Изучение аграрного рынка периода новой экономической политики в современной российской и дальневосточной историографии | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 316.

Изучение аграрного рынка периода новой экономической политики в современной российской и дальневосточной историографии

Анализируются основные подходы к изучению рыночных аспектов аграрных отношений, сложившиеся в российской исторической науке. Обосновывается необходимость развития существующей парадигмы изучения нэповской социально-экономической системы с точки зрения обращения к ее рыночной составляющей.

The study of agrarian market at the period of new economic politic in modern Russian and Far Eastern historiography .pdf В советской историографии проблема функционирования рыночных механизмов в нэповский период практически не привлекала внимания исследователей, поскольку находилась вне поля господствовавшей парадигмы [1]. Актуализация данной проблематики была связана с рыночными реформами в постсоветской России [2, 3]. Обращение к отечественному историческому опыту функционирования аграрных рыночных структур или их элементов должно способствовать лучшей адаптации современного человека к рыночной среде, преодолению крайностей аграрной политики постсоветского российского государства.Основные концептуальные подходы к анализу аграрного рынка периода нэпа в 1990-е гг. разрабатывались в условиях методологического кризиса гуманитарных наук и появившейся возможности свободного научного общения. Значительное влияние на направление научного поиска российских историков-аграрников оказало знакомство с зарубежными исследованиями как в рамках теоретического семинара Современные концепции аграрного развития, так и через непосредственные контакты с ведущими представителями кре-стьяноведения. Зарубежная историография расценивает нэп как альтернативу командно-административной системе [4, 5].В этом ключе рассматривает функционирование аграрного рынка 1920-х гг. Ш. Мерль, еще в 1981 г. проанализировавший как прямое, так и косвенное влияние Советского государства на аграрный рынок. Основной вывод Мерля: ценовая, кредитная, налоговая политика большевиков решающим образом влияла на рыночную конъюнктуру, но это влияние не было ориентировано на экономические законы, действия большевиков зачастую шли вразрез с колебаниями рынка. Результатом, по мнению Мерля, стали кризисы 1920-х гг., разрушение рыночных институтов и отказ от нэпа [5. С. 115]. Можно согласиться с замечанием В.А. Ильиных о том, что за последнее время зарубежные исследователи не внесли каких-либо существенных новаций в разработку истории аграрного рынка периода новой экономической политики [6. С. 16], однако влияние концепции Ш. Мерля в той или иной степени прослеживается во всех последующих отечественных публикациях по данной проблеме. Вместе с тем подчеркнем, что для исследователей рыночных аспектов аграрного развития принципиальное значение должна иметь позиция В.П. Данилова, предостерегавшего от прямого заимствования зарубежных концепций и обращавшего внимание на непрямолинейность рыночных связей до-колхозного крестьянства, зависимость масштабов аграрного рынка от степени развития крестьянского хозяйства [5. С. 102-105]. Необходимо продолжать илучшие традиции отечественной историографии, изучавшей аграрное развитие в тесной взаимосвязи с промышленным [7].В 1990-х гг. появляется множество работ, авторы которых, стремясь переосмыслить историю 1920-х гг., пришли к формулировке новой концепции нэпа как особой противоречивой социально-экономической системы, сочетающей в себе противоборствующие рыночные и административные стороны [8-14]. Несмотря на то что в современной российской историографии преобладает мнение о слабости рыночных начал в нэповский период, об изначальном крене в сторону командно-административных методов управления и обреченности нэпа как линии экономической политики, данная концепция дала возможность для проведения интересных исследований кооперации, мелкотоварного производства, промыслов с точки зрения анализа рыночных тенденций в их развитии. Л.Е. Файн обосновал вывод о том, что кооперация является одним из институтов рыночной экономики. Взгляды Л.Е. Файна фактически разделяет В.В. Кабанов, который, однако, занимает более жесткую позицию по поводу перспектив кооперативного развития как в период нэпа, так и в современной действительности. В частности, он подчеркивает изначальную несовместимость рыночной сути кооперации и политического режима в 1920-х гг., а излишний современный оптимизм по поводу возможностей кооперации оценивает как социальную утопию [15-17]. В целом сегодняшняя историографическая концепция кооперации полностью согласуется с выводами современной мировой экономической науки, согласно которым сельскохозяйственная кооперация в России понимается как альтернатива монополизации сельскохозяйственного производства и рынков сбыта.Вопрос о судьбе нэпа всегда был тесно связан с вопросом об эффективности и перспективах развития индивидуального крестьянского хозяйства. Эта проблема в отечественной историографии решалась по-разному. В 1990-е гг. появились исследования, опровергавшие устоявшееся представление об исчерпанности экономического потенциала мелкого производства к концу новой экономической политики. Как правило, такие работы базируются на материалах массовых статистических обследований и математических методах их обработки. Например, М.А. Свищев на основе имитационного моделирования пришел к выводу о возможности длительного сохранения нэповских тенденций развития мелкотоварного хозяйства и прогресса на этой основе аграрного сектора. Однако включение наблюдений за мелким производством в общеисторический контекст заставило автора признать, что продолжение нэповских тенденций, будучи более безболезненным для непосредственного119производителя, делало невозможным прыжок к индустриальному обществу [18. С. 181].Как видим, современная историографическая ситуация сохраняет широкое поле для дискуссий по поводу судеб нэпа [18]. В этой связи наибольший интерес представляют работы новосибирского историка В.А. Ильиных. Полагая, что наиболее продуктивными являются исследования ключевых подсистем, фокусирующих все стороны и противоречия новой экономической политики, он отнес к таким подсистемам заготовительный рынок сельхозпродукции и проанализировал его на примере Сибири [6. С. 4-5; 19, 20]. Значение работ В.А. Ильиных выходит за рамки региональной историографии, поскольку им фактически сформулирована концепция поэтапной монополизации государством рынка сельскохозяйственной продукции, отражающая все стороны указанного процесса - от перипетий государственной заготовительной политики до особенностей поведения крестьянства на рынке. Данная концепция может быть положена в основу дальнейших региональных исследований, в частности изучения дальневосточного аграрного рынка.В дальневосточной историографии аграрного развития периода нэпа проблема рыночных отношений до настоящего времени не стала предметом специального исследования. В имеющихся публикациях интересующая нас проблематика не выходит за рамки констатации фактов наличия рыночных тенденций в 1920-х гг. и их сворачивания в конце рассматриваемого периода [22-24].Некоторые аспекты функционирования рынка на Дальнем Востоке в указанный период затрагивались региональными историками в публикациях, посвященных проблемам организации и функционирования торговой и финансовой систем в 1920-1940-х гг. [25, 26]. Однако, несмотря на ряд интересных наблюдений, касающихся особенностей рыночной ситуации в регионе в целом (например, Л.А. Дударь делает вывод о сломе рыночного механизма в регионе еще в период Гражданской войны, который противоречит устоявшемуся мнению о лучшей сохранности рыночных начал на Дальнем Востоке как результате отсутствия в крае политики военного коммунизма; И.Д. Саначевым, В.Н. Фоминым обозначены некоторые ключевые точки в развитии торгово-распределительных отношений между городом и деревней), сами рыночные механизмы авторами не рассматривались, тем более в стороне от анализа оставался аграрный рынок.Единственным исключением на сегодняшний день является историко-географическая работа хабаровского исследователя А.Н. Демьяненко [27]. Автор исследует процесс формирования локальных рыночных систем в различных социально-экономических районах Дальнего Востока в начале XX в., опираясь, среди прочего, на количественный (корреляционный, факторный и кластерный) анализ материалов сельскохозяйственной переписи 1923 гг. Пользуясь терминологией В.В. Ра-даева, можно определить, что работа А.Н. Демьяненко основана на историко-генетическом подходе, понимающем рынок как место торговли, ареал сбыта произведенной продукции. В целом автору удалось типоло-гизировать территориальную структуру локальных рынков Дальнего Востока на начало 1920-х гг.; просле-дить воздействие рынков на организацию среднего (типичного) крестьянского, казачьего, корейского и туземного хозяйства; определить региональные особенности формирования рыночных систем на Дальнем Востоке (решающую роль государства, больший, по сравнению со среднероссийским, удельный вес горожан, влияние этнического фактора и т.д.). Значение данного исследования для изучения рыночных тенденций в период нэпа, тем не менее, объективно ограничивается концентрацией автора на материалах сельскохозяйственной переписи 1923 г. Это, как известно, первый год советизации Дальневосточного края, когда сельскохозяйственное производство, крестьянское хозяйство еще не преодолели последствий Гражданской войны. В этой связи возникает немало вопросов. Например, факты расширения промысловых занятий русского крестьянского хозяйства в земледельческо-промысловых районах Дальнего Востока, и наоборот, усиление внимания к земледелию и животноводству в промысловых селах автор расценивает как усложнение организационного плана хозяйств, позволяющее лучше адаптироваться к рынку, и ставит эти процессы в один ряд с такими действительно рыночными явлениями, как увеличение производства востребованных на рынке технических и бобовых культур и увеличение капиталоемкости крестьянского хозяйства [27. С. 241-242]. На наш взгляд, это не вполне корректно. Скорее мы имеем дело с последствиями кризисной экономической ситуации начального этапа советизации. Занимаясь несвойственным для него прежде производством, дальневосточное крестьянство не на рынок ориентировалось, а пыталось выжить. То есть речь нужно вести о натурализации хозяйства. Что касается действительно рыночно ориентированных процессов в крестьянском хозяйстве, то они, обозначившись до революции, практически были свернуты в годы Гражданской войны. Всячески пытались возродить эти тенденции уже большевики в условиях новой экономической политики.Дальнейшее изучение рыночной проблематики историками-аграрниками нуждается в развитии методологической базы исследований. Концептуальной основой последних работ, как правило, является теория модернизации. Под модернизацией понимается процесс перехода от традиционного (аграрного) уровня развития к современному (индустриальному), сопровождающийся коренными изменениями всех сторон жизни общества и человека. Подчеркнем, что особенностью модернизационных процессов в России являлось исторически сложившееся отставание трансформации аграрных структур, осуществление преобразований за счет постоянного выкачивания ресурсов, как людских, так и материальных, из деревни. В результате длительное время оставалась недостигнутой главная объективная цель аграрной модернизации - формирование нового типа сельхозпроизводителя и механизмов регулирования сельскохозяйственного производства, соответствующих индустриальному уровню развития. С точки зрения модернизации аграрного сектора России уникальным периодом являются 1920-е гг. Нэп можно рассматривать как особый этап российской аграрной модернизации, в рамках которого прослеживаются как ры-120ночные, так и административные тенденции в развитии сельского хозяйства, их сочетание и противоборство.При всей привлекательности теории модернизации она является вариантом линейной методологии. Однако исследование рыночных тенденций 1920-х гг. интересно и в контексте синергетического подхода [28, 29]. В таком случае нэп можно рассматривать как уникальную неравновесную систему, альтернативную ситуацию, бифуркационный механизм движения по аттрактору (в данном случае под аттрактором (общее направление движения) понимается смешанная экономика, сочетающая государственное регулирование и рыночное хозяйство). Синергетика дает основания для более детального изучения рыночных механизмов периода новой экономической политики.Ключевым для исследований является понятие рынок. В его определении считаем необходимым преодоление распространенного в российской историографии понимания рынка как сферы сбыта определенной продукции, которое утвердилось благодаря длительному господству марксистской методологии и восходит еще к традициям английской классической политэкономии. Сегодня более актуальным, по нашему мнению, является понимание рынка как механизма согласования спроса и предложения, утвердившееся в современной экономтеории [30. С. 82].Исследование рыночных механизмов в данном контексте предполагает владение экономическими методами. Однако для историков строгое следование теоретико-экономическим конструкциям означало бы существенное обеднение собственного научного поиска. Более приемлем экономико-социологический подход, согласно которому рыночные явления и процессы рассматриваются в тесной взаимосвязи экономической и социальной сторон. С точки зрения данного подхода социальные отношения оказывают влияние на условия функционирования рыночной формы хозяйства, которую нельзя понимать как безальтернативный естественный саморегулирующийся механизм. Наиболее емкую формулировку рынка как экономико-социологического явления дал В.В. Радаев: Рынок - это особый тип организации с присущими ему способами действия и типами отношений, это не просто абстрактная совокупность продавцов и покупателей, а специфическая форма хозяйства; это система регулярного, преимущественно денежного, взаимовыгодного, добровольного и состязательного обмена благами, где действия его участников регулируются, помимо цен, их структурными связями, институциональными формами, властными иерархиями и культурными конструкциями [31].Сложность рынка вообще и аграрного в особенности как объекта исследования предполагает применение разнообразных методов изучения различных его аспектов. При исследовании рыночных явлений в аграрном секторе экономики периода нэпа необходимо учитывать и специфику индивидуального крестьянства, деятельность которого невозможно описать в категориях какой-либо одной отрасли гуманитарного знания, что неоднократно отмечалось исследователями крестьянства. Необходимо и применение специальных методов, обусловленных особенностями источниковой базы. Анализ производства и распределения сельскохозяйственной продукции в период нэпа требует привле-чения большого массива статистической информации (материалов бюджетных описаний крестьянских хозяйств 1920-х гг., статистики цен, налогов, транспортных перевозок) и его обработку количественными методами. Как отмечают ведущие отечественные специалисты, в результате можно ожидать получение пластов так называемой скрытой информации, оперирование которой нередко способствует формированию новых фундаментальных выводов [32].Подчеркнем существенное отличие методологической ситуации на Дальнем Востоке от общероссийской. В отечественной исторической науке квантитативные исследования аграрного развития активно ведутся начиная с 1960-х гг. (школа И.Д. Ковальченко), в том числе анализировались крестьянские бюджеты 1820-х гг., изучался аграрный рынок, правда, преимущественно на дореволюционном материале [33-36]. Сегодня в российской клио-метрии речь идет уже об овладении более сложными методами нелинейной динамики [28]. В дальневосточных же исследованиях по аграрной истории опыт применения математических методов отсутствует.Подведем некоторые итоги. Современной российской исторической наукой выработаны концептуальные основы и методы, применимые к изучению рыночной стороны аграрного развития периода новой экономической политики. Однако данные наработки до настоящего времени остаются вне поля зрения дальневосточной историографии. Кроме того, практически не затронутой не только на региональном, но и на российском уровне остается проблема формирования рыночного и гражданского сознания доколхозного крестьянства; слабо, на наш взгляд, изучены рыночные тенденции в развитии различных социальных типов крестьянского хозяйства, экономическое поведение крестьянства как реакция на государственную аграрную политику. Полагаем также, что причины сложностей социально-экономического развития деревни в период нэпа не сводятся только к антирыночной политике большевиков, но кроются и во внутренних механизмах аграрного рынка 1920-х гг., анализ которых может иметь серьезное научное значение.Совершенно не изучены аспекты рыночного развития, связанные со спецификой дальневосточных территорий, заключавшейся в том, что Дальний Восток - это колонизуемый регион, аграрное развитие которого до революции, с одной стороны, определялось протекционистскими мерами правительства, с другой, - вследствие географического положения, естественным образом зависело от ситуации на рынках ближайших азиатских соседей, в первую очередь маньчжурском. Трансформация региона в период новой экономической политики разрушала эти тенденции. К концу 1920-х гт. Дальний Восток оказался изолирован он заграничных продовольственных рынков и поставлен в зависимость от завоза хлеба из Сибири. На наш взгляд, эти процессы не могли не усугубить кризис конца 1920-х гт. как на Дальнем Востоке, так и в регионах-контрагентах.Изучение рыночных сторон регионального аграрного развития в условиях новой экономической политики позволит не только решить ряд научных задач (сформировать более полное представление о закономерностях становления сельскохозяйственного рынка, о спо-121собах приспособления сельхозпроизводителя, в нашем случае крестьянства, к методам регулирования его социально-экономической деятельности, об адекватности аграрной политики государства тенденциям развития сельскохозяйственного производства в 1920-х гг.), но и поможет историкам найти свою нишу в быстро ме-няющемся образовательном и интеллектуальном пространстве. Однако существенное продвижение в этой области исторических исследований возможно только при условии разностороннего анализа на основе современных концепций и расширения методологического и методического инструментария историков.

Ключевые слова

Авторы

Список пуст

Ссылки

Дмитренко В.П. Борьба советского государства за овладение деревенским рынком в первые годы нэпа // Вопросы истории. 1964. № 9.
Динамика и темпы аграрного развития России: инфраструктура и рынок. Орел, 2005.
Аграрный рынок в историческом развитии. Екатеринбург: УрО РАН, 1996.
Современные концепции аграрного развития. Теоретический семинар // Отечественная история. 1995. № 6.
Современные концепции аграрного развития. Теоретический семинар // Отечественная история. 1995. № з.
Ильиных В.А. Государственное регулирование сельскохозяйственного рынка Сибири в условиях нэпа (1921-1928 гг.). Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2005.
Бокарев Ю.П. Социалистическая промышленность и мелкое крестьянское хозяйство в СССР в 20-е годы. Источники, методы исследования, этапы взаимоотношений. М, 1989.
Рогалина Н. В поисках меры (некоторые уроки российских реформ в XX в.) // Вопросы экономики. 1996. № 7.
Рогалина Н. Аграрные реформы в России 1910-1920-х гг. (к 80-летию введения новой экономической политики) // Вопросы экономики. 2001. № 8.
Нэп: Завершающая стадия: Соотношение политики и экономики: Сб. ст. / Отв. ред. В.П. Дмитренко. М., 1998.
Нэп: приобретения и потери. М., 1994.
Сенявский А.С. Конференция по истории новой экономической политики // Отечественная история. 2003. № 3.
Крюкова С. Опыт становления рынка в период нэпа // Вопросы экономики. 1999. № 2.
Ильин С. Из опыта хлебозаготовок в период нэпа // Экономист. 1994. № 6.
Файн Л.Е. Нэповский "эксперимент" над российской кооперацией // Вопросы истории. 2001. № 7.
Файн Л.Е. Советская кооперация в тисках командно-административной системы (20-е годы) // Вопросы истории. 1994. № 4.
Кабанов В.В. Был ли "слом" кооперации? // Нэп: Завершающая стадия: Соотношение политики и экономики. М., 1998. Режим доступа: http://www/auditorium.ru
Свищев М.А. Мелкое производство в 20-е годы // Нэп: приобретения и потери. М., 1994.
Чемоданов И.В. Была ли в СССР альтернатива насильственной коллективизации? // Вопросы истории. 2006. № 2.
Ильиных В.А. "Масляная война" 1923-1928 гг. в Сибири (государство, кооперация и частный капитал на заготовительном рынке в условиях нэпа). Новосибирск, 1996.
Ильиных В.А. Маслозаготовки в Сибири в условиях нэпа. Режим доступа: http://history.nsc.ru/ival27.htm
Саначев И.Д. Дальневосточный нэп: опыт и уроки // Вестник ДВО РАН. 1993. № 2,4/5.
Фомин В.Н. Дальний Восток в годы нэпа // Нэп: Завершающая стадия: Соотношение политики и экономики. М., 1998. Режим доступа: http://www/auditorium.ru
Лыкова Е.А., Проскурина Л.И. Деревня российского Дальнего Востока в 20-30-е годы XX века: коллективизация и ее последствия. Владивосток: Дальнаука, 2004.
Дударь Л.А. Дальневосточная торговля в годы Гражданской войны // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 80-летию окончания Гражданской войны и иностранной интервенции на Дальнем Востоке. Благовещенск, 2002. С. 105-112.
Пастухова Е.И. Денежное обращение в период советизации. 1922-1924 г. // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 80-летию окончания Гражданской войны и иностранной интервенции на Дальнем Востоке. Благовещенск, 2002. С. 135-142.
Демьяненко А.Н. Территориальная организация хозяйства на Дальнем Востоке России. Владивосток: Дальнаука, 2003.
Бородкин Л.И. "Порядок из хаоса": концепции синергетики в методологии исторических исследований // Новая и новейшая история. 2003. № 2.
Кохановский В.П. Основы философии науки: Учеб. пособие. Ростов н/Д, 2006.
История экономических учений / Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой. М., 2001.
31.Радаев В.В. Что такое рынок: Экономико-социологический подход // Экономическая социология. 2006. Т. 7. № 5. С. 14-28. Режим доступа: http://www.ecsoc.msses.ro/
Милов Л.В. Количественные методы в исторических исследованиях. Режим доступа: http://www.sati.archaeology.nse.ro/sibiri-ca/news/index.html
Ковальченко И.Д., Милов Л.В. Всероссийский аграрный рынок (XVIII - начало XX вв.). Опыт количественного анализа. М., 1974.
Миронов Б. Хлебные цены в России за два столетия (XVIII-XX вв). Л., 1985.
Гарскова Т. Ф. Россия в системе Европейского рынка. Конец ХIХ - начало XX в. (Опыт количественного анализа). М., 1991.
Полевой Н.А. Исследование методом дисперсионного анализа процесса складывания единого аграрно-товарного рынка на юго-западе Российской империи. Режим доступа: http: //www.unilib.neva.ru
 Изучение аграрного рынка периода новой экономической политики в современной российской и дальневосточной историографии             | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 316.

Изучение аграрного рынка периода новой экономической политики в современной российской и дальневосточной историографии | Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 316.

Полнотекстовая версия