томск : Изд-во Том. ун-та. 2009. Т. 1. 250 с
Ведерников Н.Т. Избранные труды. Томск : Изд-во Том. ун-та. 2014. Т. 2. 236 с
Доспулов Г.Г. Психология допроса. М. : Юрид. лит., 1976. 112 с
Кривошеев А.С. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. М. : Юридическая литература, 1971. 80 с
Матусевич И.А. Изучение личности обвиняемого в процессе предварительного расследования преступлений. Минск : Изд-во БГУ, 1975. 128 с
Корноухов В.Е. Курс криминалистики. Красноярск : Красноярское книжное изд-во, 1996. 442 с
Алексеева Т.А., Ахмедшин Р.Л., Юань В.Л. Полноструктурная модель механизма отражения личности в следах преступления // Вестник Томского государственного университета. 2015. № 397. С. 197-203
Криминалистика : учеб. для студ. вузов / под ред. А.Ф. Волынского, В.П. Лаврова. 2-е изд., перераб. и доп. М. : ЮНИТИ-ДАНА ; Закон и право, 2009. 943 с
 Биографический метод исследования личности: криминалистический и уголовно-процессуальный аспект | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 449. DOI: 10.17223/15617793/449/24

Биографический метод исследования личности: криминалистический и уголовно-процессуальный аспект | Вестн. Том. гос. ун-та. 2019. № 449. DOI: 10.17223/15617793/449/24