Политика деинституционализации сиротских учреждений в России: сдвиг парадигмы | Вестн. Том. гос. ун-та. 2020. № 455. DOI: 10.17223/15617793/455/12

Политика деинституционализации сиротских учреждений в России: сдвиг парадигмы

Исследована динамика подходов к организации социального воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в России. В последнее десятилетие российская социальная парадигма в отношении детей-сирот изменилась в сторону деинституционализации детских сиротских учреждений и становления различных форм институтов замещающей семьи.

The Policy of Deinstitutionalization of Orphanages in Russia: A Shift in the Paradigm.pdf Глобальные процессы, охватившие мировое сообщество, такие как политические преобразования, военные конфликты, экономический кризис, миграционные перемещения, вызвали значительный рост детского сиротства, которое стало в конце ХХ - начале XXI в. серьезной социальной проблемой разных стран, в том числе и России [1]. Основную часть детей, оставшихся без попечения родителей, составляют социальные сироты, т.е. дети, имеющие живых родителей, которые по различным причинам (бедность, тяжелая болезнь, асоциальный образ жизни, семейная дисфункция и др.) не в состоянии содержать и воспитывать своих детей. Согласно научным данным, в 2009 г. в мире более 100 млн детей проводили в детских учреждениях значительную часть своего детства. У детей, находящихся в сиротских учреждениях, отсутствует самое главное в жизни ребенка - семейное тепло, забота и родительская любовь. Социализация и последующая адаптация таких детей в жизнь социума протекают достаточно сложно [2. С. 15]. В настоящее время существенного уменьшения детей, находящихся в учреждениях, не произошло. В этой связи оптимальный выбор жизнеустройства и принципов воспитания детей, оставшихся вне кровной семьи, остается актуальной социальной проблемой для всех демократических стран. Конвенция о правах ребенка, принятая ООН 20 ноября 1989 г., отмечает, что дети, временно или постоянно лишившиеся своей семьи, или не могут оставаться в родительской семье по каким-либо причинам, нуждаются в особой защите со стороны государства. Обязанностью государства, ратифицировавшего Конвенцию, является создание условий для обеспечения надлежащего уровня этой защиты для данной категории детей. Документ также определяет приоритеты в решении проблемы жизнеустройства таких детей, в сторону семейного варианта воспитания, подчеркивает, что «ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении» [3]. В этот же период в России Детским фондом также были инициированы новые подходы к жизнеустройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В 1988 г. предложен проект семейного детского дома как альтернативы казенному сиротскому учреждению. Семейный детский дом был рассчитан на совместное проживание максимально на 12 детей. Проект был поддержан Правительством РФ, в 2001 г. было утверждено Положение о семейном детском доме1. В СССР в рамках реализации этого проекта было создано 468 семейных детских домов, в которых воспитывались 4 000 детей [4]. Развитие идей по социальной защите детей-сирот и вопросу их жизнеустройства получает и в последующих документах Совета Европы. Так, в Стратегии Совета Европы по защите прав детей на 2009-2011 гг., перед странами Европы поставлена задача создания условий для воспитания детей-сирот в семейных условиях: в приемных семьях или в приютах семейного типа [5]. В Стратегии Совета Европы по защите прав детей на 2016-2021 гг., в числе приоритетных направлений обеспечения прав детей выделена необходимость государствам способствовать деинститу-ционализации ухода и воспитания детей-сирот, особенно малолетних [6]. В странах Европы и США с середины ХХ в. наметилась устойчивая тенденция деинституционализации детских сиротских учреждений и внедрения в социальную практику семейных форм замещающей заботы о детях-сиротах. Концептуальные основы изменения в семейной политики опирались на теоретические постулаты, разработанные М. Мэтцке и И. Остнер [7]. Приоритетами социальной и семейной политики в отношении детей-сирот стало как создание условий для сокращения количества детей этой категории, так и обеспечение им реализации права на проживание и воспитание в замещающей семье [8. С. 34-35]. Термин «деинституционализация» был введен в социальный терминологический оборот UNISEF в 1990 г. Он противопоставлен термину «институцио-нализация», которая понимается как воспитание детей-сирот в условиях сиротского учреждения с организацией его в групповых формах. Мы понимаем де-институционализацию как социальный процесс, который отменяет прежние подходы в решении конкретных социальных проблем в условиях действия старых социальных институтов и вводит новые подходы и новые институты. Деинституционализацию детских сиротских учреждений мы связываем не только с расформированием или реформированием действовавших социальных институтов, изменениями их организационно-правового статуса, но и с преобразованиями в организации деятельности и программах социального воспитания детей, подготовке их к дальнейшей самостоятельной жизни. Такое понимание позволяет расширить границы политики деинститу-ционализации и ее потенциальных результатов, которые выражаются не только в сокращении численности детей-сирот, находящихся в сиротских учреждениях, но и в выстраивании новой системы социальных отношений и социальной образовательной системы в рамках действующих социальных институтов. Аналогичное понимание сущности и задач деинституциона-лизации имеет место в работах Н. Зайцевой [9. С. 99], А. Васильева [10. С. 55-60]. Процесс деинституализации в России происходил поэтапно. Первый этап начался с ратифицикации СССР Конвенции о правах ребенка, которая с 15 сентября 1990 г. вступила в силу в нашей стране. Данное обстоятельство способствовало изменению парадигмы в отношении жизнеустройства детей-сирот в государственной социальной политике России, появлению в ней вектора семейной замещающей заботы. Ключевыми движущими силами данных изменений стали, по нашему мнению, политические факторы и, в первую очередь, включение вопросов социальной политики и семейной политики в число приоритетных направлений государственной политики. Мы также разделяем и позицию М. Кулмала, M. Рассел, Ж. Черновой, которые считают, что эти новые идеи оформилась под действием совокупности социальных и политических факторов: демографической ситуации, усиления консервативных взглядов на институт семьи и детства, влияния норм международного права на права детей, изменения социальных условий в современной России [11]. Новые концепции и организационные принципы, введенные в государственную систему, в которой воспитывалось и социализировалось более 600 тыс. детей, оставшихся без попечения родителей, привели к изменению парадигмы системы социальной защиты детей, к фундаментальному пересмотру и осмыслению целей и средств политики в области жизнеустройства детей-сирот [12]. Российские НКО, активисты, работающие в сфере защиты детства, сотрудничая с международными благотворительными организациями и получая финансовые ресурсы на социальные программы, имели возможность применять основанные на правах человека и ориентированные на благополучие детей подходы. Международные проекты помогли в отдельных детских домах начать реформы и в нескольких регионах разработать собственные модели семейного ухода и воспитания. Второй этап начался с 1995 г., когда в России были созданы необходимые правовые условия для развития альтернативных институциональным формам, новых форм жизнеустройства детей-сирот и детей, лишившихся родительского попечения. Семейный кодекс Российской Федерации, помимо институтов усыновления, опеки и попечительства, ввел новый социальный институт, адресованный этим категориям детей - институт приемной семьи. Глава 21 Семейного кодекса посвящена созданию и правовому регулированию функционирования этого института [13]. Она утвердила порядок образования и функционирования приемной семьи, определила базовые понятия данного социального института, такие как приемный ребенок, приемные родители, права приемных детей. Постановлением Правительства РФ № 829 17 июля 1966 г. было принято Положение о приемной семье2. Федеральный закон от 21.12.1996 г. № 159 «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» поставил перед органами государственной власти федерального и регионального уровней новую задачу - создать условия для становления и развития института приемной семьи и обеспечить детям - сиротам и детям, оставшихся без попечения родителей, возможность воспитываться в семейных условиях3. Можно сделать вывод, что в этот период происходит усиление государственного внимания к воспитанию детей, оставшихся без попечения родителей. Создаются институты уполномоченных по правам ребенка на федеральном и региональном уровнях, увеличивается финансирование проектов НКО по решению проблем детей и семей. Стало больше внимание уделяться благополучию российских детей, воспитывающихся в биологических семьях, профилактике социального сиротства. На следующем этапе в 2008 г. Постановление Правительства РФ № 829 получает новую редакцию, которая упраздняла практику создания семейных детских домов. Ранее созданные семейные детские дома были преобразованы в приемные семьи. Детальную проработку вопросы организации приемной семьи получают в 2009 г. с принятием ряда новых документов: «Правил создания и осуществления контроля за условиями жизни и воспитания ребенка (детей) в приемной семье», «Правил подбора, учета и подготовки граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями несовершеннолетних граждан либо принять детей, оставшихся без попечения родителей, в семью на воспитание в иных установленных семейным законодательством Российской Федерации формах»4. В соответствии с российским законодательством приемная семья - это вид профессиональной семьи. Кандидаты в приемные родители проходят предварительную подготовку к этой роли на специальных курсах. Приемная семья создается на основе двухстороннего договора, который заключается между органом опеки и попечительства и приемными родителями. Приемные родители выступают в роли опекунов для приемных детей, несут всю полноту ответственности за их воспитание и развитие. Контрольные функции за условиями воспитания ребенка в приемной семье возложены на орган опеки и попечительства. В рамках региональной инновации по деинститу-ционализации детских домов в г. Москве в 1994 г. на базе детского дома № 19 получает экспериментальное развитие другой вид профессиональной семьи - па-тронатная семья [14]. Этот вид семьи также создается на основе договора, только подписантами договора выступают детский дом и патронатные воспитатели, которые заключают с детским домом трудовое соглашение. В патронатную семью передаются дети, оставшиеся по разным причинам без попечения, у которых родители по разным причинам не в состоянии выполнять воспитательные функцию. В роли опекуна для приемного ребенка в патронатной семье выступает детский дом. Специалисты детского дома осуществляют профессиональное социальное сопровождение процесса воспитания ребенка в течение всего периода его нахождения в патронатной семье. Па-тронатные родители функцией опекунов не наделены, они являются только воспитателями и также несут ответственность за организацию воспитания приемных детей. Специалисты детского дома помогают па-тронатным воспитателем решать все возникающие проблемы по адаптации ребенка к жизни в семье, его воспитанию и развитию, что делает эту модель замещающей семьи наиболее привлекательной с профессиональной точки зрения. Создание патронатной модели замещающей семьи федеральным законодательством пока не регулируется. Развитие этой модели семьи является прерогативой региональных органов власти и регулируется региональным законодательством. В настоящее время в 42 регионах РФ действуют региональные законы о патронатном воспитании, в четырех регионах идет подготовка таких законов. Заслуживает внимания и модель семейного жизнеустройства детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, рожденная в негосударственном благотворительном секторе - «Детские деревни SOS». Идея данной модели принадлежит австрийскому педагогу Герману Гмайнеру, который в ее создании основывался на трудах А.Г. Франк, И.Г. Песто-лоцци, И.Г. Вихерн, Е. Тиле-Винклер [15]. Деревня SOS состоит из нескольких домов, в каждом из которых проживают дети разного возраста и пола вместе с SOS-мамой, роль которой выполняет профессионально подготовленный воспитатель. Жизнь в каждом доме выстроена по модели жизни обычной семьи: вместе готовят еду, делают уборку, создают уют, приобретают бытовые навыки, отмечают праздники, обсуждают насущные проблемы. На SOS-маму возлагается ведение домашнего хозяйства, создание в доме благоприятной домашней атмосферы, выстраивание семейных отношений, воспитание и развитие детей. Она дает каждому ребенку любовь и заботу. Модель детской деревни создает для детей условия, максимально приближенные к жизни семьи. После достижения 16 лет дети из SOS-семьи переходят в Дома молодежи, где могут проживать до 23 лет. Дома молодежи являются важной составляющей данной модели, они создают условия для успешной адаптации детей после ухода из SOS-семьи, могут получить в этот период необходимую социальную поддержку от специалистов. Самое главное, что их связь со своей SOS-семьей не прерывается. Модель «Детские деревни SOS» в зарубежной практике не финансируется государством, существует исключительно на благотворительной основе. Для этих целей Германом Гмайнером был учрежден специальный благотворительный фонд - SOS Кинфер-дорф Интернешнл, который действует и ныне. Модель «Детские деревни SOS» получила широкое распространение в мировой социальной практике, она реализована в 134 странах, в которых созданы 6 386 SOS-семей, в них воспитываются 78 659 детей-сирот и детей, лишившихся попечения родителей [16]. В России первая модель нового типа семейного детского дома - «Детской деревни SOS» впервые воплощена на практике в 1996 г. Была также создана благотворительная организация «Детские деревни SOS», которая помимо поддержки детских деревень стала осуществлять программу «Укрепление семьи», направленную на профилактику семейного неблагополучия и социального сиротства. В настоящее время российская модель «Детской деревни SOS» представлена шестью деревнями: Томилино в Московской области, Лаврово в Орловской области, в Пушкине, Кандалакше, Пскове и Вологде и тремя Домами молодежи: в Орле, Санкт-Петербурге, Мурманске. В российских детских деревнях SOS воспитываются 600 детей, более 4 тыс. семей с детьми получают социальную поддержку по программе социальной профилактики [17]. Финансирование российских детских деревень выстраивается на основе государственно-частного партнерства, большая часть средств поступает по линии благотворительности от физических и юридических лиц. Государственная материальная поддержка идет из Фонда президентских грантов и региональных фондов. Детские деревни, как некоммерческие организации социальной направленности, в соответствии со ст. 30 Федерального закона от 28.12.2013 г. № 442 «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», могут входить в реестры поставщиков государственных социальных услуг и получать возмещение за оказанные детям социальные услуги5. На современном этапе в организации деятельности «Детских деревень SOS» произошли серьезные изменения, часть SOS-семей на основе заявительного принципа получила возможность переходить в статус приемных семей. В детской деревне статус опекуна приемных детей имеет сама организация в лице его руководителя SOS-мамы, приобретая статус приемного родителя, становятся опекунами детей из своей SOS-семьи. В этом случае организация «Детские деревни SOS» оказывает таким приемным семьям профессиональное и социальное сопровождение и необходимый объем социальных услуг [18]. Четвертый этап деинституализации начался с 2012 г., когда Указом Президента РФ № 761 была утверждена Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 гг. [19]. В Стратегии были изложены ключевые идеи по вопросу организации жизнеустройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в формах, альтернативных сиротским учреждениям. Указ содержал ссылки на международные документы и понятия прав детей, что говорит о том, что международные правовые нормы были признаны в России. Подчеркивалось, что политика Российской Федерации в сфере детства должна строиться на социальном партнерстве, общественной и профессиональной экспертизе, при участии бизнеса и с привлечением НКО и международных партнеров к решению актуальных проблем по обеспечению и защите прав и интересов детей. Важно, что Национальная стратегия, разработанная на период до 2017 г., основывалась на Стратегии Совета Европы по защите прав ребенка на 2012-2015 гг., включала цели по способствованию появления дружественных к ребенку услуг и систем. В документе внимание уделено необходимости оптимизации полномочий государственных органов по защите прав детей, нормативному обеспечению межведомственного взаимодействия по профилактике семейного неблагополучия, социального сиротства, защите прав и законных интересов детей. С 1 сентября 2015 г. вступило в силу «Положение о деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей», утвержденное Постановлением Правительства РФ от 24 мая 2014 г. № 4816. Положением установлен перечень осуществляемых видов деятельности и социальных услуг, предоставляемых организациями для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, требования к условиям пребывания детей в этих организациях. Оно также установило порядок взаимодействия субъектов Российской Федерации и их уполномоченных органов исполнительной власти при принятии решения по устройству ребенка, оставшегося без попечения родителей. Документ определил пребывание детей, оставшихся без попечения родителей, в сиротском учреждении как временное, до перехода их в приемную семью. Он также поставил перед специалистами этих учреждений задачу максимального сокращения периода нахождения ребенка в их стенах. В связи с этим можно констатировать, что в России четко сформировался курс на деинститу-ционализацию организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Вектор государственной политики меняет направление от коллективной, институционализированной формы жизнеустройства этого контингента детей в сторону семейного воспитания в форме приемной семьи как возмездной опеки. Усилилась материальная поддержка приемных семей, увеличились социальные выплаты. В решении проблемы семейного жизнеустройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, достигнуты весомые результаты. Так, в 2017 г. были устроены в приемные семьи 57 537 детей, или 88,6% от общего числа детей этой группы [20]. В то же время, несмотря на внешне вполне благополучную ситуацию с семейным жизнеустройством детей, имеют место и негативные стороны этого процесса, связанные с появлением такого явления, как «вторичное сиротство», из-за отмены решений о создании приемной семьи и возвращении ребенка вновь в сиротскую организацию. В Государственном докладе о положении детей в Российской Федерации за 2017 г. приводятся следующие данные официальной государственной статистики: за 2015 г. были отменены 5 713 решений, в 2016 г. - 5 495, в 2017 г. -4 788 решений [21. С. 342-343]. В некоторых регионах эти проблемы выражены наиболее остро, например, в Хабаровском крае, где, по статистике на 2018 г., из 569 детей, переданных на воспитание в приемные семьи, 121 ребенок был возвращен обратно [22]. Неудачи семейного жизнеустройства приемных детей обусловливаются различными причинами. К наиболее типичным причинам можно отнести следующее: негативное поведение детей и трудности в их воспитании; педагогическая несостоятельность приемных родителей или их корыстная мотивация при принятии решения о создании приемной семьи; отсутствие или недостаточность необходимой профессиональной социально-психологической и социально-педагогической помощи, а зачастую и отсутствие надлежащего контроля за воспитанием детей в приемных семьях. Остается проблемой и то, что стратегия перехода на политику деинституционализации в ряде регионов имеет одностороннюю направленность. Приоритетным направлением в них является закрытие сиротских учреждений и передача детей на воспитание в приемные семьи, без учета того, что не все дети могут воспитываться в таких семьях по разным причинам и не везде имеются условия по эффективной подготовке приемных родителей. В этой связи мы считаем, что наряду с развитием института приемных семей, нужно поддерживать и создание детских домов семейного типа и разных моделей, в том числе патроната и детских деревень. Мы разделяем позицию Ю.А. Володиной, считающей, что существующие интернатные учреждения нужно сохранить, преобразовав их в дома семейного воспитания, которые могут иметь как государственный, так и негосударственный статус [23]. Подводя итоги, можно отметить важные позитивные изменения в российской политике в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, под комплексным взаимодействием разных акторов, составляющих политическую арену современного российского общества как преднамеренный результат их действий [24]. В то же время можно выделить и слабые стороны в политике деинституциона-лизации сиротских учреждений. Так, вектор государственной политики слабо направлен на работу с биологической семьей, на ее реабилитацию, на решение задачи по восстановлению семейных связей в системе жизнеустройства детей. Высокий процент возврата детей из приемных семей в сиротские учреждения указывает на необходимость совершенствования как профессиональной подготовки потенциальных кандидатов в приемные родители, так и профессионального социального сопровождения приемных семей.

Ключевые слова

дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, жизнеустройство, институционализация, де-институционализация, семейные детские дома, приемная семья, патронатная семья, Детские деревни SOS, orphans, children left without parental care, living arrangement, institutionalization, deinstitutionalization, family orphanages, foster family, patronate family, SOS Children's Villages

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Цинченко Галина МихайловнаСеверо-Западный институт управления - филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерацииканд. социол. наук, доцент кафедры социальных технологийgalina_ts55@mail.ru
Орлова Инна СтепановнаСеверо-Западный институт управления - филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерацииканд. пед. наук, доцент кафедры социальных технологийoca-oca@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

U.S. Department of Health and Human Services. Administration for Children and Families Administration on Children, Youth and Families Chil dren's Bureau. Child Abuse and Neglect Fatalities 2014: Statistics and Interventions. URL: http://www.childwelfare. gov/pubs/ fact-sheets/fatality.pdf
Опыт и проблемы жизнеустройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечительства, в современных условиях / под ред. В.И. Жуко ва. М. : Изд-во РГСУ, 2009. 452 с.
Конвенция о правах ребенка. Принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1989 года. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/childcon.shtml (дата обращения: 09.08.2019).
Семейный детский дом // Детский фонд. URL: http://www.detfond.org/programmy-fonda/federalnie_programmi/sdd/ (дата обращения: 04.08.2019).
Стратегии Совета Европы по защите прав детей на 2009-2011 годы // Постоянное представительство Российской Федерации при Совете Европы. URL: http://souchastye.ru/wp-content/uploads/2014/05/Strategiya-Soveta-Evropy-prava-detey-2009-2011.pdf (дата обращения: 03.08.2019).
Стратегии Совета Европы по защите прав детей на 2016-2021 годы // Центр научной политической жизни и идеологии. URL: http://rusrand.ru/events/strategiya-soveta-evropy-po-obespecheniyu-prav-rebenka-2016-2021 (дата обращения: 03.08.2019).
Matzke M., Ostner I. Introduction: Change and Continuity in Recent Family Policies // Journal of European Social Policy. 2010. Vol. 20, is. 5. P. 387-398
Горшкова А.Е. Забота о сиротах в США (XIX - начало XX века) // Детский дом. 2005. № 3 (16). С. 46-51.
Зайцева Н. Деинституционализация детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в контексте социальной политики в г. Москве // Власть. 2010. № 12.
Васильев А. Реформирование детских домов: актуальный подход // Народное образование. 2007. № 8.
Kulmala M., Rasell M., Chernova Z. Перестройка системы социального обеспечения детей в России: институциональные и идеологические факторы в основе сдвига парадигмы // The Journal of Social Policy Studies. 2017. Vol. 15, is. 3. P. 353-366. URL: https://doi.org/10.17323/727-0634-2017-15-3-353-366
Khmelnitskaya M. The Policy-Making Process and Social Learning in Russia: the Case of Housing Policy. Basingstoke : Palgrave Macmillan, 2015. Р. 16.
Семейный Кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 29.05.2019). Принят Государственной Думой 8 декабря 1996 года. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_8982/
Опыт детского дома № 19 «Наша семья» // Сайт Усыновление. URL: http://www.usynovite.ru/experience/expirience/ (дата обращения: 03.08.2019).
Брускова Е.С. Семья без родителей: социально-педагогическая система Германа Гмайнера. М. : Центр развития социально-педагогических инициатив, 2013. 240 с
История международной федерации «SOS Детские деревни» // Сайт Ассоциации SOS. Детские деревни. http://old.sos-kd.uz/kto-my/history/index.htm (дата обращения: 04.08.2019).
Детские деревни SOS // Сайт Детские_деревни - SOS. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Детские_деревни_-_SOS (дата обращения: 04.08.2019).
Лунев И. Детская деревня SOS - переход в новое качество. URL: https: /www.miloserdie.ru/article/detskaya-derevnya-sos-perehod-v-novoe-kachestvo/ (дата обращения: 04.08.2019).
Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 годы. Утверждена Указом Президента РФ от 1 июня 2012 г. № 761. URL: https://base.garant.ru/70183566/
Семейная политика детствосбережения. Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/wps/ wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/motherhood
Государственный доклад о положении детей и семей, имеющих детей, в Российской Федерации за 2017 год. URL: https://rosmintrud.ru/docs/mintrud/protection/1320
Поддержка замещающих семей «Возвратам - нет». URL: https://xn--80afcdbalict6afooklqi5o.xn--p1ai/public/application/item? id=A3CEE31E-4FA9-45A7-B1D9-35D0A66CF344
Володина Ю.А. Особенности деинституционализации детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/osobennosti-deinstitutsionalizatsii-detey-sirot-i-detey-lishennyh-roditelskogo-popechitelstva
Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996. URL: https:// socioline.ru (дата обращения: 04.11.2019).
 Политика деинституционализации сиротских учреждений в России: сдвиг парадигмы | Вестн. Том. гос. ун-та. 2020. № 455. DOI: 10.17223/15617793/455/12

Политика деинституционализации сиротских учреждений в России: сдвиг парадигмы | Вестн. Том. гос. ун-та. 2020. № 455. DOI: 10.17223/15617793/455/12