Контрастивное изучение влияния английского языка в Северной Европе на примере исследования параллельных текстов | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 315.

Контрастивное изучение влияния английского языка в Северной Европе на примере исследования параллельных текстов

Статья посвящена контрастивному исследованию параллельных переводов программных текстов Евросоюза с целью выявления различий в характере англоязычных заимствований в экономической и юридической лексике шведского и финского языков.

The Contrastive Analysis of the English Influence in Northern Europe (Parallel Translations Research) .pdf Языки Северной Европы - датский, норвежский, исландский, шведский и финский - представляют собой любопытный сопоставительный материал для исследования, т.к. в историко-географическом и культурно-политическом отношениях народы, говорящие на этих языках, на протяжении многих веков находились в тесном контакте, и можно было бы ожидать идентичности статуса английского языка по отношению к каждому из перечисленных языков Северной Европы. Однако из пяти североевропейских языков финский язык принадлежит к финно-угорским языкам. Структура финского языка принципиально отличается от структуры германских языков как на лексическом, так и на морфологическом уровнях.В рамках кандидатской диссертации было проведено комплексное изучение всех пяти языков Северной Европы по следующим направлениям: 1) была проведена сплошная обработка материалов словаря английских заимствований в европейских языках под редакцией Манфреда Гёрлаха [1]; 2) исследовались параллельные переводы программных текстов Евросоюза на финский и шведский языки; 3) проводился анкетный опрос североевропейцев, в том числе опрос студентов вузов при помощи внутрисетевои рассылки; 4) изучались работы лингвистов Северной Европы по теме заимствований за последние 50 лет, проводился анализ публикаций по этой теме в периодических изданиях Скандинавии и Финляндии, как научных, так и популярных, а также собирался сопоставительный материал со страниц финских и скандинавских газет и журналов.В данной работе предлагается рассмотреть одно из направлений - изучение параллельных текстов на предмет содержания в них англоязычных заимствований. В качестве параллельных текстов были выбраны два перевода программных документов Евросоюза, взятые с его официального сайта: www.europa.eu.int Один из документов представляет собой план экономического развития стран ЕС на 2005-2008 гг., а второй - о защите основных прав человека в странах ЕС. Оба текста были рассмотрены на трех языках: исходном (английском), а также в переводе на шведский и финский языки.Эти официальные документы были выбраны для сопоставительного анализа по таким критериям, как: насыщенность содержания, а также часто употребляемая терминология, строгое соблюдение последовательности изложения материала, наименьшее количество переводческих отступлений и сокращений, высокие требования к качеству переводов программных документов Евросоюза. Целью данного исследования было не только выявление английских заимствований в текстах разного содержания - экономическом и юридическом, но и проведение контрастивного анализа относительно количества и качества английских заимствований по двум направлениям сопоставления.Во-первых, исследовались структурно-языковые ограничения на заимствования, выявляемые при сопоставлении идентичных текстов на агглютинативном финском и флективно-аналитических английском и шведским языках. Во-вторых, сопоставлялись жанровые различия в англоязычных заимствованиях между экономической и юридической сферой употребления финского и шведского языков.Вступление обоих стран в Евросоюз неизбежно принесло в языки обилие новых терминов, появились такие, как англ. union (союз) - шв. union, фин. unioni; англ. dimension (измерение) - шв. dimension (ср. фин. ulot-tovuus); англ. speaker (спикер) - фин. spiikari и др.Немало терминов, пришедших в скандинавские и финский языки через английский язык, имеют древний латинский или греческий корень. Вопрос о возможности рассматривать заимствования из английского, имеющие корень латинский или греческий, в качестве англицизмов или интернационализмов является дискуссионным. По нашему мнению, здесь необходимо рассмотрение каждого случая заимствования в частности и невозможно провести четкую границу, которая бы отделяла все заимствования неанглийской этимологии. Так, например, в словосочетании англ. price stability > шв. prisstabffitet (стабильность цен) можно говорить не только о двух латинизмах, образовавших сложное слово в шведском языке, но и об определенном экономическом термине, возникшем в англоговорящих странах, получившем распространение в том числе в скандинавских языках. Таким же образом англ. выражение communication technologies > шв. kommunikationsteknik (коммуникационные технологии) возникло за океаном относительно недавно, самой реалии в древних языках не было. Поэтому, рассматривая подобные сложные слова в шведском языке, на наш взгляд, можно говорить о единой семантической целостности, а отсюда определить эти понятия в качестве англицизмов.Изучение двух переводов английского экономического текста показало, что шведский язык гораздо активнее и продуктивнее финского заимствует и использует английские экономические заимствования. Из 35 заимствований, найденных в финском переводе экономического текста, англицизмов, которых можно отнести к экономической лексике, было обнаружено всего 11, например: фин. investointi (инвестирование), kas-vupotentiaali (потенциальный рост), resurssit (ресурсы) (шв. investering, potential tillvaxtw'va, resurs-fordelning), в шведском переводе их число составило 55 из 120 (общее число обнаруженных терминов). В шведском варианте юридического текста из отмеченных 54 заимствований 24 относились к области права, тогда как в финском варианте их число составило 7 из 10.Для финского перевода не характерно использование заимствования, исконного аналога которого не было бы в36английском варианте текста, тогда как в шведском тексте часто используется английское заимствование, аналога которому нет в исходном английском тексте. Например: англ. budgetary - шв. finanser (финансы), англ. domestic - шв. nationel (внутренний), англ. supplement - шв. kom-plettera (дополнять), англ. boost (стимулировать) - шв. stimulera и др. Характерно, что шведы часто переводят английские термины уже содержащимися в языке заимствованиями, часть которых имеет латинские или греческие корни, но которые также пришли из английского. Например, слово intellectual (умственный) переводится англицизмом immaterial! (нематериальный), также worldwide (мировой) - global (глобальный). Заимствуются из английского и такие прилагательные, как attractive - шв. attrak-tiv (например, в словосочетаниях attraktiv villkor - привлекательные условия, attraktiv miljo - привлекательная среда). Использование этих заимствованных прилагательных характерно только для экономической сферы употребления.Аналогичное явление наблюдается и при анализе юридических текстов: английский глагол safeguard (защищать права), который часто употреблялся в юридическом тексте, в разных абзацах переводился, то с помощью заимствований шв. garantera respekten (букв, «гарантировать уважение»), то с помощью сочетания исконного шведского слова sikra (охранять) и заимствования respekt (уважение). Таким образом, мы видим активное использование шведским языком англицизмов как в сочетании с исконной лексикой, так и с другими англицизмами.Уже стало нормой для шведского языка использование англицизмов в составе сложных слов, где зачастую один из компонентов композита - англицизм, а другой компонент - слово с исконным шведским корнем. Среди англицизмов, продуктивно используемых шведским языком для образования новых сложных слов, в тексте были отмечены: resources allocation (размещение сырьевых ресурсов) > resursfiirdelning, human capital (людские резервы) > humankapital, communication technologies (коммуникационные техн-логоии) > kommunikationsteknik.Подобное явление, а именно использование англицизмов в составе сложных слов, встречается и в финской части исследуемых текстов. Например, финским языком активно используются английский термин innovation (инновация). Приведем примеры:фин. innovaatiokeskuksia - англ. innovation poles (инновационный центр);фин. innovaatiokyky - англ. innovative potential (инновационный потенциал);фин. innovointiverkostot - англ. innovative networks (инновационные сети?).Интересно использование калек английских выражений. Так, например, английское выражение a clear risk наполовину заимствуется, а наполовину калькируется шведским языком - en klar risk. Слово risk в данном примере является английским заимствованием,а исконно шведское слово klar (ясный) - калькой, кроме того, в данном примере немаловажную роль сыграли родство исконной лексики шведского и английского языков и созвучная форма шведского слова с английским. Среди примеров такого же рода, можно указать найденное в шведском переводе sta i proportion, которое является калькой английского выражения to stand in proportion (букв, «стоять в пропорции»). Примечательно, что в английском варианте текста используется другое слово - commensurate (соответствующий). Хотя слова risk и proportion в основе имеют латинские корни, в данном случае они употребляются как кальки английского экономического термина.В юридической части исследования были выявлены такие кальки, как third-country national (гражданин государства стран третьего мира), причем эту кальку можно найти не только в шведском, но и в финском переводе: шв. tredjelandsmedborgare, фин. kolmansien maiden kansalainen (букв, гражданин третьих стран).В переводах на шведский язык можно найти и другие примеры калькирования; так, например, шведское сложное слово en nyckelroO (ключевая роль) является калькой от английского выражения a key role (nyckel - шв. ключ), причем похожее калькирование можно найти и в финском переводе экономического текста: avainasema, где буквально avain -ключ, asema - положение. Также в английском выражении key terms (ключевые понятия) на шведскую почву переносится слово key (ключ), к нему прибавляется шведское слово begrepp (понятие), и в результате мы получаем сложное слово nyckelbegrepp. Таким образом, очевидно продуктивное использование английского понятия key для калькирования устойчивых выражений, содержащих идею «нечто, обладающее первостепенной важностью».Итак, исследование параллельных переводов английского текста на шведский и финский языки показало, во-первых, наличие гораздо большего количества англицизмов в шведском варианте одного и того же текста, чем в финском. Во-вторых, было отмечено, что обоими языками заимствуется больше существительных и прилагательных, что может свидетельствовать о наличии новых реалий, проблема номинации которых была решена за счет английских заимствований. И, наконец, шведский язык не только продуктивно заимствует слова и выражения из английского, но и создает терминологические кальки с использованием исконной шведской или заимствованной из латыни лексики, а также использует англицизмы в составе сложных слов для создания новых терминов, что в свою очередь доказывает тот факт, что английские заимствования не воспринимаются шведским языком как некий чужеродный элемент, а употребление их прочно закрепилось в языке.В то же время меньшее употребление английской лексики финским языком, по сравнению со шведским, отражает как структурные различия между двумя языками, в силу которых финны склонны создавать термины с использованием исконной лексики, так и меньшую открытость самих финнов к употреблению английских заимствований, по сравнению со шведами.

Ключевые слова

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Чепрасова Лейла Николаевна ООО «Райсио Ньютрншен» помощник руководителясоискатель кафедры нидерландского, скандинавских и финского языков переводческого факультета Московского государственного лингвистического университета tcheprasova@mail.ru, Leila@pisem.net
Всего: 1

Ссылки

 Контрастивное изучение влияния английского языка в Северной Европе на примере исследования параллельных текстов             | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 315.

Контрастивное изучение влияния английского языка в Северной Европе на примере исследования параллельных текстов | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 315.

Полнотекстовая версия