Проблемы досудебного производства по уголовным делам о вовлечении несовершеннолетнихв совершение преступлений и их влияние на позицию государственного обвинения в суде | Вестн. Том. гос. ун-та. 2007. № 301.

Проблемы досудебного производства по уголовным делам о вовлечении несовершеннолетнихв совершение преступлений и их влияние на позицию государственного обвинения в суде

Один из отрицательных факторов, определяющий рост преступности среди несовершеннолетних, - это вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений. Цель ст. 150 Уголовного кодекса РФ - обеспечить моральное развитие подрастающего поколения путем недопущения подобного вовлечения.

Problems of pre-judicial manufacture on criminal cases about involving minor crimes in fulfilment and their influenceon a position of the state accusation of court .pdf В современных условиях безнадзорность и беспризорность детей остаются наиболее актуальными проблемами общества. При попустительстве и равнодушии чиновников всех уровней формируется многомиллионная армия детей и подростков, которые пополняют криминальную среду либо сами становятся жертвами преступлений.Одним из негативных факторов, способствующих росту преступности среди несовершеннолетних, распространению безнадзорности, пьянства и наркомании в подростковой среде, является нравственное растление детей со стороны взрослых. При этом взрослая преступная среда все более активно влияет на формирование криминогенного поведения подростков, в том числе не достигших возраста уголовной ответственности, способствуя повышению их преступной активности. Влияние взрослых позволяет преодолеть страх, неуверенность, подавить в себе сомнения в целесообразности противоправного поведения.Распространенными остаются факты совершения подростками преступлений в группах со взрослыми. Ежегодно в Кемеровской области каждый четвертый подросток, совершивший преступление, совершил его в группе со взрослыми. Так, в 2006 г. из 4 182 преступлений, совершенных несовершеннолетними, 883 были совершены при их соучастии в группах со взрослыми лицами (в 2005 г., соответственно, из 4 289 - 1 052, в 2004 г. из 4 403 -1 082). Группы негативной направленности оказывают серьезное разлагающее влияние на личность несовершеннолетнего, укрепляют его антиобщественные взгляды. Однако правоохранительными органами все еще недооценивается высокая степень опасности такого рода преступлений, значение профилактической работы по их предупреждению.Такой вывод можно сделать исходя из того, что число лиц, привлеченных к уголовной ответственности по ст. 150, 151 УК РФ, сокращается. Согласно статистическим сведениям, в 2006 г. по Кемеровской области зарегистрировано 104 преступления по ст. 150 УК РФ (в 2005 г. - 101 преступление, в 2004 г. - 200), по ст. 151 УК РФ в 2006 г. зарегистрировано 30 преступлений, в 2005 г. - 22, в 2004 г. - 19. Вместе с тем привлечено к уголовной ответственности по этим статьям в прошедшем году 89 лиц, в 2005 г. - 105, в 2004 г. -183 лица. Таким образом, в 2006 г. по сравнению с 2005 г. число лиц, привлечённых к уголовной ответственности по ст. 150, 151 УК РФ, снизилось на 15,3%, а по сравнению с 2004 г. - на 51,4%. Лишь единицы взрослых соучастников преступлений привлекаются к уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность.Проведенный анализ по уголовным делам, рассмотренным судами на территориях Кемеровской, Новосибирской, Томской областей в 2001-2006 гг., показал, что привлеченные по ст. 150 УК РФ лица не осуждаются, поскольку органами предварительного следствия не было представлено достаточно доказательств вины вовлекате-ля. Более половины уголовных дел прекращались в судебном заседании из-за отказа государственных обвинителей от обвинения ввиду его необоснованности.Ошибки, допускаемые следственными органами на предварительном следствии, влияют на результат расследования уголовного дела и его судебного рассмотрения. Полагаем, они есть результат применения еще несовершенной типовой криминалистической характеристики рассматриваемого вида преступлений. Типовая криминалистическая характеристика преступлений - это научная абстракция, отражающая систему взаимосвязанных и корреляционно зависимых элементов той или иной категории (группы) преступлений и способствующая определению основных направлений в расследовании общественно опасного деяния [1. C. 111].Типовая криминалистическая характеристика преступления, по мнению Н.П. Яблокова, указывает на ее структурные элементы, такие как: особенности способа, механизма и обстановки совершения преступления, личности его субъекта и иные особенности определенной преступной деятельности, имеющие значение для успешного раскрытия, расследования и предупреждения преступлений [2. С. 14].В.К. Гавло включает в такую характеристику также сведения о следообразовании, мотивах и целях, личности в ситуациях подготовки, совершения и сокрытия преступления [3. С. 167].Исходя из приведенных позиций авторов о толковании понятий криминалистической характеристики преступлений, можно выделить основные структурные элементы, которые определяют содержание исследуемой криминалистической характеристики преступлений:а) обстановка совершения преступления (место и время совершения, количество и состав участников, объект преступного посягательства и другие обстоятельства совершения преступления);б) способ и механизм преступного посягательства, в качестве элементов которого рассматриваются подготовка к совершению преступления, использование орудия преступления;в) особенности личности преступника (физические, психологические);г) особенности личности потерпевшего и его отношение к преступнику (ранее знакомые, незнакомые).139Неполнота и ошибки, допускаемые на предварительном расследовании уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 150 УК РФ, во многом обусловлены тем, что эти дела возбуждаются, как правило, в процессе расследования другого преступления, совершенного вовлеченным несовершеннолетним совместно со взрослым. В связи с этим при расследовании данной категории дел много внимания органами предварительного расследования уделяется основным составам преступления, в то время как сбор доказательств виновности взрослых лиц в совершении преступлений, предусмотренных вышеуказанной статьей уголовного закона, сводится к минимуму и нередко откладывается на завершающий этап расследования. Это вызывает определенные трудности в закреплении доказательств, в частности связанных с проведением судебных экспертиз. Органами предварительного расследования утрачивается возможность правильной оценки результатов экспертизы, что в последующем влияет на квалификацию содеянного.По этой причине следственным органам следует уже на первоначальном этапе расследования уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними в соучастии со взрослыми лицами, выяснять роль взрослых соучастников, характер взаимоотношений с несовершеннолетними, сведения, характеризующие личность взрослого и несовершеннолетнего соучастников. Это требование вытекает и из положения ст. 421 ч. 1 п. 3 УПК РФ, в соответствии с которым при производстве предварительного следствия по делам о преступлениях несовершеннолетних обязательному установлению подлежит влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц.Так, органами следствия была вменена ст. 150 ч. 1 УК РФ Громову за вовлечение в корыстное преступление (хищение автомобиля) несовершеннолетнего Обухова. Оба нигде не работали. Оба отрицательно характеризуются, неоднократно судимы за корыстные преступления, совершили преступления во время испытательного срока. В соответствии с материалами дела Громов страдал олигофренией в степени дебильности. В связи с этим назначалась стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, которая подтвердила, что у Громова имеются признаки легкой умственной отсталости с нарушением поведения.Государственный обвинитель поддержал в судебном заседании предложенную квалификацию. Однако суд, с учетом вышеизложенных обстоятельств, в частности наличия психического заболевания, посчитал, что в действиях Громова отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 150 ч. 1 УК РФ, и он был оправдан. На досудебной стадии расследования выводы экспертизы не были приняты во внимание, как и отсутствие активной позиции со стороны Громова [4].Одной из причин снижения числа привлеченных лиц по ст. 150 УК РФ является недостаточное изучение на стадии досудебного производства личности несовершеннолетнего, вовлекаемого в совершение преступления, показания которого являются одним из основных доказательств такого вовлечения.Наличие полных сведений о личности несовершеннолетнего позволяет глубоко разобраться в мотивах140поведения этой личности, механизме совершенного преступления, определить правильную тактику проведения допроса, избрать наиболее конкретные формы и средства воспитательно-предупредительного воздействия [5. С. 245-343].Криминалистическая характеристика личности несовершеннолетнего преступника должна отражать такие сведения, как:а) условия жизни и воспитания в семье, состояние здоровья, отношение к учебе, формирование характера, т.е. данные, относящиеся к прошлому обвиняемого;б) данные, характеризующие его на момент совершения преступления и расследования дела (состояние здоровья, род занятий, судимость, его связи с другими лицами (положительными, отрицательными) их влияние на него).Полные сведения о личности несовершеннолетнего способствуют решению общих задач уголовного судопроизводства. Ситуации, сложившиеся на первоначальном этапе расследования, в значительной мере обусловливаются характером и полнотой исходных данных о способе, месте, времени совершения преступления, личности подозреваемого, несовершеннолетнего и др. Отсюда комплексы первоначальных процессуальных и иных действий следователя, выбор направлений расследования, как и их отличие друг от друга, предопределяются не только складывающейся по делу собственно следственной ситуацией, но и в равной мере ее информационной насыщенностью [3. С. 265].По мнению Г.М. Миньковского, ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность наступает независимо от того, как - положительно или отрицательно - характеризуется предшествующее поведение самого несовершеннолетнего [6]. Однако зачастую причиной, по которой судами прекращается уголовное преследование лиц по ст. 150 УК РФ, является именно предшествовавшее антиобщественное поведение. Личность несовершеннолетнего, как и личность взрослого соучастника, должны быть тщательно изучены в ходе расследования уголовного дела, поскольку может оказаться так, что несовершеннолетний во взаимоотношениях с взрослым занимал лидирующую позицию, мог с легкостью поддержать предложение взрослого совершить преступление, т.к. сам ранее неоднократно совершал правонарушения. На наш взгляд, при таких обстоятельствах трудно будет доказать, что у взрослого лица, состоящего в дружеских отношениях с несовершеннолетним, был умысел на его вовлечение в совершение преступления. Вместе с тем нередки случаи, когда взрослым соучастникам преступлений вменяется ст. 150 УК РФ без учета активной роли самого несовершеннолетнего и отсутствия достаточных доказательств о вовлечении взрослым этого несовершеннолетнего. Не устанавливается характер взаимоотношений между взрослыми и несовершеннолетними участниками преступления. Следователи и дознаватели при сборе доказательств по ст. 150 УК РФ в основном ограничиваются показаниями обвиняемого и взрослого соучастника. Характер взаимоотношений несовершеннолетнего и взрослого помогает сделать вывод о том, сознавал ли взрослый соучастник преступлений, что вовлекает в криминальную деятель-ность именно несовершеннолетнего, поскольку если он не знал о несовершеннолетии вовлекаемого лица, он не может нести ответственности по ст. 150 УК РФ. На практике взрослые лица в ходе следствия признают свою осведомлённость о несовершеннолетнем возрасте соучастника, а впоследствии в ходе рассмотрения дела в суде от своих показаний отказываются [7. С. 7-40]. В связи с этим, необходимо на предварительном следствии первоначальные показания взрослого соучастника детализировать и закреплять иными доказательствами по делу, которыми бы мог располагать государственный обвинитель.Иногда следователи, располагая характеризующими данными как о взрослом преступнике, так и о несовершеннолетнем, некритически их оценивают. При этом руководствуются только фактом разницы в возрасте, что также приводит к оправданию судом взрослых лиц, которым было вменено вовлечение несовершеннолетнего в преступление.Приговором Заводского районного суда г. Кемерово в 2006 г. были осуждены по ст. 161 ч. 1, 162 ч. 1, 131 ч. 1 УК РФ к лишению свободы Назаркин и несовершеннолетний Туханов. Кроме того, органами предварительного следствия Назаркину вменялась ст. 150 ч. 4 УК РФ, действия которого, направленные на совершение данного преступления, выразились в том, что он, достоверно зная о несовершеннолетнем возрасте Туха-нова, вступил с ним в преступный сговор, вовлекая его в совершение тяжких преступлений путем развития корыстных стремлений и жажды наживы, на что Туха-нов согласился.В судебном заседании Назаркин показал, что корыстно-насильственное преступление было совершено по инициативе самого несовершеннолетнего Туханова, который предложил ограбить двух девушек, возвращавшихся домой через безлюдный стадион. Назаркин пояснил, что отношения у них с Тухановым были приятельские, ровные, для него он авторитетом не являлся. До совершения преступления договорились с Тухано-вым только о том, что одновременно каждый нападает на одну из девушек и забирает ее имущество.Несмотря на то что в судебном заседании Туханов отрицал свою инициативу в совершении преступления, суд оправдал взрослого соучастника преступления по ст. 150 УК РФ за отсутствием события преступления.В мотивировочной части приговора суд сослался на п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 14.02.2000 г. № 7 О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних, согласно которому при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних, совершенных с участием взрослых, необходимо тщательно выяснять характер взаимоотношений между взрослыми и подростком, поскольку эти данные могут иметь существенное значение для установления роли взрослого в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления. Следует также устанавливать, осознавал ли взрослый либо допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления.Суд учел при вынесении приговора характер взаимоотношений подсудимых, что Назаркин ранее преступлений не совершал, у него с несовершеннолетнимнебольшая разница в возрасте (два с половиной года), при этом Туханов уже в сентябре 2006 г. достигнет совершеннолетия. Были приняты во внимание и выводы судебно-психиатрической экспертизы, проведенной На-заркину на предварительном следствии, о том, что он является личностью с интеллектуальной недостаточностью в сочетании с умеренно выраженным недоразвитием эмоционально-волевой сферы, круг его общения составляют лица младше его по возрасту, интеллектуальный уровень невысок, суждения поверхностные и незрелые. В судебном заседании не было достоверно установлено, являлся ли Назаркин инициатором преступления и склонял ли к его совершению Туханова.Суд указал, что были исчерпаны все возможности для доказывания и в соответствии со ст. 14 ч. 3 УПК РФ сомнения о виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в судебном заседании, толкуются в пользу обвиняемого.Одной из причин необходимости незамедлительного решения вопроса о возбуждении уголовного дела, при наличии к тому оснований, по ст. 150 УК РФ, как видно из приведенного примера, является своевременное назначение и проведение экспертизы, а также оценки ее результатов. Результаты экспертных исследований оказывают неоценимую помощь в установлении предмета доказывания по делу и служат одним из основных источников доказательств. Необходимо отметить, что все вышеизложенные обстоятельства, которые легли в основу оправдания Назаркина по ст. 150 УК РФ, были установлены на стадии досудебного производства, однако следственными органами не была дана должная правовая оценка, в результате чего было допущено незаконное привлечение лица к уголовной ответственности по ст. 150 УК РФ [4].По большинству дел несовершеннолетние в своих показаниях стараются инициативу в совершении преступления взять на себя. При этом, как правило, доказательства вины взрослого, добытые на предварительном следствии, стороной обвинения в суде во внимание не принимаются. В то время как в некоторых ситуациях государственному обвинителю следовало бы проявить активность в восполнении доказательств, необходимых для вынесения правосудного приговора, поскольку бремя доказывания лежит на государственном обвинителе и является его обязанностью. А гарантия достижения этой цели (цели достижения объективной истины по делу) выражается в состязательности судебного процесса [8. С. 146]. Государственному обвинителю необходимо детально допрашивать как взрослого соучастника, так и несовершеннолетнего потерпевшего, выяснять причины изменения ими показаний в целях их последующего анализа и закрепления иными доказательствами по делу. В частности, возможно заявить ходатайства о вызове в суд дополнительных свидетелей (соседей, родственников, знакомых, педагогов, а также работников подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел), которые могли что-либо пояснить о взаимоотношениях обвиняемого с потерпевшим [9. С. 3-200].Подтверждением этого может быть уголовное дело по обвинению Жженовой и несовершеннолетней Хра-пуновой, обвиняемых по ст. 161 ч. 2 п. а, г УК РФ.141Обе нигде не работали, отрицательно характеризовались по месту жительства, из неблагополучных семей. Жженова как на предварительном следствии, так и в судебном заседании всю инициативу в ограблениях переложила на несовершеннолетнюю Хрипунову. Последняя же на предварительном следствии показывала, что инициатором преступлений была Жженова. В судебном заседании Хрипунова показания изменила, пояснив, что она предлагала совершать ограбления. Однако после того, как были оглашены ее показания, данные на предварительном следствии, она пояснила, что хочет облегчить вину Жженовой, т.к. у нее есть ребенок. Государственный обвинитель, не вдаваясь в подробности доказательств или отсутствия таковых, отказался от обвинения Жженовой по ст. 150 ч. 4 УК РФ за недоказанностью и суд прекратил уголовное преследование в этой части с учетом мнения государственного обвинителя. Таким образом, пассивная позиция государственного обвинителя в судебном заседании привела к тому, что лицо, вовлекшее несовершеннолетнего в совершение преступления, осталось безнаказанным.Необходимо отметить, что на пассивную позицию прокурора в судебном заседании оказало также и то обстоятельство, что органами предварительного следствия в постановлении о привлечении в качестве обвиняемой по ст. 150 УК РФ было указано, что несовершеннолетняя была вовлечена в преступление путем обещания. А в чем конкретно оно выражалось, указано не было [10].Сложившаяся ситуация с освобождением граждан от уголовной ответственности по ст. 150 УК РФ отчасти также объясняется тем, что ранее в диспозиции статьи Уголовного кодекса РСФСР (210 - вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность) не были конкретизированы способы вовлечения в преступную деятельность и предложение несовершеннолетнему совершить преступление расценивалось как вовлечение. С принятием в 1996 г. нового уголовного кодекса данная норма претерпела существенные изменения. Объективная сторона указанного преступления должна проявляться конкретными способами, направленными на возбуждение неприязни, зависти, разжигания корыстных стремлений, жажды наживы и др., что, естественно, усложнило процесс доказывания при расследовании уголовных дел данной категории. Типичной ошибкой органов предварительного расследования является то, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого недостаточно расписывается объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ, в частности способ вовлечения. Нередко органами предварительного следствия указывается на вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность путем предложения, обещания, а в чем именно оно выражалось, не конкретизируется. Установление одного лишь факта совместного участия в преступлении взрослого и несовершеннолетнего необоснованно рассматривается следствием в качестве достаточного основания для инкриминирования взрослому соучастнику ст. 150 УК РФ и, безусловно, ведет к оправданию лиц в суде.Стремление государственного обвинителя в осуществлении уголовного преследования вовлекателя не должно противоречить смыслу ст. 6 ч. 2 УПК РФ, устанавливающей обязанность органов государственного142уголовного преследования одинаково стремиться как к установлению виновного, так и к освобождению от уголовной ответственности невиновного. То есть, если государственный обвинитель и пришел к выводу об отсутствии состава преступления по вовлечению несовершеннолетнего в совершение преступления, то этот вывод должен основываться на полном и объективном исследовании фактов.Так, без учета обстоятельств совершенного преступления, а также личности как взрослого, так и несовершеннолетнего, органами предварительного расследования был привлечен к уголовной ответственности Ревов за вовлечение несовершеннолетнего Шилова в совершение кражи имущества из гаража Кондрашова. Оба они были задержаны работниками милиции на месте преступления.Ревову также вменялось то, что, достоверно зная о несовершеннолетнем возрасте Шилова, предложил ему совершить кражу чужого имущества, который согласился, чем вовлёк Шилова в совершение преступления путем развития корыстных стремлений и жажды наживы. Данное обвинение материалами уголовного дела, добытыми на предварительном расследовании, не подтверждалось. Единственно противоречивым был вопрос, кто первый предложил войти в чужой гараж. По словам обвиняемых, гараж уже был открыт. В гараже они спустились в погреб, и Ревов, увидев картофель, предложил Шилову помочь ему набрать картофель в мешок. При этом Ревов ничего Шилову не обещал, никаких корыстных стремлений не называл.Не учитывая изложенные обстоятельства, государственный обвинитель в суде все же поддержал позицию предварительного следствия о привлечении к уголовной ответственности Ревова по ст. 150 ч. 1 УК РФ, однако суд не усмотрел в его действиях данного состава преступления и оправдал, сославшись на недостаточность доказательств, свидетельствующих о вовлечении несовершеннолетнего Шилова в совершении преступления путем обещаний или иным способом.Следует отметить, что государственный обвинитель не до конца был последователен в своей позиции, поскольку на приговор Заводского суда г. Кемерово было внесено в судебную коллегию по уголовным делам Кемеровской области кассационное представление на суровость наказания, назначенного Шилову. В представлении не ставился вопрос о незаконном освобождении от уголовной ответственности Ревова за вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность. Следовательно, с позицией суда гособвинитель согласился, а в судебном заседании поддерживал позицию органов предварительного следствия формально [4].Исходя из приведенного анализа практики привлечения к уголовной ответственности по ст. 150 УК РФ, можно сделать вывод, что прокурорами не используются предоставленные им уголовно-процессуальным законодательством возможности влиять на качество и полноту расследования, в том числе путем изменения обвинения при утверждении обвинительных заключений по делам, возвращения уголовного дела для производства дополнительного следствия, дачи письменных указаний об устранении нарушений или восполнении следствия. Основной ошибкой следственных органов при сборе доказательств по ст. 150 УК РФ является то,что они в основном ограничиваются показаниями обвиняемого подростка и взрослого соучастника, не принимая исчерпывающих мер по сбору доказательств, не выясняя с достаточной полнотой обстоятельства вовлечения подростков взрослыми лицами в преступную деятельность, не устанавливая характер взаимоотношений между взрослыми и несовершеннолетними участниками преступления. Не допрашивают родителей, одноклассников, друзей и других лиц из круга общения несовершеннолетних, педагогов, инспекторов подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел.Органам предварительного следствия следует придавать большее значение полноте расследования и законности вменения в вину ст. 150 УК РФ, чтобы предотвратить безразличное отношение со стороны государственного обвинения к результатам судебного рассмотрения, не забывая о том, что назначение ст. 150 УК РФ - защитить интересы нравственного развития подрастающего поколения, препятствовать распространению преступности в подростковой среде, дисциплинировать лиц, ответственных за воспитание несовершеннолетних [11. С. 67-70].

Ключевые слова

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Яцечко Олег Викторович. Алтайский государственный университет аспирант кафедры уголовного процесса и криминалистики yas@mail.ruт
Всего: 1

Ссылки

Каневский Л.Л. Разработка типовых криминалистических характеристик преступлений и их использование в процессе расследования // Российский юридический журнал. 2000. № 2. С. 111.
Яблоков Н.П. Криминалистика: Краткий курс. М., 2000. С. 14.
Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск, 1985. С. 167.
Архив Заводского районного суда г. Кемерово Кемеровской области за 2006 г.
Леоненко Р.С. Судебное производство по делам несовершеннолетних. Киев, 1987. С. 42.
Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства дел о преступлениях несовершеннолетних. М., 1959.
Александров А.С., Гришин С.П. Перекрестный допрос. М.: Проспект, 2005. С. 7-40.
Кудрявцев А.В., Лившиц Ю.Д. О понятии принципа в уголовном процессе // Правоведение. 2001. № 4. С. 146.
Руководство для государственных обвинителей: Криминалистический аспект деятельности / Под ред. О.А. Коршуновой. СПб.: Юрид. центр "Пресс", 2003. С. 3-200.
Архив Осинниковского городского суда Кемеровской области за 2004 г.
Жулаев Р.Я. Правовые проблемы укрепления Российской государственности. Томск, 2004. С. 67-70.
 Проблемы досудебного производства по уголовным делам о вовлечении несовершеннолетнихв совершение преступлений и их влияние на позицию государственного обвинения в суде             | Вестн. Том. гос. ун-та. 2007. № 301.

Проблемы досудебного производства по уголовным делам о вовлечении несовершеннолетнихв совершение преступлений и их влияние на позицию государственного обвинения в суде | Вестн. Том. гос. ун-та. 2007. № 301.

Полнотекстовая версия