Гармоническая целостность как основа эстетико-продуктивной педагогики (О книге В.М. Видгофа «Философия эстетического сознания: интеллектуально-эмоциональный мир, социальная природа и специфика».Томск: Изд-во Том. ун-та, 2007) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 315.

Гармоническая целостность как основа эстетико-продуктивной педагогики (О книге В.М. Видгофа «Философия эстетического сознания: интеллектуально-эмоциональный мир, социальная природа и специфика».Томск: Изд-во Том. ун-та, 2007)

Harmonic Wholeness as the Foundation of Aesthetic and Productive Pedagogics (On the book of V.M. Vidgof«Philosophy of Ae.pdf Эстетический выбор всегда индивидуален, и эстетическое переживание -всегда переживание частное. Всякая новая эстетическая реальностьделает человека, ее переживающего, лицом еще более частным, и частность эта,обретающая порою форму литературного (или какого-либо другого) вкуса,уже сама по себе может оказаться если не гарантией, то хотя быформой защиты от порабощения.И. Бродский. Нобелевская лекцияКнига известного томского философа В.М. Видгофа - это труд, в котором автор подводит итоги своих многолетних размышлений об эстетическом сознании, и это само по себе делает работу важной и интересной.Ключевым понятием, которое пронизывает все размышления автора и которое составляет идейный узел работы, является понятие целостности. В частности, оно задаёт логику работы: В.М. Видгоф в первой половине книги даёт исторический и системно-структурный обзор различных подходов к понятию эстетического сознания, завершая его обобщающим определением, а во второй - указывает наиболее принципиальные аспекты целостного эстетического сознания и, наконец, демонстрирует его возможности при формировании концепции гуманистического воспитания студентов классического университета.Философской основой исследования является диа-лектико-материалистический подход, включённый в общефилософский контекст современности. Кроме того, отдельные важные положения работы являются продолжением традиций русской религиозной философии, в частности, когда речь идёт об одном из ключевых понятий исследования - о свободе.На последних положениях мне хотелось бы остановиться, поскольку они не так очевидны. Конечно, В.М. Видгоф упоминает B.C. Соловьёва с его категорией всеединства, других русских религиозных философов, но важно то, что он продолжает их традицию и в тех случаях, когда логически развивает свой подход, базирующийся на категории целостности, и этот демонстрирует плодотворность принятого подхода. На с. 30 (со ссылкой на Э. Фромма) автор рассуждает о том, что изгнанный из Рая человек обрёл свободу творить свою собственную историю, достигать новой гармонии с самим собой и природой. Понятно, что это продолжение идей Мильтона с его протестантской верой в неограниченные возможности трудового человека. Но это и та идея, которую развивает Достоевский в «Сне смешного человека»; именно русский писатель доказывает, что незатейливая добрая гармония стано-вится невозможной, как только человек начинает рефлектировать. Рефлексия выявляет противоречия в человеческой душе, и чем больше человек рефлектирует, тем больше сомнений в нём поселяется и тем больший ад в его душе. И необходим переход на новый уровень человеческого бытия, необходимо преображение всей личности, чтобы стал возможен новый Рай, не первозданный, а воссозданный новым, целостным человеком. Неслучайно в определении эстетического сознания появляется сверхчувственное, и автор говорит о целостном сознании как о «форме чувственно-эмоционально-сверхчувственного отражения» и здесь же об «опыте преобразования мира по законам красоты» [1. С. 186].В анализе целостного развития эстетического сознания В.М. Видгоф приходит к выводу, что, отражая объективные законы исторической эволюции, оно имеет тенденцию к преодолению различных форм объектных и внутрисубъектных противоречий, поскольку направлено на сохранение и утверждение общечеловеческой меры, и тогда интересы субъектов начинают согласовываться в поисках гармонического единства [1. С. 206]. Фактически речь идет об одном из наиболее важных понятий, введённом в философский оборот А.С. Хомяковым и широко развитом последующими русскими философами, - о соборности. Но оно появляется в данной работе не как дополнительная характеристика, но как закономерный способ проявления целостности эстетического сознания.Большое значение для автора имеет понятие деятельности. Автор раскрывает целостность эстетического сознания именно в рамках деятельностного подхода. В процессе анализа он вводит понятие «мера мироче-ловеческого», которое позволяет снять противоречие ограниченности, возникающее при независимом использовании терминов «мера человеческого» (Прота-гор) или «мера природы, вещи, судьбы» (Аристотель). Выстраивается красивое представление о том, что через посредство мирочеловеческой меры человек постигает как свою меру (меру свободы), так и меру приро-226ды (меру необходимости). В этом термине находит своё выражение обобщённое эстетическое представление о практике в её самом широком значении. Такой подход позволяет автору чётко и глубоко представить типы субъект-объектных отношений, чему посвящен один из самых удачных параграфов книги - параграф 1.3 главы 1. Рассматривая наиболее важные типы универсальных отношений, позволяющих приблизиться к формуле С-О-С, автор даёт им оригинальные характеристики, которые, несомненно, требуют дальнейшего развития, но и в таком виде оказываются весьма продуктивными. Совершенно неочевидна, но и убедительна связь между объект-объектным отношением и син-кретичностью. Действительно, синкретичность связывается с первобытным мышлением, когда человек ещё не сознаёт себя субъектом, но в данном случае синкретичность рассматривается ещё и как наличествующая на периферии современного сознания ориентация на сопричастность с вечным [1. С. 38]. В свою очередь эстетический тип (четвёртый из рассматриваемых автором) универсальных отношений понимается как ориентированный на «разрешение противоречий между всеми типами отношений в структуре общей целостности С-О-С отношений» [1. С. 41]. Здесь естественно вводится понятие гармонии, по законам которой человек на определённом этапе развития начинает организовывать свои противоречивые отношения с миром. Гармония последовательно выступает в книге именно как выражение человеческой свободы. Особенно ярко это проявляется в определении эстетической эмоциональности, когда автор говорит, что она выражается в «способности субъекта не только свободно ощущать красоту мира, но и создавать её, преодолевая дисгармонию жизни» [1. С. 195].Своеобразным итогом применения деятельностного подхода и наиболее полным результатом анализа понятия целостности является раздел 1.4 третьей части книги «Целостность деятельностной структуры эстетического сознания». Здесь в рамках единого подхода рассматриваются понятия эстетической потребности, эстетического образа, эстетической истины, эстетической ценности и др. В этом разделе, в частности, преодолевается тот недостаток диа-лектико-материалистического подхода, который был обусловлен его идеологизированностью. Автор формулирует этот недостаток как разрыв между гносеологическим и аксиологическим в системе эстетического мировоззрения. В этом случае возникает деформация, выражающаяся в отчуждении связей между указанными аспектами, что присуще антигуманному мировоззрению [1. С. 255].Хочется остановиться на некоторых наиболее ярких результатах проведённого автором анализа. Так, В.М. Видгоф убедительно разводит понятия истины и правды. Он рассматривает особенность эстетической истины как ориентацию одновременно на чистую и ценностную объективность, не на единообразие, но на многообразие, законом которого выступает гармоническая мера, на диалектическую взаимозависимость свободы и необходимости [1. С. 218]. В свою очередь эстетическая правда оказывается «эстетической истиной, взятой в аксиологическом контексте смысла эстетической деятельности» [1. С. 221]. Эстетической пользой в таком ключе оказывается праксиологически выражен-ная эстетическая правда жизни [1. С. 224]. Автор обрисовывает здесь принципиальные черты эстетического сознания в его важнейших противоречиях и аспектах. В едином ключе, с учётом как системно-структурного, так и диахронического подходов, рассматриваются основные эстетические категории - возвышенное, низменное, комическое и др. Автор выделяет семь исторических этапов становления научного знания как уровней развития эстетического познания. Каждый из них, в свою очередь, характеризуется как соответствующий тип эстетического мировоззрения. В ходе такого обзора с очевидностью проявляется основной признак гносеологического аспекта эстетического мировоззрения - способность давать «целостное представление об эстетических свойствах миро-человеческих отношений» [1. С. 253].Одним из интересных моментов книги является оригинальное развитие идеи B.C. Соловьёва о трёх уровнях рефлексии в разделе 1.4.4 «Эстетическая эмоциональность как способ душевно-духовного освоения действительности». Здесь В.М. Видгоф на материале поэтического творчества показывает, как целостное мироощущение первого уровня сменяется уровнем разрушающейся целостности, связанной с удовлетворением собственной неудовлетворённостью, который, в свою очередь, позволяет перейти к уровню «поэзии гармонической мысли» (B.C. Соловьев). Самосознание и рефлексия помогают эстетическом чувству «ощутить свою категориально-эстетическую оснащённость» [1. С. 265]. И это также существенно углубляет понимание гносеологического аспекта эстетического сознания.Разумеется, в кратком обзоре невозможно охватить все те идеи, которые представлены в данной работе. Мне представляется, что она полностью отвечает поставленной задаче и действительно даёт яркое представление о возможностях подхода к эстетическому сознанию в аспекте его целостности. Данная идея фактически пронизывает каждую страницу работы.Большое значение имеет и исторический обзор эстетических идей от античности до современности, занимающий значительный объём книги. Автор не берёт на себя задачу последовательного анализа историко-эстетического материала (это и невозможно в данной работе), останавливаясь на наиболее принципиальных для его целей моментах и этапах. Глубоко анализируются концепции Платона, Аристотеля, Канта. Очень важно, что результаты исторического обзора не остаются лишь эстетическим придатком к собственному системно-структурному анализу автора, но присутствуют и активно используются в других разделах книги. Тем самым диалогический аспект эстетического сознания в полной мере реализуется самим автором.Такой широкий охват аспектов и моментов эстетического сознания, который реализован в данном исследовании, не мог, разумеется, обойтись без отдельных пробелов. Мне представляется, что следовало бы обратиться к работам Й. Хейзинги, особенно когда автор книги говорит о роли игры сознания, находящегося в состоянии «ощущения свободы как таковой», и почему-то остаются в стороне подобного рода идеи А. Шопенгауэра и Ф. Ницше, хотя достаточно внятно обращается внимание читателя на особую способность эстетической рефлексии останавливать мгновения событий жизненных реалий...227Хотелось бы отдельные разделы книги видеть более раз-сударственного университета как вуза классическогоработанными. Но я бы сказал, что это именно заслуга ав-типа. В данной концепции нашли своё выражение важ-тора, который смело вызьшает на размышление и застав-нейшие выводы автора книги, особенно категория це-ляет двигаться в русле заданных им категорий.лостности. Это принципиальный итог работы, которыйВ заключение В.М. Видгоф предлагает концепциюориентирован на дальнейшее её развитие. Итог, кото-гуманистического воспитания студентов Томского го-рый становится новым началом.ЛИТЕРАТУРА

Ключевые слова

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Донских Олег Альбертович Новосибирский государственный университет экономики и управления доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии decan-fsf@mail.tsu.ru
Всего: 1

Ссылки

 Гармоническая целостность как основа эстетико-продуктивной педагогики (О книге В.М. Видгофа «Философия эстетического сознания: интеллектуально-эмоциональный мир, социальная природа и специфика».Томск: Изд-во Том. ун-та, 2007)             | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 315.

Гармоническая целостность как основа эстетико-продуктивной педагогики (О книге В.М. Видгофа «Философия эстетического сознания: интеллектуально-эмоциональный мир, социальная природа и специфика».Томск: Изд-во Том. ун-та, 2007) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 315.

Полнотекстовая версия