Поэзис как архетип культуры | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 316.

Поэзис как архетип культуры

Рассматривается культура как творческое событие в структурно-феноменологическом плане. В качестве ключевой категории, позволяющей прояснить архетипическую логику этого события, берется понятие Poiesis. В этимологии этого греческого понятия выделяется два момента - появление и произведение, ведущие к двум моментам творческого события - обретению смысла и созиданию, задающие пространство и время события культуры как преображения натурального человеческого бытия.

Poiesis as an archetype of culture .pdf Философия постмодернистской эпохи настаивает на том, что мир не есть порядок, не есть средоточие смысла, где «все действительное разумно», и вообще не есть - а только появляется и исчезает в своей событийной процессуальности, мерцает слаганием смысла сквозь нонсенс случайности, проступает ареалами устойчивости и порядка сквозь море хаоса. Порядок, идентичность, осмысленность, свершаемость (и совершенство) - это только один из полюсов действительности - полюс бытия, взаимодействующий с противоположным полюсом. В их взаимодействии мир-событие не гарантирован; событие как свершение, как проблеск (da-sein, er-eignis) не превышает событийности как случайности. Оно превозмогает ее. Сбываемость бытия -это именно свершение. Полюс бытия не спонтанен, он действует как постоянное усилие, как творение; смысл этого творения - упорядочение, структура этого творения - смыслополагание (осмысление). Только так идентичное способно не потеряться в ином.Для человека не потеряться в мире - значит обрести смысл своего существования, восполнить утраченное и побороть неотступно надвигающееся хтоническое и хаотическое. С целью выживания и пребывания в мире человек вынужден постоянно совершать свое собственное претворение мира и его космизацию - обнаруживать себя как такового в однородности физического пространства, творить свою реальность, противопоставляя ее всей огромной протяженности окружающего мира, ставить метки и ориентиры на пройденном пути. Это космизирующее претворение и становится культурой - возможным в человеческом масштабе творением нового мира - логическим воспроизведением изначального сотворения мира Богом из ничего. Оно делается архетипической основой любого человеческого деяния, действия, творения (Poiesis), т.е. прото-действием для всякой созидательной активности человека, в каком бы плане она ни разворачивалась, логическим основанием возможности его присутствия в мире в качестве деятельного субъекта и основанием этого мира как человекомерного космоса.Архетипический феномен этого смыслополагающе-го созидания мы и предлагаем выразить через понятие Poiesis, означающее творение - не как онтологическое изготовление, а как смыслообразующее полагание первоначального порядка в экзистенциальном хаосе бытия, как космизирующий прорыв в однородной неподатливости бесконечного.В таком понимании Poiesis оказывается моделью, первичной архаической структурой созидания культуры, началом ее хроно- и топологии. Эта первичная структура становится основанием человеческого пространства и времени, точнее, пространства и времени культуры, соразмерным которому оказывается теперьестественный человек. Она делает возможным человека в собственном смысле, позволяя ему совершать переходы онтологического порядка - от одного типа существования к другому - от спонтанного существования к свободному, от естественности к возделанности, от вечного к временному, от небесного к земному. Предоставляя возможность общения разнящихся между собой миров, Poiesis-творение знаменует собой меру соответствия природно-стихийного культурно-духовному. В Poiesis культура физически воплощает духовно уже существующее (вечное) и духовно еще не сущее, но имеющее интенцию к существованию, стремящегося существовать - материализацию духовного и одухотворение стихийного, природного. В Poiesis природа, Physis, как то, что есть и было, перерабатывает себя в то, чего не было, - «природа, перерабатывающая себя во славу свою», словами М. Цветаевой [1. С. 92]. М. Хайдеггер называл Physic тем же Poiesis, но в высшем смысле, а Ф. Шеллинг - первой поэмой божественного откровения. Но это тогда уже не отпущенное бытие, но бытие появляющееся; в самой природе есть след изначального появления, в Physis след изначального Poiesis. Поэтому творчество, прилагаемое человеком к природе, не кроит и заново сшивает ее в грубом техническом преобразовании, но есть путь раскрытия сокровенного в ней - даже не отражения прежде существовавшего бытия, а откровение в нем истины. Это именно Poiesis, а не Techne.Человек, связывая в акте Poiesis природный и человеческий миры, сам входит в круг «вечного ранения», этого просвета истины. Он воспроизводит на глубинном уровне первичное ранение, рот разверзающийся (хасму), из которого выходит упорядоченный космос. И культура, как следствие Poiesis, воспроизводит пер-ворану. Для человека культура - не перекраивание мира по своей мерке, а по-явление смысла в просвете, который открывается посреди самой ранее естественно-однородной души.Переведя А-Хлбёих как от-кровение, а По1г|ок; как по-явление, мы понимаем, почему древние греки связывали Попкой; с АХпвгих и называли этим словом творчество - то, что делает сокрытое и сокровенное откровением истины. Исходное значение греческого слова АХфёт происходит от прилагательного сЛпбгс;, абстрактом которого и выступает. В свою очередь аА.т|б£

Ключевые слова

Авторы

Список пуст

Ссылки

 Поэзис как архетип культуры             | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 316.

Поэзис как архетип культуры | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 316.

Полнотекстовая версия