Современная концепция внешней политики Монголии - попытка преодоления буферного характера государственности | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 316.

Современная концепция внешней политики Монголии - попытка преодоления буферного характера государственности

Рассматривается становление теоретической базы современной внешней политики Монголии. Раскрывается суть концепции национальной безопасности и внешней политики, а также проблема «третьего соседа» во внешнеполитическом курсе современной Монголии.

Theoretical basis of modem Mongolian foreign policy and the problem of «the third neighbour» in their practice .pdf Современный мир как никогда ранее взаимосвязан и взаимозависим, внешняя среда оказывает значительное влияние на любой субъект международных отношений, однако для некоторых так называемых «малых» стран оно оказывается определяющим для внутреннего развития. К таковым, без сомнения, можно отнести Монголию, чья история, особенно в XX в., была насыщена драматическими событиями и кардинальными поворотами, но практически всегда определялась её географическим положением. Местонахождение между двумя великими соседями, многократно превосходящими её территориально и по численности населения, исторически сформировало непреходящую взаимосвязь внешних геополитических факторов и судеб монгольской государственности на протяжении последних веков.В Новое время территория Монголии стала объектом столкновения двух земледельческих цивилизаций -русской и китайской, что в конечном итоге привело к утрате Монголией своей государственности. Процесс создания самой протяженной в мире границы между Российской и Цинской империями был длительным по времени и трагичным в своей истории, во всяком случае для монгольского мира. Долгое время между двумя империями существовали неразграниченные земли, так называемый лимитроф, в который входила и Монголия. В XVII в. для Монголии наступил исторический период, который, с точки зрения теории локальных цивилизаций и концепции лимитрофа, можно охарактеризовать как съедание лимитрофа. Монголия оказалась пограничной зоной между осваивавшими Сибирь русскими и создававшим вокруг себя буферную зону Китаем. С этого времени Монголия становится объектом соперничества двух империй, история которого была продолжительна по времени и в итоге привела к созданию новой монгольской государственности в период революционных преобразований в России и активного революционного процесса в Китае, гражданских и мировых войн. Определившийся после Второй мировой войны международный статус монгольской государственности не изменил её зависимости от старшего союзника, и страна продолжала развиваться в формате советских идеологических представлений.В конце XX в. с кардинальным изменением политической картины мира, крушением старых геополитических структур и формированием новых постсоциалистическое пространство начало активно реформироваться, что нашло свое выражение в переходе к рыноч-ным отношениям, смене моделей общественного развития, а также в корректировке внешней политики. Не стала на этом пути исключением и Монголия.Не будучи самостоятельной в своей внешней политике на протяжении долгого времени и оказавшись предоставленной самой себе в конце 1980-х гг., Монголия была вынуждена искать новые векторы своей внешней политики, которые нашли отражение в концепции национальной безопасности и внешнеполитической концепции.На начальном этапе демократических преобразований Монголии необходимо было преодолеть оторванность от мировых процессов; урегулировать отношения с двумя великими соседями - Россией и Китаем; построить совершенно новую внешнеполитическую доктрину, ориентированную не на одну страну, а на ведущие страны мира, и в основе своей имеющую национальные, а не идеологические приоритеты.Основополагающие идеи внешнеполитического курса новой Монголии были заложены в Программу действий первого коалиционного правительства осенью 1990 г. Задачи внешней политики были сформулированы следующим образом:•·полное использование внешних факторов для углубления перестройки и продвижения социально-экономического развития страны;•соблюдение принципа равноправия и взаимной выгоды;•·открытая внешняя политика;•·определение объема и форм сотрудничества, исходя из критериев эффективности;•·погашение внешних займов в короткие сроки за счет доходов, получаемых в ходе использования кредитов;•·предоставление льгот иностранным инвесторам;•·•·выбор проектов сотрудничества на конкурсной основе;•·создание специальной таможенной зоны и консигнационных складов;•·•·предоставление гарантий зарубежным инвесторам;•·обеспечение условий для перевода их прибылей за рубеж [1.С. 64].•·Из правительственной Программы видно, что в ней заложен прагматизм как основополагающий принцип стратегии и тактики политики Монголии. На базе этой Программы была составлена и утверждена правительством программа деятельности Министерства иностранных дел, в которой была выдвинута задача ис-•·71•·пользования внешнего фактора «для углубления перестройки и продвижения социально-экономического развития страны». Общие критерии определения национальных интересов, которыми страна должна руководствоваться во внешней политике, были сформулированы в новой Конституции Монголии, где говорилось, что специфические внутренние и внешние условия развития страны формируют базис для определения объектов, приоритетов и принципов внешней политики государства.•·На следующем этапе внешняя политика Монголии была направлена на активизацию сотрудничества с такими влиятельными и экономически мощными государствами, как США, Япония, Южная Корея, Европейский Союз при сохранении курса на поддержку дружественных и взаимновыгодных политических связей с Россией и Китаем.•·Последовательная внешняя политика страны связана с принятием новой Конституции Монголии 13 января 1992 г. [2], согласно которой Монголия должна придерживаться универсально признанных норм и принципов международного права и проводить миролюбивую внешнюю политику и не должна выполнять те международные договоры и соглашения, которые противоречат её основному закону. Последующая корректировка внешней политики Монголии связана в первую очередь с новыми подходами к проблемам национальной безопасности, которые были определены в двух программных документах Монгольского парламента, первый из которых представлен Концепцией национальной безопасности Монголии [3], другой - Концепцией внешней политики Монголии [4]. Впервые в истории Монголии были разработаны, приняты и опубликованы научно обоснованные доктрины национальной безопасности, внешней и военной политики страны. Они обрели в Монголии общее признание, поскольку отразили политические и геоэкономические проблемы национальной безопасности и задачи по их решению, т.е. вполне соответствовали как международным тенденциям развития мира, так и возможностям страны использовать внешний фактор в своих собственных национальных интересах,•·В Концепции национальной безопасности (КНБ) Монголии, прежде всего, определены её основные направления:•·-безопасность существования страны;•-безопасность общественного строя и государст•венного устройства;•·безопасность прав и свобод граждан;•·экономическая безопасность;•·научно-технологическая безопасность;•·информационная безопасность;•·безопасность Монгольской цивилизации;•безопасность населения, его генетического фонда.•·Примечательно, что в этом документе провозглашена идеологическая основа обеспечения национальной безопасности, названная национальным патриотизмом, сформулировано такое понятие, как жизненные национальные интересы Монголии - обеспечение существования Монгольского народа и его цивилизации, территориальной целостности, государственной независимости и суверенитета страны, нерушимости•·границ, относительной экономической независимости, устойчивой экологии и национального единства. В целом же «национальная безопасность» означает положение, гарантирующее и обеспечивающее коренные интересы Монголии, благоприятные внешние и внутренние условия развития. В Концепции национальной безопасности представлен перечень потенциальных внешних угроз, свидетельствующих о том, что Монголия не исключает возможность попыток со стороны внешнего мира угрожать ее суверенитету и благополучию. В их числе:•·совершение или угроза совершения вооруженной агрессии против Монголии со стороны любого государства или других сил;•·проведение политики, направленной на насильственное изменение государственной независимости, на подрыв национального единства Монгольского народа;•·препятствование свободному общению с другими государствами в соответствии с нормами международного права и оказание давления;•организация и ведение террористической, диверсионной и разведывательной деятельности против Монголии и её граждан, а также провокация и содействие деятельности подобного рода;•·попытки посильно отстаивать идеи и интересы в Монголии и решать спорные вопросы посредством силовых методов;•·возникновение в мире, регионах и субрегионах противоречий, кризисов и вызовов, способных повлиять на Монголию и вовлечь ее в войну;•нанесение вреда экономике Монголии, покушение на совершение государственного переворота, использование страны в качестве плацдарма для нажима и действий, направленных против других стран;•изменение государственных границ, незаконный переход границы, нарушение пограничного режима;•·вовлечение в борьбу, столкновения и противоречия между приграничными странами, причинение ущерба в результате их внутренних противоречий и кризисов;•·массовый исход иммигрантов из соседних стран;•·возникновение природных и экологических бедствий, появление и распространение острых эпидемий.Концепция внешней политики Монголии (КВП) во многом повторяет содержание КНБ, что свидетельствует об их органической взаимосвязи: с точки зрения внешней политики первый документ в основном касается определения внешней безопасности Монголии, а второй - путей, направлений и методов достижения целей, поставленных в КНБ.Политические реформы в Монголии привели к коренному пересмотру принципов, целей, задач и приоритетов международного сотрудничества. Основу Концепции внешней политики составляют пять статей, в которых последовательно рассматриваются стратегия и тактика МНР на международной арене и задачи внешней политики в таких областях, как политика, экономика, наука и техника, культура и т.д.Задачи внешней политики заключаются в следующем: во-первых, средствами дипломатии защищать безопасность страны и ее национальные интересы; во-вторых, создавать благоприятные внешние условия для72обеспечения экономического развития и научно-технического прогресса.В КНБ ставится вопрос о взаимоотношениях малых и крупных государств, что для Монголии особенно актуально. Осознавая свою уязвимость в плане внешней безопасности, Монголия, согласно рассматриваемому документу, должна рассчитывать на помощь и поддержку великих держав. Но при этом считает: необходимо проводить открытую, неприсоединительную, широко диверсифицированную внешнюю политику.Документ рекомендует несколько направлений внешней политики в качестве приоритетных. На первое место выдвинулось сотрудничество с двумя соседними государствами - Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой. В этом заключается основное отличие новой концепции от прежней внешнеполитической доктрины МНР, предусматривавшей опору страны только на одно соседнее государство - Советский Союз. В соответствии КНБ и КВП, Монголия должна «...отдавать наивысший приоритет вопросу отношений с двумя соседними странами и придерживаться принципа сбалансированных отношений с ними. Поддержание сбалансированных взаимоотношений не означает сохранение равной дистанции от них или занятие идентичных позиций по всем вопросам, но эта политика означает укрепление доверия и развитие всесторонних добрососедских отношений и взаимовыгодного сотрудничества с ними обеими. В отношениях с этими странами необходимое внимание должно уделяться их политике в отношении национальных интересов Монголии, прежде всего ее жизненно важных интересов. Политика невовлеченности и нейтралитета должна проводиться в отношении споров между двумя соседями, если эти споры не влияют на жизненно важные национальные интересы Монголии» [5].На втором месте приоритетных направлений внешнеполитического курса Монголии - курс на сотрудниче-ство с высокоразвитыми странами - США, Японией, Южной Кореей, странами ЕС. Пытаясь уравновесить взаимосвязь с Россией и Китаем, с одной стороны, Монголия приступила к поиску «третьей силы», на которую она в случае чрезвычайных событий могла бы опереться. Из Концепции вытекает, что такая «третья сила» может быть комплексной, т.е. сформулированной поддержкой и помощью нескольких государств. В Новейшее время эта идея была, по-видимому, впервые сформулирована в высказываниях бывшего госсекретаря США Д. Бейкера во время его двукратных визитов в Монголию в начале 1990-х гг., подчеркнувшего, что США могут стать «третьим соседом» Монголии. Хотя, по мнению иркутского монголоведа Е.И. Лиштованного, эта тема звучала еще на заре становления новой монгольской государственности: «В те далекие 1920-е гг. Япония, США и страны Европы, конкурируя между собой, пытались утвердиться на монгольском рынке, что, безусловно, приводило и к политическому влиянию. Фактически тогда и обозначилась столь модная сегодня среди монгольских и зарубежных теоретиков и практиков от политики тема «третьего соседа» [6].В современной КНБ число таких соседей значительно расширено: в нее входят Япония, Южная Корея, страны ЕС, страны СНГ и др. Премьер-министр Монголии Н. Энхбаяр (ныне президент Монголии) во время своего визита в США в ноябре 2001 г. достаточно широко трактовал данное понятие и сам термин. США и Европейский Союз рассматривались в качестве «соседа» в стратегическом плане, Япония и Республика Корея - в экономическом, а Индия - в культурном и ци-вилизационном [6]. Как видно, сама Монголия старается проводить равновесную политику, не отдавая предпочтение какой-либо одной стороне. Многоликий «третий сосед» для нее, несомненно, выгоден, а внешняя среда вокруг страны наиболее благоприятна за последние несколько столетий.

Ключевые слова

Авторы

Список пуст

Ссылки

 Современная концепция внешней политики Монголии - попытка преодоления буферного характера государственности             | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 316.

Современная концепция внешней политики Монголии - попытка преодоления буферного характера государственности | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 316.

Полнотекстовая версия