Из истории деятельности томского комиссионерства российско-американской компании | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 315.

Из истории деятельности томского комиссионерства российско-американской компании

Статья посвящена истории деятельности томского комиссионерства Российско-американской компании, которое выполняло две важнейшие функции: занималось перевозкой грузов и наймом людей на промыслы в Русскую Америку.

From History of Activity Tomsk Comission of Russian-American Company .pdf История Российско-американской компании (РАК) как торговой организации, наделенной правительством рядом привилегий и монополий, управлявшей русскими колониями в Америке, в последнее время привлекает все большее внимание исследователей. Появляются новые работы, в которых рассматриваются финансовые аспекты деятельности этой организации, состав ее акционеров, деятельность ее на различных рынках, в том числе и зарубежных [1]. Интерес исследователей к этой организации объясняется тем, что она была первой акционерной компанией Российской империи, прошедшей несколько стадий своего развития. По сути дела, именно Российско-американская компания, устав которой был утвержден в 1799 г., стала своеобразным «испытательным полигоном», где отрабатывалось российское акционерное законодательство. Так получилось, что сам акционерный капитал, появившийся в нашей стране в лице Российско-американской компании, не был еще законодательно оформлен. В Российской империи не существовало никакой нормативной базы, регулирующей деятельность акционерных обществ. Российско-американская компания была первой такой организацией, в ее деятельности впервые появились сами базовые принципы функционирования акционерных обществ: принцип ограниченной ответственности акционеров, принцип равноправного (внесословного) функционирования общих собраний, выборность и отчетность Главного правления (совета директоров), практика биржевой оценки стоимости акций. Большинство базовых принципов функционирования акционерного капитала в Российско-американской компании впоследствии легли в основу общероссийского акционерного законодательства. В 1805 г. вышел указ, в котором провозглашалось, что акционер отвечает только своим акционерным капиталом, в 1807 г. вышел манифест, в котором подтверждалось право российских подданных создавать акционерные общества. Общий закон для акционерных обществ в России был утвержден лишь в 1836 г. [2. С. 17-18].Специфика торгово-экономической деятельности компании, заключающаяся в том, что она занималась добычей пушнины в Русской Америке и продажей ее на внутреннем рынке и в Китае, а также снабжением колоний всем необходимым, обусловила сложную структуру РАК, сложившуюся в начале XIX в. Главное правление этой организации находилось в Санкт-Петербурге. По территории страны бьши разбросаны сеть контор и комиссионерств. В Иркутске находилась главная сибирская контора. Она располагалась в каменном компанейском доме, склады и пакгаузы находились в гостином дворе. Иркутская контора вела всефинансовые дела компании по Сибири, она получала пушные товары, организовывала их переправку в Кяхту и во внутренние территории России. Иркутская контора заготавливала различные припасы для колоний и перевозила их в Охотск. Эта контора вела также все расчеты со служащими компании.Иркутской конторе подчинялись Якутская и Охотская конторы, занимавшиеся теми же вопросами, но только в меньших объемах на подведомственной им территории. Кяхтинская контора не подчинялась Иркутской, она находилась в ведении Московской конторы. В Кяхте продавалось большинство пушных товаров Российско-американской компании. Для прочной связи контор в некоторых городах Сибири были учреждены комиссионерства. Иркутской конторе подчинялись Томский и Тюменский комиссионеры. В ведении Охотской конторы находились комиссионеры в Гижиге и на Камчатке. Комиссионерства были гораздо меньше контор; как правило, они занимались частными вопросами найма людей и перевозкой грузов. Возглавляли их комиссионеры, не имевшие в своем подчинении никаких служащих [3. Л. 1-76].Хотя комиссионерства и были меньше контор, без их слаженной работы невозможно было функционирование всей структуры в целом. Томское комиссионерство выполняло две главные задачи: занималось наймом людей на промыслы с производством всех необходимых расчетов с ними, включая налоговые выплаты, и организовывало перевозку грузов по маршруту Тюмень - Томск и Томск - Иркутск.Наем людей на промыслы регулировался пунктом 6 «Привилегий компании». Согласно этому пункту РАК разрешалось «нанимать для мореплавания, промыслов и заведения всякого состояния людей свободных и неподозрительных, имеющих на таковое увольнение узаконенные виды... от губернского начальства». Для того чтобы промышленники могли беспрепятственно покинуть свои общества, к которым они были прикреплены, местные власти обязаны были выдавать им паспорта с максимальным сроком действия (7 лет). При этом компания обязана была в течение всего срока службы у нее промышленников выплачивать за них все положенные налоги и сборы по месту их приписки [4. С. 21]. В феврале 1801 г. вышел указ Сената, уточняющий и расширяющий данную привилегию. Этим указом предписывалось губернским властям выдавать паспорта служащим РАК незамедлительно и беспрепятственно, по первому же требованию контор и комиссионеров РАК [4. С. 26-28].Жителей Томска, желающих наняться на службу Российско-американской компании и отправиться в79«морские вояжи», было немало. Согласно постановлению томского мещанского общества от 17 января 1800 г. все желающие люди, если они не имели долгов перед государством и обществом, могли наниматься на службу РАК. При этом представитель компании обязан был уплатить за каждого по 10 руб. в год.Правда, компания не всегда аккуратно выполняла свои обязательства по уплате за них податей. В декабре 1800 г. сразу 22 томских мещанина подписали контракты с комиссионером РАК Старковым. По истечении года томский мещанский староста Вилижанин обратился к комиссионеру Старкову с требованием заплатить за уехавших в колонии мещан все положенные выплаты. Уполномоченный компании заявил, что не имеет на этот счет никаких распоряжений от Иркутской конторы, поэтому выплачивать деньги не будет. Мещанскому старосте пришлось платить подушную подать за людей, находящихся в плавании, из средств всего общества. На следующий год ситуация полностью повторилась. Тогда в январе 1803 г. мещанский староста подал жалобу в томский городской магистрат [5.Ф.50.Оп. 1. Д. 2346. Л. 1-2].В апреле 1803 г. магистрат потребовал от Иркутской конторы, чтобы она заплатила за каждого служащего в компании томского мещанина подати за два года, по 10 руб. за каждый год. Иркутская контора провела все необходимые расчеты и направила распоряжение томскому комиссионеру, чтобы он выплатил требуемые мещанским старостой деньги. Летом того же года комиссионер Старков действительно начал выплачивать подати, правда, делал он это не одновременно за всех служащих компании, а отдельно за каждого. Это позволило ему тянуть время и экономить деньги.Летом того же года выяснилось, что у некоторых томских служащих РАК заканчивались сроки действия паспортов. Ссылаясь на указ от 16 февраля 1801 г., комиссионер РАК Старков потребовал выдать им новые паспорта сроком на 7 лет. Мещанский староста Вилижанин заявил, что согласен выдать им документы, но только после того, как будут погашены все числящиеся за ними недоимки. Соответствующий рапорт он направил в Томский городской магистрат [5. Ф. 50. Оп. 1. Д. 2346. Л. 12-12 об.]. В октябре 1803 г. магистрат потребовал от Иркутской конторы, чтобы она предписала томскому комиссионеру о необходимости уплаты всех податей, иначе новые паспорта мещане не получат. В ноябре Иркутская контора предписала Старкову выплачивать подати за мещан без задержек. После этого Старков начал выплачивать положенные деньги.Проблема выплаты податей вообще была одной из главных в отношениях между томским комиссионером и томским мещанским обществом. В 1806 г. мещанский староста Лаврентьев потребовал от нового комиссионера РАК Павла Ивановича Рудакова выплатить «государственные и общественные подати» за 36 томских мещан, по 10 руб. за каждого, находившихся «в морских вояжах». Рудаков, как и его предшественник, согласился платить только после того, как ему было предписано о том из Иркутской конторы [5. Ф. 50. Оп. 1. Д. 2346. Л. 30-31 об.]. Томскому магистрату вновь пришлось вступать в переписку с Иркутской конторой РАК. Как оказалось, осторожность и неторо-пливость томского комиссионера не была напрасной. Сверка списков томского мещанского общества и списков Иркутской конторы, в которых указывались люди, находящиеся в «вояжах», дала неожиданные результаты. Оказалось, что два человека, Тимофей Зарубин и Осип Дружинин, на самом деле не состояли на службе в компании, а мещанский староста пытался взыскать за них налоги с томского комиссионера Рудакова. В результате разбирательства налог был выплачен только за 34 человека, действительно находившихся на службе в компании.Еще одна причина осторожности Рудакова заключалась в том, что он опасался выплачивать деньги за уже умерших мещан. Служащих в колониях Российско-американской компании подстерегали разные опасности: кораблекрушения, болезни, нападения индейцев. Информация о гибели промышленников доходила с большим опозданием. Рудаков всегда с нетерпением ждал, когда придут известия из колоний, в которых сообщалось о промышленниках. Так, в 1807 г. через Иркутскую контору он получил сведения о том, что в колониях умерли Афанасий Часовников и Николай Курбатов. Рудаков немедленно известил об этом томский городской магистрат и сообщил, что податей за них теперь платить не будет [5. Ф. 50. Оп. 1. Д. 2346. Л. 43-44].В марте 1808 г. произошло одно любопытное событие. К томскому комиссионеру Рудакову явились несколько мещан: Яков Иванович Васильев, Григорий Иванович Ненашев, Иван Осипович Тузовсков, Иван Михайлович Кашеутов и Семен Силинович Саламатов. Они попросились наняться на промыслы и отправиться в дальние странствия. Ни у кого не было «законных письменных видов на отлучку». Более того, Рудакову было хорошо известно, что все они «есть люди поведения зазорного, ведущие жизнь свою распутно, чрез что подушные и мирские повинности оплачивать не могут». Несмотря на это Рудаков согласился взять их на службу в Российско-американскую компанию. При этом он пообещал, что будет выплачивать за каждого не по 10 руб. в год, а по 25. Проблема рассматривалась на общем собрании мещанского и цехового общества. Мещане с радостью согласились избавиться от «зазорных» представителей своего общества, предложенная сумма в 25 руб. их тоже устроила [5. Ф. 50. Оп. 1. Д. 2346. Л. 53-55]. Буквально через несколько дней еще один не очень добропорядочный человек Ефим Савельевич Кайсаров воспользовался прецедентом и заключил контракт с комиссионером РАК Рудаковым. Видимо, у Кайсарова было еще больше проблем, т.к. общество согласилось отпустить его с уплатой по 30 руб. в год. В декабре 1809 г. общество дало согласие на отправку в вояж Александра Петровича Михайлова. За него комиссионер РАК обязан был платить по 35 руб. в год [5. Ф. 50. Оп. 1. Д. 2346. Л. 59, 79].В 1809 г. томский комиссионер заплатил податей и налогов за 35 человек, из них только 3 человека были из разряда «зазорных», за двоих из них заплачено было по 25 руб., а за одного - 30 руб. за год [5. Ф. 50. Оп. 1. Д. 2346. Л. 73.]. В 1810 г. уплата производилась за 33 человека, по особым статьям проходили 4 человека (трое по 25 руб., один - по 30 руб.). В 1811 г. платили80за 34 человека, «зазорных» было 5 человек (трое по 25 руб., один - по 30 и одни - по 35 руб.) [5. Ф. 50. Оп. 1. Д. 2346. Л. 74-74 об., 83-84, 86-87.].С 1812 г. финансовые взаимоотношения между комиссионером РАК и томским мещанским обществом окончательно были переведены на индивидуальный способ оплаты за каждого служащего. Список теперь составлялся из двух частей, в одной указывались подушные оклады за каждого нанятого человека (8 руб. в год), в другой - раскладочные повинности (5 руб. в год) и его долги. Долги иногда составляли по 15-20 руб. Таким образом, сумма, уплачиваемая томским комиссионером РАК мещанскому обществу, была различной для каждого служащего. В список 1812 г., составленный в начале 1813 г., были включены 42 томских мещанина. Комиссионер Рудаков заплатил за них 2 340 руб. Потом выяснилось, что 3 человека умерли, следовательно, Рудаков переплатил лишние деньги.Дальнейшая сверка списка дала неожиданный результат. Оказалось, что в список были включены три человека - Иван Скворцов, Герасим Недомолвин и Варфоломей Волков, которые, по данным томского мещанского общества, числились в «неизвестной отлучке». По всей видимости, они сумели наняться на службу в РАК незаконным путем, без предъявления увольнительных документов от общества и паспортов. Все они были исключены из списков VI ревизии (1811 г.). В августе 1813 г. в томской городской думе был рассмотрен вопрос о вновь объявившихся мещанах. Было решено включить их обратно в томское мещанское общество и потребовать от томского комиссионера РАК Павла Рудакова уплату за 1812 г. по 33 руб. за каждого [5. Д. 713. Л. 50 об. - 51 об.].Рудакову не пришлось делать дополнительные выплаты, т.к. он переплатил по первоначальному взносу. Более того, теперь мещанское общество оказалось должно Российско-американской компании 51 руб. Рудаков потребовал вернуть ему эти деньги, либо записать их в счет будущих взносов. В ответ на это томский мещанский староста Шумилов затребовал, чтобы томский комиссионер заплатил за указанных мещан подати не за один 1812 г., а за все годы, когда они находились в отлучке. По подсчетам Шумилова получалась внушительная сумма - 372 руб. Разумеется, Рудаков отказался это делать. Правда оказалась на его стороне, первоначальное постановление думы от 21 августа 1813 г. обязывало его заплатить подати только за один год, поэтому выплачивать дополнительные деньги он не стал [5. Ф. 127. Оп. 1. Д. 713. Л. 52-60].Важной функцией томского комиссионерства РАК была организация грузоперевозок. Томский комиссионер отвечал за маршрут Тюмень-Иркутск. Из Тюмени везли различные продовольственные припасы, корабельное железо и инструменты, а также перевозили служащих компании, следуемых в колонии. Из Иркутска везли китайский чай и пушнину. В обязанности комиссионера входило: прием грузов, сверка наличии, починка упаковки (если это требовалось), заключение новых контрактов на их перевозку. Комиссионер располагал значительными денежными средствами, необходимыми ему для оплаты контрактов с перевозчиками. Перевозки осуществлялись как в зимнее, так и влетнее время. На маршруте Томск-Тюмень иногда использовалась речная перевозка.Контракты на перевозку грузов записывались в специальные книги, которые велись при томской городской думе. В них фиксировались все условия перевозки: какой именно груз; сроки доставки; плата за перевозку; штрафы, уплачиваемые в случае нарушения договора или срыва сроков. Так, в 1819 г. был заключен контракт между томским комиссионером РАК Львом Алексеевичем Степановым и группой семилужских крестьян во главе с И.М. Бадашковым о перевозке из Томска в Иркутск сукон весом в 584 пуда. Провоз каждого пуда был оценен в 3 руб. 20 коп. Срок доставки определялся в 22 дня. Интересными были контракты, оформленные на перевозку людей. В феврале 1832 г. был заключен контракт на перевозку из Томска в Иркутск разных компанейских товаров весом 1 300 пудов и 21 служащего компании при 1 приказчике. Служащие располагались в лежанках по 2 человека в каждой. За перевозку каждого человека комиссионер платил по 65 руб. Перевозчики Степан Бадашков и Федор Казанцев обязывались следить, чтобы служащие РАК вели себя прилично в дороге и не пьянствовали. Срок доставки был определен в 23 дня [5. Ф. 127. Оп. 1. Д. 1531. Л. 40-40 об.].В начале 1820-х гг. томским комиссионером вместо Павла Рудакова стал Борис Вергунов. Его деятельность нанесла большой ущерб Российско-американской компании. Пользуясь тем, что у него всегда имелись достаточно крупные денежные средства, отпускаемые компанией на грузоперевозки, он перестал утруждать себя в подборе наиболее выгодных перевозчиков. Вергунов заключал контракты по достаточно высоким ценам. Те перевозчики, с которыми он заключал контракты, имели возможность сами нанять новых перевозчиков и отправить груз по назначению. Например, 18 февраля 1829 г. Вергунов заключил контракт с мещанином Федотом Казанцевым на перевозку из Томска в Иркутск компанейского груза весом более 1 785 пудов. За перевозку он должен был заплатить 2 руб. 40 коп. за пуд. С учетом пошлин и других выплат Вергунов потратил 4 399 руб. компанейских денег. Буквально на следующий день 19 февраля Казанцев перезаключил контракт с крестьянином Денисом Смокотиным, который обещал перевезти этот же компанейский груз по уже более низкой цене - 1 руб. 35 коп. за пуд [5. Д. 1436. Л. 48 об., 50]. Казанцев заплатил Смокотину 2 425 руб., разница составила почти 2 тыс. руб.Неэкономные действия томского комиссионера продолжались несколько лет. Главному правлению РАК стало известно, что Вергунов «сорит» деньгами при заключении контрактов на перевозку грузов. В 1832 г. в Томск для ревизии дел Вергунова был направлен коллежский советник Берг. В результате ревизии выяснилось, что томский комиссионер в течение нескольких лет, с 1827 по 1832 г., «переплачивал во-щикам тягостей многотысячные суммы». Берг даже заподозрил Вергунова в сговоре с некоторыми перевозчиками. Возможно, томский комиссионер присваивал себе часть компанейских средств. Вергунов пытался оправдаться, он запросил в томской городской думе копии контрактов, заключенных им с перевозчиками.81Он доказывал, что его контракты не отличаются от прочих договоров. Однако это не помогло. Берг распорядился снять Вергунова с должности, ему были предъявлены финансовые претензии. Бывший комиссионер не смог вернуть деньги, тогда по решению томского губернского правления на его имущество был наложен секвестр, и оно было взято под «казенный присмотр» [6. Л. 694].После смены Вергунова с 1833 по 1840 г. томским комиссионером РАК был купец Федор Петрович Старцев. В 1840 г. эту должность занял купец Дмитрий Иванович Тецков. Около 20 лет он исправно выполнял все обязанности по службе. Главное правление Российско-американской компании было им довольно. Да и сам Тецков не потратил годы службы в РАК напрасно. Он сумел накопить значительные капиталы и перейти из 3-й купеческой гильдии сначала во 2-ю, а затем и в 1-ю гильдию. Тецков стал одним из основателей речного пароходства в Обь-Иртышском бассейне. Больших успехов добился Дмитрий Иванович и в общественной деятельности. В 1839 г. томичи избрали его мещанским старостой, а с 1864 по 1874 г. несколько сроков подряд он был городским головой Томска [7. С. 16-17].В течение всего периода своего существования Томское комиссионерство Российско-американской компании выполняло две основные функции: занималось наймом людей на промыслы в Русскую Америку и организовывало грузоперевозки на маршруте от Томска до Тюмени и от Томска до Иркутска. От надежной работы комиссионерства зависело многое. Русские колонии в Америке получали нужные припасы и новых промышленников, на рынки Сибири и Европейской России поставлялись пушные товары из колоний. Комиссионеры по-разному относились к своим обязанностям: одни с полной ответственностью, другие - не очень заботились о благополучии компании.

Ключевые слова

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ермолаев Алексей Николаевич Кемеровский государственный университет кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории kafoi@history.kemsu.ra
Всего: 1

Ссылки

Петров А.Ю. Российско-американская компания: Деятельность на отечественном и зарубежном рынках (1799-1867). М., 2006.
Шепелев Л.Е. Акционерные компании в России. Л., 1973.
Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ). Ф. РАК. Оп. 888. Д. 205.
Российско-американская компания и изучение Тихоокеанского Севера, 1799-1815. М., 1994.
Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. 127. Оп. 1.
Государственный архив Кемеровской области (ГАКО). Ф. Д-28. Оп. 2. Д. 23.
Разумов О.Н. Сибирский самородок. Дмитрий Тецков - предприниматель и городской голова // Сибирская старина. 1993. № 3.
 Из истории деятельности томского комиссионерства российско-американской компании             | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 315.

Из истории деятельности томского комиссионерства российско-американской компании | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 315.

Полнотекстовая версия